РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Пристальный взгляд ...Или роль отдельных личностей в истории группы Дятлова...  (Прочитано 6652 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

В свете всего вышеизложенного постом выше и того, что НКВД/КГБ зря хлеб с маслом не кушают, логически предполагается, что муж Натальи Николаевны Алиной, должен был бы перед ВОВ в годку так в 1939-ом передислоцироваться из Маньчжрурии на историческую родину, к родне, которая имела и деньги и влияние и приближенность к властному кабинету...Это не жизнь в прояпонской Маньчжурии. Купеческий сын Александр Хагемейер вряд ли выбирал себе судьбу героического лишенца. Ментальность-то - немецкая и никуда не девалась. (Хотя вот есть мысль - что эта купеческая династия таки еврейских корней на немецких землях)...
Отсутствие всякого упоминания о рожденных детях в семье Натальи Николаевны Алиной - как раз об этом: за период с 1937-1938 года до 1947 - всяко кого-нить родили. А раз детей не было - значит расстались практически сразу после женитьбы.
И этот эпизод биографии Натальи Николаевны - достаточно видимо мешал ей в дальнейшей жизни.
Конечно: немец, прояпонский немец, классово-чуждый, ведший противосоветскую работу - это долгий срок лагерей в самых северных точках Гулага, если не ВМР сразу.

Цветок не врал...

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Про БРЕМенских совсем немузыкантов...

https://cyberleninka.ru/article/v/russkiy-fashizm-v-manchzhurii


"...Для объединения эмигрантов и подготовке их «к борьбе с Коминтерном за освобождение России» (возможное при установлении японского «нового порядка») в Восточной Азии 28 декабря 1934 г. в Маньчжоу-Го указом императора Пу И было создано Бюро по делам российских эмигрантов (БРЭМ), в 1940 г. переименованное в Главное бюро по делам российских эмигрантов.


Его председателем назначили бывшего руководителя фашистского Русского клуба генерал-лейтенанта В.Н.Рычкова, а секретарем стал помощник К.В.Родзаевского начальник дальневосточного сектора ВФП М.А.Матковский. Отдел информации (отвечал также за агитацию и пропаганду) возглавил генеральный секретарь ВФП К.В.Родзаевский (ГАХК. Ф. 830, оп. 2, д. 7, л. 74). К 1937 г. БРЭМ объединяло 142 белогвардейские организации, среди которых ведущую роль играли Русская фашистская партия и Союз казаков на Дальнем Востоке (другое его название – Союз казаков Восточной Азии) [13, с. 36, 37].

На 3-м всемирном съезде российских фашистов, состоявшемся в Харбине в июле 1935 г., его участники так определили свое отношение к БРЭМ: «...съезд горячо благодарит правительство Маньчжоу-Го за создание Бюро по делам российских эмигрантов. С созданием этого Бюро проблема объединения эмиграции решена. Наша партия будет всячески поддерживать это Бюро как общеэмигрантский руководящий центр» (цит. по: [6, с. 119]).

Через 3-й (административный) отдел БРЭМ (им руководил Н.Е.Гроссе, а затем М.А.Матковский), ведавший учетом эмигрантов, японская разведка подбирала кадры для разведывательно-диверсионных отрядов. По указанию ЯВМ этот отдел фиксировал политические настроения среди эмигрантов, осуществлял политический надзор над деятельностью эмигрантских организаций, занимался проверкой лиц, интересовавших японскую разведку, вел активную разведку в отношении советских и иностранных граждан в консульствах и колониях.

В контакте с этим подразделением БРЭМа работал особый отдел ВФП, который собирал данные об отношении белой эмиграции к Бюро по делам российских эмигрантов. Для разведывательной и контрразведывательной деятельности 3-й отдел БРЭМ использовал агентурно-осведомительную сеть (в нее входили 20 платных агентов и более 100 осведомителей), наружное наблюдение, технику для прослушивания телефонных разговоров и другие оперативные средства [10, с. 90, 91].

При БРЭМ существовала Национальная организация русских разведчиков (НОРР), состоявшая из трех отделений: детского, юношеского и взрослого, где дети белоэмигрантов проходили теоретический и практический курс обучения ведению тайной войны против СССР. Затем некоторые из них продолжали учебу по рекомендации Главного бюро в харбинской разведшколе [13, с. 40]... созданной для этого в 1934 г. в Харбине специальной школе (официально именовалась Академией имени Столыпина и находилась по адресу: Диагональная улица, д. 155).
...

В 1937 г. в Харбине при японской военной миссии (официальное название – Агитационно-пропагандистский отдел) была создана секретная школа (ее адрес: Цицикарская улица, д. 14 – бывший дом женской гимназии М.А.Оксаковской) под руководством К.В.Родзаевского. Его заместителем назначен Л.П.Охотин – член РФП с 1928 г., с 1937 г. состоял членом верховного совета Российского фашистского союза, в 1940 г. стал чинов-
ником японской военной миссии в Харбине и до дня своего ареста в 1945 г. занимался подготовкой шпионских кадров для борьбы против СССР [9, с. 506, 507]. В школе имелось два отделения: пропагандистское и разведывательное, где готовили организаторов пропагандистской подрывной работы на территории СССР.
Через три месяца общей подготовки слушателей отбирали для разведывательного отделения, где изучались методы вербовки агентуры, организации повстанческого движения и диверсионная работа в СССР. Занятия проводили японские преподаватели и русские эмигранты Г.С.Наумов (псевдоним Вагин), Бикаревич, И.Волков и Н.А.Морозов [12, с. 229–232].
Для подготовки диверсантов и ведения разведывательно-диверсионной деятельности на территории советского Дальнего Востока в 1938 г. полковником японской армии Макото Асано был организован русский разведывательно-диверсионный отряд, названный отрядом Асано (Асано Бутай). Он состоял из русских эмигрантов, прошедших строгий отбор и получивших рекомендации фашистских сотрудников БРЭМ.

Отряд дислоцировался на станции Сунгари-2 и до июня 1941 г. входил в состав боевых подразделений Квантунской армии (с началом Великой Отечественной войны его переподчинили информационно-разведывательному управлению Квантунской армии). В городах Ханьдаохэцзы и Хайларе имелись
филиалы отряда (на базе одной роты отряда Асано), ставшие позднее самостоятельными (их
также называли отрядами Асано). В течение года здесь обучалось до 600 чел. от 17 до 35 лет,
физически здоровых, крепкого телосложения, политически и морально устойчивых, с твердыми антикоммунистическими убеждениями. Члены отрядов неоднократно были задействованы в провокациях на границе, а в 1939 г. несколько добровольцев участвовали в боевых действиях на р. Халхин-Гол, в том числе Михаил Натаров, Алексей Поротников, Гавриил Ефимов и Сергей Козловский. На случай войны с СССР все они имели задания проводить диверсии на территории советского Дальнего Востока..."


https://topwar.ru/3302-russkie-pod-znamenem-vosxodyashhego-solnca.html

"...Командиром бригады японцы поставили Гургена Наголяна (в некоторых источниках Наголен), до этого последовательно служившего в железнодорожной полиции КВЖД, армии Маньчжоу-Го, где получил звание майора. Бригадой Наголян командовал в чине полковника. Это назначение вызвало недовольство предводителя всех русских фашистов Родзаевского, но японцы убедили его, что все делается во благо русских и проявлять в этом вопросе упорство не следует. По другой информации Наголян был лишь штабным офицером бригады.Ответственным за набор добровольцев в «Асано» Родзаевский назначил своего соратника Льва Охотина.Командиром кавалерийской части бригады был полковник Яков Яковлевич Смирнов, такой же карьерист, как Наголян. Пехотной частью бригады командовал майор маньчжурской армии Н.А. Гукаев.
...
После нападения Германии на СССР асановцы получили приказ выступить в сторону Сахалина. Отдельные группы в штатском, по 80 человек каждая, выехали по железной дороге в район селения Кумаэр. Туда же было переброшено несколько трехдюймовок, ручные пулеметы и 100 тыс. патронов. Однако что-то помешало развернуть боевые действия.Впоследствии оказалось, что командир бригады полковник Гурген Наголян являлся все это время агентом советской разведки. После вступления советских войск в Харбин в 1945 году четырехтысячная бригада самораспустилась без единого выстрела...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


https://topwar.ru/3302-russkie-pod-znamenem-vosxodyashhego-solnca.html

"...Разведывательно-диверсионный особый отряд № 377 или «Облако-900» был создан в 1944 году на базе учебных структур Харбинской ЯВМ. Отряд состоял из трех рот и семи боевых групп. Две роты составляли японцы-камикадзе, прошедшие воздушно-десантную подготовку и готовившиеся для совершения диверсионных актов в советском тылу. Боевые группы были смешанного состава. японско-русские и японско-китайские. Каждая из них включала в себя от 12 до 20 человек диверсантов, радистов, медиков и переводчиков.


В 1944 году «Облако» было объединено с Харбинской разведшколой.Сама Харбинская разведшкола, созданная в 1937 году, набирала своих слушателей из русской эмиграции. Наиболее способные кадры включались в состав японской разведки, остальные слушатели после индивидуальной подготовки забрасывались в СССР. Курс обучения в школе составлял 1 год, общее количество курсантов составляло примерно 70 человек.

Конец сотрудничеству эмигрантов с японскими военными властями положили победы Красной Армии. Большая часть русской колонии Харбина и других городов приветствовали каждый ее боевой успех. Все больше авторитета завоевывали просоветские общественные и молодежные организации.

Боевые действия союзников также подрывали авторитет японских властей. Всем постепенно становилось очевидным, что Япония войну проиграла. Разложение коснулось всех без исключения русских частей и подразделений. Большую роль в этом сыграла советская пропаганда и действия советской разведки. Советским органам госбезопасности были известны все подробности воинской жизни того или иного формирования и его потенциальные возможности.

По разному окончилась Вторая Мировая для лиц, упомянутых в этой главе. Атаман Г.М. Семенов был захвачен группой «СМЕРШ» 19 августа 1945 года на своей даче в местечке Кахакаши. Есть сведения о том, что при этом аресте чекистами были обесчещены его дочери. По другой версии сам атаман, при полной парадной форме, пригласил смершевцев к накрытому столу и провозгласил тост за победу русского оружия. Как бы то ни было, атаман Семенов закончил свою жизнь на виселице по приговору военного трибунала.
Аналогичная история произошла и с главой русских фашистов К. Родзаевским, несмотря на то, что он перед своим трагическим концом объявил себя приверженцем учения И.В. Сталина. Погиб в пересыльной тюрьме талантливый русский поэт член ВФП Арсений Несмелов (Митропольский).

В целом, действия советских властей не отличались разнообразием, и дальневосточных коллаборационистов ожидала та же участь что и русских, служивших в РОА или в XV Кавалерийском Казачьем корпусе генерала фон Паннвица. Все оставшиеся в живых чины бригады «Асано», казаки-«пешковцы», полицейские, труженики-крестьяне и служащие КВЖД пополнили ряды узников ГУЛАГа. Многие были расстреляны.

Дошла до нас и апокрифичная история о том, что полковник Асано сделал себе харакири на станции «Сунгари-2», узнав о судьбе своих солдат и офицеров. Якобы в предсмертной записке была фраза «Смертью своею вину перед вами искупаю».

Нашлись и люди, встретившие Советскую власть с распростертыми объятиями, хотя до этого занимали весомые посты в руководстве антисоветских организаций. Так, правая рука главы фашистской партии М. Матковский, сын колчаковского генерала, принес в советские компетентные органы списки всех сотрудников БРЭМа. Один из создателей Русской фашистской организации Б. Румянцев стал возглавлять Ассоциацию советских граждан.

Разгрому и уничтожению подверглись все памятники русского зодчества и культуры. Уничтожались они как китайскими, так и советскими властями.Огромный поток русских беженцев хлынул из Маньчжурии и Китая, не дожидаясь прихода «освободителей». Эта эмиграция из эмиграции, получила продолжение, когда беженцев удалось разместить на острове Тубабао в Тихом океане…"
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Прямо Штирлицы...

https://russkiymir.ru/publications/219260/


"...В истории белой эмиграции есть малоизвестные страницы, связанные с островом Тубабао. В 1949 году этот филиппинский остров стал на несколько лет настоящим домом для почти шести тысяч русских. О том, почему они там оказались и как выживали в непростых условиях, рассказывает президент Конгресса русских американцев Наталия Сабельник.

– Как Ваша семья оказалась на Тубабао? И почему именно этот остров в Тихом океане стал приютом для русских беженцев из Китая?

– В 2017 году мы будем отмечать 100 лет Октябрьской революции, в результате которой действительно пострадали все русские люди. Мой папа был белый офицер, участвовал в Гражданской войне, ему было 22 года. После окончания Гражданской войны он попал в Китай – в Харбин, который тогда был очень русским городом, сюда стекались выходцы из России после победы большевиков.

Моя мама попала в Харбин, когда ей было восемь лет. Она происходила из казачьей семьи, а папа – из дворянской. Мама была 16-м ребёнком в семье, но выжило лишь пятеро.

Один из её старших братьев служил профессором в Харбинском университете, а второй был главным инженером на строительстве железнодорожных мостов. На момент Октябрьской революции их семьи жили в Харбине, а поскольку один из братьев овдовел и остался с тремя детьми, то моя бабушка поехала ему помогать. И тут закрылась русско-китайская граница. И моя мама вместе со своей 16-летней сестрой вдвоём пошли из Нерчинска через Маньчжурию в Харбин. И каким-то невероятным образом им это удалось. После свадьбы мои родители уехали в Шанхай, где я и родилась.

Хочу сказать, что русские очень хорошо приспосабливались и пытались сохранить привычный им мир. Строили церкви, открывали свои клубы. В Харбине и в Шанхае проходили концерты, на которых выступали Вертинский, Шаляпин.

Но после окончания Второй мировой войны к власти в Китае пришли коммунисты. А в Советском Союзе белоэмигрантам из Китая стали предлагать советские паспорта. Некоторые действительно получили эти паспорта и вернулись на родину. Но перед тем как уехать, договаривались о секретных способах передачи информации об истинном положении вещей.

Например, моя тётя уехала с семьёй в Красноярск и оттуда написала своей сестре письмо: «Тамарочка, всё замечательно, советую вам тоже сюда переехать, как только Алечка закончит университет». А Алечке – сыну Тамары – в то время было три года. То есть было понятно, что ехать ни в коем случае не надо. Другая семья договорилась с оставшимися родственниками, что если всё в СССР у них будет хорошо, то они пришлют фотографию стоя, если плохо, то сидя. И те, которые остались в Китае, получили фотографию, где их уехавшие родственники сфотографировались лёжа…

В общем, оставшиеся в Китае русские были поставлены перед очень сложным выбором – либо возвращаться на Родину, где всю жизнь придётся оправдываться за свой отъезд в эмиграцию, либо оставаться в Китае, где им также грозила смерть, поскольку китайские коммунисты очень жестоко расправлялись со своими идеологическими противниками.

В этот момент появился человек – Григорий Кириллович Бологов, который создал Ассоциацию русских эмигрантов. Он стал писать правительствам всех стран с просьбой предоставить убежище русским и помочь им выехать из Китая. Также он обратился к Международной организации помощи беженцам при ООН. И единственной страной, которая согласилась предоставить временное убежище русским беженцам, были Филиппины. На самом деле среди шести тысяч беженцев были не только русские, но и люди других национальностей, которые в своё время проживали в России.

А на Филиппинах во время войны располагалась военная американская база. Такая же база была и на филиппинском острове Тубабао.
...

А что они смогли взять с собой из Шанхая?

– Мои родители смогли взять только два сундука с вещами. Мама вывезла швейную машинку, поскольку прекрасно шила. И благодаря этому смогла подрабатывать в лагере – шила одежду. А некоторые умудрились чуть ли не всю обстановку привезти. Там был замечательный художник Карамзин – он привёз с собой свои картины. А впоследствии расписывал русские церкви в Сан-Франциско и Вашингтоне. На острове работала школа, в которой всё было по-настоящему – ставили оценки, сдавали экзамены...."

Интересно, какую фотку отправляли сестры Алины Мария и Наталья своей маме Анфие Даниловне из СССР? Почему так доверчиво вернулись в СССР, не опасаясь проблем, какие точно и наглядно происходили у них на глазах. Всяко про казни руководителей БРЕМа - советские не секретничали.
Был договор при агитации, который некие службы СССР не нарушали? Или таки была надежда извлечь со временем семейные клады? Или настолько были неизлечимы от патриотизма?

Ваще я приводила еще одну причину такого выбора как возврат в СССР, крепя фильму про Абрамова Владимира Семеновича. Его арестовали прямо в Харбине видимо прямо по инфе из тех списков, которые так весело на блюдечке с каемочкой понес чекистам М. Матковский. И семья просто выбрала путь за мужем/отцом, когда узнала его судьбу...
Я не верю в наивность четы Согриных...Не получается верить. Ехать на очень вероятную погибель в лагерях, про которые было написано на каждом газетном заборе?
Лагерей - не случилось. И по ходу все устроилось почти терпимо. Правда мать с братьями не рискнули повторять этот трюк, выбрав Бразилию. А семья Абрамова в этот же год - выбрала целинные земли СССР...

Вот что получил Матковский, который сдал БРЕМ с потрохами

"...В 1945 году, когда Красная Армия заняла Маньчжурию, многие деятели БРЭМ бежали из Харбина. Матковский остался сотрудничать с советскими органами. В частности, передал информацию по Главной Японской военной миссии. В 1946 году выступал свидетелем на Токийском процессе. В том же году интернирован в СССР и осуждён на 25 лет за антисоветскую деятельность. Срок заключения впоследствии пересмотрен до 12 лет, и в 1958 году Матковский был освобождён и реабилитирован.
После освобождения проживал в Хабаровске, продолжал сотрудничество с советскими спецслужбами. Работал в Краевом Управлении промышленных и продовольственных товаров. В 1964 году переехал в посёлок Маго Хабаровского края, где работал в Экспортлесе.
Михаил Матковский скончался в 1968 году от рака печени...." (ВИКИ)


http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/xdrcgybji.shtml


"...И я перешел в гимназию БРЭМ, Бюро российских эмигрантов. Там уже много было японского: японский язык, идеология японская, но и русскому образованию это не особо мешало.

В 1937 году я окончил гимназию с золотой медалью. После этого решил жить самостоятельно.  Устроился в Бюро Эмигрантов, и ушел от наших дальних родственников. Поступил в Институт ориентальных и коммерческих наук. Потом его переименовали в восточно-экономический Факультет Института Святого Владимира. Этот институт имел факультеты политехнический, богословский, восточно-экономический. И вот я на восточно-экономическом и учился.

В 1940 году я его закончил с отличием, мне выдали диплом.  Трудно было учиться и работать. До четырех я работал, потом институт вечерний, с 5.20 до 9-ти. После окончания продолжал работать в Бюро Эмигрантов. Материально жил средне. Тем не менее, мог развлекаться, и на балах бывать, и, конечно, ухаживать....

Такие годы были... До 1945 года. Когда советские войска вошли, они стали забирать всех, и особенно тех, кто работал в БРЭМ,это считалась антисоветская организация.  Работая в Бюро, я имел очень хорошего старшего друга, начальника третьего отдела Бюро Михаила Алексеевича Матковского.

Это был благороднейший, умнейший человек, который старался спасти русскую эмиграцию. Насколько мне известно, задолго до окончания войны он вошел в контакт с советским консульством в Харбине, и получил заверение, что, если он сохранит все архивы БРЭМ для НКВД, то он этим получает гарантию, что эмиграции, особенно молодежи, которая  ведь ни в чем не виновата, ничего не будет. И он поверил.

В этом была и трагедия, и ошибка этого человека. А была возможность уехать, японцы предоставляли такую возможность, можно было на юг, в Шанхай, или за границу. Но большинство эмигрантов остались. И поплатились за это..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/vfryhnkil.shtml


http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/fghjkl.shtml




http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/adgjl.shtml


"... Вторая мировая все изменила в корне. За четыре недели в августе 45-го была сокрушена Квантунская армия японцев, советские войска заняли Маньчжурию и вступили в Харбин. Россияне с восторгом встретили Красную Армию. Над городом плыл колокольный звон, на улицах толпы людей, крики "ура!", цветы, ликование.

Но все это быстро и навсегда закончилось, когда эмигрантов прямо на улицах стали арестовывать и они исчезали неизвестно куда. Репрессии разворачивались стремительно, людей "брали" и на работе, и дома - чаще по ночам. 

До меня "очередь дошла" в начале сентября, до Алеши - чуть позже. Не буду описывать все ужасы допросов в случайных, приспособленных для КПЗ подвалах и таких же тюрьмах в Харбине и Гродеково (Приморский край). В гродековской тюрьме, на моих глазах, на полу, от инсульта и отсутствия медицинской помощи погиб русский писатель и поэт Арсений Несмелое.

В конечном итоге мы с Алешей очутились в одном этапе в Свердловскую область.  Везли нас в огромных телячьих вагонах, в холоде, на голодном пайке. В нашем вагоне умерло трое: Иноземцев, Отланов и Дандуров. На 29-е сутки нас выгрузили на станции Азанка и препроводили в огромный, пустой и запущенный лагерь с ржавой водой в колодцах. 

После так называемой бани медики-чекисты бегло осмотрели и распределили на работу. Мы с Алешей попали на один из шпалозаводов, на тяжелый физический труд, к которому не были приспособлены. Официальный лозунг гласил: "Только тяжелым физическим трудом можно искупить вину перед Родиной!"

Наивные и доверчивые, воспитанные в иных моральных категориях, большинство из нас в это верило, в том числе и Алеша. Хотя почему только трудом и обязательно тяжелым? И какую вину? Ведь в отношении нас - харбинцев - не было проведено следствие, естественно, не было и суда, была лишь полная неопределенность дальнейших судеб и муки подневольного труда в голоде и холоде..."

http://samlib.ru/g/gorbunow_g_a/aaaaaaaaaaaaaaaaaaaaa.shtml


"...Впереди был трудный путь жизни на чужбине, смерть родителей от болезней, проживание сначала в Сахаляне, а потом в Харбине, центре русской эмиграции в Маньчжурии. Эта жизнь имела свои плюсы и минусы, но это - отдельная большая тема. 

Вторую часть очерка я хочу посвятить вопросу, как я снова оказался на родине - но уже в СССР, а не в России. В 1945 году советские войска заняли Маньчжурию и в августе вошли в Харбин. Поскольку эмигранты были так или иначе связаны с тогдашними хозяевами Маньчжурии -японцами, можно было предположить, что лучше бы уехать подальше из Маньчжурии (а такая возможность была).

Но советское консульство в Харбине очень ловко вело пропаганду в том смысле, что после таких великих побед не может быть "прежних счетов", особенно в отношении молодежи, ни в чем не виноватой, так что "спокойно оставайтесь на местах, а потом, по своему желанию, можете и вернуться на родину". И россияне "развесили уши", хотя отдельные опытные люди предупреждали: "Не верьте!". "Помните завет Ленина, что в политике не может быть морали".

Так нет же, абсолютное большинство предупреждению тому не поверило - и поплатилось.  Уже в августе русские эмигранты стали исчезать - попадали в застенки чекистские, быстро обустроенные в Харбине. Хватали людей на улице, на месте работы, из дома (чаще ночью).

Меня из дома взяли ночью 8 сентября. Привезли в наспех приспособленные КПЗ, их было уже много по городу, я попал в подвал бывшего японского консульства на Вокзальном проспекте. Это было началом длинного тяжелого пути.

Опишу только этапирование из Маньчжурии в Советский Союз.  После месячного пребывания в КПЗ и "первичных допросов" "задержанных" куда-то постепенно увозили из этих КПЗ. Я попал с группой в Харбинскую тюрьму; там было уже набито много земляков - "ба, кругом знакомые все лица". А затем, в конце сентября, стали по ночам выводить из камеры группами, сопровождая эти выводы автоматными очередями, видимо, для устрашения против побегов. Затем - погрузка в полувагоны с оборудованными нарами на товарном дворе (вдали от центра) и отправка эшелона куда-то...

При всем этом не разрешили даже проститься с родными, и они, как потом выяснилось, почти три года ничего не знали о судьбе увезенных, подвергались дискриминации, как ЧСР (члены семей репрессированных). Через пару дней "наш эшелон" прибыл на территорию СССР (в пути был побег японского офицера, это была целая страшная история - в этапе были не только россияне, но японцы, китайцы, корейцы).  Итак, целый эшелон уворованных людей ночью прибыл на станцию Гродеково Приморского края - все это было в конце сентября 1945 года.
...

Итак, через двадцать девять суток наш эшелон прибыл на Урал, в Свердловскую область, на ст. Азанка..."

Что характерно... Свердловская область как конечный пункт для уворованных людей из Харбина...
Семья Согриных и Наталья Николаевна Хагемейер - тоже "приземлились" в Свердловске. Скорее всего - сначала тоже мыкались на какой-нить станции. Может на той же Азанке. А потом - потом "вопрос порешался"...
Самое замечательное, что в статье С.Н. Согрина живо так описан молох репрессий по прибывшим в Свердловск возвращенцам из Харбина. Типа вот пули летали рядом и около, но очередь Согриных - счастливо не подошла...

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Офф-утопала...Очень интересно...
Воспоминания дочери атамана Семенова. Лучше прочитать все. Я отциирую некоторые детальки, которые малость аналогичны ...

https://www.proza.ru/2011/07/23/467

"...Мой брат Михаил родился в Циндао, который отошел Японии. Отцу вскоре разрешили жить в Нагасаки без права заниматься политической деятельностью и без права выезда. О Нагасаки в семье вспоминали со страхом, частые и сильные землетрясения не давали спокойной жизни. Власти Японии разрешили переехать в Иокогаму. Там и появились на свет дочери Татьяна (1928) и Елизавета (1929).
После рождения Лизы маме потребовалось длительное лечение, отец отправил ее в Европу, местные доктора не могли помочь. Судно огибало всю Азию и Африку, путешествия были долгими. Во время  этой поездки и познакомилась мама с судовым врачом Эрихом Александром Хайде. Он трогательно отнесся к больной, помог в Европе с лечением, не оставлял ее своей заботой. Перед отъездом мамы они поняли, что очень любят друг друга и решили соединить свои жизни.
Отец воспринял это известие мужественно, дал развод, даже разрешил еще маленьким детям уехать с матерью. В 1931 году Эрих нас встретил и отвез в Брюссель, где и стала основываться новая семья. Первый язык, на котором заговорили младшенькие – бельгийский. Скоро доктора Эриха Хайде перевели в Берлин, где он стал работать в одном из научных институтов.
Нельзя сказать, что идеи национал-социализма не имели достаточной почвы под ногами в Германии начала 30-х годов. После Первой Мировой войны люди там жили очень бедно, тяжкая налоговая система давила всех. После прихода к власти Гитлера инфляция сошла на нет, появились приличные зарплаты. Нас, русских, не преследовали. Мы с Елизаветой – Эли учились в обычной берлинской школе, мы звались Элиза и Хельга Хайде, среди детей быстро появились друзья. Но Эриха Хайде направили работать в Гонконг. Это был выдающийся ученый, впоследствии профессор атомной бактериологии. Только в Юго-Восточной Азии он открыл пять новых видов дизентерии, известны его исследования проказы, но основные его работы так и остались засекреченными...."

"...Один из надзирателей проникся сожалением ко мне, у меня не было даже сменной одежды, чувствовался недостаток питания. Я всегда узнавала его шаги в коридоре, он прихрамывал, иногда в окошечко кидал мне вареные картофелины. После того, как нам объявили приговор: статья 58 – 1а через 19 – всего 25 лет лагерей, - режим содержания стал не столь строгим. Тогда он потихонечку рассказал мне, что тюрьма, в которой мы были – расстрельная. Ведут человека по определенному коридору, вдруг сзади – пуля в затылок. В полу открывалась яма, куда сбрасывались тела. Потом трупы увозились куда-то. Сказал по секрету, что если б нас арестовали в 1947 году, то непременно б расстреляли. Успокаивал даже: ведь живы остались, другие при таком приговоре здесь танцуют и пол целуют. Сказал, что нас должны перевести в общую, большую тюрьму.

Моего грудного сыночка пока оставили со мной, а вот малыша Елены забрали. В конце пятидесятых  мы искали его, нашли и детский дом, куда он был направлен. Нам сказали, что мальчик уже усыновлен, а документы об его происхождении уничтожены, даже следов нет! Как можно у живой матери насильно забрать ребенка, без ее согласия отдать в чужие руки, а потом даже не сообщить, где он? Так или иначе, но этого мальчика мы потеряли...."


"...После смерти Сталина стали освобождать заключенных. Первыми выпустили урок. До нас, политических, очередь дошла только в 1956 году, только после известного выступления Хрущева. Мужа освободили на два месяца раньше, я получила его письма, он уже ждал меня. Вот рассматривают и мои документы.
- По какому же закону Вас арестовывали? Не гражданка СССР, находились вне территории страны, ничего против этой страны или ее граждан не сделали…
Советские юристы  сами были в недоумении, как могло такое произойти!
Восемь лет мой ребенок был в детском доме, рос без родительской любви. Но мужу, очень хорошему инженеру, предложили работу в небольшом городке Эскитиме и дали комнату в общежитии. Наконец-то наша семья соединилась! Вскоре мужу удалось получить работу в Новосибирске. Там и произошла трагедия, нарушившая всю нашу семейную жизнь: в 1958 году погиб наш сын, утонул в котловане. При первой же возможности муж уехал за границу.
Но у меня осталась маленькая дочка Лиза, надо было жить, надо было работать. С Тайшета меня не оставлял застарелый кашель. Врачи посоветовали переехать на юг, да мне и самой еще с Дайрена, порта Дальнего не хватало солнца, моря, теплого ветра. Мы с дочкой перебрались в Новороссийск.
Своих, «сидельцев», мы узнавали с первого взгляда, всегда понимали друг друга, охотно разговаривали. Не надо объяснять, как же относились к нам те, кто не знал, что такое лагерь. Еще в 1961 году одна из случайно встреченных женщин сказала, что слышала что-то о Семеновой Елене Викторовне в одной из челябинских пересыльных тюрем. Сначала мне не поверилось: мама же в американской оккупационной зоне, в безопасности, в Циндао! Но написала запрос прямо в Челябинский адресный стол.
Пришел ответ: такая-то проживает в поселке Эманжелинка Челябинской области, улица, дом. Я помчалась. Изможденная худенькая женщина, которая уже устала жить – мама!
Как только она узнала об аресте своих детей, тут же вернулась на родину, в страну, которая не сулила ей ничего хорошего. Она просто хотела быть рядом с нами. Она не могла иначе. Но ей сказали, что о нас нет никаких сведений, а саму ее отправили в ссылку в Сибирь. Обвинения против нее не насочиняли возможно потому, что она с отцом уже много лет была в разводе. Но почему же ей до 1961 года, целых двенадцать лет ничего не сообщали о нас? Почему нас даже при освобождении не проинформировали, что наша мама где-то рядом?
Я до сих пор не могу забыть эту крошечную и очень холодную комнату в деревянном доме, в которой ютилась мама. Работать она уже не могла, возраст, болезни. То, как жила она, даже бедностью не назовешь, это было еще горше. В сибирскую зиму она даже не могла позволить себе приобрести дрова, подбирала сучья на улицах. Ее нежная, редкая красота уже не узнавалась. Ехать со мной она отказалась, немного позже ей удалось выхлопотать комнату в коммунальной квартире в Челябинске, где она и была вскоре убита. Милиция убийцу так и не нашла, но мне передали некоторые вещи матери, в том числе и послевоенные письма к ней Эриха Хайде. Он любил ее, звал к себе в ФРГ. В записной книжке сохранилось стихотворение, написанное ею для него, в каждой строке – любовь и боль… Как могла она написать, если даже на конверт у нее не было денег? Возможно, она хотела остаться в его глазах молодой, красивой, в то время как жизнь в ссылке была к ней более чем немилосердна.
На запросы о судьбе брата Михаила нам пришел достаточно невнятный ответ, что он погиб на одном из конвойных этапов под Хабаровском. Даже даты смерти не указано, то ли конец 1946 года, то ли начало 1947-го. Вследствие травмы с детства Миша с трудом передвигался, не мог долго ходить, возможно, конвой просто пристрелил его, как это бывало не раз на наших глазах с доходягами.
О брате Вячеславе Григорьевиче долго не было никаких сведений. После Первой мировой войны он долгое время со своей матерью жил во Франции, учился медицине в Сорбонне, потом они переехали в Харбин, где и были арестованы. После освобождения он уехал в Крым. Преподавал в медицинском институте Симферополя. Умер в 1993 году бездетным. Теплых отношений между нами не было...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Офф-утопала...Очень интересно...
Воспоминания дочери атамана Семенова. Лучше прочитать все. Я отциирую некоторые детальки, которые малость аналогичны ...

https://www.proza.ru/2011/07/23/467

"...Мой брат Михаил родился в Циндао, который отошел Японии. Отцу вскоре разрешили жить в Нагасаки без права заниматься политической деятельностью и без права выезда. О Нагасаки в семье вспоминали со страхом, частые и сильные землетрясения не давали спокойной жизни. Власти Японии разрешили переехать в Иокогаму. Там и появились на свет дочери Татьяна (1928) и Елизавета (1929).
После рождения Лизы маме потребовалось длительное лечение, отец отправил ее в Европу, местные доктора не могли помочь. Судно огибало всю Азию и Африку, путешествия были долгими. Во время  этой поездки и познакомилась мама с судовым врачом Эрихом Александром Хайде. Он трогательно отнесся к больной, помог в Европе с лечением, не оставлял ее своей заботой. Перед отъездом мамы они поняли, что очень любят друг друга и решили соединить свои жизни.
Отец воспринял это известие мужественно, дал развод, даже разрешил еще маленьким детям уехать с матерью. В 1931 году Эрих нас встретил и отвез в Брюссель, где и стала основываться новая семья. Первый язык, на котором заговорили младшенькие – бельгийский. Скоро доктора Эриха Хайде перевели в Берлин, где он стал работать в одном из научных институтов.
Нельзя сказать, что идеи национал-социализма не имели достаточной почвы под ногами в Германии начала 30-х годов. После Первой Мировой войны люди там жили очень бедно, тяжкая налоговая система давила всех. После прихода к власти Гитлера инфляция сошла на нет, появились приличные зарплаты. Нас, русских, не преследовали. Мы с Елизаветой – Эли учились в обычной берлинской школе, мы звались Элиза и Хельга Хайде, среди детей быстро появились друзья. Но Эриха Хайде направили работать в Гонконг. Это был выдающийся ученый, впоследствии профессор атомной бактериологии. Только в Юго-Восточной Азии он открыл пять новых видов дизентерии, известны его исследования проказы, но основные его работы так и остались засекреченными...."

"...Один из надзирателей проникся сожалением ко мне, у меня не было даже сменной одежды, чувствовался недостаток питания. Я всегда узнавала его шаги в коридоре, он прихрамывал, иногда в окошечко кидал мне вареные картофелины. После того, как нам объявили приговор: статья 58 – 1а через 19 – всего 25 лет лагерей, - режим содержания стал не столь строгим. Тогда он потихонечку рассказал мне, что тюрьма, в которой мы были – расстрельная. Ведут человека по определенному коридору, вдруг сзади – пуля в затылок. В полу открывалась яма, куда сбрасывались тела. Потом трупы увозились куда-то. Сказал по секрету, что если б нас арестовали в 1947 году, то непременно б расстреляли. Успокаивал даже: ведь живы остались, другие при таком приговоре здесь танцуют и пол целуют. Сказал, что нас должны перевести в общую, большую тюрьму.

Моего грудного сыночка пока оставили со мной, а вот малыша Елены забрали. В конце пятидесятых  мы искали его, нашли и детский дом, куда он был направлен. Нам сказали, что мальчик уже усыновлен, а документы об его происхождении уничтожены, даже следов нет! Как можно у живой матери насильно забрать ребенка, без ее согласия отдать в чужие руки, а потом даже не сообщить, где он? Так или иначе, но этого мальчика мы потеряли...."


"...После смерти Сталина стали освобождать заключенных. Первыми выпустили урок. До нас, политических, очередь дошла только в 1956 году, только после известного выступления Хрущева. Мужа освободили на два месяца раньше, я получила его письма, он уже ждал меня. Вот рассматривают и мои документы.
- По какому же закону Вас арестовывали? Не гражданка СССР, находились вне территории страны, ничего против этой страны или ее граждан не сделали…
Советские юристы  сами были в недоумении, как могло такое произойти!
Восемь лет мой ребенок был в детском доме, рос без родительской любви. Но мужу, очень хорошему инженеру, предложили работу в небольшом городке Эскитиме и дали комнату в общежитии. Наконец-то наша семья соединилась! Вскоре мужу удалось получить работу в Новосибирске. Там и произошла трагедия, нарушившая всю нашу семейную жизнь: в 1958 году погиб наш сын, утонул в котловане. При первой же возможности муж уехал за границу.
Но у меня осталась маленькая дочка Лиза, надо было жить, надо было работать. С Тайшета меня не оставлял застарелый кашель. Врачи посоветовали переехать на юг, да мне и самой еще с Дайрена, порта Дальнего не хватало солнца, моря, теплого ветра. Мы с дочкой перебрались в Новороссийск.
Своих, «сидельцев», мы узнавали с первого взгляда, всегда понимали друг друга, охотно разговаривали. Не надо объяснять, как же относились к нам те, кто не знал, что такое лагерь. Еще в 1961 году одна из случайно встреченных женщин сказала, что слышала что-то о Семеновой Елене Викторовне в одной из челябинских пересыльных тюрем. Сначала мне не поверилось: мама же в американской оккупационной зоне, в безопасности, в Циндао! Но написала запрос прямо в Челябинский адресный стол.
Пришел ответ: такая-то проживает в поселке Эманжелинка Челябинской области, улица, дом. Я помчалась. Изможденная худенькая женщина, которая уже устала жить – мама!
Как только она узнала об аресте своих детей, тут же вернулась на родину, в страну, которая не сулила ей ничего хорошего. Она просто хотела быть рядом с нами. Она не могла иначе. Но ей сказали, что о нас нет никаких сведений, а саму ее отправили в ссылку в Сибирь. Обвинения против нее не насочиняли возможно потому, что она с отцом уже много лет была в разводе. Но почему же ей до 1961 года, целых двенадцать лет ничего не сообщали о нас? Почему нас даже при освобождении не проинформировали, что наша мама где-то рядом?
Я до сих пор не могу забыть эту крошечную и очень холодную комнату в деревянном доме, в которой ютилась мама. Работать она уже не могла, возраст, болезни. То, как жила она, даже бедностью не назовешь, это было еще горше. В сибирскую зиму она даже не могла позволить себе приобрести дрова, подбирала сучья на улицах. Ее нежная, редкая красота уже не узнавалась. Ехать со мной она отказалась, немного позже ей удалось выхлопотать комнату в коммунальной квартире в Челябинске, где она и была вскоре убита. Милиция убийцу так и не нашла, но мне передали некоторые вещи матери, в том числе и послевоенные письма к ней Эриха Хайде. Он любил ее, звал к себе в ФРГ. В записной книжке сохранилось стихотворение, написанное ею для него, в каждой строке – любовь и боль… Как могла она написать, если даже на конверт у нее не было денег? Возможно, она хотела остаться в его глазах молодой, красивой, в то время как жизнь в ссылке была к ней более чем немилосердна.
На запросы о судьбе брата Михаила нам пришел достаточно невнятный ответ, что он погиб на одном из конвойных этапов под Хабаровском. Даже даты смерти не указано, то ли конец 1946 года, то ли начало 1947-го. Вследствие травмы с детства Миша с трудом передвигался, не мог долго ходить, возможно, конвой просто пристрелил его, как это бывало не раз на наших глазах с доходягами.
О брате Вячеславе Григорьевиче долго не было никаких сведений. После Первой мировой войны он долгое время со своей матерью жил во Франции, учился медицине в Сорбонне, потом они переехали в Харбин, где и были арестованы. После освобождения он уехал в Крым. Преподавал в медицинском институте Симферополя. Умер в 1993 году бездетным. Теплых отношений между нами не было...."

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Елки... Пока писала пост - утекло время редакции...
Так вот, мне интересно было поподробнее по выделенному мною в тексте выше.

Оказывается, Елена Викторовна Терсицкая прямо какая-то Мата Хари.
Я понимаю и выяснила, что атаман Семенов - тот еще однолюб, но при взгляде сверху увлечения Елены Викторовны шибко походят на задание: мятежный предводитель белогрвардейщины , властные персоны японского императорского дома, перспективный немецкий (читай фашистский) разработчик бактериалогического оружия. И так все мимоходом: любовь, дети, разрыв, разлука. Типа на войне как на войне...

http://magazines.russ.ru/october/2009/4/uz22.html

"...Свадьбу отпраздновали в конце августа 1920 года, за два месяца до того, как красные заняли Читу. Уже в эмиграции Терсицкая родила Семенову двоих детей, но семейного счастья ему не принесла. Через восемь лет, в Токио, она завела роман с японским принцем Фумимарой Каноэ, ставшим отцом еще одной ее дочери, а позже вышла замуж за работавшего в Китае немецкого бактериолога Э. Хайде..."


https://history.wikireading.ru/51819

"...Елена Терсицкая, вторая законная жена Семенова, мать двоих его детей, не принесла ему семейного счастья. На восьмом году брака, в Токио, она завела роман с японским принцем Фумимара Каноэ, ушла от мужа, а позже вышла замуж за работавшего в Китае немецкого бактериолога Эрика Хайде. После его смерти вернулась в СССР и, почему-то избегнув лагерей, скончалась в Челябинске в 1982 году...."

Елена Викторовна находится на момент в акупационой зоне американцев. По идее - эмиграция для неё возможна хоть куда и куда удачнее Челябинска. Но она - оказывается в Челябинске и Бог миловал её от лагерей. И детей - даже не пытается искать. Вон ее старшая дочь Елена, будучи инвалидкой - ищет переданного в детдом своего малыша. И находит и детдом, и нерадостную информацию об усыновлении.
Положим - почему Челябинск причиной может быть это

http://forum.vgd.ru/post/614/31743/p1684555.htm#pp1684555

"...Елена Викторовна Семёнова (Терсицкая) (1891 - 1982)
Дата свадьбы с Григорием Михайловичем Семеновым - август 1920
Дочь иерея Челябинского и Оренбургского Виктора Терсицкого.
Вышла замуж за Семенова, будучи в Чите. В эмиграции родила ему шестерых детей.
В сентябре 1929 года развелась с Семеновым и, забрав младших дочерей, уехала из Японии в Китай.
После Второй мировой войны поселилась в Челябинске, где и скончалась в 1982 ...."


Вот только почему поехала жить с детьми? Когда уже они нашли её сами? Какие обязательства? Или - там в Челябинске её сложнее найти? Скрывалась? И не скрылась, раз в такие-то годы и при таком "богатстве" была убита.

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Кстати, усыновление в СССР было достоточно частым явлением. Настолько, что
https://stmegi.com/posts/53471/istoriya-odnogo-foto/?lang=ru



"...Самая старшая, с белым воротничком, обнимающая мальчика, — Суламифь Кримкер...

А самая известная личность на фото — Суламифь Кример (в будущем Эмма Судоплатова), деятель  советских спецслужб, подполковник или  полковник госбезопасности, жена Павла Судоплатова. Её муж (с 1928 года ) — генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов . О своей жене он  с большой теплотой, любовью и уважением вспоминает в своей книге.

У  Эммы и Павла было двое мальчиков. Про этот факт мало кому известно, но  у пары долго не получалось иметь своих детей, и они взяли приемного мальчика Андрея ( на фото).

А затем у Эммы и Павла родился родной сын — Анатолий.
Анатолия, которого уже нет в живых, я совсем не знала, хотя он стал очень известным и достойным специалистом. А  Андрей часто бывал у бабушки Лизы (то есть у нас)  в гостях. Но мне Андрей Судоплатов запомнился угрюмым и нелюдимым человеком, обиженным на весь свет. С нами он мало общался и, кажется, всегда внутреннее чувствовал, что он — не родной сын..."

И вот в этом месте мне вспоминается усыновленный сын Семена Золотарева. Тайна усыновления для похожего случая точно будет покрыта совершейнейшим мраком и концами в воду...

И еще вспоминается Наталья Николаевна Алина...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Еще немножко пооффтопаю...Может и пригодиться в последствии. Я ж не знаю, куда вьется ниточка...
Есть еще одни воспоминания Татьяны Григорьевны Семеновой, дочери атамана Семенова, которая на этом фото так храбро сидит на самом высоком стуле
http://forum.vgd.ru/post/614/31743/p1684555.htm#pp1684555



"...Вячеслав, родился в России в 1915 году, от первого брака атамана с дочерью генерала Зинаидой Дмитриевной Манштейн. Арестован в Харбине 5 декабря 1945 г. Сидел в той же внутренней тюрьме Лубянки, как и его отец. Приговор, расстрел, был заменен на 25 лет лагерей. Освобождён в 1956 году. Умер в Симферополе 14 октября 1993 года на 78-м году жизни. Детей не было.

И четверо детей атамана от второго брака с дочерью священника Елены Викторовны Терсицкой.

Михаил, родился в Китае в городе Циндао в 1922 г. Арестован в 1945 г. и застрелен в марте 1947 г. при этапировании в лагеря.

Три его дочери Елена, Татьяна и Елизавета были арестованы в 1948 г. и по решению Особого совещания при МГБ,
приговорены к 25 годам лагерей.

Елена (Ляля), родилась в Порт-Артуре в 1921 г. Более 46 лет прожила в тюрьмах и психбольнице. Последние годы жила с сестрой Татьяной в Новороссийске. Умерла Елена Григорьевна в 2000 году.

Татьяна (Тата), родилась в Японии в городе Иокогама в 1928 г.
Арестована (вместе с мужем) на шестом месяце беременности. Освобождена в 1956 г. Родила сына Вениамина в лагере. Умер ребёнком в результате несчастного случая.

Дочь Елизавета, тоже родилась в лагере в 1955 г. (названа Елизаветой в честь своей тёти Елизаветы Григорьевны).
Дочь живёт в Сиднее. Умерла Татьяна Григорьевна 4 июня 2011 г. в Новороссийске.

Елизавета (Лиля), родилась в Японии в городе Иокогама в 1929 году. Освобождена в 1956 г.
Двое детей: Татьяна 1957 года рождения (названа Татьяной в честь своей тёти Татьяны Григорьевны) и Николай 1960 года рождения. (назван Николаем в честь отца). Умерла Елизавета Григорьевна в Сиднее 27 марта 2012 г...."


Вот цитатну самого интересного из них
https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=unpublished&syn=semenova


Итак, начнём с Вашего детства.
Мама, ее звали Елена Викторовна, приехала за нами, приехала лечиться после того, как она родила мою младшую сестру, которая сейчас живёт в Австралии. Она познакомилась на корабле с одним немцем, доктором Хайдэ. Чуть позже она попросила у папы развода и разделила детей. Старшие отошли к папе, а мы с Лилей отошли к маме, она сказала, что она нас заберёт, и мы уехали в Бельгию.
– А почему мама так стремилась уехать за границу?
– Вот этого я не знаю, я никогда не задавала ей этого вопроса из-за её строгости. Я боялась задавать этот вопрос, даже будучи взрослой. Когда здесь, в Союзе, я встретилась с ней, мне было 42 года, и я не осмелилась спросить, почему. Вообще-то она всегда говорила папе: «Григорий Михайлович, мне ваша политика не нужна».
...

И вот вы уехали в Германию...
– Нет, сначала в Бельгию. Я не могу сказать точно, сколько мы прожили в Бельгии. Мы были слишком маленькими. По-бельгийски (по-французски) мы начали быстро говорить. С нами была бонна, отчим Хайдэ её нанял, она с нами ходила везде, разговаривала на своём языке. Вскоре мы уехали в Берлин. Мама с Хайдэ уехали в Копенгаген, потом в Нью-Йорк, путешествовали по Европе, а мы с бабушкой и дедушкой Хайдэ остались в Бельгии. Ровно через месяц они увидели как мы «шпарим» по-немецки, словно заправские немцы. Ну как же! Они с нами всегда говорили, например: «», «Es wollt einziehen». Мы говорили, что мы там будем делать, а она «» – покупать. Мы довольны, конечно.
Мама говорила по-французски и по-английски, потому что Эрик Хайдэ понимал по-английски. Мама единственная среди нас не понимала немецкого языка и пошла на курсы. У меня до сих пор сохранился её учебник немецкого языка Берлиц, там написано всё готическим шрифтом. Меня тоже учили Гёт Дойч, а в старших классах разрешалось писать только по-латыни.
И вот так мы жили, а потом Э. Хайдэ командировали в Кантон. Я не знаю, какой был контракт, поскольку была маленькая. Пять докторов подписали контракт с Кантоном, он находится в Китае около Гонконга. Кантон в районе Так Хон Туна оказался ужасным местом. Там, конечно, было много иностранцев: немцы, американцы, англичане, французов я не видела. Нам дали шикарную виллу с прислугой, маме очень понравилось. Эрих съездил на следующий день, приступил к работе и сказал: «Эленэ, я готов порвать контракт. Это ужасно! Если бы ты только видела, там все болезни – проказа, да чего только там нет! Такая гадость! Я должен обучать студентов, и, наверное, не выдержу». Мама ему говорит: «Оставайся!» У нас там была вилла с площадкой, на которой можно было играть в теннис, бассейн, и вообще всё было такое шикарное! А Хайдэ говорит, что это не на один день, не на два, а на целых пять.
Он продолжил работать, как-то там всё устроилось, а потом Хайдэ говорит маме: «Наверно, придётся писать письма Семёнову об адаптации детей, иначе их придётся отсюда высылать». Мама говорит: «Почему?» Он говорит: «Может начаться война, и мы окажемся здесь как в капкане. Дети прописаны в твоём немецком паспорте, а ты – Хайдэ, на моёй фамилии».
Он написал письмо Семёнову, и тот категорически отказал. Тогда мама посадила нас на немецкий пароход, договорилась с капитаном, отдала свой паспорт капитану и наказала, что девочек в Дайрене встретит Семёнов, что капитан должен отдать паспорт ему, и он отдаст его в немецкое консульство, и консульство пришлёт обратно паспорт Елены Викторовны. Так и получилось.
...

Как Вы прожили эти пять лет до ареста?
– Жили, учились. Наша мачеха умерла 29 марта, перед капитуляцией. Она умерла в марте, а капитуляция была объявлена в августе. Перед капитуляцией из военной миссии пришли к нам и говорят: «Вам стоит убегать отсюда либо на подводной лодке, либо на самолёте. Советские вас убьют, они и так за вами гоняются, а уж тут-то запросто вас убьют. Я не знаю, что он им ответил, только я обрадовалась и говорю: давайте поедем на подводной лодке. Брат Миша говорит: «Уходи! Уходи, Татьяна, отсюда». Меня выгнали, и я ушла. 24 августа это всё и случилось...
...

Нет, Вы подробно расскажите об этом дне, о десанте...
– Что братья с папой говорили, я не знаю, потому что они выгнали меня. Они рассердились на меня из-за моих прихотей полетать на самолёте или покататься на подводной лодке в такой серьёзный момент.
Мы продолжали учёбу, ходили в школу, занимались с репетиторами. Папа к нам относился очень хорошо, я никогда не скажу о нём плохого слова. Он никогда нас не наказывал, заботился о нас. Мужчине не положено даже столько заниматься детьми, как он заботился о нас.
В день ареста я взяла на прогулку Лялиного сына, он 1941 года рождения, и сестру (но она оказалась не сестра, но я подробностей не знаю, только когда я говорила, что нас шесть человек, старший брат Вячеслав всегда ехидно улыбался, но ничего не говорил). С Гришей и этой Валей (* речь идет о младшей сестре Валентине 1943 г.р., которая таки оказалась в эмиграции в Австралии независимо от того что её мать Елена Викторовна Терсицкая очутилась неведомым образом в СССР, и которая по усиленным слухам в отцах имела японского принца*) мы пошли на прогулку вниз к морю.
...

А Ваша мама? Что случилось с ней?
– В 1961 году мне один клиент сказал: «Хотите с мамой встретиться? Я Вам помогу её найти». Я сказала, что хочу увидеть маму. Я тогда работала в обувном магазине. Прошел месяц, вдруг этот человек приходит снова. Я уже забыла, стою себе торгую, а он говорит: «Я нашёл Вашу маму!» – «Да что Вы?» – «Она живёт в Иманжелинске, Хайдэ Елена Викторовна». Я пошла к заведующей просить отпуск без содержания на 10 дней. «Зачем?» – спросила заведующая. «Я хочу съездить к своей маме, у меня есть информация, что она живёт здесь», – ответила я. Она меня отпустила, и я поехала к маме.
Оказывается, что есть два Иманжелинска: Иманжелинск и станция Иманжелинка. Снег выпал по горло. Я приехала в Иманжелинск. Спрашиваю у прохожего, живёт ли здесь Елена Хайдэ? Он мне: «Да, живёт. Немка». – «Где?»– «В маленькой избушке вон там на горе. Я подымаюсь к избушке. Там внизу какой-то пруд. Стучу в дверь. Я узнала её голос сразу. Она меня спрашивает: «Что Вы хотите?» Я так смотрю на неё. Она меня не узнала. Я с ней рассталась в 1941-м или в 1942 году. Она в последний раз приезжала, а потом я в 1961 году снова её увидела.
Я её спрашиваю: «Мама, неужели ты меня не узнаёшь?» А она меня спрашивает: «Кто Вы такая?» – «Мама, я Тата!» Она с недоверием смотрит на меня. Я начала ей все детали описывать, рассказывать про Гонконг, про Эриха, про Кантон. Только тогда она мне поверила. Потом мы вспомнили все места жительства – соседей, разные фамилии, школы.
Как сложилась её судьба?
Я очень обозлилась, что она сейчас здесь живёт. Жить здесь!? Когда в 1946 году можно было с сестрой уехать в Америку в Сан-Франциско. Там 6-й Флот стоял. Зачем она приехала сюда, в страну лагерей? Это же сумасшествие! Она ничего не объясняла.
Лилю она не видела, правда, потом она приезжала в Искитим и увидела её. Все поиски моих родственников проводила я...."

Обратили внимание на то, Эрих Хайде шибко хотел расторгнуть контракт. Не нравилась ему затея заниматься наукой в этой конторе, но Елена Викторовна настояла оставаться и работать на эти контракты. Всяко - не деньги и не вилла: тому виною...
Виною может это?
http://biologo.ru/%D0%9C%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BC%D1%83%D1%80%D0%B0_%D0%A1%D1%8D%D0%B9%D0%B8%D1%82%D0%B8/index21.pdf


"...К 1945 году Япония была готова к развязыванию бактериологической
войны. В строго засекреченных бактериологических отрядах Квантунской армии
в Маньчжурии уже были созданы огромные запасы бактерий, способных вызвать
массовые эпидемии, а также технические средства доставки их к целям.
Эффективность смертоносных бацилл была многократно проверена на тысячах
живых людей различных национальностей в "лабораториях" и на специальных
полигонах. Поражающая способность начиненных бациллами авиабомб и бактерий,
распылявшихся с самолетов с помощью особых устройств, была "изучена" в ходе
боевых операций японской военщины в Монголии и Китае.
Были уже размножены и географические карты советских
дальневосточных районов с указанием населенных пунктов, водоемов и других
объектов для бактериологического нападения. Бактериологическое оружие
планировалось применить в первую очередь в районе Хабаровска,
Благовещенска, Уссурийска, Читы. Сюда намечалось сбрасывать авиабомбы,
наполненные чумными блохами, предусматривался также вариант распыления
бактерий с самолетов.
Однако этим изуверским планам не суждено было осуществиться.
"Вступление Советского Союза в войну против Японии и стремительное
продвижение Советской Армии в глубь Маньчжурии,- заявил на суде в
Хабаровске попавший в плен командующий Квантунской армией генерал Ямада,-
лишило нас: возможности применить бактериологическое оружие против СССР и
других стран" (цит. по: Материалы судебного процесса по делу бывших
военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении
бактериологического оружия. М., Госполитиздат, 1950, с. 27).

...

Подготовку бактериологической войны японская армия начала вскоре
после захвата Маньчжурии. На первых порах японская военщина создала
небольшую бактериологическую лабораторию. Ее возглавил военный бактериолог
Сиро Исии, который еще до этого занимался разработкой бактериологического
оружия в Военно-медицинской академии Японии и прослыл в милитаристских
кругах ярым поборником бактериологической войны.
Бывший генерал-лейтенант медицинской службы Кадзицука показал на
суде, что с самого начала своей преступной деятельности Исии получал
всестороннюю поддержку со стороны стратегического отдела японского
генерального штаба. В 1936 году по требованию японского генерального штаба
и по указу императора были созданы мощные базы для претворения в жизнь
злодейских замыслов и преступных экспериментов, осуществлявшихся до этого
под руководством Исии в лабораторных условиях. В Маньчжурии были
сформированы и приданы Квантунской армии две крупные части, получившие
позже наименования "отряд 731" и "отряд 100", которые должны были
обеспечить массовое производство бактериологического оружия, достаточного
для ведения Японией широкомасштабной бактериологической войны. Первый из
этих отрядов возглавил Исии, второй - генерал-майор ветеринарной службы
Вакамацу.
Как заявил на суде в Хабаровске бывший командующий Квантунской
армией Ямада, "отряд 731" был организован в целях подготовки
бактериологической войны главным образом против Советского Союза, а также
против Монгольской Народной Республики, Китая и других государств. Ямада
показал, что на "отряд 100" возлагались задачи по производству
бактериологического оружия и проведению диверсионных мероприятий, то есть
заражению эпидемическими бактериями пастбищ и водоемов.
Эти отряды имели густую сеть филиалов, расположенных на основных
стратегических направлениях на границе с Советским Союзом. Основная задача
филиалов состояла в подготовке к практическому применению
бактериологического оружия.
В ходе судебных заседаний выяснилось, что основным методом
проверки действия бактериологического оружия являлись бесчеловечные опыты
над живыми людьми, проводившиеся систематически и в массовых масштабах.
Обвиняемый, бывший генерал-майор медицинской службы Кавасима, показал: "В
731 отряде широко применялись эксперименты по действию всех смертоносных
бактерий на живых людях. Материалом для этого являлись заключенные
китайские патриоты и русские, которых органы японской контрразведки
обрекали на истребление... Если заключенный, несмотря на заражение его
смертоносными бактериями, выздоравливал, то это не спасало его от повторных
опытов, которые продолжались до тех пор, пока не наступала смерть от
заражения... Во всяком случае, живым из этой фабрики смерти никто никогда
не выходил" (Материалы судебного процесса..., с. 15-17)..."


Прямо 17 мгновений маньчжурской весны...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Оффутопла...

https://www.proza.ru/2011/07/23/467

"...Еще в 1961 году одна из случайно встреченных женщин сказала, что слышала что-то о Семеновой Елене Викторовне в одной из челябинских пересыльных тюрем. Сначала мне не поверилось: мама же в американской оккупационной зоне, в безопасности, в Циндао! Но написала запрос прямо в Челябинский адресный стол.
Пришел ответ: такая-то проживает в поселке Эманжелинка Челябинской области, улица, дом. Я помчалась. Изможденная худенькая женщина, которая уже устала жить – мама!..."


https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=unpublished&syn=semenova

"...В 1961 году мне один клиент сказал: «Хотите с мамой встретиться? Я Вам помогу её найти». Я сказала, что хочу увидеть маму. Я тогда работала в обувном магазине. Прошел месяц, вдруг этот человек приходит снова. Я уже забыла, стою себе торгую, а он говорит: «Я нашёл Вашу маму!» – «Да что Вы?» – «Она живёт в Иманжелинске, Хайдэ Елена Викторовна». Я пошла к заведующей просить отпуск без содержания на 10 дней. «Зачем?» – спросила заведующая. «Я хочу съездить к своей маме, у меня есть информация, что она живёт здесь», – ответила я. Она меня отпустила, и я поехала к маме.
Оказывается, что есть два Иманжелинска: Иманжелинск и станция Иманжелинка. Снег выпал по горло. Я приехала в Иманжелинск. Спрашиваю у прохожего, живёт ли здесь Елена Хайдэ? Он мне: «Да, живёт. Немка». – «Где?»– «В маленькой избушке вон там на горе. Я подымаюсь к избушке. Там внизу какой-то пруд...."


Да, пруд есть рядом с Еманжелинском, который с 1951 года получил статус города. И верно - есть недалечесело, правильно называется Еманжелинка...Вот ведь как...

http://magazines.russ.ru/october/2009/4/uz22.html

"...По одним сведениям, осенью 1920 года ветреная Маша сбежала от него в Японию, по другим, более вероятным, он сам дал ей отставку, увлекшись семнадцатилетней  Терсицкой, служившей машинисткой в его походной канцелярии. Уроженка Оренбургской губернии, дочь священника, после разгрома Колчака она пришла в Забайкалье вместе с братом, каппелевским офицером..."


http://emanbiblioteka.ru/?page_id=53

"...1917 г. – известие о революции. Обстрел Еманжелинки из бронепоезда.

В декабре 1917 г. в станице находились отряды полковников Сотникова и Нечаева, выступавших против большевиков. В Еманжелинке последним станичным атаманом был Николай Яковлевич Потапов, а поселковым – Григорий Иванович Купчин

23 декабря 1917 г. – Еманжелинку занимают бойцы летучего отряда балтийских матросов и солдат 17 Сибирского стрелкового полка под командованием мичмана Сергея Дмитриевича Павлова. Установление советской власти

Март 1918 – в станице Еманжелинской проходил казачий съезд. Вёл его станичный атаман Н. Я. Потапов. Помогал ему священник местной церкви Александр Дроздов, прапорщик-фронтовик Шиховцев и два вахмистра. Обсуждали воззвание атамана Дутова. Вечером этого же дня станицу занял один из отрядов В. К. Блюхера. Противники новой власти вынуждены были бежать. На следующий день съезд возобновил работу и выбрал совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Первым секретарём ревкома стал Ярушин Павел Васильевич. Вскоре в Еманжелинке начались бои между сторонниками и противниками новой власти.

Гражданская война

Сентябрь 1918 г. – вспышка холеры

Лето 1919 г. – по линии Коркино – Еманжелинка шли бои между частями генерала Каппеля и отрядами 5-ой армии под командованием Михаила Николаевича Тухачевского

Август 1919 г. – Еткуль, Коелга, Еманжелинка и другие окрестные станицы и посёлки полностью перешли под контроль отрядов Красной армии, но в лесах продолжают действовать партизанские отряды белых..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Повернемся снова к Согрину Сергею Николаевичу...

http://taina.li/forum/index.php?topic=43.msg652737#msg652737


"О передаче на 1-м канале «На самом деле».
Передачу следует назвать «Не на самом деле». Комментирую, как зритель, две последних передачи о трагедии группы Дятлова. Другие передачи не смотрел. До каких пор можно устраивать «пляску и пир на костях» трагически и героически погибших ребят?

Оговорюсь, что сам имел отношение к этой истории. Все погибшие - мои друзья. Вместе учились, вместе ходили в походы. А когда случилась трагедия, был одним из руководителей поисковых работ и консультантом следствия у Л.Н.Иванова.

Правда о случившемся никому не была нужна и тогда в 1959 году, так и сейчас. Тогда в силу политической ситуации в стране, а сейчас, спустя почти 60 лет, это стало бизнесом, дающим хорошие результаты. Сказать правду, значит закрыть тему. А кому это нужно? Чем заполнять эфир? – Надо сохранять интригу, популярность, рейтинг, делая большие деньги.

Поэтому авторы передачи идут на прямую подтасовку фактов, ложь, занимаются поиском лжесвидетелей, жаждущих «засветиться» на передаче, привлекают людей, «экспертов» молодых, которые не имеют понятия ни о ситуации тех лет в стране, ни о спортивном зимнем туризме и т.д.

Не хочу вдаваться в подробности трагедии. Это я публиковал в своих статьях и наговорил на камеру при подготовке передачи. Но ни одной секунды в эфир не включили, ибо не вписывалось в задуманный интригующий сценарий об убийстве туристов. О насильственной смерти не может быть никакой речи, и ни с какой стороны, что пытаются внедрить в сознание людей.

...
6.03.2018.          Сергей Николаевич Согрин."

Какая ж тогда была такая несоответствующая для обнародования правды о гибели ГД политическая ситуация в стране?
Мораторий?
http://tass.ru/info/1435725


"...В заявлении советского правительства от 31 марта 1958 г. было объявлено, что СССР не будет проводить ядерных испытаний в случае, если другие страны также воздержатся от их проведения (мораторий действовал в ноября 1958 г. по лето 1961 г.). Весной 1958 г. состоялась специальная встреча экспертов, посвященной изучению вопроса о проверке запрета на проведение испытаний..."

Но на начало 1959 года СССР был уже с практически развязанными руками от своего обещания

http://armsdata.net/nuclear/123.html

"...Первый практический шаг к прекращению ядерных испытаний был сделан Советским Союзом в 1958 г. В заявлении советского правительства от 31 марта
1958 г. было объявлено, что СССР не будет проводить ядерных испытаний в случае, если другие страны также воздержатся от их проведения. В апреле-мае
1958 г. была достигнута договоренность о проведении специальной встречи экспертов, посвященной изучению вопроса о проверке запрета на проведение испытаний.
Работа группы экспертов была начата в Женеве 1 июля и закончилась 21 августа 1958 г. В согласованном заключении комиссии утверждалось, что существующие методы обнаружения ядерных взрывов позволяют надежно контролировать запрет на проведение атмосферных испытаний мощностью свыше 1 кт и подземных взрывов мощностью свыше 5 кт. Предполагалось, что для осуществления контроля за прекращением ядерных испытаний будет создана специальная сеть регистрирующих станций. В заявлении экспертов были достаточно подробно описаны требования, предъявляемые к оборудованию регистрирующих станций, а также предполагаемая конфигурация системы контроля. Допускалось, что в ряде случаев окончательная проверка соблюдения запрета на проведение испытаний может потребовать проведения инспекций на местах.
Сразу же после завершения работы группы экспертов Соединенные Штаты предложили начать 31 октября 1958 г. официальные переговоры о прекращении ядерных испытаний. В заявлении, опубликованном 22 августа 1958 г., говорилось, что одновременно с началом переговоров США начнут годичный мораторий на проведение ядерных взрывов. 30 августа 1958 г. Советский Союз дал согласие на начало переговоров.
Несмотря на высказанное США согласие начать обсуждения вопроса о прекращении испытаний ядерного оружия и начало работы группы экспертов в Женеве, программа испытаний США продолжалась. В апреле-августе 1958 г. Соединенные Штаты провели ранее запланированную серию из 35 взрывов на Тихоокеанском полигоне, а в конце августа — начале сентября 1958 г.— серию из трех высотных взрывов в Южной Атлантике. После того, как было принято решение о начале переговоров, в США была разработана специальная программа, в ходе которой в период с 12 сентября по 30 октября 1958 г. было. проведено 37 испытаний.
Продолжение ядерных испытаний США побудило Советский Союз осуществить специальную "заключительную'' серию испытаний, которая началась 30 сентября 1958 г. В ходе этой серии было проведено 21 испытание, значительная часть которых представляла собой испытания устройств большой мощности.
В преддверии начала переговоров, 25 октября 1958 г., президент США сделал заявление, в котором была подтверждена прежняя позиция в отношении моратория на проведение испытаний. Одним из условий моратория являлось прекращение советских испытаний после начала переговоров, запланированных на 31 октября 1958 г. В ответном заявлении советского правительства, опубликованном 30 октября 1958 г., Советский Союз фактически отказался принять на себя обязательство приостановить ядерные испытания после начала переговоров, обвинив США в том, что связывая мораторий с прекращением советских испытаний Соединенные Штаты пытаются получить односторонние преимущества.
На дальнейшее развитие событий существенным образом повлияло то, что уже после начала переговоров Советский Союз провел два ядерных испытания, состоявшихся 1 и 3 ноября 1958 г. Назначением этих испытаний по всей видимости было изучение воздействия сопровождающих ядерный взрыв эффектов на работу радиолокационной станции системы противоракетной обороны, прототип которой был развернут на полигоне Сары-Шаган. Поскольку предполагалось, что начавшиеся в Женеве переговоры приведут к запрету на проведение атмосферных ядерных взрывов, проведенные испытания представляли собой последнюю возможность испытать РАС системы ПРО в условиях натурного эксперимента.
Проведенные Советским Союзом в ноябре 1958 г. испытания привели к тому, что 7 ноября 1958 г. президент США выступил с заявлением, в котором объявлялось о формальном прекращении моратория на проведение испытаний, о котором было объявлено ранее. В то же время, в заявлении говорилось, что США будут продолжать воздерживаться от проведения ядерных взрывов.
После взрывов, осуществленных 1 и 3 ноября 1958 г., Советский Союз прекратил дальнейшие испытания. Возможно, что эти два взрыва были последними испытаниями серии, проведение которой было запланировано на сентябрь — октябрь 1958 г., и которые по какой-то причине не удалось провести до начала переговоров в Женеве. Не исключено также, что СССР планировал продолжить испытания и после 3 ноября 1958 г., однако программа была свернута после того как стало ясно, что продолжение испытаний вызовет негативную реакцию, причем не только со стороны США и Великобритании.
Испытания, проведенные Советским Союзом в ноябре 1958 г., а также последовавшее за ними заявление США практически никак не отразились на ходе переговоров в Женеве. Осложнения возникли несколько позже и были вызваны тем, что анализ данных, полученных в ходе последней серии проведенных США испытаний, поставил под вопрос надежность контроля за проведением подземных взрывов малой мощности.
В начале января 1959 г. администрация президента США опубликовала заявление, в котором утверждалось, что новые данные свидетельствуют о том, что хотя возможность надежного контроля не исключена, его реализация потребует создания значительно большего количества стационарных станций наблюдения, чем это считалось ранее. Дополнительная сложность, возникшая в ходе переговоров, была связана с вопросом о так называемом "сейсмическом гашении".
В июне 1959 г. в США был опубликован доклад, в котором утверждалось, что с помощью проведения ядерного взрыва в достаточно большой подземной полости можно значительно уменьшить амплитуду генерируемого в ходе испытания сейсмического сигнала.
Летом 1959 г. как США, так и СССР подтвердили свое намерение придерживаться фактически существовавшего моратория на проведение испытаний. В заявлении от 26 августа 1959 г. США объявили, что мораторий будет продлен до конца 1959 г. В ответ на это Советский Союз заявил, что будет воздерживаться от испытаний в случае, если их не будут проводить "западные державы".
Поскольку вопрос о надежности системы контроля оставался в центре переговоров о запрещении испытаний, США и Советский Союз в 1959 г. вновь предприняли попытку привлечь к решению этого вопроса технических специалистов. В июне 1959 г. начала работу совместная техническая комиссия, рассматривавшая возможности обнаружения высотных ядерных взрывов. Кроме этого, в ноябре-декабре 1959 г. в Женеве работала вторая группа экспертов, в задачу которой входил анализ новых данных о сейсмических эффектах подземных взрывов малой мощности.40 Экспертам, работавшим в этой группе, не удалось придти к согласию относительно того насколько серьезно данные, полученные США в ходе последней серии испытаний в 1958 г., могут повлиять на надежность системы контроля, основные черты которой были уже согласованы.
Технические сложности, возникшие в ходе переговоров, предоставили США возможность объявить о прекращении добровольного моратория на проведение испытаний. В заявлении, сделанном президентом США 29 декабря 1959 г., было объявлено о формальном окончании моратория. В ответ на это заявление Н. С. Хрущев подтвердил прежнюю советскую позицию, которая заключалась в том, что СССР будет воздерживаться от испытаний в случае, если их не будут проводить ’’западные державы".


Работы на укрепление обороноспособности СССР? Типа секретные разработки неядерного направления?
Ну так они тогда велись по всему Союзу.Народ знал, как знала и сторона условного противника. Раз про Немелкова аж "Голоса" вещали - а это был так, прыщик на ровном месте...

В 1959 году Хрущев так прочно стоял у руля.  Никакой печальный случай не грозил ему отставкой. Сейчас вот как раз - смотреть как аналогию "Зимней вишни".
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 405
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Ага, вот плавно и уплывает в сторону изобретательства Игоря Дятлова и полярных сияний.
Потому что ноябрь 1958 - СССР ативно успевает взрывать именно для целей усовершенствования РЛС ПВО.
Взрывает и смотрит как там это переварит ПРОТОТИП РЛС ПВО. Потом взрывать будет скромничать - может потихому малыми подземными.
В надежде что сейсмически загасятся и не будут обнаружены стороной условного.
НО ... но совершествовать РЛС будет стараться дальше. И полярные сияния СССРу - в помощь.
Потому что они дают схожее электромагнитное возмущение ионосферы Земли.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Страница сгенерирована за 0.454 секунд. Запросов: 172.