РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Ибранное из библиотеки туристических отчетов...Или подсказки из первых рук...  (Прочитано 18839 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...








Итак, у ГД в сутки на человек питание скалькулировалось на 16 рубликов. Чай был в двух видах - индийский и плиточный. Плиточный как раз для чифирения самый то.

Плиточный чай тех лет выглядел так


http://back-in-ussr.com/2018/04/sovetskiy-chay-v-1956-godu.html






Допустим, в лабазе оставили самое вкусное - индийский. 200грамм. А где остальное?

Незаметить такие фасовки тоже как бы - высший пилотаж непрофессионализма. 250 грамм - это ж заметная соринка в палатке. Сухари рассыпанные значится Темпалов заприметил, шкурки от корейки тоже, а такие немаленькие пачки, да пусть хоть и одну - проглядел?


https://www.tea-terra.ru/2013/10/09/8669/





А чифирь - да, он из плиточного кудрявее
https://www.tea-terra.ru/2013/10/09/8669/
"...Плиточный чай отличается от кирпичного прежде всего характером материала. Для изготовления плиточных чаёв идёт крошка, высевки, словом, второстепенные продукты чаепромышленности, в то время как производство кирпичного чая базируется на второстепенном сырье чайного хозяйства. Иными словами, материал для плиточного чая не изготовляют специально, не подвергают особым биохимическим процессам, отличным от процессов производства байхового чая. Это принципиальное отличие плиточного чая от кирпичного. Кроме того, есть и менее существенные отличия – в методе прессования и в размерах формы.
Плиточный чай состоит из однородной массы, а в кирпичном чае различаются внешняя облицовка и внутренняя часть кирпича. Плиточный чай прессуют небольшими прямоугольными плитками массой 100, 150 и 250 г. Внешняя поверхность этих плиток гладкая, сами плитки твёрдые, прочные, не поддающиеся разламыванию руками (у хороших по качеству чаёв).
Плиточный чай по сравнению с другими сортами чая довольно молод. В Китае он был известен давно, но там его прессовали неплотно. Только в 80-х годах XIX века в России чаеторговцем Пономарёвым была предпринята одна из первых попыток прессовать из рассыпного китайского чая – «хуасяна» – плотные плитки массой 100-150 г. Этот чай завоевал популярность среди военных, туристов, охотников как компактный, удобный в полевых условиях продукт, обладавший всеми свойствами чёрного чая. В дальнейшем русские чаеторговые фирмы стали специализироваться на изготовлении плиточного чая, причём в его состав всё более вводили высевки и крошку. Таким образом, нашу страну можно считать пионером изготовления современного плиточного чая, который не случайно в Западной Европе известен под названием русского, а в европейской части нашей страны – под названием сибирского. Плиточный чай употребляют в основном в Башкирии, Татарии, Северо-Западном Казахстане, Приаралье, Сибири и особенно на Крайнем Севере. По вкусу и аромату плиточный чай напоминает сорта тех байховых чаёв, из которых он сделан, но бывает более крепок и экстрактивен. Это объясняется тем, что при прессовании плиточных чаёв, которое происходит в сухом виде под высоким давлением, часть пектинов и смолистых веществ выдавливается из крошки и потому быстрее переходит в настой. Клеящие способности смол и пектинов чая позволяют вести прессовку без каких бы то ни было посторонних клеящих добавок...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот как-то вспоминается совет Ремпеля группе Дятлова - держаться квартальных просек...
Потом маячат эти вот географические совпадения про то, что база Ильича, которая на 1959 год была лагерем геологов, а она прямо по курсу движения со склона практически







выходить пытались к людям? К ближайшим людям, у которых должны были быть и рация и медикаменты? А стрелять из ракетницы, что удалось увидеть группе Шумкова - из-за аварии?
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

По случаю поизучала отчеты туристов из МИИТ - Москва, ДСО "Локомотив"


Обращает на себя полное небрежение к кофе. Они истые какаошники. Я проверяла потом другие их походы какие нашлись.


Шифр: 662
Район: Кольский п-ов, Кольский п-ов:Кольский п-ов
Автор: Грингар; Город:
Маршрут: #662: Апатиты = оз.Покостровская = Имандра = Чун-озеро = р.Нявка = Сальные тундры = р.Вайкис = Мончегорск = Хибины = Кировск
Тип: лыжный; Категория похода: 3
Год: 1957; Месяц:


Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Паранормальщина...Или туристкие небайки...

https://www.proza.ru/2006/05/06-52

"...Всю ночь меня мучил тяжёлый сон: наша палатка движется по маршруту. По камням, по ямам, по бурелому… Неудобно, неуютно, муторно.

Проснувшись и почувствовав облегчение оттого, что кошмар прекратился, я выбираюсь наружу и оглядываюсь вокруг. Унылое Чебдарское ущелье затянуто туманом, в котором отвесный противоположный берег уходит в фантастическую бесконечность, от реки ощутимо веет холодом. В нашей палатке ещё крепко спят, в двух остальных ощущается явное шевеление, народ просыпается.

Сегодня 23 мая 1978 года, семнадцатый день похода. Контрольный срок миновал позавчера, и нас, наверняка ищут, но, похоже, что это путешествие никогда не закончится. Вчерашний день был невесёлым, несколько человек получили травмы, а я в одном месте уцелел просто чудом…

...
Но вот все участники путешествия проснулись, оделись и собрались у кострища. На завтрак в одном котле доваривается крапива, в другом – листья и стебельки чёрной смородины. Кроме того, у нас имеется собранная вчера черемша – трава, немного напоминающая по вкусу чеснок.

– Никому не казалось, что палатка движется? – неожиданно поинтересовалась Света Курбакова – высокая, немного нескладная блондинка. С ней, как и с Леной Шибаевой и Андреем Изотовым я прошлой зимой уже дважды ходил по Алтаю.

От удивления я чуть было не подпрыгнул, но тут же последовало всеобщее изумление: оказалось, в эту ночь все видели один и тот же сон… Ни за что бы не подумал, что такое возможно!..."




https://www.proza.ru/2007/11/21/207


Итак, как-то повисает вопрос. Если б кто-то из ГД был травмирован - делали б фото раненного? Колю Хана ж - фотографировали в том походе по Приполярному...

Да, вот что грозило руководителю при летальном случае в его походе.

https://www.proza.ru/2002/09/20-80


"...Вскоре после майских приключений 1978 года, которые подробно описаны в “Летописи одного турпохода”, мы узнали, что всем его участникам, поход засчитан, а Филиппову руководство не засчитано и сам он дисквалифицирован до первого разряда с запретом на два года водить сложные походы. Что касается горно-спортивного лагеря НЭТИ “Эрлагол”, то Александр Михайлович в этом году будет там работать старшим инструктором по туризму...."

А вот как с ним поступила судьба...

https://www.proza.ru/2006/09/21-188

"…Заинтересованный читатель порой спрашивает о дальнейшей судьбе моих героев. Так вот, ровно через пять лет после гибели в каменной ловушке Андрея Изотова, трагически погибает руководитель похода Александр Михайлович Филиппов. Отправившись на майский турслёт под Искитимом, он внезапно исчезает, и лишь спустя продолжительное время его тело находят в реке Бердь. Скорее всего, было совершено убийство. А ещё через пять лет в автокатастрофе гибнет Михаил Мельников – стажёр нашей группы. ..."

И да - сам рассказ

https://www.proza.ru/2002/03/18-90
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Опять возвращаюсь к этому сто раз уже выясненому вопросу. Эту ссылку - уже давала. Но походу - надо бесконечно вещать в эфир на эту тему.

Закрывали ли район перевала Дятлова для туристов на 4 года после гибели ГД? НЕТ. Однозначно нет.
Это отчет о походе 1959 года Московской группы. Ходили
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=1



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=4



Вот где шел маршрут


http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=29





Выходили на перемычку между верховьями Ауспии и верховьями Уньи. Там видели оленью перегонную тропу, брошеные нарты и следы стоянок манси.


http://www.tlib.ru/png/02/97/029782.30.png




Место это весьма характерное, потому что плато хребта здесь сужается... и начинает подъем вверх переходя в склон вершины Холат-Сяхль (1079 м).

По западной стороне ГУХ они шли в направлении Отортена
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=33





http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=34




Постояли практически у западного подножия Отортена. Покорять мешал туман. Видели очень много следов стоянок манси
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Опять возвращаюсь к этому сто раз уже выясненому вопросу. Эту ссылку - уже давала. Но походу - надо бесконечно вещать в эфир на эту тему.

Закрывали ли район перевала Дятлова для туристов на 4 года после гибели ГД? НЕТ. Однозначно нет.
Это отчет о походе 1959 года Московской группы. Ходили
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=1



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=4



Вот где шел маршрут


http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=29





Выходили на перемычку между верховьями Ауспии и верховьями Уньи. Там видели оленью перегонную тропу, брошеные нарты и следы стоянок манси.


http://www.tlib.ru/png/02/97/029782.30.png




Место это весьма характерное, потому что плато хребта здесь сужается... и начинает подъем вверх переходя в склон вершины Холат-Сяхль (1079 м).

По западной стороне ГУХ они шли в направлении Отортена
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=33





http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=34




Постояли практически у западного подножия Отортена. Покорять мешал туман. Видели очень много следов стоянок манси


В связи с возникшими разноглазиями...

Вычитала на тайне спор про дату этого похода. Типа в списке литературы почему-то  книги выпуска 1963 и 1965 годов заявлены.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=83



Мол поднаврали МИСИшники с августом-сентябрем 1959 года.

А почитать? Дневник похода типа обрывается на 18.09.1959. Обрывается с интересными сведениями
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=67

...
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=68



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=69





Вычитали? Продуктов не хватает и решено сокращать маршрут. Мало того, борются с желанием смухлевать. Типа кто узнает, если никто не проболтается.
И дальше дневников нет. И фото - нет.
Дальше идут справочные материалы. В которых проставлены все дни похода
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=71



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=72



На самом деле полный дневник никуда не делся. Просто криво сшили.
Вот продолжение, только стали писать номер походного дня вместо даты. И все в точности совпадает с маршрутом, указанном в приложениии.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=39





И да, такая нумерация без дат - идет с самого начала
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=16



Вывод один. Поход проходил как и заявлено - август-сентябрь 1959. Оформляли позже в отчет. Потому и указаны книги, отсутствующие в природе на 1959 год.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

В продолжение. В отчете есть неоднократное датирование. Столько косяков сразу против списка литературы - это неизличимая шиза...
Проще погрешить на приложенный позднее список литературы и бухгалтерию похода.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=58



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=2
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Нам, легкомысленным дятловедам, давно даны некоторые подсказки в протокололах допросов...
Смотрим. Слобцов о следе мочи узнал от товарищей, которые разбирали палатку. Ну т.е. таких, которые типа Атманаки не были деморализованы и все рассматривали тщательней.
Вход был застегнут не на все застежки. Полог, пришитый внутри как заслонка, частично был не только вытянут наружу, но и разорван. Вылезти из выхода было затруднительно, потому что треугольный торец был растянут хорошо. Складывает пазлы...

https://sites.google.c?om/site/hibinau...elro?da-m-a

"...Может быть что сигнал к бегству подал один из вышедших помочиться товарищей, от удивления выронивший фонарик. У входа расстегнуто всего лишь несколько застежек. Треугольный торец палатки растянут хорошо, потому и одному то человеку пролезть нелегко...."


https://sites.google.c?om/site/hibinau...a-at?manaki

"...Палатка стояла боком к склону входом на восток, вход был расстегнут но завален наполовину ведрами, легкой… ? рюкзаками, так что вначале появилась(неразборчиво)… забаррикадировать вход или придавить угол палатки грузом чтобы его не сорвало ветром. Палатка стояла на разложенных лыжах, растяжки привязаны к лыжным палкам, причем большинство из них не были повреждены. На скате палатки нашли фонарик, а немного ниже брошены ледоруб, здесь же стояла воткнутая в снег пара лыж, заветренная (северная сторона палатки была разорвана сплошь и оттуда выглядывало несколько одеял и ватник. Другой скат палатки был завален надутым снегом и лег на дно палатки, завалив все содержимое в ней. ...Никаких следов вокруг палатки не было, т.к. вырывая яму вокруг набросали много снега, который был впоследствии унесен ветром, уничтожив все следы. Брошенный фонарик и следы мочи у палатки наводили на мысль, что кто-то выходил ночью наружу..."


https://sites.google.c?om/site/hibinau...a-sl?obcova

"...В тот день я не заметил, но потом от других лиц, принимавших участие в поисках, слышал, что недалеко от палатки был в снега след мочи....В палатке была, видимо, развешена простыня, которая была разорвана и часть ее выступала наружу...."


https://sites.google.c?om/site/hibinau...py-d?atlova

"...Встаем на привал в 5-30 на берегу Лозьвы. Сегодня первая наша ночь в палатке. Ребята возятся с печкой, пришивают полог из простыни...."

Итак, даже следствие 1959 года разлива связала причину оставления палатки с тем, что кто-то пошел по малой нужде из палатки, но не смог уже в неё своими силами облегченного организма вернуться и вся группа бросилась возвращать...
Ну т.е если кратко - то так: палатку оставили потому что перед входом кто-то пошел попИсать. Если б не пошел - то возможно палатку б никто не покидал. Все или бы выжили или б все и не выжили в ней. Смотря там по вариантам. Но в любом случае - искать б никого дальше палатки - не пришлось.

Есть закрепленная следствием картина:

- раз облегчавшийся смог выйти из палатки через полурастегнутый выход: значит выход не был настолько загроможден, полог частью был вытянут наружу - получается этот покидалец палатки так и не вернулся.Если б этот выходивший участник ГД  - вернулся в палатку той же дорогой, что и выходил, - то полог должен был опять быть затянутым в палатку. А этого - нету... ;

- каким образом следствие установило, что наследил участник ГД: видимо опросили СиШ, а прочим прибывшим на место обнаружения палатки до Темпалова - такая идея явно не могла прийти в голову, ну и потом видимо след был под слоем снега, при раскопе отбрасывали и увидели;


- на что этот след был похож и где скрывался до разбора палатки: на след мочи по цвету, поскольку в пище ничего такого жидкого с окраской не было, если вспоминать флягу с какао.


И я предлагаю вот чего. Добавить вариантов причин (кроме промысленного следствием унесенного ветром) - почему вышедший по нужде не смог вернуться.

На мое понятие, более вероятный вариант - что вход/выход оказался шибко засыпанным из-за обрушевшейся снежной стенки, установленной вокруг палатки. Эта стенка/заслонка - уже давно практиковалась в тур.практике. При сильных ветрах и снегопадах она не дает заметать вход/выход из палатки большим сугробом. А именно это - грозило установке палатки на открытой метности без природных естественных экранов: останец, дереве, группа деревьев.

Причем видимо обрушению способствовал именно неуклюжий выполз покидальца. Ему было лень расстегнуть выход получше. Этот завал входа в одиночку по тьме и зиме руками голыми было трудно откапывать.


И этим официальным выходом дальше и не пользовались. Ибо тогда все застежки были б расстегнуты или в спешке сорваны. Потому как палатка старая и от действий нескольких людей в месте приложения усилий пострадала. Но этого нет. Даже Чуркина не увидела никакого палаточного травматизма в районе застежек.

https://taina.li/forum/index.php?topic=369.msg8516#msg8516

"...Туристическая палатка группы туристов под руководством Дятлова, обнаруженная на месте происшествия, представлена на исследование в беспорядочно-скомканном виде.
Для воссоздания обстановки, близкой к обстановке места происшествия, данная палатка при помощи и консультации туриста Юдина Ю. была натянута и укреплена в таком виде, как она обычно разбивается туристами на привале...С левого торца палатки имеется отверстие, служащее дверью. Указанное отверстие образовано двумя не сшитыми половинками ткани и с внутренней стороны задрапировано белой простынью...Палатка довольно поношена. При осмотре данной палатки установлено, что на её поверхности имеются многочисленные повреждения, особенно на правом скосе палатки, образующего крышу ..."

И вот теперь можно рассуждать дальше. Резали палатку - чтобы выйти и откопать вход и впустить назад в жилище бедного незадачливого покидальца... Палатка описана с дном - просто поднять скат было невозможно. Резали видимо там, где снег не мешал это делать изнутри наружу.

Почему все вышли из палатки и почему не стали восстанавливать жилище, почему не взяли вещей - вот тут надо рассуждать на разные лады. И вариантов больше чем один...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

...
Почему все вышли из палатки и почему не стали восстанавливать жилище, почему не взяли вещей - вот тут надо рассуждать на разные лады. И вариантов больше чем один...

А все ли выходили одновременно?
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

А все ли выходили одновременно?


https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-lebedeva-v-l
"...У входа в палатку лежал или дежурный, или завхоз потому что здесь были обнаружены порезанные куски окорока. Причем, кажется, только один кусок был съеден (осталась корочка). ...В палатке мы обнаружили лыжную палку от которой был отрезан верхний конец по аккуратному концевому надрезу и еще один надрез был сделан. Это говорит о том, что видимо кто-то остался в палатке значительно позже других, может быть на сутки. Потому что человек от нечего делать не будет резать палку, которая еще может пригодиться...."

Получается не мне одной приходит мысль, что палатка не была покинута всеми одновременно.
В ней кто-то должен бы оставаться, чтоб сохранять её полезный жилой объем. Потому что заметаемая и порезанная палатка быстро его теряет, заледеневает и жилище уже мало напоминает. В него трудно вернуться. Потому что она сложилась и замерзла. Её-то смерзшуюся укладывать для переноски сложно, а как залазить в схлопнутую палатку дальше ночевать?
По краям палатки спали наиболее одетые и назначенные дежурными на следующее после ночевки утро - самые одетые у нас Золотарев и Тиб. Именно они оставались в палатке, чтоб сохранять её полезный жилой объем. Но им там находиться долго не получалось - поэтому в спешке рождались всякие технические решения - куски лыжной палки. Что там было в инженерии - не понять теперь, но походу сработало. Часть палатки торчала из снега даже после почти месяца всякой погоды.

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-slobcova
"...Когда подошли к палатке, то обнаружили: вход палатки выступал из под снега, а остальная часть палатки была под снегом. Вокруг палатки в снегу стояли лыжные палки и запасные лыжи - 1 пара. Снег на палатке был толщиной 15-20 см, было видно, что снег на палатку надут, был твердый...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

А что же было с выбежавшими из палатки в первую очередь? Это зафиксировала их следовая дорожка. Дорожка как раз и показывает направление ветра в тот момент.
Их гнало вниз с горы. Был сильный ветер и такой же сильный снегопад. В котором быстро теряется ориентация - не видно и не слышно. Причем буквально на расстоянии в нескольких метрах.

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-atmanaki


"...Когда поднялись на предгорье погода резко ухудшилась: началась пурга, повалил снег, полностью пропала видимость и мы перестали ориентироваться. Благоразумия ради повернули назад...."

Поисковики попадали в такую примерно погоду. И делали выводы - как можно быть не унесенным с горы порывом ветра - лечь на склон.
https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-atmanaki


"...кто-то выходил ночью наружу, был сорван ветром и унесен вниз и что остальные, поспешив на помощь, тоже были …? под гору непогодой. Однако позднее поднимаясь к месту где стояла палатка убедились, что при любом ветре можно удержаться на склоне и вернуться назад. Метрах в 20-30 ниже палатки в долину Лозьвы вела вереница следов, хорошо сохранившихся до этого времени, вначале следы шли двумя группами, потом соединились вместе и видны были на протяжении 700- 800 м, после чего, выйдя на свежий снег пропал. ..."

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-brusnicyna


"...На такой площадке не надо (далее неразборчивое слово - прим. сост.) усилий чтобы противостоять любому ветру. Даже у самой палатки, где крутизна склона достигает 20° достаточно лечь по направлению ветра и ты останешься на месте. Однако такой попытки сделано не было...."

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-sogrina-s-n


"...Склон, на котором стояла палатка не представляет никакой опасности. Крутизна склона 15-18 °.
Ниже палатки на снежном склоне видны следы, причем несколько цепочек. Это говорит за то, что группа бежала из палатки и что катиться по склону не могла. Если полагать, что кто-то вышел из палатки и по какой-то причине покатился вниз, то он бы пролетел не более 10-20 метров. В этом случае всегда, при самом сильном ветре, была реальная возможность вернуться в палатку...."


Но так рассуждали сытые, не потревоженные среди сна и хорошо одетые поисковики. Которые на склоне - большим коллективом. Долго разлеживаться на сконе - не дадут товарищи. Да и всяко - в шторм они там не бродили по склону.
А у нас - трое лежащих на склоне: Дятлов, Слободин и Колмогорова.
Может им тоже пришло в голову такое простое решение - как не дать себя далеко отогнать от палатки?

А прочие покинувшие палатку в первой очереди - видимо так и спускались с ветром в спину вплоть до кедра. Куда потом дошли и Золотарев И Тибо. Чуть позднее.
Почему они пошли туда с пустыми руками? Вот это вопрос конечно...

П.С. У нас нынче снежно и ветренно. Особенно как-то. Потому что снегов и ветров - у нас всегда не занимать ходить. Была погодка, когда из окна не видать березу за окном. Такой снегопад. А ветер так шмотал, что опасалась, что прилетит в окно чья-нить крыша с дома...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Время неумолимо. Даешь ссылку и цититатишь мизер.
С надеждой - что будет как есть и позже. Ан нет.
http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5948.120

Ссылка на статью о Фоменко - не работает.


Пока смогла вытащить из архивов - перенесу всю.
И выделю свидетельство Фоменко Игоря Владимировича отдельненько
http://web.archive.org/web/20171207192737/http://www.karavan.tver.ru/news/20173

02.12.2016
  Несоветский человек. Памяти Игоря Владимировича Фоменко

Этой осенью ушел из жизни Игорь Фоменко, доктор филологических наук, профессор, долгие годы возглавлявший кафедру теории литературы ТвГУ. Его уход стал большой потерей для всего мирового научного сообщества. Ученики Игоря Владимировича, кандидаты филологических наук, преподаватели ТвГУ Светлана Юрьевна Артемова и Александр Геннадьевич Степанов вспоминают о своем Шефе.

«Жизнь как встреча с Другим»
Александр Степанов

Само бытие человека (и внешне и внутреннее)
есть глубочайшее общение. <…>
Быть – значит быть для другого и через него – для себя.
М. М. Бахтин«Какие есть вопросы?»
Прошло два месяца, как не стало Игоря Владимировича Фоменко, а его образ всё никак не удается собрать; наплывают друг на друга разрозненные картины, доносится низкий бархатистый голос, проступает знакомый облик. Вот он – невысокий, невесомый, бодро ступающий по первопутку от своего Чуприяновского дома до станции, затем – от вокзала до факультета, в светлой куртке, джинсах и вязаной шапке. На резко очерченном носу очки (снял их только после замены хрусталиков), через плечо сумка с отделениями – для курсовых и дипломных работ.
На его лекции приходили заранее, чтобы занять первые ряды. Уходили радостные и возбужденные, узнав, что форма содержательна, что смысл целого больше суммы частей, а нарушение фабулы преобразует историю путаной жизни провинциальной гимназистки в рассказ о «легком дыхании». Перечень открытий пополняли понятия «знак», «структура», «стих», «жанр», «лирический цикл», «интерпретация»… Каждая новая лекция предварялась фразой: «Какие есть вопросы?» Мы шелестели конспектами, изображая мыслительный процесс, а он терпеливо ждал, пока поднимется рука, за ней – другая и аудитория заработает. Он нуждался в диалоге, зная, чем опасны для преподавателя монологические лекции (называл их «токованием») – риском превратиться в носителя истины. Записывать за ним было легко, настолько ясной, четкой, информативной была речь. Но записывать не хотелось – хотелось слушать, подперев рукой щеку, следя за развитием живой, стилистически окрашенной мысли. Не любил импровизаций: предпочитал иметь план лекции, хотя почти в него не заглядывал; делать доклад «по памяти», без готового текста, считал неприличным. Никогда не требовал пересказа того, о чем говорил: «главное не знание, а понимание». Если можно испытывать радость от узнавания нового, то такую радость дарил Игорь Владимирович – фокусник, вытаскивающий из цилиндра очередного зайца.

«Не тот» руководитель»
Он принадлежал к поколению «шестидесятников» с их нонконформизмом, свободомыслием, чувством собственного достоинства. Любимый поэт – Борис Пастернак, поэтому, когда власти на последнем курсе института решили провести собрание с целью выдворения Пастернака из страны, сорвал голосование, заявив, что они с товарищами воздерживаются от решения, потому что не читали роман. Первую в СССР диссертацию о поэзии Пастернака защитил в 1971 году. В 60-е годы, как и многие молодые люди, заставшие «оттепель», открыл для себя Булата Окуджаву, затем Александра Галича. Учась в аспирантуре, ходил на сдачи и премьеры в «Театр на Таганке», где гремели Зинаида Славина, Вениамин Смехов, Валерий Золотухин, Владимир Высоцкий, Алла Демидова. После сдачи на обсуждении спектакля о Маяковском, затаив дыханье, слушал легендарных Лилю Брик, Владимира Катаняна, Виктора Шкловского, Эрнста Неизвестного. Вместе с Игорем Полетаевым и Танкредом Галенпольским организовал семинар, где занимались тем, что искали точные и объективные критерии художественности – альтернативу идеологическим спекуляциям (Фоменко И. В. Надо что-то среднее, да где ж его взять // Социокультурный феномен шестидесятых: [сб. ст.]. М., 2008. С. 28–33). Отсюда любовь к семинарам как оптимальной форме научного диалога. Редкий аспирантский семинар на кафедре проходил без его участия.
Его положение в Калининском университете в 1970–1980-е годы было далеко не безоблачным. И хотя имя, отчество и фамилия подозрений не вызывали (в отличие от Романа Робертовича Гельгардта – замечательного лингвиста, пережившего депортацию, потому что был этническим немцем), власть чувствовала – он несоветский человек. Дело не в конкретных «проступках» (о том, что хранил самиздат и тамиздат, знали те, кому положено, и полгода терзали их с женой), а в том, что для преподавателя провинциального вуза он был слишком яркой фигурой: интеллектуален, эрудирован, независим (отказался обсуждать трилогию Брежнева), читает не «тех» писателей, почитает не «тех» ученых. Еще жива была память о безродных космополитах, сохранившаяся в анекдотах (один из его любимых: Заглядывает человек в отдел кадров. Спрашивает: «Вы на “ич” на работу принимаете? – Нет, на “ич” не принимаем. – А на “ко”? – На “ко” принимаем. – Коган, заходи, тебя берут»). Среди некоторых коллег (от них «и хула – похвала») слыл формалистом, подвергающим текст бездушному препарированию. Вслед за Андреем Белым полагал, что анализ произведения следует начинать с анализа языка, а потом уже устанавливать «связь между формой материала художественного изображения (словом) и содержанием этого материала (между прочим, и идейным содержанием)». Вопреки упрекам в «ползучем эмпиризме» (вспоминается диалог из «Кентавра» Дж. Апдайка: « – А что это значит – гуманистическая ценность естественных наук? – Спроси у него, – сказал отец. – Может, он знает. Может, внутри атомного ядра сидит человечек в качалке и читает вечернюю газету») студенты его обожали и готовы были терпеть несправедливость, получая тройки у других преподавателей не за качество знаний, а за то, что выбрали не «ту» специализацию и не «того» научного руководителя. Но для них он был именно тот, к кому хотелось попасть. Это порождало студенческие мифы, например, миф о том, что И. В. Фоменко параллельно преподает в Москве, куда ездит один-два раза в неделю.
«Перед текстом все равны»
Разными путями, но все мы, как бильярдные шары, скатывались к нему. Татьяну Геннадьевну Ивлеву он переманил с другой кафедры; Екатерину Арнольдовну Козицкую привела к нему Нина Александровна Корзина; Наталья Анатольевна Веселова и Вадим Борисович Чупасов пришли с факультета романо-германской филологии; Светлана Юрьевна Артёмова еще второкурсницей ходила к нему на лекции по теории литературы; Юрий Викторович Доманский хотел заниматься рок-поэзией, я – стихом. Фоменко видел: всех, включая наших старших коллег – Виктора Александровича Миловидова, Нину Ивановну Ищук-Фадееву (царство ей небесное), Нину Васильевну Семёнову, объединяет интерес к художественному тексту, его поэтике. Это и было методологическим основанием для того, чтобы возродить кафедру теории литературы, созданную Николаем Александровичем Гуляевым в начале 1970-х годов. Середина 1990-х – начало 2000-х – зенит ее славы, «замечательное десятилетие», несмотря на трудности переходной эпохи. Спасибо Джорджу Соросу и его фонду «Открытое общество», чья поддержка стимулировала нашу активность. Это было время идей, взрастающих на отдельно взятой кафедре – коллективе единомышленников, каким она видится из дня сегодняшнего. Идеи апробировались в статьях и диссертациях, воплощались в сборниках, обсуждались на конференциях, собиравших «мэтров» и «молодняк» («перед текстом все равны»). В 1990-х годах Фоменко увлекся служебными словами, пытаясь с их помощью реконструировать авторское мироощущение, цитатой в поэтическом тексте, частотными словарями, ритмом прозы; продолжал исследовать формы циклизации, заглавие и внетекстовые ряды, принципы анализа произведения. К разработке некоторых тем подключались студенты и аспиранты, как и он всегда помогал в редактировании очередного сборника.
Тогда-то на конференциях стали раздаваться голоса о «школе Фоменко». Сам Игорь Владимирович был с этим не согласен. Научную школу он понимал как группу учеников, следующих за своим учителем, и приводил пример Тверской герменевтической школы Георгия Исаевича Богина или психолингвистической школы Александры Александровны Залевской. Наш случай был иным: каждый разрабатывал свою научную проблему. Фоменко охотно помогал ее структурировать («железная логика» – это про него), а потом заботливо правил наши статьи. На вопрос о «школе» ответил как-то цитатой из Высоцкого: «Эй, вы, задние! Делай, как я. / Это значит – не надо за мной. / Колея эта – только моя! / Выбирайтесь своей колеей». Не все из нас остались в профессии: кто-то сменил род деятельности, кто-то – страну, но то, какими мы стали, – результат его влияния.

«Университет не собес»
Ядро личности И. В. Фоменко – единство профессионального и этического. Его работы – пример взыскательного литературоведения. Так писали Борис Томашевский, Виктор Жирмунский, Лидия Гинзбург, Ефим Эткинд, Дмитрий Лихачёв, Наталья Кожевникова, Михаил Гаспаров, труды которых он хорошо знал и рекомендовал студентам. В статьях (как и в жизни) был абсолютно доступен. Общение со школьниками и учителями научило думать о Другом, о читателе. Никакого менторства или всезнайства. В каждом материале умел увидеть проблему. Не любил априорных построений, всегда шел от текста, предпочитая трудоемкий, но доказательный путь. Обладая мощным классифицирующим умом, стремился понять, где типология, а где своеобразие. Это особенно проявилось в его докторской диссертации «Поэтика лирического цикла» (1990) – одной из лучших работ по циклизации. Был чуток к методологии, но не абсолютизировал ее. Полагал, что любая методология нужна, чтобы понять текст. В своей книге «Практическая поэтика» (2006) сумел преодолеть разрыв между филологической наукой и вузовским курсом, призванным знакомить студентов с незыблемыми научными истинами.
Когда исполнилось 70 лет, ушел из преподавания, оставаясь профессором кафедры и членом диссертационного совета. Мы уговаривали не уходить, но у него был свой аргумент: «Университет не собес». Думаю, основная причина была в другом. Надвигалась волна сокращений, на кафедре уже никто не работал с полной нагрузкой. Несколько лет он отдавал нам часть своей ставки. Наконец, уступив дорогу молодым, уехал к жене, дочери и внуку в Нью-Йорк, но каждый год прилетал, чтобы обсудить научные дела, сделать доклад, прочитать лекции (скучал по студентам). Он полюбил Америку, много рассказывал о ее культуре, образовании, медицине, жизни черных и белых американцев, эмигрантах из бывшего СССР, живущих в соседнем квартале. Они поселились с Лидией Павловной на берегу океана, в просторной уютной квартире, в окружении любимых книг, фильмов, картин, привезенных из России. Новый дом напоминал атмосферой дом в Чуприяновке, куда мы любили приезжать и где отмечали дни рождения Шефа (это стало его шутливым прозвищем). На своем 70-летии со стихами, песнями, шуточным спектаклем, признаниями в любви, когда гости стояли на головах, а тому, кто затягивал тост, предлагалось «больше не наливать», Шеф был по-мальчишески весел, как всегда остроумен и совершенно счастлив.
Помню, довольные, мы возвращались с конференции из Череповца. Пока аспиранты прогуливались по перрону в Вологде, сообщил, что хочет уйти с заведования. Представить другого на его месте было невозможно, и я стал возражать. Предупреждая ненужную дискуссию, сказал: «Ну, сколько мне еще осталось?..» Когда в феврале 2016 года я был у него в Нью-Йорке, этот вопрос уже не казался риторическим. Накануне отъезда старался запомнить его лицо, глаза, эту ладонь с изогнутым указательным пальцем, который в России часто бывал забинтован – то порез, то ушиб (более 60 процентов времени, как у всех деревенских жителей, уходило на жизнеобеспечение; когда успевал писать – непонятно).

Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
Мария, сутулясь, и тяжестью лет
согбенная Анна безмолвно глядели…

О «Сретенье» И. Бродского я, аспирантом, готовил статью, а он ее правил с таким тщанием, будто это был его собственный текст. С того момента прошло девятнадцать лет. Мое отношение к Вам, Игорь Владимирович, не изменилось. Я считал и считаю Вас самым глубоким, тонким и профессионально одаренным человеком из всех, с кем мне довелось общаться. Ваша жизнь проходила, как сказал бы М. М. Бахтин, на границе своего и чужого сознания, была встречей с Другим, и в этой напряженной встрече заключалось Ваше предназначение.
А. Г. Степанов

Мон шеф

Светлана Артемова
Нет в этой книге правды,
но эта неправда – фóма,
и от нее ты станешь добрым и храбрым,
здоровым, счастливым.
К. Воннегут
«Колыбель для кошки»

Профессор без галстука
Я познакомилась с Игорем Владимировичем в 1992 году, когда мы, зеленые второкурсницы, бегали к нему на лекции 4 курса по теории литературы. До этого целый год здоровались в коридоре с «профессором Фоменко», который выглядел как идеальный профессор – с бородой и в пиджаке с галстуком, и каков же был наш ужас, когда выяснилось, что здоровались мы не с тем, что «наш» профессор не имеет бороды, не носит галстука и выглядит совсем не академически! С тех пор прошло 25 лет: студенческие годы, аспирантура, защита диссертации под руководством И.В., совместная работа на кафедре, поездки в гости сначала в Чуприяновку, позднее в «филиал Чуприяновки» в Нью-Йорке, общение… Как-то незаметно он стал авторитетом не только в научном, но и в человеческом плане, и мы называли его Шефом.
Вспоминаю сценки разных лет, наши разговоры.
Еще студенчество. Поразила лекция о лирике. Вошел лектор, сел на первую подвернувшуюся парту, стал читать стихи нараспев, размахивать руками и очень просто и доходчиво объяснять сложнейшие вопросы литературоведения. Я пыталась писать конспект. В итоге на полях заметок было больше, чем собственно записей. Позднее шеф сказал: «Так и надо. Лекция должна не содержать прописные истины, а будить мысль».
И.В., рекомендуя какую-то недавно вышедшую книжку, шутит: «Купите, девчонки! И стоит недорого – как две палки колбасы». Мы: «И.В., мы не знаем в колбасе, давайте в шоколадках!» Он: «А в шоколадках я не знаю. Давайте тогда в батонах…».
Перед защитой дипломов речь шефа своим студентам в коридоре: «Вы не вздумайте мне цветы дарить! И вообще не смейте ничего дарить, слышите! Я вас люблю не за деньги».
Начало двухтысячных. Шеф в Нью-Йорке пошел в библиотеку, и там у него выкрали бумажник с паспортом. Смеялся, что теперь доказано: в библиотеки ходить вредно!
Праздновали день рождения Вадика. Осознали «кафедральное братство». Шеф окинул нас взглядом: «О боже! и это все моих рук дело! и ИХ я воспитал…»

«Кому жизнь театр, а кому вешалка»
Шеф постоянно, на протяжении многих лет был ужасно загружен: студенты, лекции, аспиранты, отзывы на диссертации… А еще огород в Чуприяновке, дом, который он собственноручно ремонтировал, сад… Спрашиваю, когда же он перестанет так торопиться. Он смеется: «Наступит такой день, ага… вы будете все так стоять вокруг… А я уже не буду торопиться». Постоянная поговорка: «Сентяб – тяп-тяп – и май…», и еще: «Лег-встал, с новым годом!»
Шеф курит у окна на кафедре и размышляет: «С каждым жизнь делает то, чего он хочет. Конечно, нельзя отменить случившиеся несчастья, но кроме случаев, есть более-менее размеренный ход жизни, порядок вещей, над которым можно и поразмышлять на досуге и который можно при желании переломить… Каждый получает то, с чем он внутренне смирился».
И.В. на очередной конференции «Драма и театр», читая программу, выдал каламбур: «Кому жизнь – театр, а кому – вешалка».
Рассказ про первый курс аспирантуры: поехал шеф в Калининград читать матросам лекции по русской литературе. «Свобода», «вольность» – в общем, вольтерьянствовал. В частности, цитировал пушкинское «Везде бичи, везде железы». После лекции старшина скомандовал матросам высказаться. Благодарили. Звали с собой в плаванье, мол, будем в пути слушать про русскую литературу. А один сказал так: «Как Пушкин современен! «Везде бичи, везде железы»… Сколько лет прошло, а и теперь ничего не изменилось: полный порт «бичей», да и металлолом всюду валяется!»
Говорили с И.В. о филологии. «Говорить объективно и продуктивно мы можем либо о текстах, которые ниже нас, либо – заведомо выше. А вровень – мы говорим не о тексте, а о своей ментальности».
В разговоре со студентами заметил: «Человек живой, пока боится своего незнания и ощущает его. Иначе – конец».
О темах аспирантам и студентам: «Тему, интересную тебе самому, давать нельзя: всегда кажется, что человек ее “портит”, “гробит”. Правишь его и страдаешь, и в итоге давишь авторитетом и побуждаешь к простой исполнительности по собственным советам».
О кафедре: «Собирал поштучно. Все разные, каждый самодостаточен.  Птенцы оперились, выросли и летают».
Разговор о статье и докладе. «Статья требует стилистической четкости, а доклад – структурной».
Боязнь речей, неумение писать письма, детское стремление «перемолчать ситуацию», страх вторгнуться в «личное пространство» и выяснение отношений, страх ударить словом, паника произнесения… Однажды при мне на кафедре писал кому-то письмо, бормоча: «Ну, еще нужно какую-то фразу… Не знаю… Что-то вообще… Больше… Нет, всё! Ничего больше писать не буду, а то всё испорчу!»
Про себя говорить не любил, считал это ерундовым самокопанием. «Я давно про себя знаю, что не профессор Томашевский и не доцент Бахтин. Меня принимают за кого-то другого, но себя-то я хорошо знаю!» И еще: «Надо просто делать свое дело».

«Я тебя заставлю забыть про зеркальце»
Вот шеф пишет «хвост» доклада о платоновском «Сокровенном человеке», о том, что либо финал рассказа необъясним, либо заглавие не отражает сути: «Скандал же будет! Куда я сунулся со своими количественными методами к платоноведам! Загрызут они меня! И, видит бог, не хотел я такого вывода! (потом, подумав, со смирением в голосе) Но что же делать, материал показал…»
О жизни: «Мы живем, учимся на ошибках, умнеем. Не учимся поступать правильно, а начинаем принимать жизнь такой, какая она есть. И тут главное – утешаться, что не ты первый (ситуации типовые), и еще стараться быть похожим только на себя, не бежать собственной неповторимости, не “принимать позу”, а жить».
На лекциях вдохновенное лицо, горящее внутренним огнем. Не любил слово «методика», но иногда одобрительно говорил про кого-нибудь: «педагог». Себя называл «шкрабом».
Сравнивал профессии преподавателя и актера: «Вечная сцена, и тут и там важна обратная связь, все спектакли непохожи, как и нельзя одинаково читать одну и ту же лекцию. Но это не лицедейство, а азарт: хочешь, чтоб то, что интересно тебе, стало интересно и им. Она сидит у тебя на задней парте, зеркальце достала, а ты думаешь: не-е-ет, я тебя заставлю забыть про зеркальце, оторваться, понять, чтó говорю!»
Любил рассказывать анекдоты. «А вот по этому случаю есть анекдот», – с улыбкой, ожидая реакции (рассказывать?). С серьезным видом любил шутить, вообще старался вести шутливые, легкие разговоры, от серьезных тем уходил, если не был уверен, что они интересны собеседнику.
Рассказывал о «киношной» жизни в Новосибирске: как снимали с Мишей Голером фильм о Куйбышеве, где Фоменко был автором сценария. Группу вызвали и стали «давить» (было за что, в эпизоде праздничная толпа смешивается с рабочей – кадр идеологической диверсии). Шеф поспорил с Голером, что его речь не прервут, и сыпал цитатами из Ленина и Маркса… Не прервали. Но фильм обком «зарубил».
Спортивно-походная ипостась. Упомянул, как в молодости чуть не замерз на Кольском полуострове: вернулся с маршрута, оленей не было, шел один, у лыжи был сломан задник, началась метель. Решил ночевать и сутки провел в снегу меж двух оленьих шкур, и тогда почувствовал: жизнь прекрасна, уже не холодно, полный покой, никуда не хочется идти и все хорошо… Понял, что замерзает. Вылез из сугроба, пошел наугад. Чудом вышел на дорогу, где его опять же чудом подобрала попутная машина.

«Здесь Пастернака защищают?»
Вспоминал, как ходил (после звонка Евгения Борисовича Пастернака) к Cергею Боброву, уже старику, (русский поэт, переводчик, товарищ Пастернака по группе русских футуристов «Центрифуга» - прим. ред.), стал   расспрашивать про «Центрифугу». Недоверчивый Бобров сначала устроил И.В. проверку, но на второй встрече кое-что порассказал. Он провел то ли 10, то ли 18 лет в лагере и считал, что «Борю раскрутили», выпустил свою книгу прозы «Мальчики». При своей недоверчивости, отдал какому-то «милому молодому человеку» (жучку-барыге) «Близнеца в тучах» с пастернаковским автографом, и книга ушла.
Рассказывал про защиту своей кандидатской диссертации по Пастернаку в МГУ: «Поточная аудитория забита до отказа, я жутко мандражирую, коленки ходят ходуном и колотятся друг о друга, атмосфера напряженная (в садике перед входом народ держит пари: защитится или нет, ставка – ящик пива). Вдруг открывается дверь, входит красивая немолодая дама в мужской шляпе и галстуке и, ни на кого не глядя, низким прокуренным голосом громко говорит: “Здесь защищают Пастернака?” Ее, конечно, усадили, прервав речь. И стало ясно: всё будет нормально. Это была Елена Ефимовна Тагер (искусствовед, близкий друг Бориса Пастернака и его семьи, - прим. ред.».
Говорили о любимых стихах, шеф составил списочек:
1. Блок «Незнакомка»
2. Пушкин «Зимний вечер»
3. Пастернак «Гамлет»
4. Бродский «Сон» (может быть, имелся в виду текст «Пришел сон из семи сел…»? или «Я дважды пробуждался этой ночью...»? уже не у кого спросить)
5. Ахматова, любое стихотворение, потому что нет у нее «провальных» текстов.
Я удивилась «хрестоматийным» названиям и именам, сказала об этом, шеф смутился, но не слишком: «Что я могу поделать, они мне, правда, нравятся сильно».
В последние годы стал задумываться о прошлом, иногда под настроение рассказывал эпизоды из детства, но почти ничего не записывал. «Биография – это мое броуновское движение в коридоре судьбы».
Читал стихи, увлекаясь, немного нараспев и с большой силой. Кирсанова, Багрицкого, Пастернака, Бродского, наизусть почти всю поэму «Мастера» Вознесенского. Однажды вытащил с полки Льва Ошанина и читал под общий хохот про жену генерала, «тень на каблуках» и суд над кузнецом, вспоминая эпиграмму:

Ты можешь пастерначить и смелячить,
Но только, умоляю, не ошань!

Не так давно задумчиво сказал: «Сколько ни живу, а утешаюсь вот чем: до сих пор что-нибудь случается в первый раз. Реже, чем в юности, но случается».
Не любил ложь: «Не врите мне! Кто мне соврет, тот три дня хохочет, на четвертый подохнет! (и – после паузы) И ведь верят…»
Ласково называл «лапоньками» всех дам от 17 до 70. Меня шутливо именовал СЮшей. А я придумала ему «кликуху» – «мон шеф».
Разговаривали часто на ходу, по пути от факультета до вокзала. Потом разговоры стали телефонными:
СЮша, есть время?
Конечно, мон шеф!
Идейку одну обсудить бы надо...
Он с каждым мог найти общий язык. При всем немногословии Игорь Владимирович умел говорить с нами о чем-то главном. Наверное, потому, что любил людей. И такого собеседника у меня больше не будет.
C. Ю. Артёмова
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Попытаюсь дальше проработать эту модель.

...
А прочие покинувшие палатку в первой очереди - видимо так и спускались с ветром в спину вплоть до кедра. Куда потом дошли и Золотарев И Тибо. Чуть позднее.
Почему они пошли туда с пустыми руками? Вот это вопрос конечно...

...


Золотарев и Тибо восстановили палатку как жилище по сильному снегу и штормовому ветру. По идее - сильно замерзли и устали. Орать с горы чтоб быть услышанными внизу - это в такую погоду бесполезное занятие. Они оставляют на палатке включенный фонарь, закрепив его. Как маяк для кораблей - он был маяком для утянутых ветром вниз. Молодцы. Потому что даже поисковики - нашли его в рабочем виде и там, где он давал бы маячный свет глядящим на гору снизу вверх.
По идее - они считали, что группа где-то чуть ниже, всем составом и им только сигнал подать надо. Чтоб поднялись. Стоять рядом с палаткой не получилось сразу и видимо было и не особо уютно.
Наверное - какое-то время так именно и было. У кого-то было упоминание, что все следы собрались на одну площадку и там читалось с следов, что люди некоторое время стояли общей толпой. Ага, у Масленникова.

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopolnitelnyj-dopros-maslennikova

"...Следы видны на ограниченном участке склона под палаткой, причем только в одном месте – все сразу, до и после этого – различаются след от 3 до 5 человек, а то и менее. 8 пар следов, 9-я пара была спорной, т.к. следы "набежали" друг на друга...."

По имеющейся матчасти - оказавшаяся вдали от палатки группа тоже была с фонарем. Где был найден её фонарь? На третьей гряде курумника?



Вот туда-то и утянуло штормовым ветром тех, кто ожидал восстановления палатки. Этот огонек их фонаря видимо видели от палатки Золотарев и Тибо.Поэтому плохих мыслей не думали, а в спешке готовили обогревательные составы - фляга со спиртом да куски корейки чтоб закусить. Сами конечно немного подогрелись. Плохих мыслей - в голове не было пока. Пока жевалось.
Беспокойство пришло чуток позже.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Я примерно так опишу хронологию падания в ужас.
- улеглись после вечеринки имени "Вечернего Отортена" - где-то после часу ночи
- кому-то понадобилось выйти по нужде - наверное после трех или четырех ночи
- восстанавливали палатку до нужного жилого объема - ну час точно
- ждали с хлебом/солью со спиртом и кусочками буженины - ну еще не больше часа
- вышли разогретые спиртом в поиски "а где все? фонарь-то ж светит" и пошли по следам, с находкой каждого погибшего не только трезвея, но и теряя здравомыслие. Уже нет мыслей вернуться и взять что-то из палатки . Они не ожидали того, что предстанет их глазам. По идее - было ранее утро, светало. Они просто шли по следам и первая тройка была найдена мертвыми. Т.Е. только ужас...
Наверное поутру - морозец стал крепче. Метель поутихла...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Нашла отчет, который раньше не цитировала. Тихомиров.
Советы классиков...
Шифр: 577
Район: Урал, Урал:Приполярный Урал
Автор: Тихомиров; Город:
Маршрут: #577: р.Б.Сыня = р.Вангыр = р.Харота = р.Манарага = р.Балбан-Ю = сев.Народа = Пелингичей = р.Кожим
Тип: лыжный; Категория похода:
Год: 1957; Месяц:

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=32220&page=41





В условиях полной невидимости (из-за низких облаков и снегопада) направляющий не может держать азимут. Компас должен быть у замыкающего, который видит направление цепочки и корректирует его.

Туризму присущ дурацкий риск. В данном случае - ощутимо и критично немногочисленная группа решила дерзнуть, не смотря на плохую погоду. Но попросили радиста - узнать дошли ль они через сутки до намеченного пункта. Молодцы. Позаботились чтоб их стали искать по горячим еще следам...



Ха... Тут был какой-то Венедиктов...

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Попытаюсь дальше проработать эту модель.


Золотарев и Тибо восстановили палатку как жилище по сильному снегу и штормовому ветру. По идее - сильно замерзли и устали. Орать с горы чтоб быть услышанными внизу - это в такую погоду бесполезное занятие. Они оставляют на палатке включенный фонарь, закрепив его. Как маяк для кораблей - он был маяком для утянутых ветром вниз. Молодцы. Потому что даже поисковики - нашли его в рабочем виде и там, где он давал бы маячный свет глядящим на гору снизу вверх.
По идее - они считали, что группа где-то чуть ниже, всем составом и им только сигнал подать надо. Чтоб поднялись. Стоять рядом с палаткой не получилось сразу и видимо было и не особо уютно.
Наверное - какое-то время так именно и было. У кого-то было упоминание, что все следы собрались на одну площадку и там читалось с следов, что люди некоторое время стояли общей толпой. Ага, у Масленникова.

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopolnitelnyj-dopros-maslennikova

"...Следы видны на ограниченном участке склона под палаткой, причем только в одном месте – все сразу, до и после этого – различаются след от 3 до 5 человек, а то и менее. 8 пар следов, 9-я пара была спорной, т.к. следы "набежали" друг на друга...."

По имеющейся матчасти - оказавшаяся вдали от палатки группа тоже была с фонарем. Где был найден её фонарь? На третьей гряде курумника?



Вот туда-то и утянуло штормовым ветром тех, кто ожидал восстановления палатки. Этот огонек их фонаря видимо видели от палатки Золотарев и Тибо.Поэтому плохих мыслей не думали, а в спешке готовили обогревательные составы - фляга со спиртом да куски корейки чтоб закусить. Сами конечно немного подогрелись. Плохих мыслей - в голове не было пока. Пока жевалось.
Беспокойство пришло чуток позже.


Хотя движение первой части покинувших палатку в сторону потерянного в последствии фонарика могло быть и не только из-за ветра.
Есть такая фотка



И есть такая схема авторства Шаравина, а он у нас учился на такой специальности, что чертежами их замучивали еще как.
По идее он был там с самого начала (и даже у палатки этой как раз и сидит) и пытался на схеме изобрасить вид сверху на то, что пытался сфотографировать фотограф. Мало того, он еще и разрез дал по полной.
http://samlib.ru/p/piskarewa_m_l/sharavinkontakt.shtml
http://samlib.ru/p/piskarewa_m_l/sharavin.shtml



Если мысленно наложить этот план на фотографию, то станет понятным куда гнал ветер в спину тех, кто покинул палатку. Об этом - цепочка следов ухода от места установки палатки. Безусловно - так уходит проще. Если помнить, в чем он уходили. Сопротивляться ветру в такой одежке - было немыслимо.



Так куда смотрит так пристально Карелин? Видимо в сторону уходящих от палатки следов.
Оказывается, что ветер удивительным образом тащил покинувших палатку в сторону чумоватого нечума. Который как раз на границе леса. Среди чахлого и негодного для костра березняка.Возможно его еще пр установке палатки смогли разглядеть в бинокль. Но плоховато. Хотя вот замшелая шкура под кедром, которую видел журналист Григорьев - вполне могла быть оттуда.



Это сооружение затерялось где-то на этом фото
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот еще одно свидетельство. Не отчетом, но воспоминаниями.
Опыт 1962 года.
https://taina.li/forum/index.php?topic=697.msg48524#msg48524


Человек-легенда, один из корифеев лыжного туризма в Свердловской области, мастер спорта, заслуженный путешественник России, Птицын Геннадий Александрович.
...
"... Наст, который там повсюду, исключая лес, он одинаковый в тундре….

Значит вся тундра полярного Урала, за исключением лесов, представляет собой наст, как вот этот вот пол, и когда мы впервые высадились из вертолёта, спрыгнули, увидели, что лыжи не проваливаются, ноги не проваливаются, мы думали это только в одном месте. Вся тундра такая. И тот наст, который был у них, это та же самая тундра и те горы, которые на о. Врангеля, и которые на Северном Урале, и которые……всё это один и тот же наст. И характерно для этих,  так скажем, вершин, для особой отметки, и которые там присутствуют 800 метров и выше …это знаете такой сплошной наст, и когда поднимается сильный ветер он снимает с гор снег с этого наста и несёт его. И чем сильнее ветер, тем выше эта полоса уносимого снега, которая увеличивается, увеличивается и если это продолжается скажем несколько часов, то этот снег, эта снежная пыль поднимается до 4 метров или 6, т.е. практически ты ничего не видишь.

Мы в таких условиях оказались в тундре. Когда ветер был до 40м/с, но выйдя на маршрут, по графику в час дня. Но видим метель началась , ну началась, метель, так началась, но график есть график. Мы пошли, двигались 4 часа. Я вам скажу, что видимость сократилась уже после 3 часов ну. где то до 5 метров  , при чем у нас было две "манюньки", одну "манюньку" оторвало совсем для этого пути, а отдыхали мы (часто) т.к. вес был 35-40 кг, потому что снаряжение мы делали сами мы шили мешки на 4 человека  два мешка из самолётных чехлов, можно себе представить что это…вот такая вот палатка была сшита из…... тоже серьёзный объём и поэтому снять….отдохнуть не получается. И поэтому на палках отдохнули минут 7-8, больше невозможно. Снег в это время забивается вообще во все щели, прямо как в лавине. Так скажем. Если у тебя расстёгнут карман или в дырочках, полный снега будет, полный. Везде, всюду, где только может быть. Мы конечно шли  в масках все.

И вот  4 часа пройдя ясно стало, что  идти больше нельзя. Надо встать на ночлег. Оказалось так, что мы сделали, поставили палатку, сделали, поставили стенку против ветра, что нас усугубило. Каких то данных на то время  как это лучше делать НИГДЕ не было. Ни одного отчёта, ни в Москве, нигде. И литературы не было. ...

...
Поэтому мы были вынуждены, когда поставили палатку, стеночку вот такую,  вот так...    И тот ветер, который нёсся надувал на неё, и знаете тонны на нашу кладку, раздавил вот таким вот образом остались одни (чарцы?) и тот, кто оказался в середине, я был в середине, я попробовал вот так рукой – это как в стену. Как в пещере – никуда, ничего. И поэтому правильно вы сказали, это было где-то 2 ночи... мы ничего не могли сделать, первые двое (которые вышли) заходят заледенелые. Пришлось даже применить топор, для того чтобы расколоть этот слежавшийся вот как на земле наст и хоть как то начать его сгребать. Потом уже третья пара уже скинула изнутри и сбросили его и начали укреплять чтобы этих вещей больше не произошло. Стенку  сбросили, чтобы продувалось насквозь всё, без задержек.

В этой палатке мы просидели трое суток. ... И за то время, пока мы там сидели трое суток нашу палатку занесло больше чем наполовину. Что значит занесло? Это вот был такой пол, как сейчас, стал вот такой пол. И вся тундра такая, т.е. ровная вся. И рюкзаки, которые были оставлены около палатки – ни одного не было. Все были занесены. И после трое суток, когда стихло вроде бы, вылезли, вздохнули, смотрим, ветер... только позёмка одна идёт; мы потом откапывали, рюкзаки отыскивали. Это были уроки первого похода. Потом на следующий год уже шли как положено. ..."(с) Работы ОО"ИНТЕРНЕТ-ЦЕНТР трагедии Дятловцев" , 2009г.


Вот другие детали
https://formulazima.ru/vozvrasshenie-s-togo-sveta.html
ВОЗВРАЩЕНИЕ С ТОГО СВЕТА
Студенты Уральского политехнического института (УПИ) в февральские каникулы 1962 г. собрались идти в горы Полярного Урала.
Ничего удивительного – шла эпоха туристских открытий, поэтому любая уникальная идея могла увлечь каждого. Правда, всерьёз по зимней тундре тогда ещё никто не путешествовал, и официально оформить подобный маршрут в МКК было непросто. Конечно, в зимней палатке без печки ребята ночевали не раз, но в основном это были походы по тайге, когда наутро можно было согреться около жаркого костра. Иногда ночевали и выше зоны леса, хотя в горах приходилось не столько спать, сколько постоянно тормошить своих соседей, не давая друг другу сильно замёрзнуть. Да и могло ли быть иначе, если теплоизолирующих ковриков («пенок») ещё никто не придумал, а под хорошим личным снаряжением понимался штормовой костюм из брезента, ватиновый спальный мешок и самая обыкновенная телогрейка. На обладателя меховой безрукавки или собственного, а не взятого в прокате «абалаковского» рюкзака смотрели с завистью. Пределом мечты любого туриста считалась пуховка, обшитая цветной парусиной, ведь никаких современных утеплителей и синтетических тканей в ту пору не существовало.
Что же касается безлесных зимних ночлегов того времени, то прийти в себя даже после одного подобного «отдыха» туристам удавалось только в спасительной тайге, где у костра можно было хоть как-то подсушить влажные заиндевевшие вещи. А тут спортсмены УПИ замахнулись на маршрут, проходящий целиком по безлесной тундре.
И если в лицо их уважительно называли первопроходцами, то за спиной многие выразительно крутили пальцем около виска, отпуская характерные эпитеты, из которых «авантюристы» или «психи» были самыми безобидными. Душой и организатором этого похода по зимней тундре был студент строительного факультета Гена Птицын – в будущем известный уральский архитектор Геннадий Александрович, мастер спорта по туризму и на протяжении многих лет председатель Свердловской городской МКК.
Вот с его рассказом мне и хотелось бы познакомить современных любителей лыжных походов.
Чтобы не слишком зазнавались от собственных достижений.
Конечно, в моём изложении могут встретиться какие-то неточности, но я постарался пересказать события 1962 г. именно так, как впервые услышал о них от самого Г.Птицына ровно через 10 лет после того легендарного похода.
Итак, слово Геннадию Птицыну.

МАРШРУТ И СНАРЯЖЕНИЕ

– Конечно, все догадывались, что осваивать зимнюю тундру пытаемся не только мы. Но никаких сведений о любителях Крайнего Севера из других городов у нас тогда просто не было. Ведь в эпоху СССР подобная информация накапливалась только в столице, а мы находились в Свердловске и были обычными студентами старших курсов. Правда, даже у нас ходили слухи о том, что несколькими годами раньше под Кокпельским перевалом потерпела неудачу группа известного мастера Сергея Болдырева.
Но о деталях того похода москвичей по Полярному Уралу мы ничего не знали, так же как и о других подобных попытках туристов Ленинграда и Воркуты.
Для первого раза решили попробовать пройти от посёлка Елецкий к горному массиву Пай-Ер. Теперь это классика лыжного туризма, а в 1962-м о подобных зимних маршрутах нам вообще никто ничего сказать не мог. Но мы всё-таки пошли. Ориентировались по обычной карте «миллионке» (в 1 см – 10 км), лучше которой для того района у туристов СССР просто ничего не было.
Конечно, из опыта собственных походов по Северному Уралу и из книг полярников мы неплохо представляли, как и в чём нам надо идти, как ставить лагерь и как защищать от ветра палатку. Было понятно, что в феврале за Полярным кругом нас ожидают очень короткий световой день, постоянные морозы и сильные ветры. Из этого мы и исходили.
Ночевать решили в двух перкалевых палатках-«памирках», которые соединили между собой небольшим тамбуром. Именно так уже ходили до нас на Приполярный Урал несколько групп из Свердловска. Для защиты от снега под дно палаток мы собрались подкладывать полиэтилен, а под спальные мешки – ещё и листы толстого поролона. Групповые спальные мешки сшили сами из старых чехлов для авиационных моторов.
Достать их помогли знакомые, работавшие в то время в местном аэропорту.
Мы уже знали, что ночью от нашего дыхания на внутренних скатах палатки будет образовываться много изморози, которая неизбежно станет осыпаться вниз и таять на спальных мешках. Для защиты от этого мы решили накрывать спальники сверху ещё одним слоем полиэтилена. Ничего более удачного придумать не удалось. Никто же не знал, что со временем туристы изобретут специальный дополнительный палаточный слой из тонкого капрона. А тогда и капрона-то никакого не было. Все пользовались самым обычным брезентом.
Незадолго до отъезда мы провели полноценную тренировку со всем походным снаряжением, выбрав для своей «зимней тундры» небольшой пустырь во дворе студенческого общежития. Переночевали весьма неплохо, убедившись, что существовать в подобных условиях можно. Правда, кое-что из снаряжения всё-таки пришлось доработать.
С этим и выехали в Заполярье.

СТАРТ ИЗ ЕЛЕЦКОГО

Приехав в посёлок Елецкий, мы расположились на небольшом вокзале и самым тщательным образом начали готовиться к выходу на маршрут. Местные власти и все жители нас дружно отговаривали, пугали и всерьёз угрожали арестом, хотя реально запретить поход никто не мог.
Ведь наши маршрутные документы были в полном порядке. Зато после общения с населением нам пришлось сделать два очень важных вывода.
Во-первых, выяснилось, что даже местные профессиональные охотники крайне редко уходят из посёлка в зимнюю тундру. Это считается слишком опасным. Тем более, что хороших ездовых собак или оленей отыскать в окрестностях Елецкого очень трудно. Снегоходы же «Буран» стали производить в СССР лишь с 1971 г.
Во-вторых, стало понятно, что до нас никакие туристы никогда не уходили из Елецкого в сторону зимних гор. А ведь в хорошую погоду Полярный Урал виден из посёлка невооружённым глазом. Подобный факт не вызывал у нас никакого чувства особой гордости. Наоборот – это сильно настораживало.
Нашу группу провожало почти всё население посёлка, у многих женщин были видны слёзы на глазах. Мы поняли, что они смотрят на нас, как на молодых самоубийц, и это никого не радовало.
На всякий случай ещё дома решили в первый день далеко от посёлка не уходить, поэтому движение по маршруту начали ближе к полудню. Ничего особенного: мороз – как мороз, а ветер – как ветер, только из-за зимних ураганов снег уплотнился до состояния мёрзлого грунта, а никакого леса вокруг не было вообще. Встречались, конечно, отдельные чахлые лиственницы и кустики, но чувства защищённости они не создавали.
Часа через три ветер усилился, погода начала портиться. Постепенно видимость почти пропала, и мы решили вставать на свой первый тундровый ночлег. С помощью обычных ножовок выпилили из твёрдого снега мощные снежные блоки, и под их защитой соорудили лагерь.
Заснули вполне спокойно, вспоминая с улыбкой об уютной «домашней тундре» в самом центре Свердловска…

ПУРГА

Глубокой ночью проснулись все разом от жуткого рёва ветра – началась пурга. Насквозь промороженный палаточный перкаль грохотал, как кровельное железо, а иней, который, как предполагалось, должен был спокойно оседать на внутренних скатах палатки, осыпался вниз и равномерно припудривал нас с головы до ног. При наиболее сильных порывах палатку приходилось старательно удерживать весом собственных тел. Стихия бушевала на полную катушку, причём всё это происходило под прикрытием хорошей снежной стенки.
Что же творилось в открытой тундре, невозможно было даже представить.
Так прошли почти трое суток. Мы буквально оглохли от пушечного грома палаточных скатов, с которых на нас постоянно сыпался мелкий иней от нашего дыхания. Мы ведь пока ещё дышали, и это нас вполне устраивало. Но мы не только дышали, но ещё иногда хотели пить и даже есть. Во время приготовления пищи из-за работающей кухни снег на скатах и иней внутри палатки таяли, выпадая на наши спальные мешки каплями дождя. Зато, как только мы гасили примусы, это мокрое безобразие начинало замерзать. Так палаточный перкаль постепенно превращался в гремящую ледяную кровлю, а спальные мешки – в подобие саркофагов…
На третьи сутки пурга начала стихать, и в воздухе повис вполне закономерный вопрос о том, что же нам делать дальше.
Мнения разделились.
Любопытно, что возвращаться в Свердловск никто не собирался, хотя все прекрасно понимали, что побывали буквально на волосок от холодной смерти. Об этом мы тогда просто не говорили. Наиболее горячие головы предлагали сразу же продолжать движение по марш руту, хотя более умеренные энтузиасты были согласны вначале немного прийти в себя и только после этого идти дальше. Но зимний февраль – это не весенний апрель, когда промокшее снаряжение можно подсушить прямо на солнце. В итоге победил здравый смысл, и мы повернули обратно в Елецкий обогреться, обсушиться и кое-что отремонтировать. А потом все хотели вновь выходить на тот же самый маршрут, пускай и по самому сокращённому варианту.
Могу только поблагодарить своих друзей за то, что ни у кого из них тогда не возникло ни малейших сомнений…

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Весь наш лагерь пурга почти полностью сравняла с остальной тундрой, поэтому собирались очень долго. Да и какие это были сборы – на морозе влажная одежда быстро покрылась тонкой корочкой льда и при любом нашем движении громко хрустела. Замучились искать под снегом рюкзаки, а потом старательно выпиливали их ножовкой из плотного фирна. Также осторожно освобождали из снежного плена и палатку, ткань которой превратилась в натуральную обледенелую жесть. Сворачивали её очень аккуратно, иначе она могла просто переломиться. В итоге палатку удалось увязать в один огромнейший тюк, который мы не столько несли, сколько тащили по снегу.
Двигались медленно.
К Елецкому подошли ближе к вечеру, когда в сторону Сейды уходил местный поезд. Мы видели, как цепочка вагонов выехала со станции и начала набирать скорость перед мостом через реку Усу. Внезапно поезд резко остановился, локомотив начал подавать короткие отрывистые сигналы, а потом весь состав пополз задним ходом обратно на станцию.
Никто из нас ничего подобного раньше не видел, и в посёлок мы входили, теряясь в догадках. Но вскоре выяснилось, что даже по местным понятиям прошедшая пурга была действительно очень сильной. По радио регулярно говорили о порывах ветра до 35–40 м/с, и жители Елецкого нисколько не сомневались в том, что все мы замёрзли в первую же ночь.
Короче говоря, нас здесь уже похоронили, и даже успели сообщить в Воркуту о гибели восьми свердловских туристов.
А машинист, выехав со станции, заметил нашу группу на фоне снежной тундры и, позабыв про своё жесткое расписание, поспешил обратно с радостной вестью: все туристы живы! Рассказать об этом он мог только лично, ведь в эпоху паровозов никакой связи между машинистом и станцией ещё не было.
В Елецком мы расположились на хорошо знакомом вокзале, завесив небольшой зал ожидания своим промокшим снаряжением и тут же став местными героями. На нас приходили посмотреть, а те, кому повезло больше других, могли нас даже потрогать руками. Для населения посёлка мы стали настоящими пришельцами с того света.
Конечно, после отдыха и мелкого ремонта мы опять вышли на маршрут…"

Где бы еще подробности про эти истории найти...

"...Позднее мне не раз удавалось послушать и другие рассказы Геннадия Птицына: о походах по горам Полярного Урала, вдоль побережья Карского моря и вокруг острова Вайгач. О том, как посереди тундры команда потеряла в пурге одного из своих друзей, и о том, как, двигаясь в сильную непогоду по холмам хребта Пай-Хой, лыжники время от времени полностью исчезали в складках рельефа, то погружаясь в густую пелену мощнейшей снежной позёмки, то «выныривая» из неё наверх. Ведь это только теперь все туристские методики, советы и рекомендации считаются классическими. Но возникали они вовсе не на пустом месте, а на основе походного опыта конкретных туристских групп, отважившихся первыми выйти в зимнюю тундру. Свою лепту в становление техники и тактики полярных путешествий внесла в 1960-х и команда Г.Птицына.
А ещё мне хорошо запомнилась увлекательная история о том, как Геннадию пришлось впервые в жизни управлять собачьей упряжкой. Тогда он не только сам сумел выбраться к людям, но и спас от верной гибели вдребезги пьяного ненца – хозяина собак...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот нашлись отчеты этого корифея.
1964 год.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29263&page=1
Почитайте этот самый ранний из найденных. Мне видится, что такой же примерно мог быть у Дятлова, если б они прошли маршрут. Записи - словно от Зиночки или Люды...Записи начинаются в конце 1963 года и постоянно обращаются воспоминаниями в поход 1962 года. Тот что описан в посте выше.

1966 год
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29594&page=1




1969 год
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29593&page=1
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

О, нашла чертежики. Как там дела были со стенкой в 1963 получается году.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29263&page=48




http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29263&page=49




Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 503
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Получается - все звенья цепи собраны.

У нас есть очень понятное описание и схема от Птицына. Птицынские 1963 года могли выходить через выход в палатке.
Палатка тоже была у них сшитой из двух, вагоном. Как Дятловская.
У Дятлова - выход был завален. И наверху соорудился навал снега. Из-за высокой стенки перед входом.
Которую они сделали чтоб не заметало вход, когда ветер поменялся и стал ураганестее. Завал входа произошел из-за выхода одного участника по нужде.
Он не смог так же и вернуться в палатку как вышел. Дальше был разрез. Причем почти рядом с выходной частью палатки.
Этот разрез появился потому, что через штатный выход - выход доступным не был.

И да. Птицын судя по его рассказу после печального почти погребения в палатке из-за неверно поставленной стенки (высоко задрали ударную для ветра часть) в 1963 году - глубоко прорабатывал вопрос правил строительства. И верно сказал - даже в Московских отчетах их действительно нет. Есть фотки и есть про резку кирпичей. Все. Я представляю как он удивлялся стенке из отчета 1958 года Вондры (Тихомирова) - она на высоту палатки.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=36097&page=43



А от стенки из отчета Огородникова 1960 года - он ваще наверное был в шоке. Она там в одном месте почти по кругу выше макушки палатки врытой в наст.
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=146



http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=158



Кстати, именно у Огородникова опыт ночевки на скалах с постройкой снежной стенки в феврале 1959 года. Я этот отчет тоже приводила в темке про ночевки
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29120&page=20
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Яндекс.Метрика

Страница сгенерирована за 0.586 секунд. Запросов: 194.