РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Советы бывалых из тур.отчетов, близких 1959 году...  (Прочитано 9354 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Helga

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +202/-68
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 304


 И мне виднее, с какого входа входить. И именно с моего - видно, чего и именно критически не хватает. Я очень сомневаюсь - что Юдину было известно, что было в снаряге общей и личной группы. Он ни дня ни шел по ненаселенке.  Ни дня!!! Я ориентируюсь по весу рюков. Девчонкам их всегда делали чуть легче. Но Зиночка пишет, что рюкзак ничего, тяжеленький. Не зря ж Саша Колеватов пытался мастерить нарты...
Да есть нехватка! Доказанная уже!
 И не теоретическими записями норм снаряжения а УД и фотками ребят В ПОХОДЕ.
Записан
Награды:

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

То есть одна ночёвка в палатке на склоне в условиях возможно достаточно благосклонной погоды -это явно -невозможное решение, а поход вообще без палатки -  :funi01065: это нормально...
Расскажите про благосклонность погоды - только не мне, дорогая передача... Метель с сильным ветром  и голые камни без дров для печки - это Вы сильно преукрасили.
А походы, чтоб Вам знать, какие-то происходили - от избы до избы. С парой ночевок в чудесном лесу у костра, даже без тента. И верите - зачтены на тройку.
Но чтоб не мести метель  - это ж почитать их надо, отчеты-то. А у Вас  с этим - сильно зримый швах...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Да есть нехватка! Доказанная уже!
 И не теоретическими записями норм снаряжения а УД и фотками ребят В ПОХОДЕ.
И что с того, дорогая передача? Теорема, доказанная двумя разными методами, плавно перетекает в разряд аксиом.
И с моей точки рассматривания - видно чего именно куда-то делось.
Еще на тайне я прикалывалась - что убийцы покрали дрова. Так получается: покрали. А что - зачем их потом рубить/искать сухие, делить на размер рюка/ноши. И кстати - по дровам можно прикинуть, в какую сторону утекали губители ГД.
Валенки вряд ли прикарманили, а вот - меховые носки и возможно спальный мешок. До ночевки на скалах - он был не актуален и потому в описании ночевок не звучал.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Просто грех сюда не впостить эти советы от замечательно  бывалых. Так сказать инструкция от тех, кто много ходил по зиме по Уралу: Северному. Полярному и Приполярному и до 1960 года.
Это отчет от крупномасштабной экпы. которая проводилась тремя группами по разным маршрутам.
Район: Урал, Урал:Полярный Урал
Автор: Огородников Б.; Город: Москва
Маршрут: #1093: Рук.Кудрявцев В. Хальмер-Ю-845 на р.Б.Кара = пер.в дол.р.Пырь-Яга-Тони = пер.Щучий = р.М.Щучья = ледн.МГУ = р.М.Уса = база Иган = р.Б.Пай-Пудына; Рук.Луговьер Д. Хальмер-Ю = р.М.Кара = р.М.Щучья = база Иган = г.Лонготьетан = 4 км = пос.106км; Рук.Степанов А. Хальмер-Ю = оз.Гнеть-Ты = ледн.Боча-и-Долгушина = оз.тиз-Неза-То = р.М.Кара = база Иган = 106 км.
Тип: лыжный; Категория:
Год: 1960; Месяц:

Очень некоротко и подробно. Потому без листов, но ссылками
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=97
...
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=117

Попрошу обратить внимание плюс на темочку про выбор места для ночевки. Инфа понятно объясняет то, что на своей шкуре совершенно определенно знает каждый руководитель похода, если ему уже приходилось болтаться такими северными маршрутами...а Игорь Дятлов - точно это проходил и прочувствовал...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Просто грех сюда не впостить эти советы от замечательно  бывалых. Так сказать инструкция от тех, кто много ходил по зиме по Уралу: Северному. Полярному и Приполярному и до 1960 года.
Это отчет от крупномасштабной экпы. которая проводилась тремя группами по разным маршрутам.
Район: Урал, Урал:Полярный Урал
Автор: Огородников Б.; Город: Москва
Маршрут: #1093: Рук.Кудрявцев В. Хальмер-Ю-845 на р.Б.Кара = пер.в дол.р.Пырь-Яга-Тони = пер.Щучий = р.М.Щучья = ледн.МГУ = р.М.Уса = база Иган = р.Б.Пай-Пудына; Рук.Луговьер Д. Хальмер-Ю = р.М.Кара = р.М.Щучья = база Иган = г.Лонготьетан = 4 км = пос.106км; Рук.Степанов А. Хальмер-Ю = оз.Гнеть-Ты = ледн.Боча-и-Долгушина = оз.тиз-Неза-То = р.М.Кара = база Иган = 106 км.
Тип: лыжный; Категория:
Год: 1960; Месяц:

Очень некоротко и подробно. Потому без листов, но ссылками
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=97
...
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29669&page=117

Источник тот же. Палаточка на продуваемом всеми ветрами местечке


Контрасты северных вариантов
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Согринцы открыто признавали, что продолжение похода было авантюрой и что только ЧУДОМ можно объяснить, что они выжили  в пещере в буран(см тему на форуме поход параллельный  дятловскому)

Кстати, кроме воспоминаний Зиновьева вперемешку с цитированием дневника одного из участников того самого Согринского похода Виктора Малютина
http://pandia.org/text/78/123/42042.php
есть еще воспоминания Рудольфа Седова. Сложно не учитывать его мнение о угрозах жизни/здоровья и их предотвращении, если проследить весь его дальнейший жизненный замечательный путь:
http://taina.li/forum/index.php?topic=1474.msg44142#msg44142

В МОМЕНТ ТРАГЕДИИ МЫ БЫЛИ В ПОХОДЕ ПО ПРИПОЛЯРНОМУ УРАЛУ, В 300 КМ СЕВЕРНЕЕ МАРШРУТА ДЯТЛОВА. НА ЛЫЖИ ВСТАЛИ  31 ЯНВАРЯ . ПОХОД БЫЛ ТЯЖЕЛЫМ ― ХОЛОДНЫЙ, ДРАМАТИЧНЫЙ, НО С ДЕМОКРАТИЧНЫМ РУКОВОДИТЕЛЕМ. СОГРИН С  ТУРИСТСКИМ, АЛЬПИНИСТСКИМ  ОПЫТОМ ПОХОДОВ И ВОСХОЖДЕНИЙ ВСЯКИЙ РАЗ НАХОДИЛ ВЫХОД В СЛОЖНЫХ СИТУАЦИЯХ. А ОНИ У НАС БЫЛИ.

   Годом раньше под его руководством мы прошли на лыжах от Вижая до Вишеры. Были ночи, когда температура опускалась ниже пятидесяти. По задумке Сергея палатку с печкой не стали брать и шли на нодьях, саморегулируемых таежных кострах. Забавно было ожидать тепла от угольков в ногах, но они все же согревали нас, правда, доставляя немало хлопот: иногда начинала тлеть вата спальников, приходилось вылезать, нащупывать очаг возгорания и тушить снегом. При траверсе хребта ночевали в снежной пещере.

   А на Приполярном в первые же дни у нас сгорела палатка, видимо от большого желания согреться ― стояли сорокаградусные морозы. По всем правилам туризма, безопасности поход следовало прекратить. Желание продолжить маршрут было неимоверное. Без опыта предыдущего похода, может быть, не решились бы на такое. Так что сделали ― имевшиеся в группе четыре спальника сшили попарно, и теперь в них помещалось шестеро. Двоим пришлось укрываться под одеялами. Теперь, кроме большой костровой ямы, рыли еще траншею и на дно раскладывали лыжи, на них куртки, телогрейки. Вместо двери ― одеяло, а крышей служили остатки палатки, прижатые снежными кирпичами. Спать было холодно, но оказалось возможным продолжить поход. И это еще не всё.

  В горной местности, выше границы леса, попали в пургу. Тут и палатка никакая не выдержала бы. Спасение ― вырыть снежную пещеру. Несколько часов рубили ледорубами, топорами плотный надув. На третьи сутки тишина, солнце ― рай. Только оставили свое жилище, мороз сковал влажную одежду. По графику дальше  у нас перевал, высокий, безлесный.

   ТУТ БЫ БЕЖАТЬ ВНИЗ, К ЛЕСУ, СУШИТЬСЯ, А , ОСТАВЛЯЯ ЗА СОБОЙ ПРАВО РЕШАЮЩЕГО ГОЛОСА, УСТРОИЛ ОТКРЫТОЕ ГОЛОСОВАНИЕ. Я ТАК ДУМАЮ, ПРОВЕРЯЛ НАС НА ХИЛОСТЬ. ОДЕЖДА ПРЕВРАТИЛАСЬ В НЕГНУЩИЙСЯ ПАНЦИРЬ, НОГИ В БОТИНОЧКАХ ЗАДУБЕЛИ, И ВЕДЬ НАШЛИСЬ СРЕДИ НАС, КТО ВЫСКАЗАЛСЯ ЗА ПЕРЕВАЛЬНЫЙ ВЫХОД. А РУКОВОДИТЕЛЬ НАПРАВИЛСЯ К ЛЕСУ. ВОТ ТУТ НА ОЧЕНЬ ДОЛГОМ ПЕРЕХОДЕ, КОГДА Я НЕ МОГ ОТ ХОЛОДА РАСШНУРОВАТЬ БОТИНКИ, МАЛЮТИН, ГОРЯЧИЙ НАДЕЖНЫЙ ПАРЕНЬ, ОТТИРАЯ СПАСАЛ МОИ НОГИ. НО ВСЕ ЭТО БЫЛИ ПРИРОДНЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ, С КОТОРЫМИ БЫ ТАКЖЕ СПРАВИЛАСЬ ГРУППА ИГОРЯ ДЯТЛОВА.

   С большой теплотой вспоминаю холодные будни Приполярного с жуткими стенами Сабли, с изумительной круговой панорамой Неройки и своих стойких друзей Витю Малютина, Борю Мартюшева, Витю Плышевского, Женю Зиновьева, Игоря Кузьминых. В этом отступлении хочу подчеркнуть, что север Каменного Пояса, ставший к тому времени вотчиной уральцев, ленинградцев, москвичей, мог постоянно преподносить сюрпризы. И туристы принимали их серьезно, со знанием дела.

   Упоминаю прошлые походы не по причине ностальгии, хотя и это присутствует здесь, но чтобы лишний раз сказать, север Урала зимой вовсе не полигон даже для туристов средней подготовки. Морозы, ветра, глубокий снег в долинах и жесткий наст выше границы леса, изменчивая погода в горах. Надо быть готовым к любому варианту событий. Группа Дятлова была к ним готова. Сам он зимой 1957 г. руководил походом, который прошел в том же районе по маршруту Вижай ― Молебный Камень ― Ивдель. Через год участвовал в лыжном походе высшей категории по Приполярному Уралу.


Так что ж Вы все пишете авантюрность как основной мотив туристов УПИ!!! Там опыт, его обмен между группами активный и техническая смекалка - основной мотив. И Дятлов был не безбашеннее Согрина. Скорее - наоборот...
Мало того, я приводила в темке про ночевки - что народ сознательно выбирал тент+костер вместо палатки из-за более теплой и удобной стоянки, ровно как и пещеры в снегу. Был вариант глубокой ямы с потолком, укрытым - ровно как у Согринцев. Там даже костер внутри ямы умудрялись жечь! И настил был.
Вот и возникает вопрос. Не был ли найденный в ручье настил - потолком такого убежища в снегу. А одежда положена - чтоб крыша была с вентиляцией...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Предполагаю еще подпостить сведений об опыте туристов...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Предполагаю еще подпостить сведений об опыте туристов...

Итак, я нашла в библиотеке тур. походов отчет 1954 года. Это Ленинград и это Борис Полоскин как капитан.

http://polobp.hut2.ru/


http://polobp.hut2.ru/Pohod.htm

1954 г. – Алтай. Сел.Нижний Уймон - р.Мульта - Сел.Мульта - оленеводческая ферма - Нижне- Средне- Верхне-Мультинские озера - пер.Мультинский - р.Тальменка - оз.Тальмень - Становые реки - р.Тюрген-су - р.Сакал-су - р.Катунь - р.Верхний Курган - пер.Кони - р.Кони-айры - р.Мюшту-айры - оз.Кочурлинское - р.Кочурла - сел.Кочурла - р.Катунь - сел.Тюнгур - р.Катунь - р.Аккем - кол.им.Ленина - р.Аккем - оз.Аккемское - МТР кол. им.Ленина - р.Катунь - р.Чуя - Чуйский тракт. Руководитель. Поход горный. Походные случаи описаны в рассказах "Контрольный срок" и "Приснится же"в книге "За убегающим горизонтом".

"Контрольный срок"
http://polobp.hut2.ru/Sluchay.htm#Srok

"Приснится же"
http://polobp.hut2.ru/Sluchay.htm#Son


http://polobp.hut2.ru/FotoAl.htm

Так вот к чему я. Смотрите состав группы и смотрите что они брали кушать. И главное - они считали калорийность продуктов! Обращает на себя изначальное разбиение группы на звенья. И поочередная смена походных обязанностей каждого звена. Очень подробно описана предпоходная подготовка.

http://www.tlib.ru/

Район: Алтай, Алтай:
Автор: Полоскин Б.; Город: Ленинград
Маршрут: #352-PKT: с. Нижний Уймон = р. Мульта = с. Мульта = оленеводческая ферма = Нижнее, Среднее, Верхнее Мультинские озера = Мультински перевал = р. Тальменка = оз. Тальмень = Становые реки = р. Тюрген-Су = р. Сакал-Су = р. Катунь = р. Верхний Кураган = пер. Кони = р. Кони-Айры = р. Мюшту-Айры = Кучерлинское озеро = р. Кочурла = с. Кочурла = р. Катунь = с. Тюнгур = р. Катунь = р. Аккем = МТФ колхоза имени Ленина = р. Аккем= Аккемское озеро = р. Аккем = МТФ = р. Катунь = р. Чуя = Чуйский тракт
Тип: пеший; Категория похода: 3
Год: 1954; Месяц: август























Я в "Избранном..." уже давала ссылки и цитировала многое из воспоминаний Полоскина.

http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5910.msg79561#msg79561


Вроде именно этого не цитировала. А оно - препользительное. Возможно именно так было организовано и в ГД. И потому - получилось разделение группы.


"Контрольный срок"
http://polobp.hut2.ru/Sluchay.htm#Srok



"...Контрольный срок
(Из книги "За убегающим горизонтом")
Мы спешим, потому что до контрольного срока остается меньше двух часов. Мокрые уступы скал ускользают из-под ног. Слева монотонно, словно электричка, шумит река. Непроницаемой пеленой окутывает темнота. Моросит дождь.
Если мы не вернемся к контрольному сроку, это будет означать, что с нами что-то случилось, нас начнут разыскивать. Контрольный срок назначили на двадцать четыре ноль-ноль, но в такой непроглядной тьме искать бессмысленно, и я думаю, в лагере подождут до утра. Нам тоже следовало бы где-нибудь на уступе дождаться рассвета.
Мой напарник, которого я про себя кличу Рыжим, потому что он действительно рыжий-конопатый и беспокойный, как огонек, устал и отстает. Это из-за него мы опаздываем и ползем ночью по мокрым скалам.
Нам поручили отыскать подход к перевалу. Мы долго карабкались вверх, преодолевая одну за другой ледниковые морены. Хаос каменных глыб пытался убедить нас, что здесь испытывалась атомная бомба. Скоро мне стало ясно: путь еще долог, и если мы не хотим застрять где-нибудь на скалах ночью, надо возвращаться в лагерь. Тем более, что основную часть задачи мы выполнили, - большая часть пути к перевалу была определена. Но разве Рыжего угомонишь? Он должен побывать на самом перевале, чтобы быть уверенным, как он говорил, что это наш перевал.
– Ведь нашим путем, – поучал он, – завтра пойдет весь отряд, и ошибка будет дорого стоить. - К тому же, – утверждал он, – этот каменный вал – последняя преграда, и речь идет о каких-нибудь двадцати минутах. В конце концов, подожди меня здесь, я быстренько сбегаю туда и обратно, – закончил он.
Как я и предполагал, этот каменный вал отнюдь не был последним. И когда Рыжий в наступавших сумерках появился на его гребне, серые глыбы скал уже утрачивали свои четкие контуры, а следом за ним с перевала гнались низкие черные тучи.
Нам до темноты необходимо было выбраться к реке, к надежному ориентиру, и мы, не перемолвись словечком, пустились вниз во весь дух.
Смеркалось очень быстро, тучи нас догнали. Вскоре стали заметны искры, которые мы высекали из камней металлическими шипами на ботинках – триконями.
К реке мы вышли почти в полной темноте. Она шумела где-то глубоко внизу, в ущелье. Из-под ледника здесь в нее водопадом низвергался ручей, и был небольшой лужок, покрытый травой. Самое разумное было бы дожидаться рассвета здесь, потому что дальше шла крутая осыпь из крупных глыб, каждая из которых была небольшой скалой, и еще – очень легко было попасть на отвесные стены ущелья реки.
Рыжий устал. Он поспешил присесть на камень, как только мы остановились, дышал глубоко и никак не мог отдышаться.
Я высказал свое предложение.
Он спросил:
– А контрольный срок?
– До утра нас искать никто не будет: это не разумно. Ночью в такую погоду и опасно, и безрезультатно. Начальник, я его знаю, не будет рисковать людьми и тратить силы понапрасну. Он подождет рассвета и начнет поиск сразу на широком фронте. А до утра они разведут большой костер на видном месте и будут по очереди дежурить.
– Трусишь, милок?
Может, он хотел меня подзадорить, может, злился на себя, что из-за него мы не вернулись в лагерь до темноты, может, досадовал на свою усталость, но по тону его ясно было одно – он закусил удила и спорить с ним бесполезно.
Я ничего не ответил.
– Шагай первым, – сказал он.
Это было разумно: я более осмотрителен и меньше устал.
И вот мы спускаемся: мокрые уступы скал ускользают из-под ног, слева монотонно, словно электричка, шумит река. Тьма – не видно собственных рук. Моросит. Кажется, что мир умер, оставив от себя лишь этот монотонный звук слева и мокрый гранит под руками. Я ориентируюсь по звуку. Надо держаться так, чтобы он не удалялся и не приближался. Иначе можно забраться на такие скалы, с которых и днем не слезешь. Во мне все обострено до предела, рождается какое-то доселе неизведанное чувство пространства. Я медленно сползаю во тьму, держаcь за невидимый уступ руками, и точно в тот момент, как и ожидаю, нахожу ногами невидимый упор. И так с одного обломка скалы на другой. Иногда они вдруг шевелятся и негромко ворчат, как сытые звери, потревоженные ночью. Я зол на Рыжего. Я уверен, что в такую ночь нас искать никто не будет, что рискуем совершенно зря, что пока не поздно, нужно остановиться. Днем здесь работы на тридцать минут, и без всякого риска. Дело даже не в личном страхе за свою жизнь. Если кто-нибудь из нас сейчас разобьется, это отразится на всех и на всем. Отряду придется сойти с маршрута. Но после разговора там, наверху, я и слова не скажу. Пусть Рыжий сам поймет, что был не прав, пусть сам скажет: "Подождем до утра".
Он устал и начинает терять координацию. Сказалась последняя пробежка на перевал и головокружительный спуск наперегонки с тучами. Я знаю: то, что есть от усталости во мне, в нем уже выросло до угрожающих размеров. Ноги в лодыжках иногда вдруг подворачиваются ни с того ни с сего, руки хотят отпустить уступ раньше, чем ноги найдут надежную опору, исчезает ощущение опасности и постепенно на все становится наплевать. Я слышу, как разболтанно цокают металлические шипы за моей спиной, временами угрожающе скрежещут по граниту, словно машина на тормозах. И чувствую, что несчастье уже висит в воздухе, оно произойдет, если мы тотчас не остановимся. Ходить ночью по скалам – сплошное пижонство. И ради чего? Ради того, чтобы прийти в лагерь в срок, который был назначен нам скорее по привычке, впопыхах и совершенно не разумно – на двенадцать часов ночи. С кем это произойдет – со мной или с ним? Шансы примерно одинаковы – он устал, я иду первым.
И вот сзади скрежет тормозов, которые не спасают, мягкий шлепок тела о камни, звякнул ледоруб и – все. Лишь речка шумит.
Что-то темное поднимается во мне, затопляет сознание. Тьма словно прорвалась вовнутрь. Это наивно, это глупо, это не так, но разум не может с этим справиться – тьма оживает. Это уже существо, оно только не имеет привычных очертаний, оно может придушить нас в любой момент и лишь забавляется.
– Эй! – кричу я и не узнаю своего сдавленного голоса.
Шевелится.
– Эй! – повторяю я и боюсь что-либо спросить.
– Эй!
Легкий стон. Поднимается. Ругательство со злостью и слезами в голосе.
– Подожди, – говорит Рыжий, – подожди минутку, отдохнем. Ничего не случилось. Ничего, только темнота осточертела. Посидим с закрытыми глазами.
Я закрываю глаза и сажусь на камень, теперь-то мы, слава Богу, будем сидеть так до утра. Нас опять двое, мы целы, а солнца не так уж долго ждать. Я чувствую себя счастливым. Ей Богу, чувствую себя счастливым.
– Ну, пошли, – говорит Рыжий.
– Никуда я не пойду.
– Мы же почти пришли.
– Тем более, мы сделали все, что могли.
– Выходит, мы напрасно рисковали?
– Напрасно.
– Мне наплевать, ждут нас или не ждут. Трезво рассуждают или за бутылкой. Я приду вовремя – и все. Я должен прийти и приду.
– Брось этот дешевый героизм. Тебя не снимают на кинопленку. Это ведь может дорого нам обойтись.
– Не бойся, не продешевлю. Сиди здесь. Мы пришлем тебе и пожарную лестницу, и чистые штаны.
Он уходит. Мне кажется, что если бы он постанывал, ему было бы легче. Он уходит. Он проламывается сквозь темноту, как раненый зверь через чащу. Невидимая нить, которой мы связаны, сдергивает меня с уступа. Можно начинать оплакивать себя – никому не видно, темно, лицо мокрое от дождя.
Время словно остановилось. Наверно, так кажется потому, что ничего не меняется перед глазами. Теперь, когда я иду вторым, нервное напряжение сменяется усталостью. Я уже не ощущаю пространства, теряю координацию, оскальзываюсь, то и дело натыкаюсь на выступы скал; синяки и ссадины быстро занимают оставшиеся места на моем теле. По нарастающему шуму реки я чувствую, что Рыжий берет слишком близко к ней, но мне уже все равно. Зачем я только с ним связался? Я вспоминаю свою городскую жизнь и удивляюсь, что не мог наслаждаться такими доступными вещами, как мягкой постелью с чистыми простынями, теплым хлебом, что просто не замечал этого примитивного счастья.
Кто-то хлещет меня по лицу. За что? Да это куст! Я ему радуюсь, как моряк первой чайке. Значит, скалы кончились! Я делаю несколько поспешных шагов и натыкаюсь на Рыжего.
– Река, – говорит он. – Мы взяли слишком близко к реке.
"Слава Богу, – думаю я. – Переправы нам не найти. Можно развести костерок и греться до утра". И я опять счастлив.
Я ощупью надрал коры с корявой березки. Нашел среди нижних веточек несколько сухих. Под видавшей виды фетровой шляпой у меня коробок спичек и кусок фотопленки для разжигания костра. И вот – первый синеватый язычок огня нежно лизнул хворостинку. Задымило.
Мой спутник, исследовавший берег, не выдержал и тоже потянулся к огню. Мы поочередно подкладываем в него ветви, и проявляем при этом, я бы сказал, взаимопонимание. Когда костер слаб, одна неправильно положенная ветка может его загасить. Может он погаснуть, и если вовремя и определенным образом не добавить в него еще одной веточки. Наш костер набирает силу. Он еще не жаркий, не может высушить нашу одежду, но уже согревает душу.
Стали различимы - корявые деревца, окружавшие нас, скала, нависающая над нами со мхом на уступах в бисеринках влаги, берег бурного потока.
– Вброд нам не перейти – глубоко.
Я молча радуюсь.
– Тут совсем рядом есть поваленное дерево.
Я настораживаюсь.
– Лежит оно, вроде, поперек реки. Дерево старое – без ветвей и коры. Возможно, оно не доходит до того берега.
Я не трушу, но как уйти от огня? И снова отдаться на милость враждебной темноте?
Рыжий закуривает. Огонек сигареты освещает его яркие губы, сжатые сейчас в тонкую линию, кончик носа с глубокими вырезами ноздрей и рыжую щетину на остром подбородке.
Я твердо решил никуда больше не идти. Я буду сидеть и смотреть на огонь. Пусть сначала взойдет солнце, потом будем разговаривать.
– Сходим, посмотрим? – Рыжий встает чересчур резко, изображая решительность, и не удерживает стона. С ногой у него все-таки что-то случилось, не страшное, но болезненное.
Мы берем по головешке, – не потому, что от них много света, а скорее потому, что жаль расставаться с огнем, я готов хоть искру зажать в кулаке. И выходим на берег потока. Наш огонь слабо озаряет комель коричневого ствола.
Продолжение его, окантованное белыми всплесками, скрывается в темноте. Рыжий садится и начинает расшнуровывать ботинки. Мне кажется, он хочет отдалить решительную минуту.
– Трикони с каблуков посбивались, – поясняет он свои действия.
Страховочную веревку мы не взяли. Предполагалось, что подход к перевалу прост, и она нам не понадобится. На Алтае немного сложных перевалов. Я встаю на комель бревна с тайной надеждой, что оно не прочное и плохо закреплено. Но оно держит хорошо, и я неожиданно для себя делаю один шаг вперед. И ничего не ощущая, кроме изумления самим собой, быстро делаю еще несколько шагов. Штычком ледоруба ощупываю бревно. Головешка – для баланса. Опасный путь – всего несколько метров. Поток – бешеный, я ощущаю это по напору, с которым он бьет по ледорубу, погруженному в него всего сантиметров на пять. Я чувствую, что достаточно погрузить его еще на пять сантиметров, и можно потерять равновесие, а если соскользнет нога, то будешь смыт с бревна в одно неуловимое мгновение.
Я хотел только попробовать, я попробовал и сейчас вернусь. Тут я почувствовал, что теряю равновесие и, озаренный в мучительную минуту даром предвидения, понял, что в то самое мгновение, как я поверну назад, я свалюсь в поток. Я быстро делаю еще один шаг вперед навстречу своей неминуемой судьбе и выравниваюсь. Вода захлестывает бревно и теперь приходится переступать не более чем на ширину ступни. Я держусь за головешку, как за ручку в трамвае, сжимаю, как сжимали дикари каменный нож, когда на них бросался разъяренный хищник. Стою на бревне боком к движению и лицом к лицу к потоку и тьме. Еще несколько шажков – бревно становится уже, но вода перестает захлестывать его и уже не ревет так яростно. Все позади. Я спешу. Оступаюсь. Но берег близок. Я сажусь на его край. Вода леденит ноги, но это уже ерунда. Я делаю почти погасшей головешкой несколько кругов над головой, мол, все в порядке, и швыряю оставшиеся искры в пасть потоку – жри!
Другой огонек двинулся мне навстречу. Я смутно почувствовал, что если он погаснет, то тьма меня придушит, как котенка. И тут же осознал, что Рыжий делает непоправимую ошибку. Огонек был близок к воде, это означало, что он не понадеялся на себя – больная нога, усталость, потеря триконей с каблуков – и решил переправляться, сидя верхом на бревне, потому и ботинки снимал.
Головешка ему мешала передвигаться, занимая руку, но и он, храбрец, не захотел остаться без этого светлячка.
Я стал кричать, стараясь перекрыть шум потока, который ревел ему прямо в уши. Я предупреждал, я давал советы и не хотел понимать, что он меня не слышит, что советы мои бессмысленны, что это неотвратимо.
Огонек потух враз, будто кто-то плюнул на него. И мне показалось, что шипение угасавших угольков прорезало рев потока.
Он не был рыжим, он был русым и звали его Володей.
Я несколько раз отчаянно крикнул: "Володя!" и, не получив ответа, бросился прочь, к людям из этой проклятой тьмы, но, сделав небольшое кольцо по каменистой гряде, поросшей редкими лиственницами, снова вернулся к злополучному потоку, как злоумышленник к месту преступления, – на то самое место, откуда стартовал: это можно было определить по слабому отблеску костра, который еще тлел на том берегу. Но у кромки воды я увидел нечто новое. Что-то слегка белело в темноте и шевелилось. Весь атеизм как-то разом испарился из меня: леший? призрак? привидение?
Я замер. Дыхание перехватило. Мне показалось, что кто-то приближается сзади – шорохи... голоса... или это река бормочет? Кто-то уже стал за моей спиной. Его намерения мне не известны, но они враждебны, как враждебна тьма. Я сказал себе: "Мерещится, не будь психом". Нечто белое приблизилось, оно было небольшим. Я опустился на колени и протянул к нему руки. И ощутил что-то холодное, скользкое, чуждое, похожее на человеческое тело, перешагнувшее порог бытия. Я спросил шепотом:
– Володя, это Вы?
– Да, я, – запросто ответил призрак.
– Володя, а почему Вы такой холодный и голый, – запричитал я.
Но тут мрак начал рассеиваться, и это было так чудесно, что я поднял голову к небу, надеясь увидеть что-то необыкновенное, может быть летающую тарелку? Но я увидел Володю – без штанов, на его шее висели горные ботинки.
– Отпусти мою ногу, – зашипел он вдруг и задергался.
Мне очень не хотелось ее отпускать: я уже начал верить в нее, как в некоторую реальность в этом мире мрака и неожиданных явлений. Но призрак вырвался и сиганул обратно в поток.
Через некоторое время стало еще светлей и мир, наконец, вновь приобрел реальность. Полукругом с факелами в руках стоял почти весь наш отряд. У берега на корточках сидел я. Передо мной в воде, слегка присев и держась за макушку злополучного дерева, дрожал Рыжий.
– Ты что там делаешь? – спросил наш руководитель.
– Иду вброд.
– На ту сторону?
– Нет, на эту.
– Ну, так иди.
– Я уже пришел.
– Ну, так вылезай.
– А мне никак.
– Ты переправлялся, сидя на бревне?
– Я не думал, что вода меня перевернет. Я потом и ноги под себя поджимал, чтобы меньше било.
– Понятно. Сейчас будет зрелище не для слабонервных. Женщин прошу удалиться.
– Я не боюсь крови, – сказала юная Танюша.
– Если будет кровь, мы обязательно тебя позовем.
Мне хотелось смеяться, но я лишь слабо икал.
– Я и не подумал, что вода так сильно ударит по ногам, – повторил Рыжий. – А когда лег животом на бревно...
– Понятно, – перебил его руководитель. – Молодец, что ботинки снял, а то со штанами не так легко расстаться, когда ботинки на ногах. И плыл бы ты сейчас, милый мой, как под парусом в сторону моря...

Оказалось, что, как только начало темнеть, руководитель, не дожидаясь истечения контрольного срока, послал к переправе наблюдателей. Наш костер был замечен.
До контрольного срока оставалось двадцать минут...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Еще немного из классиков - туристических гуру...

Тот самый Лукоянов.

http://www.mountain.ru/article/article_display1.php?article_id=4616





"...Он родился 11 июня 1919 года на Урале. Свой первый лыжный поход прошел в январе 1938 года на Северном Урале по маршруту Соликамск-Чердынь-Ныроб.
Умение ориентироваться на местности и выжить в экстремальных условиях, выносливость и психологическая совместимость пригодились молодому лейтенанту при защите Родины во время Великой Отечественной войны, где он прошёл путь от командира стрелковой роты до начальника штаба полка, был дважды ранен. За воинскую доблесть награждён орденами Красной Звезды, Боевого Красного знамени, Отечественной войны I и II степени, многими медалями. В 1943 году окончил курсы «Выстрел» при академии имени М.В.Фрунзе.
После войны работал в Генеральном штабе, уволился в запас в чине полковника.
С 1957 года начался новый этап его туристской жизни – двухгодичная школа пеше-лыжного туризма, где Петр Иванович, под руководством Т.В.Морозовой и В.А.Коршунова, ещё больше повысил свой спортивный уровень. Там же он познакомился с братьями Николаем и Борисом Волковыми, вместе с которыми, уже под флагом московского «Спартака» будет пройдено много славных маршрутов, среди которых можно отметить первый лыжно-байдарочный поход на Полярном Урале (1965г) и первый лыжный поход по Тянь-Шаню (1967г).
Там же, в «Спартаке», с 1962 года вынашивалась и тщательно готовилась автономная лыжная экспедиция к Северному полюсу, в рамках которой в 1974 году был осуществлён тысячекилометровый поход вокруг островов Северной Земли.
Более 60-ти походов (в основном лыжных) пройдено им по территории нашей страны. Удивительно спортивное долголетие Петра Ивановича – уже после своего 80-ти летнего юбилея он неоднократно ходил на байдарке и катамаране по Карелии.
Многие годы Пётр Иванович активно работал в комиссиях Московского клуба туристов, был председателем Всесоюзной лыжной комиссии. Много сил он отдавал подготовке кадров, организовав и проведя более двадцати московских и Всесоюзных школ и семинаров руководителей и инструкторов лыжного туризма, уделяя первостепенное внимание обеспечению безопасности.
Именно безопасности лыжных походов, а также технике и тактике, самодеятельному туристскому снаряжению посвящены его многочисленные публикации, сдери которых необходимо отметить книги: «Зимние спортивные походы», ФиС, М 1979 и 1988гг, «Самодельное туристское снаряжение» (ФиС, 1986г), «Самодельное снаряжение для лыжного туризма» (Профиздат, 1988г) и «Безопасность в лыжных походах и чрезвычайных ситуациях зимних условий» (Центр ДЮТ РФ,1998г)...."






http://nkosterev.narod.ru/met/veteran/l/lykoinov/lykoinov.html






Так вот. Смотрим сколько они берут в поход продуктов до того, как Лукоянов стал проповедовать минимизацию наполнения туристического живота.

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29403&page=4


Район: Кольский п-ов, Кольский п-ов:Кольский п-ов
Автор: Лукоянов П.И.; Город:
Маршрут: #1279: пос.Цльма = р.Муруай = пер.Куытуай = оз.Сейдозеро = пер.Чивруай = пос. Ловозерский = Умбозеро = р.Тымшасуй = р.Вуннамиок = ст.Имандра
Тип: лыжный; Категория похода: 3
Год: 1966; Месяц:






13 дней и 9 человек (из них три женщины)

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29403&page=53







Просто суммирование по колонке "на одного участника в день", данные видимо в граммах. Короче куда как не 850 грамм...
Которые появляются вот уже здесь
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29784&page=8


Район: Урал, Урал:Приполярный Урал
Автор: Лукоянов П.И.; Город:
Маршрут: #1613: Кедровый Шор = г.Сабля = хр.Сабля = р.Гач-Ю = р.Вой-Вож = перевал Сундук = база Вангыр = перевал Юнко-Вож = верх.р.Манарага = перевал "Кар-Кар" = цирк = р.Балбан-Ю = база Сура-Из = база Пелингичей = хребет Россомаха
Тип: лыжный; Категория похода: 5
Год: 1968; Месяц:











http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29784&page=88




http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29784&page=90




Короче, на продуктах стали экономить куда позже 1959 года.


А на 1959 на продуктах не экономили место в рюкзаках и мало того - еще и считали калорийность. Как образец


http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28948&page=6


Район: Якутия, Якутия:Якутская АССР
Автор: Путинцев; Город:
Маршрут: #736: В цепях Черского = пос.Усть-Нера = р.Индигирка = р.Иньяли = р.Хангаласс = оз.Кюсль-Юрге = р.Анманныкан = г.Безымянная = пер.Архитектор = пер.Силяп = р.Чалба = пер.Аргамой = р.Индигирка
Тип: пеший; Категория похода:
Год: 1958; Месяц:


Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Разыскивая сведения об Ивдельскои госпромхозе (который размещался когда-то в очень далекое советское время на теперяшней базе Ильича) попала на эту статью


http://www.uralstalker.com/zaboj-2/

На третьей страничке есть вот какая неприятность для туристов


http://www.uralstalker.com/zaboj-2/3/

"...Зимой на Ходовом наметает столько снега, что ельник заметен только по макушкам. Горе тому, кому взбредёт в голову наломать лапнику или порубить веток для костра. Подойдя к такой макушке, человек проваливается вдоль ствола почти до земли, а это на 3-5 метров. Крона дерева не давала снегу слежаться в плотный наст. Провалившегося либо засыпало снегом и тогда уже «насовсем», либо он успевал схватиться за толстые ветки и орал во всё горло, если был не один. По рассказам оленеводов, основными «клиентами» этих «ловушек» были многочисленные туристы, которые с перевала поднимались на траверз Главного Уральского Хребта...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Яндекс.Метрика

Страница сгенерирована за 0.905 секунд. Запросов: 163.