РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Некриминальное чтиво...  (Прочитано 60589 раз)

0 Пользователей и 7 Гостей просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #320 : 27 Октябрь 2019, 16:24:16 »

Любовь, похожая на ложь, коммунистическую сказку...
Которую пламенно рассказывали, маня светлыми далями, но сказка закончилось кромешной тьмой.
Интересно, что б было, если б Серова не сдалась на осаду Симоновым? Я так кумекаю - что гораздо счастливее...
Наверное - большая и невыносимая горечь одолевала её в минуты протрезвления: тот кто рядом быть обещал на всю страну - забыл так просто обещанья. Ему действительно бороться за неё было недосуг и не по чину или даже лень. Ведь отбить у соперника - это плевое дело. Попробуй отбить у зеленого змия, к которому сам приучил...

П.С. Чего-то у меня сегодня печальное чтиво...

https://aif.ru/culture/person/zvezda_i_smert_valentiny_serovoy


"...Вдохновившая Константина Симонова на самое, пожалуй, замечательное во всем его творчестве стихотворение "Жди меня" женщина, та, кому были посвящены столь пронзительные строчки: "Просто ты умела ждать, как никто другой", сама ждать не умела. Вот свидетельство ее дочери Марии Симоновой: "Она не умела ждать, хотя "Жди меня" было написано только для нее. И последняя строка стихотворения была не вызывающим сомнения утверждением для тысяч чужих женщин. Для автора это было убеждением самого себя прежде всего в том, во что он хотел верить и верил с присущим ему упрямством".
Ни дня без Лапарузки

ВАЛЕНТИНА СЕРОВА родилась 23 декабря 1917 года под Харьковом. Ее мать, Клавдия Михайловна Половикова, была провинциальной актрисой, блиставшей на харьковской сцене. От нее-то и передалась маленькой Вале любовь к театру. Отца, по слухам за что-то арестованного, малышка совсем не помнила. Когда Вале исполнилось 6 лет, они с матерью переехали в Москву. Впервые увидев свою Роднушу (так девочка ласково называла мать) на сцене театра, пораженная Валька на весь зрительный зал звонко закричала: "Це ж моя мамо! Дывитесь!" Тогда, в 20-х годах, столичные театралы ходили не только на Бабанову и Гоголеву, но и на красавицу Клаву Половикову. А в 8 лет девочка и сама вышла на сцену Студии Малого театра на Сретенке в спектакле "Настанет время" по драме Р. Роллана. Ее дебютом была роль мальчика по имени Давид - сына главной героини спектакля, которую играла ее мать. С этого момента девочка буквально заболела театром: из-за него она бросила школу и в 14 лет поступила в Центральный техникум театрального искусства. Но проучилась всего год, с 15 лет юная Половикова официально принята в труппу Театра рабочей молодежи (ТРАМ, ныне - Ленком).
В 1938 году Валентина познакомилась с летчиком-испытателем, героем гражданской войны в Испании Анатолием Серовым. Красивый, обаятельный, остроумный - по нему сохли многие девушки. А он, едва лишь увидев Валентину, влюбился мгновенно. Два дня ходил за ней буквально как пришитый, а на третий сделал предложение. Они расписались 11 мая, через восемь дней после знакомства. Но недаром, видно, в народе бытует уверенность, что май не самое удачное время для вступления в брак. Семейная жизнь получилась хоть и счастливой, но очень уж короткой. Анатолий ни дня не мог прожить без своей Лапарузки, как он любовно называл Валентину, в честь пролива Лаперуза, над которым не раз пролетал. Когда его отправили на юг отдохнуть и восстановить силы, он на другой же день сбежал из санатория к жене. Истребители его эскадрильи кружили над их домом, сбрасывали цветы, а Серов чертил в небе слова: "Люблю", "Валя", "Лапа".
Вскоре молодоженам выделили роскошную квартиру - бывшие апартаменты репрессированного маршала Егорова. В это же время Валентина снялась в фильме "Девушка с характером" и моментально стала популярной: длинные очереди в кинотеатрах, цветы, автографы, всеобщее обожание. Третья блондинка Советского Союза (после Орловой и Ладыниной) отличалась от первых двух радикально. В ней не было демонстративной плебейской советскости, и никакие казенные тексты не могли затушевать ее буйную, с трудом скрываемую эротичность. Это была красивая, звездная, счастливая пара, обласканная самим Сталиным. Слишком уж все хорошо складывалось, слишком...
3 мая 1939 года Серовы отметили в кругу друзей первую годовщину знакомства. А 5 мая они были на приеме в Кремле, где Серов о чем-то долго говорил со Сталиным. Как потом выяснилось, лучший друг пилотов лично поручил Серову принять участие в испытаниях нового класса машин.
11 мая Серов очень торопился: быстрее отлетать и к Лапарузке - ведь сегодня ровно год со дня их свадьбы. Когда самолет камнем пошел вниз, в Театре Ленинского комсомола шла генеральная репетиция веселой комедии "Галина", в которой Валентина исполняла главную роль. На следующий день должна была состояться премьера. И она состоялась. И все смотрели только на Валентину. Она играла прекрасно, но только одному Богу известно, что творилось у нее в душе...
14 мая на Красной площади прошла траурная церемония, в которой приняли участие все руководители государства, в том числе и Сталин. Урну с прахом Серова похоронили в Кремлевской стене.
А ровно через четыре месяца Валентина родила сына Толю, внешне очень похожего на отца.

"Я знал тебя, ты не лгала..."

В ПОКЛОННИКАХ и воздыхателях у Серовой не было недостатка никогда. В 1940 году их ряды пополнил 25-летний начинающий поэт и драматург Константин Симонов. Но Серова к его ухаживаниям отнеслась прохладно. В надежде хоть как-то завоевать расположение не отвечающей на его чувства женщины он прилагает максимум усилий, чтобы стать "своим" человеком в театре. Ленком ставит его пьесу "История одной любви", в которой Валентина играет главную роль. Но ее сердце по-прежнему остается пустым и холодным - она может предложить Симонову только дружбу. А он страдает и продолжает упорно добиваться ее внимания. Ради нее он оставляет жену и сына, хотя, надо отдать Валентине должное, она искренне этому противилась. В конце концов Симонову, который на правах друга был вхож в ее дом, удалось добиться расположения маленького Толика. И сердце матери дрогнуло...
Симонов был умным человеком и прекрасно понимал, что, хотя он и сумел войти в жизнь Серовой, ее сердце, ее любовь, ее грезы принадлежат отнюдь не ему.
Ты говорила мне "люблю",
Но это по ночам, сквозь зубы.
А утром горькое "терплю"
Едва удерживали губы.
Но его устраивала даже такая горькая, такая мучительная и вместе с тем такая сладостная любовь, которая впоследствии вылилась в чудесный поэтический цикл "С тобой и без тебя".
Я знал тебя, ты не лгала,
Ты полюбить меня хотела,
Ты только ночью лгать могла,
Когда душою правит тело.
Конечно же, до него не могли не доходить сплетни и пересуды о бесчисленных любовных похождениях Серовой. Сцепив зубы он терпел и... прощал. До поры до времени.
Я, верно, был честней других,
Моложе, может быть.
Я не хотел грехов твоих
Прощать или судить.
В том же сороковом году Симонов пишет пьесу "Парень из нашего города". Главная героиня пьесы Варя - прототип Валентины, а Лукашин - Анатолия Серова. Актриса отказывается играть в новом спектакле, который ставит Театр Ленинского комсомола. Слишком свежа еще рана от потери любимого мужа.
Короткий романПОКА Серова старалась полюбить Симонова, судьба готовила ей новый сюрприз - новую любовь.
Весной 1942 г. генерал Рокоссовский, получивший осколочное ранение, лечился в московском госпитале. В один из дней перед пациентами госпиталя в составе концертной бригады выступала Серова. Сорокапятилетний будущий маршал потерял голову сразу, как только увидел ее. Не осталась равнодушной и Серова: генерал был хорош собой, аристократичен, обаятелен. Она читала ему Чехова, он рассказывал ей о без вести пропавших жене и дочери, оставшихся в оккупированном Киеве. Когда Симонов между командировками на фронт приехал в Москву, та, которая "умела ждать, как никто другой", честно и безжалостно призналась ему, что любит Рокоссовского.
Рокоссовский после госпиталя переехал с вещами на квартиру Серовой. Но роман получился коротким - всего несколько месяцев. Их мечтам о совместной жизни не суждено было сбыться: нашлись жена и дочь Рокоссовского. А сам генерал по личному распоряжению Сталина был срочно отправлен на фронт.
Злые языки утверждали, что на фронтовых дорогах иногда встречали маршала Рокоссовского, из-за плеча которого выглядывало знакомое лицо "девушки с характером". И будто бы маршал предоставлял ей личный самолет для полетов к нему на фронтовые свидания.



И снова Симонов



СИМОНОВ и Серова пережили каждый свою мучительную драму. Но постепенно их отношения восстановились. Осенью 1942 г. Валентина уже репетировала роль Лизы Ермоловой в театральной постановке по пьесе Симонова "Жди меня", написанной специально для нее. А вскоре вылетела в Алма-Ату на съемки одноименного фильма.
Они поженились летом 1943 года и зажили наконец одним домом, в котором всегда было много гостей и много вина...
После войны Симонов очень быстро делает карьеру. Он становится главным редактором журнала "Новый мир", секретарем правления Союза писателей, лауреатом Сталинской премии, депутатом Верховного Совета СССР. Как человек государственный он постоянно ездит за рубеж, встречается с мировыми знаменитостями. Было это на самом деле или нет, доподлинно неизвестно, но о том, что Серова спасла Бунина от неминуемой гибели, на кухнях судачили. В 1946 году Симонов, получивший задание уговорить нобелевского лауреата Ивана Бунина вернуться на родину, взял с собой в Париж жену. Бунин был очарован Серовой, и она якобы успела шепнуть ему на ухо, чтобы он не вздумал возвращаться себе на погибель. Так это или нет, повторяем, неизвестно, но больше жену в зарубежные вояжи Симонов не брал.
От бесстрашного военкора, автора всенародно любимых стихотворений "Жди меня" и "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины" практически ничего не осталось. Теперь это солидный, очень состоятельный, вальяжный чиновник - представитель советской элиты, ведущий борьбу "против буржуазного влияния и отклонений" и пишущий вместо хороших стихов заказные пьесы о продажных ученых.
У Валентины пока еще тоже все благополучно, по крайней мере внешне. В конце войны выходит чудесный фильм "Сердца четырех". В 1946 г. Серова получает звание заслуженной артистки России. Ей присуждают Сталинскую премию за главную роль в картине "Глинка". В 1948 г. она великолепно играет Софью Ковалевскую в спектакле "Цель жизни".



Еще обворожительна, еще любима


ПОСЛЕ веселых, многолюдных застолий с безмерными возлияниями Серова все чаще остается одна в пустом доме. Пока Симонов месяцами странствует по свету, она одну за другой раскупоривает красивые дорогие склянки, которые он привозил в больших количествах со всего мира, и пьет в одиночестве. Поначалу пагубная привычка не отражалась на ее внешности. Она была еще обворожительна, еще любима. В 1950 г. у 32-летней Серовой рождается дочь Маша. Гримаса судьбы: дочь родилась в аккурат 11 мая - в день бракосочетания Валентины и Анатолия и день гибели Серова.
После рождения дочери Валентина по настоянию Симонова не вернулась в родной Ленком, а поступила в труппу Малого театра. Однако встретили ее в новом коллективе настороженно, если не сказать, враждебно. А когда после очередного возлияния она не явилась на спектакль, ей устроили товарищеский суд и отчислили из театра. Для молодой женщины наступал период заката как в творчестве, так и в личной жизни. Худо-бедно она восемь лет проработала в Театре Моссовета. Выходила на сцену вместе с Марецкой, Орловой и Раневской. Вечная "Любочка" и рано постаревшая Лапарузка беспардонно рассматривались публикой в бинокль. Железная Орлова, каждый день по два часа проводившая у балетного станка, выглядела как в "Веселых ребятах", хотя ей было уже хорошо за 50 и она была старше Серовой на 15 лет. А рядом стояла "девушка с характером", потерявшая почти все свое былое очарование. Симонов какое-то время боролся за жену, пытался ей помочь, заставлял лечиться. Увы, болезнь зашла уже слишком далеко: пагубная привычка одерживала одну победу за другой. Ослепительная красота Серовой, когда-то так поразившая Симонова и многие годы являвшаяся для него источником вдохновения, таяла на глазах. Отчуждение между супругами нарастало.
Большим ударом для Симонова явилась смерть вождя и учителя. Менялись времена, а вместе с ними менялись оценка и отношение к творчеству самого поэта. Симонов переживает глубокий душевный кризис, а рядом вместо друга и помощницы - опустившаяся алкоголичка. Строчки, которые он когда-то посвятил любимой:
Будь хоть бедой в моей судьбе,
Но кто б нас ни судил,
Я сам пожизненно к тебе
Себя приговорил -
вызывают у него теперь лишь досаду.
Впоследствии Симонов изъял из своих сочинений все посвящения Серовой (только перед стихотворением "Жди меня" он оставит - В. С.) и уничтожил все свои письма к ней. Дочери он объяснил это так: "Не хочу, чтобы после моей смерти чужие руки копались в этом... Прости меня, девочка, но то, что было у меня с твоей матерью, было самым большим счастьем в моей жизни... и самым большим горем..."
В 1956 году Симонов ушел к вдове своего фронтового товарища, поэта Семена Гудзенко, Ларисе. А в начале 1957-го его брак с Серовой был официально расторгнут.



Она хотела подняться, но...



ПОСЛЕ развода Симонов разменял их шикарную квартиру, и Серова оказалась в коммуналке. Сюда и вернулся из исправительной школы ее сын от первого брака Толя.
С раннего детства мальчишка рос в обстановке нескончаемых праздничных застолий: сидел вместе со всеми и слушал пьяные разговоры взрослых, пока не начинали слипаться глаза. В основном его воспитанием занимались специально нанятые няньки - матери и приемному отцу было некогда. Характер у парня был сложный, дерзкий, упрямый. Учиться не хотел, школу прогуливал. С 14 лет начал пить, а в 16 с компанией пьяных подростков обворовал и подпалил чужую дачу. Состоялся суд, и малолетнего преступника вместе с подельниками отправили на несколько лет в исправительную колонию под Нижним Тагилом. Всесильный Симонов даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь пасынку. Из колонии парень вернулся еще более нервным и неуправляемым. Подолжал пить и хулиганить. А пьющая мать не то что с сыном, с собой совладать не могла.
Дочь воспитывалась у бабушки, а Серова время от времени оказывалась в больнице. Но выходила и снова срывалась. Со сберкнижки ей теперь позволялось снимать лишь небольшую сумму денег - этого добились через суд родственники. Кое-как ей удалось пристроиться в областной Ногинский драматический театр. Частенько она выходила на сцену подшофе, чем удовлетворяла любопытство "театралов", приезжавших специально поглазеть на пьяную Серову, посудачить и посмеяться.
Практически она осталась совсем одна. Никто из родственников ей не звонил, когда она лежала в больнице - не навещал. Клавдия Васильевна Половикова, получавшая от Симонова на Машу большие алименты, всячески препятствовала общению Серовой с дочерью. И вдруг неожиданно нашелся отец Валентины. Василий Васильевич не пытался появиться в жизни дочери в период ее процветания, а когда та, оставленная всеми, оказалась в беде, бросился на помощь. Он нашел лучших врачей, убедил Симонова разрешить матери видеться с Машей, подыскал за городом уютный домик, в котором, как планировалось, будут жить летом Серова и слабая здоровьем девочка.
Серова всем сердцем стремилась начать новую жизнь, но ее надеждам не суждено было сбыться...



Крушение надежд



ВЕСНОЙ 1960 г. Серова подала в суд иск "о возврате ребенка". В итоге было заключено соглашение о том, что девочка после окончания учебного года и пребывания в санатории вернется к матери. Пройдя через немыслимые препоны, она вновь поступила в труппу Театра Ленинского комсомола. Но, увы, от прежней блистательной Серовой, секс-символа 40-х годов, осталась лишь жалкая тень. Каждый ее выход на сцену сопровождался нарастающим шепотом из зрительного зала: "Неужели это Серова? Не может быть! Это не она!" Не получилось у нее и наладить контакт с дочерью. Вернуть прошлое, к чему она так стремилась, было уже невозможно, а утвердиться в настоящем - не получилось. В итоге отступившая на время болезнь снова взяла верх, а Маша сполна хлебнула жизни с пьющей матерью.
В 1965 г. Серова делает последнюю попытку взять себя в руки и поступает в Тетр-студию киноактера. Однако здесь и без нее достаточно спившихся и безвременно погасших кинозвезд. Ролей она так и не дождалась. Ее фортуна отвернулась навсегда и бесповоротно.
В 1966 году умирает отец Валентины - единственное светлое пятно в кошмаре второй половины ее жизни. И Серова уходит в длительный запой. В 1968 г. новое печальное известие - умер Рокоссовский. И новый жесточайший запой. В июне 1975 года умирает ее сын Анатолий. Ему не исполнилось и 36. Всю свою жизнь он скитался и пил. На похороны сына Серова не пришла. Незадолго до смерти Анатолий попытался восстановить отношения с матерью. Пришел к ней с огромным букетом цветов. Но его даже на порог не пустил очередной собутыльник опустившейся актрисы.
***Поздней осенью 1975 г. в ЦДЛ широко отмечался 60-летний юбилей Константина Симонова. На стендах выставки была подробно отражена вся его жизнь. И нигде ни одной фотографии Серовой, ни упоминания, ни намека...
Через несколько дней ее нашли мертвой в коридоре собственной квартиры с разбитым, черным от крови лицом. В те дни возле пивной один из ханыг хвастался, что убил актрису Серову, отомстив за ее сына Анатолия. Но уголовное дело почему-то заводить не стали.
Малюсенькое сообщение о смерти Серовой было опубликовано лишь в "Вечерней Москве". Похороны прошли очень скромно и тихо. По просьбе Симонова к гробу его бывшей жены возложили 58 розовых роз......"



https://www.ntv.ru/peredacha/Bolshie_roditeli/m55608/o416996/video/
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #321 : 28 Октябрь 2019, 13:46:55 »


Золотые истории...

https://magazines.gorky.media/ural/2005/4/zoloto-kolchaka.html


"...А дело было так…

В августе 1919 года молодой переселенец из Эстонии Карл Пуррок был призван в армию Колчака из деревни Сережи Барнаульского уезда. Грамотного 26-летнего эстонца определили полковым писарем в 21-й запасной Сибирский полк. Прослужить Пурроку довелось всего несколько месяцев, однако они сыграли роковую роль в его судьбе.
21-й полк, как и вся армия Верховного правителя России, стремительно отступал. Сохранять громоздкий полковой обоз, состоявший более чем из ста подвод, с каждой неделей становилось все труднее. Но проблема заключалась не только в этом.
На следствии в НКВД в 1941 году Пуррок утверждал, что в обозе находилось 26 ящиков золота в слитках и монетах достоинством 5 и 10 рублей, “награбленного в разных казначействах”. По его словам, в октябре 1919 года, чтобы добро не досталось врагу, во время отступления со станции Тайга близ дороги солдаты выкопали несколько ям, куда по распоряжению командира полка полковника И. Швагина зарыли кожу, шинели, седла, подковы, револьверы системы “наган” и те самые 26 ящиков с презренным металлом. При сем, однако, присутствовали только четверо: Пуррок, Швагин и двое рядовых. Вскоре после зарытия клада один из солдат был убит, через несколько часов та же участь постигла другого. А на следующий день Швагин и Пуррок были взяты в плен красноармейцами.
Следы полковника затерялись. Нетрудно, впрочем, предположить, какая участь ожидала “видного колчаковца” после выяснения его личности и воинского звания. Карла Пуррока, как насильно мобилизованного, оставили служить у красных, но в 18-м запасном пехотном полку эстонцу довелось провести всего два месяца: в декабре 19-го его отпустили домой.
Если верить прибалту, о золоте Карл предпочитал не распространяться — рассказывал только, что его мобилизовали в армию Колчака с лошадью, которую потом убили. В 1922 году Пуррок с семьей уехал в независимую Эстонию, в тихий городок Тюри.
Первое время недавний житель Алтая о кладе молчал, но затем открылся не только родственникам, но и закордонному агенту советской разведки, известному в центре как “Свен”. Двоюродный брат Пуррока, инженер Аугуст Лехт, убедил его в том, что нужно как-то попасть в Сибирь. Срочно. Размеры клада воодушевляли. Кладоискатели, все продумав, отправились в советское консульство в Таллине и подали заявление, в котором прямо указали, что им нужна виза “для отыскания зарытого в 1919 году золота на ст. Тайга”.
Советские власти почему-то не возражали, и в жарком августе 1931 года Пуррок и Лехт сошли с поезда на вожделенной сибирской станции. Бери лопату, копай — и станешь миллионером! Однако случился конфуз: за двенадцать прошедших лет эти места сильно изменились — старые деревья были спилены, а на их месте рос молодой лиственный лес.
Пройдя несколько километров, Пуррок посчитал, что обнаружил то, что искал: возле дороги был “вал длиною 3 — 4 метра”, в котором находилось истлевшее сукно. Этот ориентир позволил ему определить место, где было зарыто имущество 21-го колчаковского полка. Бывший писарь так увлекся поисками, что не заметил, где и как из пиджака, который он из-за жары носил на руке, вывалилось портмоне с паспортом, деньгами и разрешением на въезд в СССР. Изрядно перепугавшись, эстонцы решили немедленно возвратиться в Москву. В родном посольстве Пурроку выправили нужные документы, и братья отбыли на родину. Экспедиция закончилась сплошными убытками — Пуррок накануне поездки влез в изрядные долги.
Но инженер Лехт решил, что золото все-таки нужно искать. И уже с помощью последних технических новинок. Для этого он познакомился с германским адвокатом Кайзером, страстно увлеченным поисками подобных кладов. Немец в свою очередь свел эстонцев с жившим в Германии болгарином Митовым, придумавшим “специальный аппарат по обнаружению в земле металла”. В 1935 году это чудо техники привезли в Таллин и попытались переправить в Москву. Советские компетентные органы отнеслись к затее и устройству, весившему около центнера, с должным почтением.
Пуррок и Митов выехали в Москву и смиренно ожидали, пока нужный им груз прибудет по железной дороге. В это время “игрушку” советские спецы тщательно изучили — их работа закончилась только в ноябре, когда снег выпал не только в Сибири, но и в Москве… Пришлось болгарину везти свое изобретение обратно в Берлин.
Затем, во второй половине 30-х, Пуррок и Лехт пытались получить новое разрешение на въезд в СССР, но уже безуспешно.
Зато органы НКВД всерьез заинтересовались рассказами Карла Пуррока. 4 июня 1941 года один из ближайших соратников Лаврентия Берии Б.З. Кобулов распорядился вызвать эстонца в Москву и развернуть поиски пропавшего золота. Уже 9 июня Пуррок в сопровождении сотрудников 2-го спецотдела НКВД СССР Кузьмина и Митрофанова отправился в Сибирь.
Как видно из секретного отчета, с 13 по 23 июня кладоискатели тщательно обследовали окрестности станции Тайга, но удача им так и не улыбнулась. Пуррок к тому же захворал (у него обнаружили грыжу), то и дело путался в своих показаниях, а прикрепленные к нему чекисты не смогли извлечь из полученной информации ничего путного.
Отыскав-таки указанную эстонцем “пятую лесную дорогу справа от первой просеки”, кладоискатели НКВД распорядились выкопать 148 шурфов глубиной 1,75 метра на расстоянии 14—16 метров друг от друга. На всякий случай вырыли еще 100 шурфов на 4-й лесной дороге, но ничего не нашли. Что, впрочем, понятно: экспедиция готовилась в страшной спешке и не учла указаний Пуррока о том, что полковник Швагин велел зарыть золото на глубине два с половиной метра.
Эстонцу его забывчивость и болезненность вышли боком. 5 июля 1941 года он был арестован по грозной статье 169 ч. 2 УК РСФСР “за злоупотребление доверием и обман органов власти”. Пуррок виновным себя не признал и объяснил, что за давностью времени и из-за сильного изменения местности точное место зарытия клада указать не может. Особое совещание при НКВД СССР 2 июля 1942 года распорядилось: “Пуррока Карла Мартыновича за мошенничество заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет”. 10 сентября того же 1942 года единственный свидетель событий августа 1919 умер в Приволжском лагере НКВД. Держал бы эстонец язык за зубами — прожил бы дольше.
К поискам золота 21-го полка вернулись только в июле 1954 года. В роли кладоискателей выступили теперь кемеровские чекисты. Сотрудники 5-го отдела УКГБ по Кемеровской области Кулдыркаев и Бяков проявили смекалку, которой не хватило эстонцам. Они рассудили, что специальный чудо-аппарат для отыскания под землей золота в данном случае совершенно не нужен: Пуррок ведь четко заявил, что в одной из ям были закопаны стальные конские подковы. Поэтому чекисты привлекли к изысканиям геофизиков М.М. Федорова и М.К. Грязнову с магнитными весами Шмидта, позволяющими обнаружить в земле железо.
Кемеровчане, не мудрствуя лукаво, легко отыскали следы раскопок 1941 года, пробили в земле 360 скважин глубиной 2,5 метра и… ничего не обнаружили. По обеим сторонам таинственной “пятой лесной дороги”, параллельно тракту, бродили геофизики со своим исправным аппаратом. Результат их изысканий был неутешителен, и работы решили прекратить — “ввиду неправдоподобности показаний Пуррока”. Бдительные кемеровские чекисты мудро предположили, что версия о захоронении колчаковского золота была “комбинацией иностранной разведки”, предпринятой для заброски своей агентуры на территорию СССР.
Однако в начале февраля 1958 года “делом Пуррока” вновь всерьез заинтересовались в Москве, на сей раз в третьем спецотделе МВД СССР. Оперуполномоченный Г.И. Кожеуров, тщательно изучив наследие предыдущих кладоискателей, быстро выявил их очевидные просчеты. Майор решил призвать на помощь Аугуста Лехта, но из Таллина сообщили, что тот скончался еще в 1950 году. Сведения же Пуррока на сей раз были признаны достоверными, и Кожеуров попытался организовать новую экспедицию. Выехать на станцию Тайга Кожеурову, сотрудникам ОБХСС подполковнику А.Д. Данилину и капитану П.М. Майорову удалось лишь осенью 1958 года. Почти месяц, с 30 сентября по 25 октября, московские гости изучали местность и опрашивали старожилов. Район раскопок 1941 и 1954 годов к тому времени превратился в пастбище для колхозного скота, а со временем эту землю предполагалось вообще распахать. Хотя кладу, зарытому на глубине 2,5 метра, никакие полевые работы были не страшны.
Раскопок не вели, ограничились разведкой на местности. По мнению Кожеурова, Данилина и Майорова, повозки, на которых находилось золото, следовали по Бобровскому тракту, а искать зарытые ценности следует на местности, где ранее работали оперативные группы, и по дороге к реке Березовке.
Непременным условием для продолжения работ в МВД посчитали наличие портативного прибора для поисков драгоценных металлов. Убедившись, что такого оборудования в наличии не имеется, дальнейшую разработку вопроса решено было прекратить, а собранные материалы отправить в архив...."

И что интересно...Клады времен царской практически России реально интересовали СССР в 1958 году.

https://planeta.by/article/428
https://imhotype.livejournal.com/204165.html


1959 год


"...Вячеслав Богданов был офицером колчаковской армии. Вместе с поручиком Дранкевичем и группой солдат они сумели похитить из пресловутого поезда как минимум 200 кг золота. (Вспомним крушение у разъезда Кирзинский — не Богданов ли его устроил?) Но, понимая, что уйти с золотом за кордон нереально, они спрятали основную часть сокровищ в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала.

Закопав золото, Богданов и Дранкевич перестреляли всех помогавших им солдат, а потом Богданов застрелил и самого Дранкевича. После этого перешел через китайскую границу, а чуть позже перебрался в США. Сейчас можно только представлять, как тридцать с лишним лет грезил нищий Богданов закопанным золотом... Ведь в СССР попасть было невозможно. И только в конце 1950-х, когда режим стал понемногу «оттаивать» и к иностранцам стали относиться чуть менее подозрительно, Богданов под видом туриста сумел пробраться в СССР.

Сложность состояла в том, что иностранцы по Стране Советов могли передвигаться только по строго ограниченной территории (Москва, Ленинград, некоторые курорты Крыма и Кавказа). Но Богданов сумел обмануть власти и добраться до Сибири. Впрочем, ничего удивительного здесь нет: КГБ принял Богданова за американского шпиона и предоставил ему некую свободу действий.

За почти 40 лет изгнания Богданов никому ни слова не сказал про спрятанное золото. Но, отправляясь на родину-мачеху и опасаясь, что не справится один, он взял помощником американского инженера Смита, имевшего опыт работы в СССР. Он-то и погубил бывшего белогвардейца. Когда золото уже лежало в чемоданах, а компаньоны во взятой напрокат машине добрались до турецкой границы, через которую Богданов знал тайную тропку, Смит, сидевший за рулем, испугался чего-то и не остановился на посту ГАИ. Началась погоня, и Богданов, переволновавшись, умер от инфаркта. Смит же сумел уйти тайной тропой, а сколько он взял с собой золота, так и осталось тайной. В багажнике машины было обнаружено четыре чемодана с золотыми слитками...."

А КГБ вело Богданова с самого начала попадания его в СССР. Вело, но не знало - что он умудрился забрать свой схрон. Мало того, прошляпило милицию, незапланированно спугнувшую этих типа шпионов. Занятно?

http://kladperm.ru/clauses/stati/zoloto-kolchaka-chast-2/


"...Богданов смог перебраться в Соединенные Штаты Америки, где он и обретался до 1959 года (то есть 39 лет!). Вся его жизнь протекла в совершенном ином мире, но он все же решился вернуться.
Воспользовавшись объявленной в СССР амнистией, он приехал на родину и устроился работать на Урале. И там он встретил (может быть случайно, а может быть и нет), приехавшего работать по контракту (в тот же самый населённый пункт)инженера из Калифорнии...и он уговорил американца помочь ему в одном необычном «деле». Дело заключалось в том, что на джипе инженера он доехали до пребывающего в полном запустении склепа на кладбище села Старая Козулька и под покровом ночи извлекли из него несколько ящиков с золотыми монетами и слитками. Далее они без промедления принялись готовиться покинуть СССР, что в те времена было не так-то просто сделать. В результате изучения всех возможных вариантов они пришли к тому выводу, что легче всего будет проскочить на участке горной границы между Грузией (которая тогда была частью СССр) и Турцией...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #322 : 28 Октябрь 2019, 14:34:22 »

Самое интересное что
https://mybook.ru/author/aleksandr-kosarev-4/tri-rasskaza-vypusk16/read/

http://kladperm.ru/clauses/stati/21/


"...В 1938 году бывший колчаковский офицер некий В. Богданов сделал интересное заявление для представителей прессы в США. Ему и офицеру Дранкевичу было поручено спрятать колчаковское золото в склепе под алтарём разрушенной церкви, находившейся в трёх километрах от железнодорожной магистрали на участке между Томском и Енисейском. После сокрытия клада, солдаты «похоронной» команды сами были расстреляны в котловане. Командовавшие ими офицеры тоже погибли, но по другим причинам. А Дранкевич был убит в 1919 году, при отступлении по сибирским просторам. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #323 : 28 Октябрь 2019, 15:16:54 »


Вариации на тему с одним и тем же ингредиентом...

http://reosh.ru/wp-content/uploads/2015/02/001.pdf



"...Этот сюжет удивительно напоминает рассказ колчаков­ского офицера В. Богданова. В 1938 году в американской газете "Вашингтон тайме" опубликовали интервью с белогвардейцем Богдановым , который рассказал о спрятанном кладе между Томском и Енисейском в трех километрах от железной дороги. Офицеры из восставшей охраны Богданов и Дранкович глубокой ночью на двух санях при помощи не­скольких десятков солдат, погрузив ящики со слитками, при­хватив пулемет, поехали от эшелона к лесу и вскоре наткну­лись на разрушенную церковь. В ней обнаружили склеп. В нем и схоронили клад. Солдат расстреляли в той же церкви, а на обратном пути Богданов застрелил и своего напарника.
Вернувшись к железной дороге, Богданов эшелона не обнаружил. Самое интересное из этого рассказа то, что вернувшиися из эмиграции в Россию Богланов почему-то свое новое ме­стожительство выбрал не в Томске, а в Иркутске, достаточно далеко от указанных мест, и уже на следующий год пытался бежать из России с золотыми царскими слитками. Вполне возможно, что на самом деле тайник с золотом находился недалеко от Иркутска, поэтому он и вернулся в этот город.
История белогвардейца Богданова известна только из опубликованного рассказа Эрика Левина, и ссылок на ар­хивные документы в ней нет. Тем не менее, эта история интересна: если она правдива, то может быть косвенно связана с хищением в Тырети.
Вячеслав Федорович Богданов, 1895 года рождения, был убит в 1960 г. при попытке пересечения границы с Турцией на Кавказе, на участке Нахичеванского погранотряда. При его задержании в машине было обнаружено 150 кг золотых слитков с печатями Госбанка Российской империи. В 1959 г., когда советское правительство предоставило амнистию белоэмигрантам, Богданов вернулся в СССР и обосновался в Иркутске. Удивительно точно совпадает указанное им в сенсационном интервью о спрятанном золоте Колчака рас­стояние от железной дороги - 3 км , правда, указан другой географический район рядом с Томском, где кражи из золо­тых эшелонов по банковским документам не значатся. На размышления наводит выбор его местожительства- г. Ир­кутск, а также задержание белых эмиссаров, в первые годы советской власти периодически объявлявшихся в Сибири с целью забрать оставленное золото. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #324 : 28 Октябрь 2019, 17:46:28 »

https://planeta.by/article/428

"...1959 год. Район границы СССР и Турции. Автомобиль на полной скорости мчался по шоссе. Водитель, пренебрегая простейшими правилами безопасности, то и дело посматривал по сторонам.
«Не нервничай, смотри вперед на дорогу, не то в лепешку расшибемся», - пожилой представительный мужчина, вальяжно развалившийся на переднем пассажирском сиденье, покровительственно хлопнул беспокойного водилу по плечу. В ответ он услышал короткое и смачное американское ругательство.
Но добродушный пассажир вовсе не обиделся и, пробормотав что-то себе под нос, замурлыкал веселые куплеты о том, как «две девушки ждали одного молодого моряка, а он возьми да и привези себе невесту из-за моря».
Но через минуту он вдруг умолк, пристально посмотрел на своего спутника и, решительно положив руку на руль, глухо сказал: «Остановись!» Едва съехав на обочину, оба странных попутчика, как ошпаренные, выскочили из машины и одновременно затараторили по-английски.
Несколько минут они, совершенно не слушая друг друга, яростно кричали каждый о своем. Потом, словно внезапно поняв нелепость ситуации, умолкли. Пожилой пассажир примирительно положил руку на нервно вздрагивающее плечо своего спутника: «Послушай, успокойся, не кипятись. Мы все сделали, осталось три шага - добраться до границы, перейти ее и обвести вокруг пальца турок. Успокойся, я тебе обещаю - мы перейдем границу. Я сколько раз тебе говорил - я знаю тропу, о которой ни русские, ни турки понятия не имеют. Да не трясись ты - никто за нами не смотрит! Если бы они следили за нами, то взяли бы еще в Сибири. Или в Москве. Чего им тянуть? Сам подумай. Ты не о том думаешь. Ты лучше думай, как нам на той стороне, от этих башибузуков груз утаить. Пока доберемся до консульства, всякое может случиться. В этих краях в полиции вор на воре сидит - клейма негде ставить. Еще и в зиндан могут бросить, как шпионов из Совдепии. А вообще все будет отлично. Я не чувствую, я знаю. Здесь, в России, говорят - не дрейфь». Последние два слова он произнес по-русски, абсолютно чисто, без всякого акцента.
Надо сказать, что за долгие годы, проведенные в США, Вячеслав Богданов не только не забыл русский язык, но и сумел сохранить чистоту родной речи, что, в общем, для него было не так просто. Он даже специально тренировался. Впрочем, дело было вовсе не в ностальгии. Просто Богданов знал: однажды он должен будет вернуться в Россию, чтобы завершить…
О том, что он должен был завершить, Богданов не рассказывал никому; до последнего надеялся сделать все сам. Будто чувствовал: от помощников помощи придет на копейку, а беды на рубль. Но потом все же понял, что без них не обойтись. И ведь как в воду глядел - его попутчик, американец Смит (долгое время работавший инженером в СССР и потому избранный им в качестве компаньона) из-за своей трусости грозил в самый последний момент завалить все дело.
На утешительные слова Богданова американец ничего не ответил. Постоял немного, сплюнул, что-то буркнул под нос, потом посмотрел на быстро темнеющее небо и обреченно зашагал обратно к машине. Через минуту они продолжили свой путь. Смит резко толкнул чуть задремавшего Богданова - тот мгновенно открыл глаза и прямо перед собой увидел постового, сигналившего им, чтобы остановились. Богданов тихо чертыхнулся и потянулся на заднее сиденье за документами. Машина сбросила скорость и начала притормаживать. Вообще-то он надеялся, что они проскочат так. Объясняться с постовыми было делом не из приятных.
Причем Богданова беспокоило не то, что они как сумасшедшие неслись по трассе. Хуже было другое - их иностранные паспорта явно привлекут внимание; тем более, здесь недалеко до приграничной зоны. Придется давать объяснения; наверняка, в отделение потянут. Еще чего доброго и багаж пожелают проверить. От этой мысли ему стало немножко не по себе, но он тут же взял себя в руки. Самые разные нюансы продумывались им сотни раз, и на этот случай у него также имелся отличный план действий. А может, дело еще удастся уладить прямо здесь, так, полюбовно.
Вдруг Богданова резко качнуло в сторону. Машина взвизгнула и резво рванула вперед, проскочив мимо оторопевших от неожиданной наглости милиционеров. В первое мгновение Богданов не понял, что произошло. Но уже через несколько секунд, он пытался вырвать руль у остервеневшего Смита: «Какого черта ты не остановился? Тормози, кретин!!! Это обычная проверка. Сейчас они бросятся за нами. Тормози!»
В тоже мгновение странные путешественники услышали вой сирены. Но Смит уже не слушал Богданова. Страх, копившийся в нем неделями, теперь вырвался наружу и захватил его всего целиком. В какое-то мгновение на посту ему показалось, что сейчас у них потребуют открыть чемоданы и…
Богданов выпустил руль, понимая, что тормозить уже поздно. Сейчас надежда только на чудо. Его душила бессильная злоба на дурацкую трусость Смита, который так глупо подставил их. Впрочем, до заветного поворота было недалеко. Главное, чтобы не начали стрелять. Может, еще и успеем…
В этот момент Смит лихо свернул с главной дороги. «Как он узнал поворот?..» - пронеслось в голове у Богданова; и это было последнее о чем он успел подумать. Странно, но ни выстрелов, ни звона стекла, ни хрипа своего пассажира, американец не услышал. Вцепившись в руль, он смотрел только вперед и в ушах у него гремела какая-то дикая какафония ужасных звуков. В конце дороги он еле успел затормозить - еще пару секунд и машина сорвалась бы вниз, с обрыва.
Американец оглянулся и увидел, что по машине стреляли. Почему он не услышал выстрелов? Он что оглох? Смит тупо смотрел на Богданова, чуть съехавшего вниз и неподвижно лежавшего с запрокинутой головой. Крови не было видно. Смит не был врачом и никогда не видел трупов. Он помнил, что в таких случаях надо попробовать пульс, но боялся даже прикоснуться к Богданову. Какое-то странное чувство и без всякого пульса подсказывало ему - его злосчастный спутник и компаньон мертв.
Через секунду он бросился в темноту придорожных кустов. Минут пять бежал, не разбирая дороги; падал, обдирал руки в кровь о какие-то корни и колючки, не чувствуя боли, вскакивал и, раздирая ветки, продолжал бежать. Он боялся оглянуться - ему казалось, что вот-вот сзади на него набросится несколько дюжих молодцов, повалят и придавят к земле.
Еще минут через десять почувствовал - все, больше не может. Будь что будет. Тяжело дыша, он рухнул на землю. Отдышавшись, инженер чуть успокоился и стал прислушиваться к звукам леса. Внезапная тишина поразила его. Отстали? Оторвался?
Он стал вспоминать инструкции Богданова. Впрочем, долго память напрягать не пришлось - все наставления русского были давно заучены им наизусть. Тропинку Смит отыскал быстро. «Значит, не обманул», - с каким-то благоговением подумал он о покойнике. Он посмотрел вверх - высоко над ним было темное, почти черное южное небо. Сейчас ему хотелось верить Богданову - верить в то, что он рассчитал все точно, что он не ошибся, что эта тропинка, действительно, выведет его на ту сторону. О багаже, оставшемся в машине, Смит даже не вспоминал.
У брошенной машины было многолюдно. Милиционеры никак не могли взять в толк, почему здесь внезапно оказались комитетчики, свалившиеся на место происшествия буквально «как снег на голову». Откуда они так быстро узнали обо всем?
Между тем чекисты про себя от души материли не в меру расторопных стражей дорог. Инцидент с патрульно-постовой службой никто не планировал. Формально милиционеры были правы - преследовали нарушителей. Тем более, никаких иных инструкций им никто не давал. Поэтому досаду приходилось скрывать.
Впрочем, не все было так плохо. В багажнике автомобиля обнаружился кое-какой улов - целых четыре чемодана. Вскрывать их решили аккуратно, с соблюдением всех мер предосторожности – кто знает, какие сюрпризы могли заготовить американские путешественники. Когда замки вскрыли, комната на минуту погрузилась в гробовое молчание - перед изумленным взором чекистов предстали аккуратные густо-желтые слитки с клеймом в виде двуглавого орла - десятки килограммов российского императорского золота…
До сих пор никто не знает всех обстоятельств этой удивительной истории. Зарубежные и российские исследователи бесконечно долго (и, похоже, бесплодно) спорят друг с другом, удалось ли Смиту уйти за кордон и существовал ли он вообще; как и почему чекисты взяли под подозрение Богданова и сколько же золота было найдено в багажнике его машины.
Впрочем, практически все сходятся в главном: судя по всему, Вячеслав Богданов стал одним из немногих счастливчиков, кто добрался-таки до колчаковского золота (правда, только до небольшой его части). Но и эта малая толика не принесла ему счастья, а, напротив, раньше срока свела в могилу. Впрочем, говорят, что зарытые в землю клады испокон века убивают всех, кто дерзнет их отрыть и извлечь на свет Божий.
Интригующая история Богданова началась в том самом 1920 году. Вячеслав Богданов служил офицером в колчаковской армии. Ему и поручику Дранкевичу, вместе с группой солдат, среди всеобщей неразберихи и отступления, удалось похитить около 200 кг золота из адмиральского поезда. Богданов и Дранкевич отлично понимали: уйти с золотом за кордон сейчас невозможно. Отбить его мог кто угодно - и красные, и чехи, и узкоглазые казачки всевеликого атамана Семенова. И даже если бы удалось вырваться из Забайкалья, то в Маньчжурии могли напасть местные банды хунхузов, а в Приморье золото, скорее всего, перекочевало бы к доблестным желтолицым воинам его величества микадо.
Недолго думая, Богданов и Дранкевич спрятали основную часть золота в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала. С собой решено было взять лишь несколько слитков, которые легко можно было припрятать. Закопав золото, Богданов и Дранкевич перестреляли всех солдат, кто помогал им. Чуть позже Богданов застрелил и Дранкевича, а после бежал в Китай. Уже из Китая он перебрался в США. Какое-то время он ждал падения большевиков и возможности спокойно вернуться в Россию и отрыть заветные сокровища. Но годы шли, а большевики, похоже, никак не собирались отдавать Богу душу.
Лишь после войны, в конце 50-х, когда советский режим стал постепенно «оттаивать» и к иностранцам стали относиться чуть менее подозрительно, Богданов решил под видом туриста пробраться в СССР. Вся сложность состояла в том, что в Советском Союзе иностранцы передвигались по строго ограниченной территории (в основном - Москва, Ленинград и некоторые курорты Крыма и Кавказа).
Богданову пришлось пойти на разные ухищрения, чтобы добраться до Сибири. На самом деле его успех объяснялся довольно просто - КГБ с самого начала взяло его под подозрение и решило предоставить некоторую свободу действий, чтобы проследить за ним - чем займется, с кем будет встречаться. В КГБ копателя кладов приняли за штатного американского шпиона.
Это была ошибка - Богданов действовал на свой страх и риск; и потому с самого начала его экспедиция была обречена на провал. Но ошибка КГБ, в конечном счете, обернулась победой - часть старого русского золота вернулась государству. К сожалению, эта была лишь незначительная часть запасов адмиральского поезда. Впрочем, и Богданов был далеко не единственным искателем пропавшего золота...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #325 : 29 Октябрь 2019, 16:23:56 »

Оказывается, ноги у истории про белогвардейца Богданова - из Франции.
От достаточно веского авторитета

https://magazines.gorky.media/ural/2005/4/zoloto-kolchaka.html


"...Известный французский историк Робер Шарру, много лет изучавший зарытые, замурованные и затопленные клады, пролил в одной из своих работ свет на судьбу одного из величайших кладов мира — байкальское золото.
По его версии, в подвалах церкви было спрятано не 150—200 килограммов царского золота, а значительно больше.
Шарру рассказывает, что в 1959 году Богданов под вымышленным именем снова приехал в Россию, где попытался с помощью американского инженера Смита, работавшего по контракту в Советском Союзе, забрать из байкальского тайника хоть какую-то часть сокровищ и попытаться вызволить их из России. Им вроде бы действительно удалось добраться до тайника и увезти на джипе свыше 100 килограммов золота. Однако на границе Грузии и Турции Богданов был убит пограничниками, а вот Смиту-де удалось прорваться, бросив, впрочем, и золото, и машину...."

Откеда Роберт Шарру узнал эту леденящую авантюризмом историю - теперь не узнать. Автора давно нет на этом свете и аж с 1978 года. Т.е. рассчитывать на утечку инфы в развал СССР - не приходится.

https://en.wikipedia.org/wiki/Robert_Charroux


Тем не менее - существуют наши очень правдоподобные источники уже на другую тему

http://nosecret.com.ua/stati-kategorii/tajny-istorii/item/214-%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4-%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D1%87%D0%B0%D0%BA%D0%B0.html


"...в качестве места возможных поисков указывается территория Ямала и Ханты-Мансийского автономного округа . Эту версию отстаивает кандидат наук ,бывший глава Ханты-Мансийского окружного отдела полковник ФСБ Петрушин А. , который утверждает, что именно там в 1943 году отрядом немецких диверсантов-парашютистов проводились поиски колчаковского золота...."

https://planeta.by/article/444


http://a-pesni.org/grvojna/kr/a-prizraki.php


Александр Петрушин

ПРИЗРАКИ ПРИПОЛЯРНОГО УРАЛА
"Тюменский курьер", № 104 (3121), 16 июня 2011, № 105 (3122), 17 июня 2011, № 106 (3123), 18 июня 2011, № 107 (3124), 21 июня 2011.

По народному поверью клады могут обращаться в людей и бродить по земле в поисках хозяина или просто доброго человека. Превращение сокрытых в 1921 году на Приполярном Урале ценностей Сибирского белого движения в людей-призраков началось в июне 1943 года.

...

В круговорот красного террора попала и Александра, дочь священника Азария Ашихмина. Но случилось неожиданное: исполнитель революционных приговоров из прибывшего с Балтики на Каму экспедиционного отряда моряков эстонец Карл Валк не стал убивать молодую женщину, а отвел ее в отдел военного контроля. Так тогда называлась контрразведка в Красной армии, не подчинявшаяся местной власти. Такое не забывается. Позднее Александра Азарьевна, достигшая высоких постов и званий в ВЧК-ГПУ, разыскала своего спасителя. Когда они встретились, бывший военмор Балтийского флота Карл Гансович Валк заведовал морским клубом в городе Очаков на Черном море. Но это случится позже, а тогда, в 1918-м, пережившая ужас расстрела Ашихмина предстала перед инструктором военного контроля Тимофеем Петровичем Самсоновым.

...

Куда делись награбленные ими сокровища, найденные на конспиративных квартирах заговорщиков, знали только двое: начальник особого отдела столичной «чрезвычайки» Самсонов и его помощница Ашихмина, сменившая свою фамилию на Андрееву.

В течение ряда лет Андреева вела «черную кассу» особых отделов 3-й армии и МЧК, Регистрационного управления Красной армии и Секретного отдела ВЧК, который ее шеф Самсонов возглавил в 1920 году.

Каллиграфическим почерком Александра Азарьевна вносила в секретную бухгалтерию суммы изъятых при обысках ценностей, описания ювелирных изделий, чертила схемы тайников, куда на всякий случай перепрятывались добытые чекистским промыслом драгоценности.

...

В обстановке «взаимного исключения коммунизма и религии» росло количество церковных кладов - священнослужители прятали все, что блестело. В помощь Тучкову по делам о сокрытии драгоценной храмовой утвари и монастырских сокровищ Самсонов отрядил Андрееву.Под предлогом проверки политизолятора она приехала в Тобольск, где Тучков, назначенный заместителем Полномочного представителя ОГПУ по Уралу, занимался розыском спрятанных в 1918 году тобольским епископом Гермогеном сокровищ бывшего российского императора Николая II. Эта секретная операция, благодаря воздействию Александры Азарьевны на монахинь Ивановского монастыря, завершилась в ноябре 1933-го успехом: монахиня Марфа Уженцева выдала царские бриллианты «на сумму три миллиона двести семьдесят тысяч шестьсот девяносто три золотых рубля».
...
Вернувшаяся из Тобольска в Москву с драгоценной добычей кладоискательница из ОГПУ доложила своему новому шефу Георгию Андреевичу Молчанову и о ценностях Сибирского белого движения и драгоценной церковной утвари, спрятанных колчаковцами в таежных урманах Среднего Приобья.Прежнего начальника секретного отела ВЧК Самсонова перевели в мае 1923 года заместителем председателя правления Белорусско-Балтийской железной дороги. Назначенному по совместительству наркомом путей сообщения Дзержинскому нужно было подавить взяточничество, поразившее все звенья государственного аппарата и хозяйственных структур. Решить эту задачу хотели привычными административно-карательными методами, для чего, по предложению Дзержинского, в народное хозяйство в числе других видных чекистов направили и Самсонова. В органы госбезопасности он уже не вернулся, и в отличие от других «дзержинцев», уцелел во время «большого террора» 1937-1938 годов. Чем занимался до своей кончины (1955) ставший коммунистом и чекистом бывший анархист Самсонов, неизвестно. Можно предположить, что выжить начальнику Секретного отдела ВЧК помогли утаенные от ведомственного контроля чужие сокровища.

...
Андреева пополняла свои секретные учеты сведениями о новых кладах. Ей удалось устроить на чекистскую службу Валка, работавшего скромным служащим госбанка в Херсоне. По ее заданию он разыскивал в Заднепровье сокровища батьки Махно, которыми тот обещал поделиться с Самсоновым за организацию тайного чекистского коридора за границу. По нему Махно, преследуемый красной конницей Буденного, бежал в Румынию. Но назвать места тайников с драгоценностями Махно не успел или не захотел. Обманул в очередной раз чекистов и умер в Париже в нищете.

...
Александра Азарьевна не оставляла без внимания и безлюдные места в Среднем Приобье и на Приполярном Урале, где обрывался золотой след ценностей Сибирского белого движения и драгоценной утвари из тобольских храмов. То, что она нашла в подвале дома рыбопромышленника Корнильева в Тобольске, было лишь драгоценной каплей в море сокровищ. Оказалось, что ссыльный экс-император Николай II через преданного ему начальника охраны полковника Кобылинского переправил на волю несколько десятков шкатулок с драгоценностями.В 1927 году бежавшего в Китай Кобылинского выкрали при содействии бывшего уральского боевика и особоуполномоченного ВЦИК Яковлева (он же - Мячин, Стоянович). Того самого Яковлева, что вывез в апреле 1918 года государя, императрицу и великую княжну Марию Николаевну из Тобольска в Екатеринбург. И закрутилось дело! С лихими погонями по таежным урманам. С арестами от Москвы до самых до окраин. С орденами Красного Знамени и пулями в затылок.По протекции Андреевой в 1933 году Яковлева определили комендантом Осиновского лагеря, в зону производственной деятельности которого входил Ваховско-Ларьякский туземный район (сейчас Нижневартовский район). Когда от него поступило сообщение о появлении в этих местах бывшего начальника Тюменского отдела ГПУ Николая Долгирева, знавшего тайну колчаковского клада, то под предлогом совместной охоты на встречу с ним срочно отправился сам начальник секретно-политического отдела НКВД СССР Молчанов, с которым Долгирев служил когда-то в Чечне. Молчанов возвратился в Москву, а Долгирев погиб на охоте в результате несчастного случая - тайна ценностей, спрятанных в окрестностях селения Большетархово, была сохранена.Между Молчановым и его помощницей Андреевой-Горбуновой отмечалось полное взаимопонимание.В ноябре 1935 года Молчанов получил «генеральское звание» комиссара госбезопасности 2-го ранга, а его помощница - майора госбезопасности. Андреева Горбунова стала единственной женщиной среди высшего начальствующего состава НКВД. Она переехала в «Дом на набережной» (улица Серафимовича, 2, кв. 401), в котором проживала партийная, советская, военная и чекистская элита. Все складывалось как нельзя лучше, но внезапно все рухнуло - в НКВД началась «чистка».

...

Молчанова освободили от должности начальника СПО НКВД СССР и назначили наркомом внутренних дел Белоруссии. Перед отъездом в Минск он предупредил Андрееву-Горбунову:- О кладах никому ни слова. В этой тайне - твоя жизнь. А я откручусь, не впервой.Но «открутиться» высокопоставленному чекисту не удалось. За ним пришли 3 февраля 1937 года. Почему он, знавший, какая участь его ждет в случае ареста, не застрелился, как начальник 1-го отделения СПО Исаак Штейн? Не сбежал за границу, как заместитель начальника СПО Генрих Мошков? Не инсценировал самоубийство и не скрылся под чужими документами в сибирской тайге, как нарком внутренних дел Украины Александр Успенский? Боялся за семью? Но ее все равно репрессировали. Верил в длинные руки НКВД, которые достанут и за кордоном, и в таежной глухомани? А может, хотел поторговаться: сохранить жизнь и свободу в обмен на сокровища, найденные в верховьях реки Вах и перепрятанные им после «несчастного» случая с Долгиревым.3 октября 1937 года Сталин, Каганович и Молотов утвердили расстрел Молчанова. Андреева Горбунова, освободив место помощницы начальника СПО, перешла в аппарат особоуполномоченного (ведомство внутренней безопасности НКВД) Тучкова. С его помощью ей удалось спасти от неминуемого расстрела эстонца Валка, которого перевели в распоряжение непрестижного для чекистов управления Ухт, что тем самым сохранила и свою жизнь. Точнее, продлила ее.Через два месяца после отъезда Валка с Украины в Коми АССР Андрееву-Горбунову уволили из НКВД «по болезни», а 5 декабря 1938 года, уже при новом наркоме - Берии, арестовали. 4 мая 1939 года Военная коллегия Верховного суда СССР определила майору госбезопасности Андреевой-Горбуновой 15 лет лагерей. Обвинили «в участии в антисоветской террористической организации, действовавшей в органах НКВД…»Следствие интересовало ее участие в чекистском кладоискательстве. Александра Азарьевна показала, что это направление деятельности СПО курировал лично Молчанов, и она не знает местонахождения его архива с описанием драгоценностей, тайников и схем подхода к ним.А потом был пересыльный лагерь НКВД в Котласе, где она и встретилась с комбригом Бессоновым, бывшим порученцем первого замнаркома НКВД и наркома ВМФ СССР командарма 1-го ранга Фриновского. Бессонов знал о кладоискательстве помощницы начальника СПО.О чем говорили на этапе бывшие чекисты, неизвестно. Только вскоре Бессонова освободили и направили на службу в Красную армию. А Андрееву-Горбунову оформили фельдшером в сельхозлагерь НКВД «Кедровый Шор», который возглавлял… капитан госбезопасности Валк. Так концы начали сходиться с концами.Провожая в июне 1943-го года в глубокий тыл Красной армии десантников из числа советских военнопленных, Бессонов указал им на карте Коми АССР место высадки - в 30 км от «Кедрового Шора». Среди добротно изготовленных в гитлеровском разведоргане «Цеппелин - Норд» фиктивных документов имелись удостоверения личности с печатями «Народный комиссариат внутренних дел» и три фотографии майора госбезопасности Александры Азарьевны Андреевой-Горуновой.Но руководитель «Политического Центра борьбы с большевизмом» генерал-предатель Бессонов не знал, что у командира парашютного десанта, бывшего колчаковского офицера Николаева была своя топографическая карта северной республики и собственный секретный маршрут…"
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #326 : 29 Октябрь 2019, 17:38:11 »

Подробнее про эту историю, что выше


http://a-pesni.org/grvojna/kr/a-prizraki.php


"...P.S. О драматических событиях, происшедших на Приполярном Урале после приземления гитлеровского десанта, о судьбах Бессонова, Андреевой-Горбуновой и Валка, о превращении ценностей Сибирского белого движения в людей-призраков читайте в подготовленной к изданию четвертой книге документальной чекистской саги Александра Петрушина «На задворках Гражданской войны»...."

А кому интересно - то вот первые три части «На задворках Гражданской войны». Молодец, что дает почитать бесплатно. ФСБ - не всегда секретничает...

http://91.144.130.67/pdf/124.pdf


http://91.144.130.67/pdf/125.pdf


http://91.144.130.67/pdf/126.pdf




Кому еще интереснее - вот список его работ. Некоторое - в доступе
http://writer-tyumen.ru/index.php?m=autor&aid=76#
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #327 : 29 Октябрь 2019, 22:48:37 »

https://elibrary.ru/download/elibrary_17919787_52437112.pdf


ПРОКЛЯТЬЕ ШАМАНА

Александр ПЕТРУШИН, кандидат исторических наук

НАШЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Секретная экспедиция туземного министра по поручению чекиста

...

В декабре 1922 года Молчанова назначили заместителем начальника Новониколаевского губотдела ГПУ. Полученный на Северном Кавказе опыт борьбы с бандитизмом пригодился при ликвидации Западно-Сибирского крестьянского восстания. В Новониколаевске Г. Молчанов узнаёт от заключённого в очередной раз в чекистскую тюрьму бывшего туземного министра Сибири Шатилова (его арестовывали в 1920 и 1921 годах) о вывезенных колчаковцами в августе 1919 года из Тобольска ценностях Сибирского белого движения. Их везли на восток по рекам и спрятали в верховьях Ваха — правого притока Оби. Самому Шатилову об этом кладе рассказал Григорий Александрович Пирожников — с 1903 по 1917 год исправник Сургутского уезда Тобольской губернии, а после упразднения этой должности — уполномоченный Министерства снабжения и продовольствия. По его словам, переживая за семью, Пирожников отказался от предложения начальника Сургутской уездной милиции Волкова бежать с оставленным обоим на сохранение золотом в почти безлюдный бассейн Ваха.
...
Слухи о «большом уряднике» много лет будоражили ваховских остяков. Они были убеждены, что Волков придёт за золотом, спрятанным по прикладным жертвенным местам в лабиринте притоков Ваха: рек Кыс, Куль-ёган, Корельпи-ёган, Котокёган, Кулун-ёган, Сабун, Песек, Колек-ёган, Яль-Нельтан-ёган, Нинкин-ёган, Мохтах-ёган, Мох-Куль-ёган и Кулун-ёган-Игал. Молчанов, изучив секретную ведомственную переписку о розыске колчаковских кладов, добился освобождения из тюрьмы Шатилова. За свободу потребовал выяснить у вождей и шаманов ваховских остяков систему жертвенных прикладных мест, где Волков спрятал часть сокровищ. Для выполнения задания чекист организовал Шатилову экспедицию по Ваху «для исследования хозяйственно-бытовых особенностей жизни остяков». Истинная задача экспедиции — найти колчаковское золото. Но о ней Г. Молчанов не доложил даже собственному начальству.

...
1935 ГОД. БАССЕЙН РЕКИ ВАХ. ОХОТА. В августе под предлогом охоты Молчанов посетил безлюдные берега Ваха. Сопровождавший его начальник Нижне-Обского государственного пароходства, бывший начальник Грозненского и Тюменского отделов ГПУ, Николай Алексеевич Долгирев с этой злополучной охоты не вернулся. О его нелепой и страшной смерти рассказал в 1938 году в известных «Записках следователя» следователь по важнейшим делам при Прокуратуре СССР Лев Романович Шейнин, правда изменив имена и географию событий. В постановлении же о прекращении уголовного дела «за отсутствием состава преступления» следователь Шейнин указал: «...Труп Долгирева был обнаружен на левом берегу Ваха в окрестностях селения Большетархово. Смерть наступила в результате глубокого проникающего ножевого ранения в правый глаз...» (Именно так в чеченской банде, куда внедрён был Молчанов, уничтожали отступников.) В деле нет показаний Г. А. Молчанова. В процессуальных документах он назван «ответственным работником НКВД СССР». Возвратившийся из Омска в Москву Шейнин побывал у Сталина. Из его кабинета Лев Романович вышел начальником следственного отдела Прокуратуры Союза ССР!
..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #328 : 29 Октябрь 2019, 23:12:07 »

https://elibrary.ru/download/elibrary_17955772_91485268.pdf


*В декабре 1943 года начальник УНКГБ Омской области Быков, его заместитель Гаранин, начальник Ямальского райотдела НКГБ Медведев через председателя колхоза «Красный октябрь» Езанги Манса спровоцировали выступление ненцев-оленеводов против Советской власти. На подавление мифического восстания «мандалы» из Омска в Ямальскую тундру самолетами была отправлена рота автоматчиков, которые расстреляли мирное собрание ненцев: семь человек убито, 51 арестован, 41 умер во время следствия. Организаторов этой провокации наградили орденами, но в 1947 году после смены руководства МГБ СССР обвинили в фальсификации оперативных и следственных материалов и осудили.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #329 : 02 Ноябрь 2019, 19:42:06 »

...
...
1935 ГОД. БАССЕЙН РЕКИ ВАХ. ОХОТА. В августе под предлогом охоты Молчанов посетил безлюдные берега Ваха. Сопровождавший его начальник Нижне-Обского государственного пароходства, бывший начальник Грозненского и Тюменского отделов ГПУ, Николай Алексеевич Долгирев с этой злополучной охоты не вернулся. О его нелепой и страшной смерти рассказал в 1938 году в известных «Записках следователя» следователь по важнейшим делам при Прокуратуре СССР Лев Романович Шейнин, правда изменив имена и географию событий. В постановлении же о прекращении уголовного дела «за отсутствием состава преступления» следователь Шейнин указал: «...Труп Долгирева был обнаружен на левом берегу Ваха в окрестностях селения Большетархово. Смерть наступила в результате глубокого проникающего ножевого ранения в правый глаз...» (Именно так в чеченской банде, куда внедрён был Молчанов, уничтожали отступников.) В деле нет показаний Г. А. Молчанова. В процессуальных документах он назван «ответственным работником НКВД СССР». Возвратившийся из Омска в Москву Шейнин побывал у Сталина. Из его кабинета Лев Романович вышел начальником следственного отдела Прокуратуры Союза ССР!
..."



https://www.litmir.me/br/?b=243024&p=34


"...
Это случилось так.
В то утро мы решили поехать охотиться на уток на озеро, расположенное в глубине острова. Мы поехали туда на нартах, которыми управлял ненец Вася. На половине пути нарты сломались. До озера оставалось около трех километров. Тогда мы решили пойти пешком, а Вася остался чинить нарты.
Когда мы пришли к озеру и начали стрелять в уток, они отплыли к противоположному берегу. Я предложил профессору, чтобы он остался на этом месте, а я пойду к другому берегу и буду стрелять оттуда. Профессор согласился с моим предложением. Я пошел на противоположный берег.
Стоя там, я через полтора километра, нас разделявшие, довольно ясно видел фигуру профессора, одиноко стоявшего на берегу. Никого рядом с ним не было и быть не могло. Это я заявляю твердо. Потом с того места, где стоял профессор, раздался выстрел. Внезапно я увидел, как профессор как-то странно закачался, а затем упал. Не понимая, что случилось, я бегом бросился к нему.
Когда я прибежал, то застал профессора еще живым, но уже без сознания. Он был тяжело ранен охотничьим ножом, вонзенным глубоко, по самую рукоятку, в его левый глаз. Рукоятка ножа торчала из глазной впадины профессора, как большая гнойная опухоль. Ружье профессора валялось рядом…
Я совершенно растерялся. Не зная, как помочь несчастному, я попытался извлечь из его глаза нож. Но мне это не удалось, — с такой силой его всадили. Тогда, не помня себя, я бросился бежать к тому месту, где мы оставили нарты. Когда я прибежал, Bacя уже заканчивал починку. Я сказал ему, что с профессором несчастье, и он погнал собак. Но когда мы приехали, профессор был уже мертв. Мы отвезли его труп на зимовку, где с трудом извлекли из раны нож, которым было совершено убийство.
...
Доставленный в Москву труп профессора Бурова был подвергнут судебномедицинскому вскрытию, которое произвел П. С. Семеновский.
С обычными для этого человека тщательностью, осторожностью и знанием дела П. С. Семеновский произвел вскрытие и составил свое заключение. Оно состояло в основном из двух пунктов:
1. Смерть профессора Бурова явилась следствием ряда тяжких повреждений, причиненных ударом охотничьего ножа в левый глаз покойного.
2. Этот удар был нанесен с нечеловеческой силой.
— Что значит «с нечеловеческой силой», — спросил Семеновского следователь, — как понимать это, Петр Сергеевич?
— Это значит, — ответил эксперт, — что сила, с которой был нанесен удар ножом, превышает среднюю силу нормального человека. Поэтому я применил выражение «нечеловеческая». Но сказать вам точно, какая это сила, я не могу…
Следователь продолжал свою работу. Он тщательно осмотрел ружье профессора Бурова. Это был охотничий винчестер, и в нем не оказалось ничего интересного для дела. Нож, которым был убит профессор, тоже ничем особенным не отличался: обычный, довольно дешевый охотничий нож с деревянной ручкой.
Но когда следователь внимательнее его рассмотрел, он обнаружил одну маленькую деталь: в деревянной ручке ножа имелся небольшой дефект, следствие недостаточно аккуратной работы. Крохотный кончик металлического стержня, на который была насажена ручка, торчал из нее своим острием. Это было почти незаметно.
Следователь ощупал этот крохотный кусочек металла и внезапно вскочил: так обожгла его мысль, блеснувшая, как искра в ночной темноте.
Через час группа спешно вызванных экспертов — оружейников и охотников — толпилась в кабинете следователя.
— Скажите, — спросил следователь, обращаясь к охотникам, — скажите, с точки зрения обычной, житейской охотничьей практики, как поступит охотник, имеющий за поясом охотничий нож с деревянной ручкой, как он поступит, если патрон при досылке его в магазинную часть ружья почему-либо закапризничает, застрянет, плохо пойдет? Ну, скажем, патрон чуть разбух от сырости, или покривился, или плохо был сделан. Что сделает, как поступит охотник?
Эксперты чуть удивленно переглянулись между собой и начали шептаться.
— В таких случаях, — наконец, единодушно решили они, — охотник скорее всего возьмет свой охотничий нож и, постукивая его тупой деревянной ручкой по капсульной части патрона, постарается осторожно вогнать его до конца.
— И я так полагаю, — улыбнулся следователь. — Ну, а теперь осмотрите этот нож, обратите внимание на этот торчащий кончик металлического стержня и представьте себе, что охотник этим ножом постарается вгонять патрон. Что будет?
Эксперты осмотрели нож, исследовали прочность металла, из — которого был изготовлен стержень, и согласились на одном.
— Этот кусочек стержня, — сказали они, — по своей остроте и прочности металла вполне может сыграть роль бойка. И если этим ножом ударять по капсульной части патрона, произойдет взрыв, последует выстрел.
Тогда следователь обратился к оружейникам.
— Скажите, — спросил он их, — если патрон не дослан до конца, если вследствие неосторожности охотника произойдет взрыв, куда направится сила взрыва, какова степень этой силы?
— При таком положении, — ответили эксперты, — сила взрыва пойдет назад, она даст огромный толчок в руку охотника, держащую нож, отбросит эту руку назад, к его лицу. Сила взрыва, сила этого толчка будет очень значительна: примерно это сила давления пяти-семи атмосфер…
Следователь облегченно вздохнул. Внезапная догадка, пришедшая ему в голову, подтверждалась.
Но как раз в этот момент в кабинет следователя вошел Семеновский. Следователь рассказал ему о своей версии, показал нож, повторил заключение экспертов.
— Все это весьма остроумно и убедительно, — медленно произнес Семеновский, — и даже вполне правдоподобно. Если бы… если бы не одна деталь. Профессор ведь был убит ударом в левый глаз. А если бы произошло то, что вы предполагаете, то своей правой рукой он мог поранить себя только в правый же глаз, но никак не в левый.
И Семеновский тут же вычислил на основании длины, руки покойного профессора Бурова, его роста и соотношения размеров его тела, что своей правой рукой при толчке от взрыва он мог поранить себя в правый, но никак не в левый глаз.
Версия, казавшаяся такой ясной и правильной, рухнула…

...
— А в какой руке он держал скальпель? — осторожно, даже робко спросил следователь, боясь, что сейчас рухнет его последняя надежда.
— Да ведь профессор был левша, — спокойно промолвили родственники.
Следователь с трудом удержался, чтобы не закричать. Вот она, наконец, истина, разгадка, ясность и объяснение всего!.,
Левша!… И следователь помчался к Семеновскому. И Семеновский снова сел за вычисления. И вычисления показали, показали с предельной, математической точностью, что, загоняя патрон левой рукой, профессор при взрыве патрона мог и должен был ранить, неизбежно ранил себя именно в левый глаз.
Потом Семеновский и следователь изготовили фотомонтаж кривой, которую описала левая рука профессора, отброшенная взрывом патрона в его лицо, к его левому глазу.
...
Брат покойного профессора Бурова, которого следователь познакомил с материалами дела, твердо заявил:
— Я готов согласиться, что вы правы и что профессор Буров погиб вследствие собственной неосторожности. Но откуда взялся этот нож? Я утверждаю, что у профессора не было такого ножа. Я знаю, что при снаряжении экспедиции такой нож выдан не был. Так чей же это нож? Чей? И вот до тех пор, гражданин следователь, пока вы не ответите на этот вопрос, я не могу признать следствие законченным…
Согласитесь, что брат профессора Бурова был по-своему прав. И на поставленный им вопрос надо было дать ответ.
Следователь прежде всего спросил Воронова. Но тот не знал, где профессор достал этот нож.
— Мне кажется, — сказал Воронов, — что этот нож принадлежал профессору. По крайней мере я видел у него такой нож не один раз.
Тогда следователь взялся за инвентарную опись экспедиции. В ворохе списков, описей, счетов, накладных, квитанций и отчетов, в тысячной номенклатуре снаряжения экспедиции — дроби, ружей, палаток, консервов, биноклей, кастрюль, термосов, топоров, вилок, клещей, молотков, бидонов, примусов, градусников, посуды и всяких других вещей следователь тщетно разыскивал четырехрублевый охотничий нож. Он этого ножа не нашел.
Тогда следователь вспомнил, что экспедиция отплыла в Баренцево море из Архангельска, где находилась несколько дней. Следователь явился к прокурору и попросил командировать его на один день в Архангельск.
— Зачем? — спросил прокурор.
— За ножом, — улыбнулся следователь.
Утром он приехал в Архангельск и, не заезжая в гостиницу, бросился в магазины. Ему показывали сотни охотничьих ножей, дорогих и дешевых, финских, вологодских, костромских, вятских, павлово-посадских, но такого, какой он искал, не было. Продавцы удивленно разглядывали капризного покупателя. Завмаги в недоумении разводили руками. Кассирши ехидно хихикали. Но ножа он не находил.
Наконец, уже к вечеру, на набережной Двины он забрел в маленький охотничье-промысловый магазин. И первое, что бросилось ему в глаза, был охотничий нож с деревянной ручкой, точь-в-точь как тот нож, который принес смерть профессору Бурову.
— Сколько стоит этот нож? — волнуясь, спросил следователь продавца.
— Три рубля семьдесят пять копеек, — ответил продавец.
Следователь вызвал завмага и выяснил, что эти ножи изготовляет одна артель, которая всю свою продукцию сдает только этому магазину. В те дни, когда экспедиция была в Архангельске, эти ножи уже были в продаже.
— Много их распродано, — продолжал завмаг. — Но, конечно, мы покупателей помнить не можем, так как нам это ни к чему…
Следователь вернулся в Москву. И в записной книжке профессора Бурова, среди сотен самых различных записей, нашел и такую: «Архангельск. 3 р. 75 к. охотничий нож»...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #331 : 03 Ноябрь 2019, 16:03:32 »

Почти педагогическая поэма...
http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:aUKWglgC1XcJ:www.archiv.nnov.ru/%3Fid%3D7445+&cd=9&hl=ru&ct=clnk&gl=ru
Глава 3.
Радиообман высокого полёта
Эта сентябрьская ночь выдалась на редкость холодной и сырой. Чуть накрапывал мелкий дождик... Парашютисты  выстроились на взлётной полосе, нервничали, с минуты на минуту ожидая команды на посадку. Провожающий тоже нервничал. Подняв воротник шинели и натянув поглубже на голову фуражку, он расхаживал по мокрой земле полевого аэродрома. Чуть ли не каждую минуту поглядывал на циферблат часов...
Наконец послышалось урчание мотора, и к взлётной полосе из темноты выскочил блестящий от дождя «опель». Дверца распахнулась, и из автомобиля вышел высокий человек, мелькнула молния на эсэсовской петлице его кожаного пальто.
- Чёрт бы побрал эту Службу Безопасности!  Вечно опаздывают, - пробормотал себе под нос провожающий и поспешил навстречу представителю СД. Они обменялись приветствиями. Затем представитель СД прочитал списки парашютистов и махнул рукой: «Вперёд!». Люди гуськом потянулись к распахнутому чреву транспортного самолёта...
Провожающий остановил одного из парашютистов:
- На тебя особые надежды, Семён. В случае успешного выполнения задания будешь  причислен к преподавательскому составу с получением офицерского звания. Так что постарайся.
- Всё будет в порядке, господин майор, - Семён подал руку провожающему и исчез внутри самолёта.
Через несколько минут, когда  машина парила уже над облаками, Семён  посмотрел в тёмное окно иллюминатора и, усмехнувшись, подумал: «Вряд ли мне придётся поносить вашу форму, господин майор».
... В сентябре 1942 года в Арзамасский горотдел УНКВД    пришли шестеро человек, обмундированных в советскую военную форму.  Они заявили, что являются немецкими агентами, сброшенными с парашютов, но не желают выполнять задания врага. Скоро этой шпионской группой заинтересовались в центральном контрразведывательном аппарате  в Москве. Там было принято решение использовать раскаявшихся агентов и их радиста  для проведения радиоигры, то есть для сброса немцам стратегической дезинформации.
Надо сказать, что выбор радиста, носившего агентурное прозвище «Бестужев»,   оказался далеко не случайным...
Настоящее его имя было Семён Афанасьевич  Калабалин. В прошлом - воспитанник знаменитой детской колонии Антона Макаренко, который даже сделал Калабалина одним из героев своей знаменитой «Педагогической поэмы».  После колонии  Калабалин пошёл по стопам своего учителя - закончил  Московский педагогический институт и до войны работал заведующим детского дома. А летом 1941 года добровольцем пошёл на фронт.
В августе 1941 года в составе группы наших разведчиков он был переправлен через линию фронта в районе Винницы. Однако приземление десантников прошло неудачно, в воздухе  их разбросало в разные стороны. Собраться вместе им так и не удалось. Во время блуждания по вражеским тылам Калабалин нарвался на банду украинских националистов. Его ранили и взяли в плен, бандеровцы передали Семёна немцам...
Потянулись долгие и мучительные дни в лагерях для военнопленных. Однажды в Польше на Калабалина обратили внимание вербовщики из абвера: им сразу приглянулся  офицер Красной Армии, имеющий высшее образование и довольно свободно говорящий  по-немецки. Да и сам Калабалин особо не отнекивался от предложенной работы стать шпионом. И вербовка состоялась.
Его направили не куда-нибудь, а в Варшавскую Центральную разведывательную  школу абвера. Школа была создана ещё в 1941 году начальником отдела абвер-2  генерал-майором Эрвином фон Лахузеном. Готовились в ней диверсанты и радисты -   Калабалина определили на работу с рацией. В новой профессии он сразу же достиг немалых успехов, и преподаватели были очень довольны способным учеником.
А сам курсант, между тем, вёл осторожные разговоры со своими товарищами по школе, убеждая их сразу после высадки в советском тылу сдаться органам госбезопасности. «Мы же русские. Неужели будем против своих работать?» - убеждал он курсантов. И те, в абсолютном большинстве своём пошедшие на службу к немцам из-за невыносимых лагерных условий, соглашались с Калабалиным.
Кстати, в это же самое время о нём, правда косвенно,  узнали и чекисты. Заброшенные в наш тыл выпускники Варшавской школы приходили с повинной и рассказывали о человеке, который убедил их сохранить верность Родине.   В частности, о Калабалине  и его разговорах с курсантами нашим контрразведчикам поведал немецкий агент Устин Каратаев, добровольно пришедший в НКВД  под Воронежем в июле 1942 года. Его показания позднее подтвердил и другой явившийся агент, Владимир Лящук.
Так что чекисты уже имели представление о Калабалине ещё до его высадки в Горьковскую область...
Было очевидно, что ученик Макаренко, который сумел вести опасную подрывную работу в логове врага, наверняка сумеет справиться и с радиоигрой.  В октябре 1942 года началась операция под кодовым названием «Горьковский дуэт». Работу Калабалина курировал лейтенант государственной безопасности Константин Грязнов. Работа им обоим предстояла далеко не простая: ложные разведывательные сводки надо было составлять так, чтобы у немцев не возникло ни малейшего подозрения о работе «под колпаком». Дезинформация - наука тонкая, её надо уметь дозировать, перемешивая ложь с правдой.
Поэтому неудивительно, что первый раз Грязнов и Калабалин выходили на связь с Варшавой с замирающим сердцем:   получится - не получится? Калабалин отбил радиограмму:
«Добрался благополучно. Жду дальнейших распоряжений. Бестужев».
Через несколько дней пришёл ответ:
«Поздравляю с благополучным прибытием. Приступайте к выполнению задания. Будьте осторожны. Выход на связь еженедельно во вторник и пятницу от пятнадцати до пятнадцати тридцати».
Начало было положено! Немцы буквально засыпали своего агента вопросами: какие части формируются в Горьковской области, их возможная численность, направление движения воинских эшелонов, расположение военных объектов. Ответная «деза» поступала прямо из Ставки Верховного Главнокомандующего - лейтенант Грязнов соответственно её обрабатывал и передавал Калабалину, ну а тот, в свою очередь, отправлял информацию в Варшаву.
Однажды «Бестужев» передал немцам данные  о «важном» военном аэродроме, якобы расположенного близ города Бор. Ради этого чекисты не поленились соорудить на поле, где до войны располагался учебный аэродром ОСОАВИАХИМа, макеты самолётов, деревянные сооружения, изображавшие «зенитные установки». Сразу после радиограммы над  лжеаэродромом появились немецкие самолёты-разведчики... Через несколько дней Калабалину немцы объявили от лица командования вермахта благодарность. А ещё спустя какое-то время вражеские бомбардировщики обрушили на «аэродром» мощный бомбовый удар, безжалостно перепахав чистое поле...
И всё же главной в этой операцией стала «деза» о ложной переброске наших войск  в самый разгар битвы за Сталинград. Калабалин сообщил немцам о крупных воинских частях, якобы формируемых в нашей области. Тем самым у врага должна была возникнуть иллюзия о создании «второго эшелона» советских войск на московском стратегическом направлении. Одновременно он сообщил о большом количестве воинских эшелонов, двигающихся на Москву.
Для подстраховки данные об эшелонах «подтвердил» ещё один двойной агент, работающий во Владимирской области. Таким образом, военное руководство Третьего рейха посчитало, что свои стратегические резервы русские перебрасывают к Москве, и тоже стало усиливать это направление.  Поэтому наш удар под Сталинградом, куда на самом деле Ставка перевела свои резервы, стал для немцев неожиданным сюрпризом.
По всей видимости, в абвере  и в гитлеровской ставке просто не могли поверить, что русские обвели их вокруг пальца!  Всю вину за поражение под Сталинградом свалили на немецких союзников, итальянцев и румын. Мол, это их армии на флангах группировки Паулюса не смогли удержать русское наступление, обошедшееся Советам   без дополнительных резервов - те, в свою очередь,  якобы действительно находились под  Москвой. Во всяком случае, именно так докладывали немецкие генералы Гитлеру, отчитываясь за Сталинград. Тот, видимо, поверил, и германское командование вместе с разведкой избежали гитлеровского нагоняя.
…А Калабалин от имени фюрера был награждён Железным Крестом - одной из высших наград нацистской Германии...
Весной 1943 года лейтенант Грязнов и агент «Бестужев» получили новое задание - любой ценой  выманить из Варшавы  агента-связника, чтобы обновить информацию о Центральной школе абвера. Новая операция началась с того, что Калабалин сообщил  о «гибели» своего напарника: тот якобы погиб в автокатастрофе. Затем «Бестужев» стал жаловаться на то, что кончаются деньги, сильно износилась одежда и чтобы выжить, он, наверное, вынужден будет устроиться куда-нибудь на работу.
Немцы встревожились - в условиях военного времени при приёме на работу «Бестужева»  будут тщательно проверять, и он может провалиться. Поэтому Калабалину запретили даже думать об этом. Тогда агент стал намекать на то, что батареи для рации стали у него садиться и если не будут присланы новые, то связь может прекратиться. С этой целью Грязнов специально глушил слышимость рации, чтобы у противника создалось впечатление о разрядке батарей. Слышимость «ухудшалась» с каждым сеансом связи. Наконец, в мае 1943 года Калабалин сообщил, что из-за безденежья он всё же устроился на работу. А в июне передал последнюю информацию:
«Ваши передачи слышу только при включении двух анодных батарей... Больше передавать не могу... Буду ждать у приёмника 19 июня... Передавайте вслепую... Бестужев».
Спустя несколько дней немцы, наконец, сообщили о том, что высылают связника с деньгами.  За  квартирой близ площади Сенной, где жил Калабалин, был выставлен  постоянный наблюдательный пост, состоящий из  двух оперативных сотрудников. Но проходили день за днём,  неделя за неделей, а связника всё не было. Чекисты уже решили, что немцы разоблачили двойную игру агента. «Наружка» - наружное наблюдение - была снята...
И вдруг тёмной августовской ночью над Дальнеконстантиновском районом появился самолёт «Хейнкель-111», который немцы обычно использовали для заброски диверсантов. Самолёт случайно заметили пятеро работников местного райисполкома, которые  ехали в кузове грузового автомобиля. Они же видели, как из самолёта выпрыгнул парашютист. Тут же по тревоге была поднята местная милиция, из Горького прибыла оперативная поисковая бригада... Увы, прочёсывание окрестных лесов ничего не дало. Парашютист как в воду канул...
Чекисты догадались, что наконец-то прибыл связник. Несколько дней подряд Калабалин ждал его у себя дома. Но тот не спешил появляться. Как потом выяснилось, связник поступил до гениальности просто. Он ещё в воздухе увидел, что его засекли. Поэтому не стал отсиживаться в лесу, а спокойно вышел на дорогу, поймал попутную машину и, пока милиционеры с чекистами искали его в окрестностях Дальнего Константинова, уехал в Горький.
Устроившись на городскую квартиру, он не сразу вышел на связь с  «Бестужевым», а решил присмотреться к окружающей обстановке. Однажды, гуляя по городу в форме советского капитана, он наткнулся...  ещё  на одного агента из Варшавской разведшколы по кличке «Родин».
То была весьма колоритная личность! Выброшенный немцами в Ярославле, он плюнул на всех - и на немцев, и на Советскую власть - и стал жить по подложным документам, занимаясь спекуляциями продуктами питания. В конце концов, он перебрался к родственникам в Горький. Вот тут-то его и повстречал связник, носящий агентурную клику «Бирюк». Испугавшись разоблачения, «Родин» согласился на него работать.
Они вместе две недели наблюдали за квартирой Калабалина. Решив, что с «Бестужевым» всё чисто,  решились наконец пойти на контакт. В квартиру направился «Родин», а «Бирюк» на всякий случай выжидал в ста метрах от дома. Но  хозяйка квартиры сообщила «Родину», что «Бестужева» нет дома, он уехал на работу в подсобное хозяйство, расположенное на станции Мыза. Туда шпионы и направились, сев на трамвай. А  хозяйка тем временем сообщила о визите куда надо...
На Мызе с Калабалиным опять встречался один «Родин»:  они знали друг друга в лицо со времён учёбы в разведшколе. «Родин» признался, что он пришёл не один, а с агентом-связником, прибывшим из-за линии фронта - тот привёз резиденту батареи и деньги. «Бестужев» выразил неподдельную радость и предложил это дело, по русскому обычаю, как следует обмыть.
Все трое встретились в городском парке. Калабалин уговорил обоих агентов выпить у него на квартире.  «Родин» согласился сразу, а вот «Бирюк», словно что-то предчувствуя, поначалу отказывался. Но «Бестужев» уломал и его...
На квартире их ждала засада. Шпионы были задержаны. После ареста «Родин» тут же начал давать признательные показания, «Бирюк» же пытался играть со следователем в кошки-мышки. Чуть ли не со слезами на глазах он начал рассказывать байку  о том, как его, полуграмотного пленного красноармейца по глупости угораздило попасть в разведшколу к «проклятым фашистам». А в разведшколе он, якобы, занимался только ремонтом обуви.
Из протокола допроса  агента «Бирюк»:
«ВОПРОС. Какое вы получили задание?
ОТВЕТ. Я должен был пробраться в г.Горький, разыскать там по адресам  ул.Полевая, д.33, кв.5 и Слобода Печёры, д.90 немецкого агента  «Бестужева» и передать ему чемодан-посылку, в которой находилось 90 тысяч рублей советских денег, четыре анодных батареи для радиостанции и запечатанный пакет с документам.
ВОПРОС. Расскажите подробно, каким образом возник вопрос о направлении вас на задание?
ОТВЕТ. 20 июня 1943 года около 9 часов вечера меня вызвал к себе в канцелярию руководитель Варшавской разведшколы майор германской армии Марвиц. Явившись в канцелярию, я был приглашён майором в его личную комнату. Поздоровавшись со мной за руку и пригласив меня сесть на стул, Марвиц предъявил мне небольшую фотографическую карточку и заявил: «Вы знаете, кто здесь изображён?» Я ответил утвердительно: «На фотографии изображён агент-радист германской разведки, бывший курсант варшавской школы «Бестужев».
«Так вот, - продолжил Марвиц, - я давно уже говорил вам, что со временем вы получите хорошую работу и после её выполнения поедете к семье в отпуск. Время наступило. Я хотел, чтобы вы отвезли этому человеку в г.Горький небольшую посылочку, передали её и вернулись обратно»...
Получив эти установки, я был представлен работнику школы «Зорину», ведающему изготовлением фальшивых документов, и в течении двух часов вместе с ним обсуждал варианты легенд и учился заполнять чистые бланки документов. 24-го июня в школе состоялся прощальный вечер, на котором кроме меня присутствовало  10 разведчиков, уходивших на задание в тыл Красной Армии. Утром 25-го июня вместе с этими 10-ю лицами я вылетел из Варшавы в Смоленск, и в ночь на 27 июня был выброшен с немецкого самолёта на парашюте в 75 км южнее Горького».
Вот так - никакой, оказывается,  он не шпион, а просто несчастный пленный, подрабатывавший на немецком хозяйстве. А завербовали его только для разового задания, под обещание «отпустить домой на побывку»...
Но контрразведчики ему не поверили. Слишком уж грамотно «Бирюк»  действовал в нашем тылу, умело уходя от расставленных ловушек. Да и не могли немцы доверить «полуграмотному» неподготовленному человеку столь важную миссию. Постепенно на допросах выяснилось, что по-настоящему «Бирюка» зовут Петром Васильевичем Деркачом, что он - бывший командир Красной Армии, с оружием в руках перешедший на сторону врага, что он не раз выполнял  разведывательные задания в наших тылах и был у немцев на хорошем счету.
Словом, то был опытный матёрый волк, служивший немцам на идейных антисоветских убеждениях.
После нескольких месяцев допросов оба вражеских агента  предстали перед судом военного трибунала и были приговорены к смертной казни. А Калабалин, он же «Бестужев», за проявленные мужество и находчивость, за неоценимую помощь действующей армии был награждён орденом Отечественной войны 1-ой степени. Орден ему вручал лично начальник Главного Управления контрразведки «СМЕРШ», генерал Виктор Абакумов...
... Впервые об этой истории уже после войны поведал в своём документальном очерке «Это было в Горьком» куратор Калабалина Константин Грязнов, который много лет вплоть до выхода на пенсию служил в областном Управлении КГБ. Очерк сейчас хранится в архиве нашего Управления Федеральной Службы безопасности. На основе очерка в 70-ые годы была написана повесть «Лоцман меняет курс», где фамилии и биографии действующих лиц изменены до неузнаваемости. Повесть неоднократно печаталась в сборнике «Чекисты», выпускавшегося в советские времена  в Горьком.
И только совсем недавно эпопея Семёна Калабалина была наконец рассекречена и попала на страницы различных книг по  истории наших спецслужб. Тем не менее,  в ней, на мой взгляд, остался один загадочный  момент - а кем же он собственно был,  двойной агент «Бестужев»? Неужели обычным бывшим пленным, который, мучаясь угрызениями совести за своё пребывание в немецкой разведшколе, после заброски в наш тыл пошёл на сотрудничество с органами госбезопасности?
Любопытно, но у немцев он не скрывал своей биографии  и фамилии - это, кстати, уже  после войны подтвердил один из преподавателей Варшавской разведшколы, власовский офицер  Александр Судаков, задержанный контрразведкой СМЕРШ в 1945  году. А ведь обычно наши пленные, которые соглашались на вербовку со стороны германской разведки, обычно старались называться чужими именами и под страхом немецких репрессий принижали своё положение, которое они занимали при Советской власти! Здесь же видим обратную картину - Калабалин не скрывает ни своей довольно яркой довоенной биографии, ни  звания офицера-десантника.
А его поведение в разведшколе? По свидетельству сдавшихся германских агентов, он не просто уговаривал их после выброски  явиться с повинной, но и подробно инструктировал, как вести себя на допросе, чтобы им поверили в НКВД -  так может вести себя лишь опытный вербовщик, выполняющий какое-то специальное задание.
И, наконец, высокая награда в конце операции в Горьком слишком невероятна для «раскаявшегося немецкого агента», которому в суровые сталинские годы светило лишь смягчение приговора военного трибунала и только...
Не значит ли это, что на самом деле Калабалин был опытнейшим  советским разведчиком, которого ещё в 1941 году специально  забросили к немцам для внедрения в германскую разведку? А его настоящая биография должна была вызвать неподдельный интерес со стороны германских спецслужб, что, собственно, и произошло? Если это так, то Семён Калабалин действительно блестяще  и виртуозно справился со своим чрезвычайно сложным разведывательным заданием!
...Согласно официальной биографии Семёна Афанасьевича, после завершения операции «Горьковский дуэт» он уехал в Москву, где вернулся к  педагогической деятельности - педагогом он трудился  вплоть до  своей кончины в 1972 году. Но есть пока неподтверждённые данные о том, что педагогикой он начал заниматься только после окончания войны. А  до этого продолжал выполнять какие-то другие секретные поручения органов государственной безопасности на тайных фронтах советско-германской войны.
Какие это были поручения? Возможно, об этом мы узнаем ещё не скоро - разведка всегда умела  хранить свои тайны. И хранить на протяжении  очень продолжительного времени...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #332 : 03 Ноябрь 2019, 20:17:19 »

И снова про любовь...

https://www.pravda.ru/society/1131197-rubeg/


Многим известен пилот Матиас Руст из ФРГ, приземлившийся на Красной площади в 1987 году. Но не все знают, что у Руста был предшественник — англичанин Брайан Гровер. Снежной зимой 1938 года он ради любимой женщины Елены перелетел границу СССР. Отчаянного влюбленного схватили сотрудники НКВД и препроводили в тюрьму. Брайану грозило 10 лет лагерей.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #333 : 13 Ноябрь 2019, 19:42:31 »

https://rg.ru/2017/12/04/rodina-samolet.html

Как искали "Родину", как прыгали к ней с парашютом спортивные комиссары, как выводили экипаж через тайгу к Амгуни, как разбились, вылетев на радостях к месту посадки, командующий ВВС 2-й Краснознаменной армии комдив Яков Сорокин и штурман "Москвы" комбриг Александр Бряндинский - отдельная тема...

http://www.evenkya.ru/infoeg/life/pervootkryvatel_severnyh_trass.html


http://mx.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=2495


В 1958 году отмечалось 20-летие героического перелета экипажа самолета «Родина» – Гризодубовой, Осипенко, Расковой, и мне, сотруднику редакции «Красноярского комсомольца», вспомнив мое авиационное прошлое, поручили написать об этом статью, вручив старое фото.
На обороте фотоснимка была надпись: «Экипаж самолета «Родина» среди моряков Амурской флотилии». Мне показалось, что один из группы мне знаком.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7_%D0%9D%D0%9A%D0%9E_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%BE%D1%82_4.06.1939_%E2%84%96_070






https://amurmedia.ru/news/720288/[size=78%]http://mx.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=2495[/size]
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #334 : 13 Ноябрь 2019, 20:16:14 »


Не успела отцитировать - поэтому почти дубль...

https://rg.ru/2017/12/04/rodina-samolet.html



Как искали "Родину", как прыгали к ней с парашютом спортивные комиссары, как выводили экипаж через тайгу к Амгуни, как разбились, вылетев на радостях к месту посадки, командующий ВВС 2-й Краснознаменной армии комдив Яков Сорокин и штурман "Москвы" комбриг Александр Бряндинский - отдельная тема...

http://www.evenkya.ru/infoeg/life/pervootkryvatel_severnyh_trass.html


http://mx.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=2495


В 1958 году отмечалось 20-летие героического перелета экипажа самолета «Родина» – Гризодубовой, Осипенко, Расковой, и мне, сотруднику редакции «Красноярского комсомольца», вспомнив мое авиационное прошлое, поручили написать об этом статью, вручив старое фото.
На обороте фотоснимка была надпись: «Экипаж самолета «Родина» среди моряков Амурской флотилии». Мне показалось, что один из группы мне знаком.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%B7_%D0%9D%D0%9A%D0%9E_%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0_%D0%BE%D1%82_4.06.1939_%E2%84%96_070

В конце прошлого года в полете на место посадки экипажа самолета «Родина» произошло столкновение двух самолетов «Дуглас» и ТБ-3, в результате чего погибло 15 человек. В числе погибших был и командующий воздушными силами 2-й Отдельной Краснознаменной армии комдив Сорокин и Герой Советского Союза комбриг Бряндинский.
Командующий воздушными силами 2 ОКА Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра, но с согласия командования 2 ОКА вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолета «Родина», очевидно, с единственной целью, чтобы потом можно было сказать, что он, Сорокин, также принимал участие в спасении экипажа «Родина», хотя ему этого никто не поручал и экипаж «Родина» уже был обнаружен.
Вслед за Сорокиным на «Дугласе» вылетел Бряндинский, который также не имел на то ни указаний, ни права, целью которого были, очевидно, те же мотивы, что и у Сорокина.
Оба эти больших авиационных начальника, совершив проступок и самовольство, в дополнение к этому в самом полете проявили недисциплинированность и преступную халатность в летной службе, результатом чего и явилось столкновение в воздухе, гибель 15 человек и двух дорогостоящих самолетов.

https://amurmedia.ru/news/720288/

Вокруг катастрофы, данные о которой полностью не обнародованы, ходит множество слухов и домыслов. Экипажи самолётов погибли при выполнении задач по спасению женского экипажа самолёта "Родина", совершившего вынужденную посадку в районе села Дуки. Яков Сорокин должен был выбрать площадку для десантирования спасателей, но в результате недисциплинированности пилотов "Дугласа" погиб и он и большое количество людей.Подробнее: https://amurmedia.ru/news/720288/




Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 242
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #335 : 13 Ноябрь 2019, 20:39:08 »

Короче, не одна лишь тайна гибели группы Дятлова не дает спокойно жить нашим доблестным следственным и прокурорским органам...

https://sovsakh.ru/novosti/tragediya-letchika-svetogorova/

Сейчас по факту найденных человеческих останков на месте катастрофы самолета «Савойя C.55X» Комсомольский отдел на транспорте Дальневосточного следственного управления на транспорте проводит доследственную проверку. Как пояснил заместитель начальника отдела Константин Тихоньких, с момента событий прошло 80 лет, сроки давности все давно вышли. Кроме того, тогда действовало другое законодательство и не было в Уголовном кодексе статьи о нарушении правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшем по неосторожности крупный ущерб и смерть более двух лиц (нынешняя ст. 263 УК РФ).– Кого здесь наказывать, кого привлекать, сроки прошли, – говорит Константин Тихоньких. – Это, скорее, историческая проверка. Но мы примем все меры к установлению всех обстоятельств гибели самолета. Все документы, касающиеся полета воздушного судна, его движения, мы уже запросили.И, по самой последней информации, судебно-медицинский эксперт попробует восстановить с помощью антропологической реконструкции по методу портретной реконструкции М. Герасимова облик пассажиров и экипажа «Савойи C.55X».

http://mx.polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=8&t=2672
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Страница сгенерирована за 0.701 секунд. Запросов: 186.