РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Некриминальное чтиво...  (Прочитано 79871 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #360 : 14 Апрель 2020, 22:41:54 »

У меня просто праздник какой-то... Ленинский субботник...

https://panorama.pub/4256-britanskie-uchyonye-podtverdili-rodstvo-krupskoj-i-skarlett-johansson.html


Учёные из Кембриджского университета подтвердили кровное родство американской актрисы Скарлетт Йоханссон и революционерки Надежды Крупской. По заверениям генетиков, к такому выводу они пришли после изучения биоматериалов знаменитостей, любезно предоставленных Генным банком Ротшильдов.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #361 : 14 Апрель 2020, 23:22:59 »

Тайны Ленинской комнаты...

https://rg.ru/2015/06/04/lenin.html


Прозрачные намеки на эту романтическую историю просачивались в мемуарах революционеров и сохранялись в пересказах евпаторийских старожилов, но обнародовать подробности и обстоятельства знакомства Фанни Каплан и Дмитрия Ильича в советское время не позволяла цензура - эпизод категорически не вписывался в "канонизированную" Институтом марксизма-ленинизма биографию семьи Ульяновых.
...
В Евпатории, по словам Хорошко, подметили, что для Дмитрия Ульянова ухаживания за Каплан были чем-то большим, чем курортный флирт. Бывшая каторжанка буквально расцветала на глазах, ее видели в красивых платьях на вечернем моционе по набережной. А доктор щеголял в офицерской форме. На фотографиях заметно, что он с удовольствием позирует в фуражке, с шашкой на боку. Долгое время в местном краеведческом музее под стеклом был один из таких снимков - военврач с погонами капитана царской армии.
- В земской управе сплетничали о его романе, тем более что он давал повод для таких разговоров. Не однажды по земской линии отмечали отсутствие пары лошадей, которые были закреплены за уездным врачом, - рассказывает краевед. - Утром бидарка - двухколесная повозка, на месте, а лошадей нет. Дмитрий Ильич отправлялся с Фанни в романтические путешествия на Тарханкут. От Евпатории это 60 верст. Отдохнуть от верховой езды они останавливались в трактире "Беляуская могила" - на полпути, возле озера Донузлав, а ночевали в имении вдовы Поповой в Оленевке. Их роман вполне мог закончиться свадьбой, если бы в их отношения не вмешались партийные товарищи. Эсеры не хотели, чтобы их соратница в это революционное время перешла в лагерь политических конкурентов - стала женой брата лидера большевиков! Фанни просто попала под жесткий прессинг своих товарищей и боевых подруг и в конце концов брачному союзу предпочла революционную борьбу. Для чувствительного Дмитрия Ильича это стало серьезным испытанием, горечь расставания он заливал крымским вином.
Павел Хорошко предполагает, что и для Фанни это решение было болезненным, ведь в критический момент, когда ее допрашивали чекисты как основную подозреваемую в покушении 30 августа 1918 года на Ленина, она говорила, что перед первым выстрелом вспомнила Дмитрия на мысе Тарханкут.
https://zen.yandex.ru/media/kalendarhistory/kurortnyi-roman-eserki-kaplan-5b96e09a47a3c100aa9943fe

Фанни Каплан. Тюремный снимок. Чита, 1907 год.

https://rusplt.ru/society/neraskryityie-taynyi-fanni-37498.html

https://www.mk.ru/editions/daily/article/2003/07/28/132484-fialka-glupyiy-tsvetok.html
Еженедельник Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией №6, Москва, 1918 год, публикует списки расстрелянных ВЧК. Фанни числится под номером 33 на странице 27. Что, впрочем, не мешало циркулировать большому количеству слухов о судьбе Каплан. Говорили, что Ленин (ну как же, самый человечный человек!) велел ее отпустить. Была версия и о том, что ей во второй раз изменили высшую меру на тюремный срок и умерла Фанни только в начале 60-х.
Этим предположениям положил начало “коллега” Каплан по партии — уже упомянутый Василий Новиков.
Совершенно секретно. Шифровка №129161. 22 декабря 1937 года. 4-й отдел главного управления Госбезопасности. “Срочно проверьте и немедленно телеграфируйте, содержалась ли в 1932 году в Свердловской тюрьме Ройд Фаня, по какому делу и куда из Свердловска выбыла. Фриновский”. При сем препровождаем протокол допроса бывшего эсера Василия Новикова.
Новиков назвал ряд террористов участников покушения на товарища Ленина, известных ему по Москве и Ленинграду. Не репрессированных, проживающим по подложным документам. Новиков показал, что Каплан не расстреляна и работает в Сиблаге культработником под фамилией Ройд (старая кличка по организации анархистов). Просим проверить эти данные и доложить о результатах нам. Подпись: начальник управления НКВД комиссар госбезопасности 1 ранга Заковский”.
Сомнения в смерти Фанни жили долго даже в компетентных органах.
Совершенно секретно. Начальник 4-го управления КГБ СССР генерал-лейтенант Нитовранов. 13 октября 1959 года. Заключение по архивному делу, формуляр №3907 на Каплан Фаню (Фейгу) Хаимовну. Оперуполномоченный 2-го отделения 1-го отдела 4-го управления КГБ ст. лейтенант Турчанинов, рассмотрев материалы архивного дела на Каплан, 1887 года рождения… приходит к выводу о том, что Фаню надо оставить на оперативном учете, а ее дело оставить на хранении в КГБ.
...

Кстати, руководитель боевой группы, в которую входила Фанни, Григорий Семенов, его правая рука Коноплева и боевик Усов, в отличие от Фанни, предстали перед судом.
Дело рассмотрено Верховным трибуналом при ВЦИКе 8 июня — 7 августа 1922 года. По приговору в числе ряда лиц были осуждены Семенов, Коноплева, Усов. “Они были признаны виновными в том, что участвовали в боевой группе при ЦК партии социалистов-революционеров, совершавшей теракты против вождей пролетарской революции…” Заканчивается протокол почти шокирующе: “...в отношении Семенова, Коноплевой, Усова Верховный трибунал находит, что эти подсудимые добросовестно заблуждались… они ушли из стана врагов рабочего класса”. Постановлением ВЦИК от 8 августа вся троица освобождена от наказания, включая организатора покушения на Ульянова! Странно? Да, нет. Говорят, что они не просто ушли из стана врагов, но и стали самыми теплыми друзьями ВЧК. Получается, что за события 1918 года заплатила только Фиалка — максимально высокую цену.
https://www.mk.ru/social/2018/08/29/zagadki-dela-fanni-kaplan-kto-strelyal-v-lenina.html

Возобновленное следствие: версия Соловьева
В 1992 году растущее число вопросов к официальной версии перешло в новое, юридическое качество: Генеральная прокуратура России, «рассмотрев материалы уголовного дела №Н-200 по обвинению Ф.Е.Каплан», возобновило производство по нему с формулировкой «по вновь открывшимся обстоятельствам».
В постановлении о возобновлении скрупулезно перечислены обнаруженные упущения: «Следствие проведено поверхностно. Не были проведены судебно-медицинская и баллистическая экспертизы; не допрошены свидетели и потерпевшие; не произведены другие следственные действия, необходимые для полного, всестороннего и объективного расследования обстоятельств совершенного преступления...»
Реанимированное следствие шло несколько лет. Сначала его вели знатоки Генпрокуратуры, потом дело было передано ФСБ. Но конечный вывод, сделанный в 1996 году, повторяет версию трехдневного следствия ВЧК.
Одним из тех, кто занимался делом Н-200, был старший следователь-криминалист Следственного комитета РФ Владимир Соловьев. Как тогда, два десятилетия назад, так и сегодня у Владимира Николаевича нет ни малейших сомнений в том, что 30 августа 1918 года в Ленина стреляла Каплан, и никто иной.
Соловьев разбивает один за другим доводы оппонентов. «У нас нет ни одного показания, ни одного свидетеля, который говорил бы, что в это время Каплан плохо видела», — отвечает он на утверждения о чуть ли не полной слепоте террористки. Нет, в частности, никаких свидетельств того, что Каплан пользовалась очками. Среди вещей, обнаруженных у нее при обыске, никаких оптических приспособлений не было.
По словам Соловьева, он специально консультировался у специалистов-медиков — и их мнение таково: человек с такими травмами, как у Каплан, необязательно радикально теряет остроту зрения. Клинические проявления болезни могут быть различными. Наконец, следователь указывает на тот факт, что, перебравшись после освобождения в Крым, Каплан заведовала курсами по подготовке работников волостных земств: «Она работала с документами, слепому на такой должности делать нечего».
Не считает Соловьев серьезным аргументом и показания шофера Ленина о времени прибытия на завод — «около 10 часов вечера». По его мнению, это либо оговорка, либо ошибка, допущенная при записи.
Запротоколированные слова Гиля противоречат остальным показаниям, где указывается гораздо более раннее время событий. В том числе и показаниям самой Каплан: «Приехала я на митинг часов в восемь». В этот день солнце зашло в 20 часов 30 минут, отмечает следователь, однако «ни один из свидетелей не говорит, что покушение произошло в темноте».
Еще более просто разгадывается ребус с гильзами и оставшимися в магазине пистолета патронами — четыре плюс четыре. Никакого несоответствия нет, поскольку, хотя браунинг и семизарядный, он без проблем заряжается восемью патронами — один загоняется в ствол.
«Это очень просто делается, — поясняет Соловьев. — Передернул затвор, вытащил магазин, вставил еще один патрон — и все: у тебя на один патрон больше». Кстати, браунинг точно такой же модели — так называемый средний, образца 1900 года — был у Каплан и когда ее арестовали в первый раз, в 1906 году.
«И самое интересное, — отмечает Соловьев, — что в том браунинге тоже был восьмой патрон, загнанный в ствол». В общем, вопреки уверениям скептиков об отсутствии у Фанни стрелковых навыков данный тип оружия был, похоже, ей известен давно — и она прекрасно умела с ним обращаться.
И, кстати, как показала проведенная в 1990-х баллистическая экспертиза, пули, поразившие Ленина, были выпущены из того самого браунинга №150489, что был подобран товарищем Кузнецовым на месте происшествия.
Словом, «с исполнителем покушения все понятно», заключает Владимир Соловьев. Однако и ему казнь Каплан кажется чересчур поспешной.
Следователь допускает, что под конец Фанни начала делиться информацией, которую большевистские вожди не хотели предавать огласке. И постарались, соответственно, поскорее избавиться от компрометирующей их арестантки. Но Соловьев категорически отвергает ту версию, что эти показания выдавали участие в антиленинском заговоре Якова Свердлова. У главы ВЦИК не было никакого резона избавляться от председателя Совнаркома, убежден следователь: «Свердлов вознесся только благодаря поддержке Ленина, был его протеже. Остальные члены большевистского руководства его недолюбливали, у него не было там друзей. Если бы Ленин умер, Свердлов, наверное, и неделю бы после этого не продержался».
О чем же тогда шла речь? Возможно, о контактах командира эсеровского боевого отряда с кем-то из представителей большевистского лагеря. Владимир Соловьев не исключает, что уже в то время Семенов был двойным агентом: «У нас нет никаких данных об этом. Но о многом говорит тот факт, что Семенова не расстреляли после ареста и попытки побега. Похоже, чекистам было известно о нем что-то такое, что заставило их сохранить ему жизнь».
Реабилитации не подлежит
Похоже, полной правды о деле Каплан мы не узнаем никогда. Но и уже выявившихся за последние 30 лет фактов, по идее, должно хватить для того, чтобы юридическая квалификация совершенного Фанни Ефимовной Каплан, 1890 года рождения, претерпела некоторые изменения.
Судя по всему, именно этой мыслью руководствовался фонд увековечения памяти жертв политических репрессий «Последний адрес», направляя два года назад в Генпрокуратуру запрос о том, имелись ли какие-то акты о реабилитации Каплан и рассматривалось ли вообще ее дело какими-либо судебными инстанциями.
Ответ, подписанный начальником Главного уголовно-судебного управления ГП Анкундиновым, достоин того, чтобы воспроизвести его полностью.
«Ваше обращение рассмотрено, — сообщает господин Анкундинов. — В отношении содеянного Каплан Фанни Ефимовной ранее проводилась проверка. Материалы архивного дела содержат данные о покушении ею 30.08.1918 на жизнь человека.
Посягательство на жизнь человека вряд ли может быть оправдано какими бы то ни было мотивами. Мне не известны какие-либо нормативные акты, по крайней мере из действующих, которые бы оправдывали убийство человека. За исключением разве что законоположений о необходимой обороне. Да и при необходимой обороне убийство человека не оправдывается, а лишь допускается».
Если бы блюстители закона со столь же строгой и бескомпромиссной меркой подошли к жертве покушения, а также к его соратникам и политическим наследникам, то, чего доброго, пришлось бы учреждать нечто подобное Нюрнбергскому трибуналу. Однако у российских судебно-правовых инстанций нет никаких претензий ни к Ленину, ни к Сталину, ни к тем, кто претворял в жизнь заветы вождей. Хотя крови в результате этих трудов пролилось несравнимо больше, чем 30 августа 1918 года во дворе завода Михельсона. Счет «посягательствам на жизнь человека» — причем в отличие от попытки Каплан вполне результативным — идет на миллионы.
Но формально Генпрокуратура совершенно права. Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» запрещает оправдывать тех, кто был осужден за теракты, диверсии, участие в деятельности «бандформирований» и целый ряд иных антигосударственных злодеяний. Короче говоря, реабилитируются лишь те, кого советская власть покарала, как говорится, сдуру, — люди, ни в чем серьезном перед нею не провинившиеся. Те же, кто осознанно бросил ей вызов и вступил в «последний и решительный бой», продолжают оставаться в статусе преступников.
Да и реабилитация является в общем-то палкой о двух концах. Яркий пример — реабилитация Николая II и членов его семьи (решение принято президиумом Верховного суда РФ в 2008 году), после которой в фабулу дела о гибели Романовых, расследуемого, как известно, и по сию пору, пришлось вносить существенные корректировки: расстрел отрекшегося императора, его детей и жены перестал считаться уголовным преступлением.
Да-да, реабилитация жертв, как это ни парадоксально, означает одновременную реабилитацию убийц: их деяния признаются в этом случае всего лишь послушным исполнением решений пусть ошибающейся, но законной власти. Ничего личного.
Как распутать этот узел историко-правовых противоречий? Можно ли сделать это без «русского Нюрнберга» — признания беззаконием самого большевистского переворота и порожденного им режима? Насколько оправданным было бы такое решение?
Найти ответ на эти вопросы будет, пожалуй, сложнее, чем закрыть «белые пятна» дела Каплан. Но искать надо. Не ради прошлого, разумеется, — мертвые сраму не имут. Ради будущего, ради того, для чего, собственно, создавался и «Нюрнберг №1»: чтобы никому не повадно было оправдывать заведомые преступления ссылкой на приказы и указы. «Бог-то бог, да будь и сам неплох» — гласит народная мудрость. Эта максима в полной мере относится и к приверженцам вождистских культов.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Яндекс.Метрика

Страница сгенерирована за 0.152 секунд. Запросов: 121.