РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Сасовский феномен (Рязанская обл.)  (Прочитано 7649 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

★ Главком

  • Администратор
  • Главврач
  • *****
  • Оценка : +690/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 9 546
  • Вконтакте: http://vk.com/alexxx.kosmos
  • На Уралмаше улицы не имеют названий
    • Паранормальный туризм: Путешествия в аномальную зону МОЛЕБКА

Описание Сасовского феномена весьма ярко дано А.Ф. Черняевым, поэтому имеет смысл использовать цитаты из его книги [33]. Безусловно, свидетельства всего лишь одного человека, даже если он вызывает полное доверие, не могут являться достаточным основанием для построения каких-либо концепций. Однако после прочтения книги А.Ф. Черняева я сделал несколько параллельных запросов о Сасовских событиях, в том числе и через весьма компетентные организации. Основные факты подтвердились. А поскольку Сасовский феномен явился для меня лишь первичным толчком и основные выводы я сделал, исследовав литературу по кратерам, по Тунгусскому феномену и по другим направлениям, и все сошлось в принципе, то доверие к описанию Сасовского феномена у меня подкреплено множеством косвенных фактов.

Итак, что же произошло в Сасово?

«12 апреля 1991 года, в День тридцатилетия космонавтики, в районе города Сасово Рязанской области в 1 час 34 минуты в результате неизвестного явления были вышиблены окна и двери у множества домов, произведены другие разрушения. Утром изумленные жители обнаружили на лугу перед нефтебазой огромную воронку диаметром почти 30 и глубиной около 4 метров. Поскольку была воронка, да и к тому же в городе наличествовали разрушения, следовал неизбежный вывод о взрыве, хотя значительная часть жителей его не слышала. Так начались и продолжали накапливаться странные явления, сопровождавшие этот взрыв-невзрыв. И накопилось столько, что на сегодняшний день наука не в состоянии ни перечислить их, ни объяснить.

С опозданием примерно на неделю я побывал на этой воронке, исследовал ее окрестности, обнаружив множество сопутствующих «взрыву» явлений и описал их в своей книге «Камни падают в небо» [33, с. 4]...

Далее А.Ф. Черняев приводит фрагменты нескольких статей, опубликованных в центральной и местной прессе и содержащих описания этого события.

«13-го апреля 1991 года в очередном номере газеты «Призыв» города Сасово... было опубликовано краткое сообщение «ЧП в Сасове». В нем говорилось:

«...12-го апреля в час тридцать четыре минуты жители Сасово проснулись от страшного грохота, который потряс город. Над городом произошел мощный воздушный удар, в результате чего создалось избыточное давление в атмосфере... На многих предприятиях, в учреждениях, домах, школах, больницах вылетели рамы, выбиты стекла, деформированы двери... Радиационный фон в норме... Создана комиссия по выяснению причин образования воздушного удара... В ГК КПСС состоялось экстренное совещание руководителей предприятий и служб города с повесткой дня: “Как быстрее залечить раны, нанесенные городу воздушным ударом”» [33, с. 8–9].

Информация о Сасовском феномене появилась и в центральной прессе, в газетах «Труд», «Красная звезда», «Советская Россия» и других. «Первая информация подавалась достаточно сенсационно. Вот некоторые заголовки: «Взрыв из ничего», «Загадочный взрыв», «Ухнуло поле»...» [33, с. 9].

«16-го апреля «Комсомольская правда» опубликовала под сенсационным названием «Конец света на окраине Сасова» репортаж своего корреспондента с места таинственного взрыва... Приведу ее содержание с некоторыми сокращениями:

«...Единственным наглядным и неоспоримым свидетельством происшедшего являются кучи битого стекла на каждом углу, частные дома и другие двух-трехэтажные здания с вывороченными рамами, выбитыми стеклами и покосившимися дверьми, а также крупная, около 28 м в диаметре и 3...4 м глубиной, воронка в поле в десяти минутах ходьбы от железнодорожной станции. Воронка абсолютно круглая (подчеркнуто мною. — С.С.) с большим (метра три-три с половиной в диаметре) наростом-холмиком четко посередине. Если идти со стороны вокзала, то уже за сто пятьдесят-двести метров пути попадаются огромные куски вывороченной земли.

Причину возникновения воронки на сегодняшний день не знает никто: ни созданная в Сасове чрезвычайная комиссия гор- и райсполкомов, ни рязанская областная комиссия по чрезвычайным ситуациям, ни представители московского и рязанского штабов ГО, ни даже товарищи из комиссии штаба ПВО Московского округа, спускавшиеся в воронку, осмотревшие последствия взрывной волны.

— Первоначальным и, пожалуй, самым недолговечным объяснением случившегося для многих была обыкновенная селитра, — рассказывает начальник штаба гражданской обороны Рязанской области полковник Валентин Продан, стоя с нами у края воронки, пересыпая из ладони в ладонь горсть земли. — У специалистов такая «версия» может вызвать только смех, ибо сама по себе селитра произвести взрыв, эквивалентный по мощности взрыву двадцати пяти тонн тротила, просто не может... Судите сами: ни одно из взрывчатых веществ не исчезает бесследно, значит, должны быть налицо продукты горения — обожженная земля, трава, характерный запах в воронке. Ничего этого нет и в помине, как нет и селитры, 31,8 т которой были сложены здесь в бумажных мешках.

Кругом много обрывков бумаги, мешки разорвало на куски, селитра же не горела вообще — она просто смешалась с землей и застыла в ней. Часть в виде порошка осела на крышах ближайших домов. Но в любом случае из того, что осталось, имея в виду и обрывки мешков, и селитру, можно бы собрать этого удобрения максимум 10–12 т.

Для полковника Продана, как и для его партнеров по изучению обстоятельств взрыва, эта загадка — лишь маленькое звено в цепи противоречий. Принимая во внимание полное отсутствие каких бы то ни было продуктов горения, результаты химического анализа грунта, а также неизвестно откуда взявшийся холм в центре воронки (подчеркнуто мною. — С.С.), становится ясно: обыкновенным наземным взрывом то, что произошло, назвать вообще вряд ли возможно. К такому мнению пришел и капитан Александр Матвеев: «Я сапер, и мне не раз приходилось участвовать в проведении различных взрывных работ. Этот взрыв, если такое определение в данном случае употребимо (подчеркнуто мною. — С.С.), не вписывается ни в какие характеристики. Один только холм уже ставит в тупик (подчеркнуто мною. — С.С.). Вызывает удивление и ударная волна, она приняла как бы крестообразное направление. Основное с юго-запада на северо-восток, это следует из характера повреждений зданий и разбросанных кусков грунта. С одной стороны остались целыми и невредимыми столбы с электропроводами, ведущие к дойке скота и находящиеся на расстоянии всего 100 метров от воронки, а с другой — дрожали стекла и заборы в поселке Чучково, который находится в тридцати километрах от Сасово...» [33, с. 9–11].

Итак, версия наземного взрыва была полностью исключена специалистами. После этого приступили к анализу версии воздушного взрыва. Но и она натолкнулась на ряд непреодолимых противоречий.

«“Бомба взорвалась в воздухе!” — едва не воскликнули многие ответственные товарищи, перебрав по косточкам предыдущие версии. «Но какой же, простите, мощности должен быть воздушный взрыв, чтобы образовать воронку таких размеров, поднять из земли огромные куски грунта на высоту сто метров и снова вогнать их в землю и при этом оставить не шелохнувшимися заборы и столбы?» — недоумевают саперы, инженеры и специалисты из штаба ГО.

Еще одна загадка — некое «голубое свечение», или, как вспоминают очевидцы, «что-то типа электродуги». Быть может, электропроводка? Но линия была той ночью, как впрочем, и круглый год, кроме летних месяцев, просто отключена.

Итак, практически все возможные версии дают глубокую трещину даже при довольно поверхностном рассмотрении» [33, с. 11–12].

Этот репортаж С. Кучера, опубликованный в «Комсомольской правде», на 100% убеждает, что никакие обычные версии, которые можно было бы привлечь для объяснения Сасовского феномена, не выдерживают критики. В газете «Приокская правда» от 17 апреля также приводятся сведения, которые показывают сверхнеобычность Сасовского феномена:

«В старой части города и в девятиэтажных домах микрорайона наблюдалось настоящее землетрясение. Многоэтажки раскачивались так, что в некоторых квартирах падала мебель, телевизоры, разбивались люстры. Людей сбрасывало с кроватей. Удары закончились сильным удаляющимся гулом.

Необычные объекты в небе видели курсанты летного училища гражданской авиации, железнодорожники, рыбаки. Инспектор охраны П.И. Паников и участковый Н.И. Рябов, которые входили в группу ночного патрулирования Сасовского ГР ОВД, видели в небе за железной дорогой (в той стороне, где потом произошел взрыв) шар или облако, излучающее голубоватое свечение...» [33, с. 12].

Описанные выше парадоксы А.Ф. Черняев дополнил, проведя самостоятельное изучение cасовской воронки и ее ближних окрестностей. Он поехал на место и добыл дополнительные и, с моей точки зрения, очень ценные сведения, которые, видимо, пропустили остальные исследователи этого события. Чтобы не дублировать описание этого тщательного и изобилующего точными наблюдениями и логически безупречными замечаниями исследования, отошлем интересующихся к упомянутой книге А.Ф. Черняева.

Итак, дадим краткое описание наиболее ярких парадоксов.

Парадокс первый — куски грунта.

А.Ф. Черняев описывает, что, судя по разрезу воронки, луговина вокруг нее имела толщину чернозема в три метра. Она была на десятки метров засыпана разрыхленной почвой, и на ней были «разбросанные по четырем направлениям на сотни метров огромные (иные до 3 кубометров) и малые комья чернозема, как врезавшиеся в луговой покров, так и «аккуратно положенные» на растительный покров. Последнее производило ошеломляющее впечатление...

Сейчас не существует научного объяснения тому, какая сила и как могла вырвать из земли легко рассыпающиеся куски нарезанного чернозема и, перенеся их на такое расстояние, опустить в целостности на поверхность. И что еще более непонятно, большое количество кусков, видимо, еще замороженного чернозема с силой врезалось в почву луговины, создавая одинаковый по периметру удара вывал почвы. Вывал такого типа получается только при вертикальном падении тел. Но чтобы тело падало вертикально, его надо поднять на высоту, в три-четыре раза превышающую расстояние от места падения до воронки, т.е. на высоту почти в тысячу метров. Физические законы не предусматривают таких возможностей даже для замороженного грунта и на вопрос, как это могло произойти, ответа не дают. Ведь для полета куска чернозема по такой траектории его нужно было выбросить из воронки со скоростью, превышающей скорость чугунных ядер старинных пушек, при этом разгон чернозема до достижения скорости должен происходить медленно» [33, с. 16–17].

«...Примерно пять-десять процентов крупных кусков в землю не врезались, а как бы «спарашютировали» с высоты и легонько опустились, едва примяв почвенный мох» [33, с. 22].

Итак, вокруг воронки можно было обнаружить как минимум три различных по типу выброса грунта, которые имели крестообразную лепестковую форму (см. рис. 1):

1. Тонкий слой разрыхленного грунта.

2. Куски и комья чернозема, аккуратно «положенные» на растительный слой.

3. Куски замороженного чернозема, врезавшиеся в луг вертикально и с большой силой.

Парадокс второй — мешки с селитрой.

«Селитра, завезенная буквально накануне взрыва и складированная на лугу, как потом пояснили завозившие ее трактористы, на расстоянии около 70 м от будущей воронки, была притянута (подчеркнуто мною. — С.С.) к ней неизвестной силой. Меньшая ее часть попала на северо-западную окраину воронки и в результате «взрыва» практически вся исчезла. На площадке не оказалось ни одного целого мешка. И что еще важнее — осмотр создавал впечатление не взрыва всей массы селитры, а индивидуального нетеплового разрыва изнутри каждого из оставшихся мешков. Селитра внутри бумажного мешка изолировалась полиэтиленовой пленкой, и осмотр показал, что сначала изнутри рвалась бумажная оболочка, а затем пленка, и рвались они так, как будто снаружи вдруг резко уменьшалось воздушное давление (в несколько десятков раз) и оставшийся в мешке воздух своим избыточным давлением разорвал бумажную оболочку изнутри (подчеркнуто мною. — С.С.)» [33, с. 17].

В этом явлении необычным является то, что 30 т мешков, которые были сложены навалом, переместились как некоторое целое (будто на полозьях) на 70 м по лугу в сторону воронки. Те мешки, которые попали в окружность воронки, исчезли, а остальные были разорваны изнутри избыточным давлением.

Парадокс третий — нетронутый грунт на стенках воронки.

«...Мы оказались на месте происшествия достаточно поздно. До нас на воронке успели поработать военные, установившие охрану и в течение двух дней пытавшиеся выяснить характер взрыва... Работали на воронке и сотрудники Института химической физики Ногинского научного центра Академии наук СССР. Они... взяли для анализа пробы грунта в различных местах, произвели с помощью экскаватора вскрытие стенок воронки и почти полностью срыли центральный пик, стараясь доказать, что грунт под этим пиком состоит из раздробленной и измельченной массы. Но, убедившись... что дно и пик сложены из не тронутого взрывом чернозема с примесью супеси, прекратили земляные работы. Вопрос: «Каким образом взрыв мощностью около 25 т тринитротолуола, сделав воронку, не раздробил дно и стенки из мягкого чернозема?» — остался без ответа. Отсутствие дробления центральной горки и дна (подчеркнуто мною. — С.С.) стало новой загадкой Сасовского «взрыва», которая также осталась неразгаданной.

Сделаю небольшое отступление. Дело в том, что воронка такого размера в однородном грунте может быть получена при взрыве заряда мощностью в 2,5–3 т тринитротолуола, заложенного на глубину 5–7 м. Но профиль воронки, крутизна стенок, кольцевой вал вокруг нее будут не такими, как у Сасовской воронки. Центрального пика не будет, и на дне, на стенках, на валу будет лежать раздробленный грунт, а разброс грунта по периметру воронки будет примерно равномерным. Ничего подобного не наблюдалось»* [33, с. 18].

Четвертый парадокс — кольцевые трещины у стенок воронки.

«Кроме дна и стенок, экскаватор частично вскрыл грунт кольцевого вала, комками обрамляющего воронку. Но что странно, под грунтом оказались присыпанными три-четыре ряда длинных кольцевых трещин, строго повторявших конфигурацию стенок воронки в плане и в глубину и имеющих на момент осмотра ширину раскрытия от 5–7 см у края до 2–3 см в отдалении от него.

Кольцевые трещины не являлись следствием сжатия грунта. Наоборот, создавалось впечатление, что поверхностный грунт (на достаточную глубину) какие-то неведомые силы старались втянуть в воронку...» [33, с. 19].

Пятый парадокс — крестообразный разброс грунта вокруг воронки.

«...Вызывал удивление разброс комьев выброшенного чернозема, имевших в большинстве правильную форму. Четко фиксировалось четыре направления их падения, создающих конфигурацию неправильного креста...

Объяснения крестообразному разбросу не было. Отметили, однако, что примерно такой же «бабочкой», только намного большего размера, повален лес взрывом Тунгусского метеорита. Но загадка оставалась. (Много позже, когда я познакомился с сотрудником института «Физики Земли» Е.В. Барковским, который работал над разгадкой взрыва, выяснилось, что четыре луча, образованные упавшими комьями, отслеживают перекрестие естественного тектонического разлома в глубинах Земли на этом месте.)» [33, с. 21].

Шестой парадокс — исчезновение и измельчение грунта и селитры.

Из 1500–1800 м3 грунта удалось обнаружить на поле не более 300 м3. Неизвестно куда исчезла и большая часть селитры. Зато на поверхности воронки появился мелкодисперсный порошок, а в воронке — дымка. «...В процессе нашей работы к нам подходили многие местные жители, некоторые из них побывали у воронки, как только она была обнаружена. Они свидетельствовали, что края воронки и особенно центральный пик были как бы присыпаны мелкодисперсным порошком неопределенного цвета, а сам пик выглядел настолько идеально, как, по выражению одного из свидетелей, «...не сделаешь метелкой, даже если очень захочешь». Более того, было сказано, что в воронке наблюдалась какая-то дымка, напоминающая туман, но, по мнению свидетелей, туманом не являющаяся» [33, с. 23].

«...После гула в безоблачную ночь на северо-востоке города прошла небольшая туча и выпал дождь в виде раствора селитры» [33, с. 52].

Седьмой парадокс — эффекты свечения.

«...Были свидетельства, что до взрыва, в момент его и некоторое время спустя на месте, где потом обнаружили воронку, наблюдалось какое-то странное голубоватое свечение. Некоторым оно напоминало отблески электросварки, некоторым — светящиеся шары, а некоторые наблюдали круглое свечение, поднимающееся в небо» [33, с. 24].

Восьмой парадокс — необычный характер «взрыва» и его узкая локализация на местности.

Как уже упоминалось, многие жители слышали взрыв. «Выяснилось также, что значительная часть жителей совсем не слышала взрыва и, что самое существенное, взрыва не слышали кое-кто из бодрствующих» [33, с. 24]. Один из свидетелей рассказывает: «...Взрыва не слышал. Только гул какой-то, и сразу рамы вылетели, а гул как бы удалился. И не самолет гудел. Гул был пронзительный и какой-то хриплый» [33, с. 30].

Другой свидетель, шофер, «...слышал и взрыв, и хлопки, а взрыв одновременно с землетрясением». «Далеко ли живете?» — продолжал я. “Километров пять севернее воронки” — “Но если землетрясение от взрыва, то его вы услышите секунд на пятнадцать позже”. Шофер упорствует: “Нет, одновременно”» [33, с. 29–30].

А кроме того, «взрыв произошел южнее города, а наибольшее количество повреждений, разбитых окон и вывороченных дверей оказалось со стороны северной, да еще за километр и далее от места происшествия» [33, с. 24].

Корреспондент «Приокской правды» Н.Н. Авдонина, которая собирала материал для комиссии и редакции, сказала, что «люди, слушавшие радиоприемники, замечали примерно с 1 ч 20 мин шумы и нарушения радиосвязи. Отметила она также, что примерно половина жителей города взрыва не слышали, а слышали два хлопка с промежутком между ними в 4–5 секунд. Была не одна, а три воздушные солитонные волны: первая вызвала дрожание стекол в Чучково, в 30 км от Сасова, другая была слышна в Кадоме за 40 км и третья, в северном направлении, открывала окна и двери в Игошино — в 50 км от Сасова. В промежутках между этими волнами даже в 10 км ничего не регистрировалось» [33, с. 34].

Локальное воздействие Сасовского феномена зафиксировано в неопровержимых свидетельствах: «...железобетонные столбы линии электропередачи в 70–120 м не пострадали, полусгнивший летний навес для скота в 200 м не пострадал, сломанные ветки и сучья у кустов в 100–200 м отсутствуют, нефтебаза в 650 м не пострадала. Следы разрушений от ударной волны начинаются на расстоянии от одного километра и далее до 5–10 км, а три ее луча зафиксированы за 30–50 км» [33, с. 52].

А.Ф. Черняев, кроме того, очень убедительно показывает, что «взрывная волна шла не от воронки, а к ней» [33, с. 52]. Об этом свидетельствуют разрушения в городе, характер наклона столбов около воронки, направление перемещения мешков с селитрой и многое другое.

Девятый парадокс — признаки землетрясения.

«...Местами на расстоянии 1,5–5 км от воронки ощущалось небольшое землетрясение. В девятиэтажных домах на верхних этажах раскачивались люстры и падали вещи» [33, с. 52].

Десятый парадокс — необычные ощущения у людей и животных задолго до события.

«...Некоторые работники ночной смены железнодорожной станции и комбината строительных материалов ощущали давление на барабанные перепонки;

— накануне днем животные начали проявлять беспокойство, испускать звуки, некоторые пытались бежать;

— в самом городе в течение трех-четырех дней, предшествующих явлению, “...ощущался феномен какого-то предчувствия, пропадал сон, ощущался какой-то страх и т.д.”» [33, с. 53].

 

Вполне вероятно, что количество парадоксов на самом деле больше. Но уже перечисленных достаточно для того, чтобы убедиться, — Сасовское событие 12 апреля 1991 г. настолько необычно с точки зрения традиционной науки, что никакие, даже самые продуманные, версии не в состоянии связать их в единое логически непротиворечивое целое. Любой из перечисленных выше парадоксов опровергает всякую классическую версию.

В самом деле, самым компетентным экспертам не удалось найти причину взрыва, а оценка формы воронки и характера разрушений специалистами-взрывниками показала, что никакой из известных им механизмов взрыва не смог бы произвести таких эффектов. Поэтому даже одного парадокса воронки достаточно, чтобы отнестись к Сасовскому явлению как к проявлению неизвестных науке сил и процессов. События же в Сасово просто изобилуют другими неразрешимыми парадоксами.

У любого непредвзятого исследователя знакомство с перечисленными выше фактами может привести лишь к одному желанию — найти этому событию нетрадиционное объяснение. При этом нужны такие гипотезы, которые ведут нас к открытию новых законов, а не выводятся на основе известных нам законов природы, ведь очевидно, что этими законами все перечисленные парадоксы объяснить просто невозможно

Вполне понятно, что именно таким путем пошел и А.Ф. Черняев. Для этого он привлек выдвинутую им ранее гипотезу о существовании в глубинах Земли сжатого ионизированного эфира. Его физические свойства на первых порах, очевидно, не могли быть описаны А.Ф. Черняевым подробно, поэтому все объяснения носят предварительный, качественный характер.

«Создавалось впечатление, что в месте возникновения воронки в течение секунд образовалась сфера глубокого атмосферного вакуума радиусом до километра, а возможно, и более. И именно в эту сферу хлынуло воздушное «цунами».

Мне известен только один механизм естественного образования атмосферного вакуума — быстрое выделение из глубин Земли значительного количества очень сжатого ионизированного эфира» [33, с. 25].

Дойдя до этого объяснения в книге А.Ф. Черняева, я понял, что моя модель существенно отличается от его гипотезы об эфире с антигравитационными свойствами. И хотя представления об эфирной природе Сасовского феномена и явлении антигравитации у нас совпадали, но механизмы были разными. Главное же заключалось в том, что в моей модели заложена принципиально иная идея о веществе как о разреженных областях в эфирной среде. Чтобы понять, насколько отличается и в чем совпадает мое объяснение этого феномена с тем, что предложил А.Ф. Черняев, необходимо изложить хотя бы качественно модель эфирного пространства и тех процессов, которые могут в нем происходить.   А затем вернуться к моделированию Сасовского явления.


Цитируется по http://www.suhonos.ru/books6_p_2.html
Записан
➤ ТУРЫ в самую известную аномальную зону МОЛЕБКА: vk.com/welcome2molebka
➤ ПРИКЛЮЧЕНИЯ в аномальных зонах Урала: аномальный-туризм.рф
➤ Координатор по Уралу: RUFORS (Русская уфологическая станция) и Международный Центр Гоминологии (ICH)
 

Яндекс.Метрика

Страница сгенерирована за 0.162 секунд. Запросов: 122.