РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Страницы: [1] 2 3 ... 10
 1 
 : Сегодня в 17:16:22 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка
И очень интересные моменты биографии
https://pan-ikota.livejournal.com/287005.html


– С моей мамой, Юлией Кирилловной Дорошенко, отец познакомился уже в Сербии. Она была родом из Полтавы. Ее отец тоже погиб в России после революции, а мать умерла от тифа. Мама приехала в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев со своими дядей и тетей – Зиолковскими. Ее дядя, Николай Венедиктович, был полковником Русской армии, а в эмиграции работал в Крымском кадетском корпусе (который был создан на базе Владикавказского и Полтавского корпусов) в Белой Церкви, затем в Первом русском великого князя Константина Константиновича кадетском корпусе (был образован слиянием Крымского и Первого русского кадетского корпуса, появившегося на основе Киевского и Одесского корпусов и переведенного в 1929 году из боснийского Сараево в Белую Церковь; стал преемником всех уцелевших русских кадетских корпусов, перебравшихся в Югославию). Зиолковские прожили в Белой Церкви до конца своих дней и похоронены здесь же, на Русском кладбище.

Познакомились мои родители в сербском городе Панчево. Мама окончила Мариинский донской институт, затем – Медицинскую школу в Панчево, где и осталась работать сестрой милосердия в Русском госпитале. Там тоже было очень много русских беженцев. Отец же приезжал в Панчево по делам своей строительной фирмы, и они встретились. Венчались они в 1935 году – их венчал начальник Русского госпиталя Владимир Александрович Левицкий. После свадьбы родители уехали из Панчево, но когда пришло время родиться мне, мама настояла, чтобы это произошло именно там, где она раньше работала. И я появился на свет в Русском госпитале 10 апреля 1938 года, а моим крестным стал хирург Александр Сергеевич Мандрусов. В 1941 году этот госпиталь, как и некоторые другие русские эмигрантские организации, действовавшие в Югославии, был эвакуирован в Америку из-за наступления немецких войск.
Впрочем, в Панчево мои родители не задержались – жили мы в Боснии. Мать занималась домашним хозяйством. Отец работал во французской фирме Batignolles – строил Унскую железную дорогу в Боснии и Хорватии. После оккупации Югославии в 1941 году германскими войсками немцы французскую компанию закрыли. А все ее сотрудники – и французы, и все остальные – оказались в тюрьме хорватского города Бихач. Отец потерял работу, и ему как русскому посоветовали в целях безопасности переехать в ту часть Югославии, где стояли не немецкие войска, а итальянцы. Карабинеры тогда держали Адриатику. Поэтому мы переехали в хорватский город Цриквеница, к Адриатическому морю, где были итальянские оккупационные войска, жило много сербов и практически не было усташей (хорватских нацистов). Там русским было полегче жить. Потом переехали в Беловар – это недалеко от границы с Венгрией, в 80 км от Загреба, где я и окончил среднюю школу – гимназию.

...
После освобождения Югославии от немцев в 1945 году он пытался узнать о судьбе своей мамы и двух сестер – Кати и Ольги – всеми возможными способами, в том числе через Красный Крест. Мы не переставали надеяться – предполагали, что, поскольку немцы рвались на Кавказ из-за нефти, наши близкие эвакуировались в какой-то другой регион России, что отцовские сестры вышли замуж и сменили фамилию. Но отцу найти их так и не удалось. Затем эту эстафету принял я. В 1980 году я два месяца был по работе в Москве в рамках программы UNIDO. И тоже – ничего. Когда же появилась Мемориальная кадетская комната, меня попросили написать статью о русской истории Белой Церкви, о русском храме, который тут находится, для российского журнала «Кадетское братство». Я это сделал и подписался «Владимир Кастелянов, сын кадета Николая Владимировича Кастелянова». И неожиданно с нами в 2009 году связалась Ольга – внучка папиной сестры и моей тети Ольги Кастеляновой, которая осталась во Владикавказе. Оказалось, что она живет в Твери, куда наши родственники переехали и где мама моего отца погибла во время бомбежки немецкой авиации. Она сюда с сыном приезжала в 2011 году, а мы были у них в гостях в Твери. Как мы и предполагали, у нее есть свидетельство о том, что ее прадед был крестьянином, а не полковником Русской армии.

Вопрос, где б оказались родные Стахова Николая Михайловича после освобождения Югослави Красной Армии, если б они там в Югославии оставались? Если помнить что он отметился в части вражины? Прально - в СССР.

В СССР оказывались после освобождения Югославии от немцев даже те, кто никак не отметился во вражинах. А даже наоборот. Тот кто был "избранным" для ТРЕСТА

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%83%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B8%D0%BD,_%D0%92%D0%B0%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D0%B9_%D0%92%D0%B8%D1%82%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

С началом Второй мировой войны Шульгин увидел в национал-социализме угрозу национальным интересам России. После захвата Югославии в апреле 1941 года Шульгин, с его же слов, отказался от любых контактов с германской администрацией, считая немцев врагами, но не призывая ни к борьбе, ни к союзу с нацистской Германией. Шульгин вспоминал, что «…ни с одним немцем за всю войну мне не удалось сказать ни одного слова». Летом 1944 года его сын Дмитрий, работавший в Польше на строительстве автомобильных дорог, прислал Шульгину документы, позволявшие ему выехать в одну из нейтральных стран, но Шульгин не воспользовался ими — в конце заявления нужно было написать: «Хайль Гитлер!», а Шульгин не мог этого сделать «из принципа».


В 1944 году советские войска вступили в Югославию. В декабре 1944 года Шульгин был задержан, вывезен через Венгрию в Москву, где 31 января 1945 года был оформлен его арест как «активного члена белогвардейской организации „Русский Общевоинский Союз“», и после следствия по его делу, проходившего более двух лет, был приговорён по статьям 58-4, 58-6 часть 1, 58-8 и 58-11 УК РСФСР постановлением особого совещания при МГБ от 12 июля 1947 года к 25 годам заключения за «антисоветскую деятельность».

На вопрос, заданный перед вынесением приговора, признаёт ли он себя виновным, Шульгин ответил: «На каждой странице моя подпись, значит, я как бы подтверждаю свои дела. Но вина ли это, или это надо назвать другим словом — это предоставьте судить моей совести». Приговор потряс Шульгина своей суровостью. Он вспоминал: «Этого я не ожидал. Максимум, на что я рассчитывал, — это на три года».

Историк А. В. Репников объяснял вынесение именно такого приговора следующим обстоятельством: Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года «Об отмене смертной казни» была провозглашена отмена смертной казни в мирное время. Этим же указом устанавливалось, что за преступления, наказуемые по действовавшим законам смертной казнью, вводилось наказание в виде заключения в исправительно-трудовом лагере сроком на 25 лет. Таким образом, как полагал Репников, престарелый Шульгин должен был быть приговорён к расстрелу, и его спасло только то, что в момент вынесения ему приговора смертная казнь в СССР была отменена.

Шульгину повезло ещё больше, если вспомнить, что уже 12 января 1950 года смертная казнь в СССР была восстановлена для «изменников Родины, шпионов, подрывников-диверсантов»
.
Срок Шульгин отбывал во Владимирском централе, среди его сокамерников были Мордехай Дубин, философ Даниил Андреев, князь П. Д. Долгоруков, биолог В. В. Парин, большевистский деятель М. А. Таиров, генералы вермахта и японские военнопленные.

В ночь на 5 марта 1953 года Шульгину приснился сон: «Пал великолепный конь, пал на задние лапы, опираясь передними о землю, которую он залил кровью». Вначале он связал сон с приближающейся годовщиной смерти Александра II, но скоро узнал о смерти И. В. Сталина.

После двенадцати лет в тюрьме Шульгин был освобождён в 1956 году по амнистии. Весь срок заключения Шульгин упорно работал над мемуарами. В музее, который открылся во Владимирском централе после распада СССР, есть стенд, посвящённый Шульгину. Среди экспонатов есть опись одной из посылок, которую Шульгин получил от своего бывшего сокамерника — немецкого военнопленного: обычным содержимым посылок были продукты питания, но посылка Шульгину состояла из двух килограммов писчей бумаги. К сожалению, большая часть этих записей была уничтожена тюремной администрацией. Остались лишь фрагменты о встречах с замечательными соотечественниками. Политическая часть мемуаров послужила позднее основой книги «Годы».

Я напомню, что Стахов Н.М. десантировался 18 февраля 1944. Полгода его осуждали (допрашивали, таскали на место заброски) и он попал в Ивдельлаг скорее всего как раз к дате Белградской операции. И это - на страницах всех газет. И узники лагерей - в курсе победного шествия КА...

Белградская стратегическая наступательная операция (28 сентября — 20 октября 1944) (с) ВИКИ

И да. Меня как-то удивляет момент, что Стахов имел опыт общения с землечерпалкой до вступления в немецкую полицию. С чего бы?




https://dic.academic.ru/dic.nsf/ushakov/816662
землечерпалка — драга, экскаватор; землечерпательница

ЗЕМЛЕЧЕРПАЛКА — ЗЕМЛЕЧЕРПАЛКА, и, жен. Плавучая землеройная машина для дноуглубительных работ, поднимающая грунт черпаками (ковшами), соединёнными в замкнутую цепь.

Обратили внимание, что это  та же драга? Оборудование часто применяемое при золотодобыче...

Драга - Землечерпательная машина, снабжённая оборудованием для промывки вычерпанного грунта, употр. при разработке россыпей золота и платины и для дноуглубительных работ. (с) ВИКИ

Со своим опытом общения с драгой - Стахов Н.М. оказался как никогда на месте. Ивдель - это место где золото как раз мыли в реках...

 2 
 : Сегодня в 16:35:29 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка

Оствляю мучить сеть в поисках следов семьи Стахова Михаила Степановича. Ничего не ловится.
Очень надеялась на дочь Елену 1911 г.р. Возможно она не только в Нови Бечейском институте благородных девиц под командованием Неклюдовой поучилась. Существовала практика переводов учениц не только по решению родителей, но и за провинности детей (воровство, упрямство и пр.) О нем - этом институте - выяснила одно. Его считали деревенским, хотя родители отдавали туда дочерей не только из ближайших к местечку русских общин эмиграции, но и из Белграда и Панчева и др.
Вообще этот иститут Харьковский институт благородных девиц как я поняла - типа социального заведения. Там оказывались сироты в большей части или из неполных семей или из малообеспеченных семей. Ну или если семья полная - то из местной общины.

А теперь пример судьбы на эту тему


Дык вот. Про корнетов и про гор. Белую Церковь в Югославии.
Я напомню, что корнетами просто так не рождаются. Должно быть обучение и оно достаточно нескорое. Я проаналитила - выпуски предреволюционные например
Елисаветградского кавалерийского училища (1916, 1915 годов) были выпущены лицами примерно 1895, 1996 годов рождения.
Николай Михайлович Стахов был 1901 г.р, Резвяков Виктор 1901 р.г., Шевелев Владимир Аркадьевич - скорее всего тоже одногодок. Походу они доучивались в г. Белая Церковь в Николаевском кавалерийском училище с получением звания корнет

http://www.famhist.ru/famhist/vakar_serg/0005a04d.htm

Елисаветградское кавалерийское училищеОдно из пяти кавалерийских военно-учебных заведений Российской Империи (наряду с Николаевским и Тверским кавалерийскими , Новочеркасским и Оренбургским казачьими училищами ). Основано 1 сентября 1865 г. в г. Елисаветграде Херсонской губернии в виде юнкерского кавалерийского училища для комплектования офицерским составом кавалерийских частей Киевского, Харьковского и Одесского военных округов. Число обучавшихся постоянно возрастало: с 90 чел. в 1865 г. до 300 чел. начиная с 1874 г. В 1902 г. из юнкерского преобразовано в военное училище (с приемом только лиц с законченным средним образованием). В 1908 г. в училище введена форма уланского образца. С началом первой мировой войны стало производить подготовку офицерских кадров по сокращенным программам (от 4 мес. до 1 года). В ноябре 1917 г. было расформировано. Воссоздано в 1920 г. в Крыму, затем вместе с войсками генерала Врангеля эвакуировано в Галлиполи , где было переименовано в Николаевское кавалерийское училище, а затем переведено в Югославию . В течение трех лет функционировало в г. Белая Церковь , осуществив три выпуска с производством в корнеты. В 1923 г. прекратило свое существование.

Что до красотищи логично. Быть просто добровольцем/ополченцем армии без образования в наступивших условиях - не выгодно. Или иди работай где-нить, или - учись. Выучившись - имеешь статус и привлекателен для всяких вербовщиков типа Франции, которая активно призывает вступать в свои легионы.
Если ты получаешь гражданство Югославии - по идее об тебе должна заботиться в части трудоустройства твоя страна гражданства. Не получаешь - значит опекает тебя твоя Родина. Ну т.е. РОВС и норвежец Нансен, придумавший резиновый паспорт беженцам из России.
Ну да. Еще о тебе заботится твоя семья. Резвяков оказался в эмиграции одиночкой. Вся семья осталась - в СССР. У него мотив образовывать семью. Он - женится. А наш многострадальный Стахов Николай Михайлович - по идее этого пинка не имеет.
Резвяков созданием семьи с подданной Югославии - свои проблемы не решил. И пытается их решить вступая во Французкий легион. Что в принципе всегда мужчины делают командой, с друганами. А совершенная очевидность - что они были друзьями: Стахов, Резвяков, Шевелев. Потому что через несколько лет после выпуска встретиться только на свадьбе знакомца - это классика невероятностей. Вероятнее - что они все это время поддерживали дружеские контакты.
Может там и наш будущий узник Ивдельлага оказался. Во Франции. И его семья - там же...


https://pan-ikota.livejournal.com/286763.html

– Владимир Николаевич, вы русский, но родились и живете в Сербии, являетесь хранителем одной из важных страниц истории русской белой эмиграции и активным сторонником движения по укреплению и расширению русско-сербских отношений. Расскажите, как так получилось?

– Все мои предки были из России. Я первый в семье, кто родился в Сербии. До недавнего времени я не знал практически никого из своих близких родственников, кроме папы и мамы.

Мой отец, Николай Владимирович Кастелянов, был родом из Владикавказа. Он окончил Владикавказский кадетский корпус и уже в возрасте 18 лет оказался на территории Сербии в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев – будущей Югославии. Его отец был боевым полковником Русской армии, участником Русско-японской войны. Когда в России случилась революция, он, понятно, стоял «За Царя, за Родину, за Веру!», изменить своим убеждениям не мог и не хотел, был смертельно ранен и от ран скончался. Его старший сын, родной брат моего отца, тоже погиб во время Гражданской войны.


Из близких родственников у отца оставались во Владикавказе лишь мать и две родные сестры. Сначала он пытался с ними переписываться, но затем был вынужден отказаться от этого, чтобы не навредить им, и эта связь была потеряна навсегда. Так что в Сербии он оказался совершенно один, если не считать его товарищей – кадетов.

В 1920-х годах отец окончил действующее тогда в сербском городе Белая Церковь Николаевское кавалерийское училище, переведенное из России в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, и стал юнкером.

Сначала он, как и многие другие русские военные эмигранты, работал на сербско-албанской границе. Потом выучился на инженера и стал работать в строительных компаниях.

Вот что по нему у Волкова



https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam/vojna/grazhdanskaya/%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B5-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B51/%D0%B1%D0%B0%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B81/%D0%B1%D0%B0%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B82/%D0%B1%D0%B0%D0%B7%D0%B0-%D0%B4%D0%B0%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%83%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8-%D0%B1%D0%B5%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B6%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8.-%D0%BA-2.html

Кастелянов Николай Владимирович. Во ВСЮР и Русской Армии юнкер в Учебном кавалерийском дивизионе до эвакуации Крыма. На 28 дек. 1920 в 1-м эскадроне дивизиона в Галлиполи. Окончил Николаевское кавалерийское училище 1922 или 1923. Корнет 4-го гусарского полка. В эмиграции в Югославии, служил в пограничной страже, 1929–1933 в Белграде. /4-84; 70-112/


 3 
 : Сегодня в 00:30:18 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка
А не было бы Александра Второго Освободителя - не было бы большевиков.

Так мы до Гая Юлия Цезаря можем докатиться!

Куда дальше можно докатиться... До неадертальцев...

 4 
 : Сегодня в 00:16:35 
Автор Почемучка - Последний ответ от ★ Главком
А есть сомнения? Не будь первых большевиков - не было б 21 съезда КПСС.


А не было бы Александра Второго Освободителя - не было бы большевиков.

Так мы до Гая Юлия Цезаря можем докатиться!

 5 
 : Вчера в 23:12:15 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка
А барон Врангель и первые большевики тоже как-то причастны к гибели туристов-дятловцев?
                                                       :pads01069:

А есть сомнения? Не будь первых большевиков - не было б 21 съезда КПСС.

 6 
 : Вчера в 21:32:04 
Автор Почемучка - Последний ответ от ★ Главком
А барон Врангель и первые большевики тоже как-то причастны к гибели туристов-дятловцев?
                                                       :pads01069:

 7 
 : 05 Декабрь 2019, 23:59:52 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка
http://www.pravoslavnye.ru/analitika/2018/03/22/strashnaya_drama_perezhitaya_russkimi_detmi/


Как сейчас помню 20 марта. Я начал давать уроки музыки. Фортепиано стояло на эстраде в столовой. Я видел, что после утреннего чая среди воспитанниц старших классов происходит какое-то замешательство, во время которого группа воспитанниц VIII кл. подошла к начальнице и что-то с ней говорила. Улыбаясь и приветливо кивая мне головой, М.А. Неклюдова передала мне просьбу воспитанниц сыграть им что-нибудь на рояле. Завтрак кончился раньше минут на 15, которые можно сейчас использовать.После этого концертного выступления, когда столовая опустела, я подошел к роялю, и увидел, что в столовую вошла на урок музыки небольшая, стриженная под машинку девочка лет 12-ти, напомнившую мне приютскую девочку. Это была Вера Лазарева ІІ класса. По расписанию она первая в этот день пришла на урок. Я записал ее в журнале, пометив первый ее урок 20-м марта. Очень скромная и застенчивая, Варя в полголоса отвечала на мои расспросы и заявила мне, что она очень хочет учиться музыке. Мы разговорились и я потом пожалел, что был неосторожен: «где Ваши родители», спросил я ее. «Мама здесь, а папу расстреляли», - просто ответила она, и я видел, как кровь бросилась ей в лицо.Потом, говорят, Варя очень плакала. Варя Лазарева недавно прибыла из Шанхая (Китай) с Хабаровским кадетским корпусом. Ее отец, священник, был умучен, а потом расстрелян большевиками чуть ли ни на глазах детей. Варя вечно плачет и, как передавала мне начальница, беспокойно проводит ночи. То она встает с постели и сидит часами задумавшись, то молится, стоя на коленях, потом опять приляжет. В Китае, куда они бежали из Хабаровска, они страшно бедствовали. У Вари есть сестра Милитина в приготовительном классе и два брата, которые приняты в кадетский корпус. Варе обязательно надо дать в жизни что-нибудь, чтобы скрасить ее тяжелые годы детства, сказала мне начальница. И вот, я думаю, что занятия музыкой для нее будет такой компенсацией.В тот же день вечером я давал урок уже взрослой воспитаннице VII кл. М. Жолткевич, которая уже прилично играла на рояле. И здесь я попал впросак, спросив ее о ее родителях. Отец ее киевский адвокат расстрелян большевиками. Марина уже свыклась с этой мыслью и спокойно рассказала мне трагедию своего детства.Я пришел вечером домой в угнетенном настроении. Впечатление мое было вполне определенное. Воскресло в памяти все, что было пережито. Я упустил из вида, что это те дети, которые катастрофически, как и мы, были вывезены из России. Они пережили не меньше нашего. У этих девочек, у каждой была уже своя драма.Дети охотно рассказывали мне свои истории, и я понял, что русская катастрофа уже забывается. Эмигрантская жизнь вошла в колею. О прошлом как-то не говорят. Я приехал в Бечей на службу, как в нормальное время, и никто не сказал мне, что здесь кроется страшная драма, пережитая русскими детьми. Я стал прислушиваться. Оказалось, что из числа моих учениц не было ни одной, которая бы не знала жизнь с самой отрицательной ее стороны.

Все главки
http://www.pravoslavnye.ru/author/k/krainskij_dmitrij_vasilevich/?p=0


Или тут
https://coollib.com/b/377031/read


 8 
 : 05 Декабрь 2019, 23:20:06 
Автор ★ Главком - Последний ответ от ★ Главком
Ангелина пообещала прислать фотографии. Выложу после получения.

 9 
 : 05 Декабрь 2019, 23:19:41 
Автор ★ Главком - Последний ответ от ★ Главком
Из Петербурга сообщает Ангелина:


"Я в своём лесу много встречала конструкций и шала́ши. Многим показывала снимки, всё в один голос утверждают, рукотворное происхождение ! Лес довольно глухой, далеко от деревни, а там одни старики ! Несколько раз видела , уложенные кругами, четкими мелкие камешки, диаметр 30-35 см. Или в бороздках песочных,защитных, на расстоянии 30 м. Уложены яйцеобразный камни по три штуки в форме треугольника! Камни явно принесены, одинакового размера! А больше вокруг камней нет! Это метки ЙЕТИ! И ещё много чего я наблюдала в Новгородском р-не."

"Есть снимок шалаша, сверху заломлена макушка 4 метр. Молодой ели, лапки густые с одной стороны прижаты параллельно, рядом растущим деревом ! В прошлое лето этой перегородки не было ! Это значит !?? Он обитает !! Да и много чего ещё !Я рада, что кому то это интересно ! Но вот, всё таки мне их очень жалко, им очень трудно сейчас выживать, но я нисколько не сомневаюсь, что они у нас есть ! Собирала клюкву на болоте  и вдруг со стороны более непроходимой, слышала всхлипывание ребенка, и кто-то резко закрывал ему рот! Так было несколько раз."

 10 
 : 05 Декабрь 2019, 21:25:47 
Автор Почемучка - Последний ответ от Почемучка

Продолжение рассказа про Харьковский институт.

Совсем не тихий омут эмиграции...

http://www.pravoslavnye.ru/analitika/2018/03/20/russkie_nahodilis_togda_v_ochen_tyazhelom_polozhenii/

Исполняющим обязанности Инспектора был приглашен встретившийся по пути эвакуации института помещик Херсонской губ. Б.Н. Эрдели, между прочим отличный пианист, который устроил свою жену преподавательницею русского языка.

Наталия Корнельевна Эрдели (бывшая смолянка) вторая жена Бориса Николаевича Эрдели, будучи властной и умной женщиной, с места в карьер повела отчаянную борьбу с начальницей института М.А. Неклюдовой, желая удалить ее и занять ее место. В ход были пущены все средства и, конечно, в первую очередь агитация в бечейском обществе.
Общество разделилось на две партии, не только враждовавшие между собою, но и ведущие настоящий бой. В Белград летели жалобы, доносы и частные письма. В Белград командировались члены колонии и служащие института. На месте в Новом-Бечее устраивались собрания и заседания, на которых страсти разгорались до такой степени, что из заседаний выводили участников ее чуть ни в обморочном состоянии. В Белграде растерялись и не умели разобраться в этой интриге. Стоящий во главе Учебного совета Державной комиссии профессор Кишенский пробовал лично разобраться в этом деле и приезжал с этой целью в Новый-Бечей, но все, что он сделал - это открыто стал на сторону Н.К. Эрдели и перевел все на личную почву.
Борьба продолжалась. В интригу постепенно втянулись воспитанницы старших классов, которые тоже собирали свои сходки и горячо обсуждали положение. Г-ж Эрдели умела влиять на учащихся, и потому большинство воспитанниц было на ее стороне. Из Белграда вторично прибыл для расследования какой-то генерал, но и он уехал ни с чем. Скандал кончился «мордобитием». Помощник заведывающего хозяйством В.Т. Данилевич дважды ударил по физиономии инспектора Эрдели в его служебном кабинете. Г-н Данилевич был по образованию юрист и вместе с женой принадлежал в России к светскому обществу, и, говорят, был очень воспитанный и деловой человек.
Возбуждение, вызванное этим инцидентом в Новом-Бечее, было настолько сильное, что Правление местной колонии в лице исп. об. председателя С.К. Хитрово и членов господ Летючева и Дубицкого буквально ворвалось в помещение, где происходило заседание педагогического совета и стало требовать немедленного удаления со службы Данилевича. Вмешались и встревоженные родители, живущие в Новом-Бечее и его окрестности. Они в сущности и положили конец этой сумятице в Новом-Бечее. Пославши своих представителей в Белград, они добились настоящей ревизии в лице генерал-лейтенанта З.А. Макшеева (директора Педагогического музея военно-учебных заведений С. Петербурга).
Приезд Захария Андреевича Макшеева положил предел разыгравшимся страстям в Новом-Бечее. Этот человек отлично разобрался во всем и внес успокоение в институтскую жизнь. Правда, З.А. Макшеев прожил в Бечее довольно долго и вошел, так сказать, в атмосферу жизни Бечея. Эти три начала - общественность, колония беженцев и институт были разобщены. Генерал Макшеев занялся делами института. Работой Макшеева были довольны, но зато противной партии пришлось уйти.
Все это вышло не так, как хотелось Белграду. И вот, чтобы не оставить побежденной г-жу Эрдели, господин Кишенский умудрился убедить кого следует открыть в В. Кикинде русско-сербскую гимназию, начальницей которой была назначена г-жа Эрдели. Ее муж получил там же место инспектора. Эту гимназию называют почему-то институтом и говорят, что г-жа Эрдели хотела скопировать в нем Смольный институт.
За г-жой Эрдели потянулись в Кикинду ее сторонники и сторонницы, и таким образом Харьковский институт освободился от враждебного элемента.
К тому времени окончили курсы воспитанницы старшего класса, чуть ни поголовно ставшие на сторону г. Эрдели, а З.А. Макшеев по настоянию родителей занял место инспектора в Харьковском институте (август 1921 г.). Благодаря своей выдержке и долголетнему педагогическому опыту Захар Андреевич быстро справился со своей задачей и направил жизнь института по правильному руслу. И он получил вполне заслуженную оценку. На одной из первых аудиенций М.А. Неклюдова сказала мне: «Это мой большой друг, который так много сделал и для меня и для Харьковского института». Воспитанницы старших классов просто обожали Захария Андреевича и первое время часто украшали перед его уроком кафедру цветами, как рассказывала мне бывшая воспитанница института Е.Я. Кобец.
Для полноты картины беженской жизни в Н. Бечее нам остается сказать несколько слов о местной русской колонии. Председателем ее состоит полковник граф Павел Михайлович Граббе, двоюродный брат А.Н. Граббе, который приобрел известность тем, что, будучи начальником конвоя Его Величества, он первый снял во время революции погоны и явился в таком виде в ставку, где все еще офицеры и нижние чины конвоя были в погонах. Это обстоятельство, между прочим, заставило меня воздержаться от записи членом Бечейской колонии, хотя мне уже говорили, что П.М. Граббе человек совершенно другого мира и резко осуждает своего брата.Как я узнал, очень многие из служащих в институте не состоят членами колонии по той простой причине, что они имеют вполне определенное положение как служащие института, где и зарегистрированы официально. Особой надобности состоять членом колонии, таким образом, не было, и потому вокруг колонии группировались только те, кто получал от Державной комиссии пособие (старики, старушки и впавшие в совершенную бедность) и те, кто составлял окружение П.М. Граббе.Отношение к колонии первой группы выражались исключительно в том, что они приходили раз в месяц получать пособие. Вторая группа, составляющая значительное меньшинство сгруппировалась возле П.М. Граббе, составляя небольшую компанию в 6-8 человек, которая, помимо экстренных случаев, ежедневно собиралась перед обедом в помещении Правления колонии, чтобы выпить рюмку водки и закусить вкусной закуской.Инициатива исходила от П.М. Граббе. Будучи гастрономом и понимая это дело, он выписывал за свой счет все эти закуски (икра, селедка, кильки, шпроты, тарань, балыки и т. д.) и пускал их в оборот, чтобы на прибыль опять выписать эти деликатесы. Бутерброд стоит 2-3 динара. Водка тоже приготовлялась по рецепту графа и продавалась очень дешево....Мне пришлось быть по приглашению и на устраиваемых иногда в том же помещении колонии ужинах (на баранину, раки, рыбу и т. д.). Единственная цель этих собраний - это, конечно, выпить и хорошо поесть. Здесь бывают не только члены колонии, но и те, кто любит выпить. Собирается человек 12-15. Но это бывает редко. Центр тяжести лежит в ежедневных завтраках, где П.М. Граббе является полным хозяином и дает тон этим собраниям. К сожалению, надо сказать, что не пьющим там нет места и они туда не ходят.

Кое-какие важные датки...Из той же ссылки
Институт покинул Харьков 22 ноября 1919 года в составе 157 воспитанниц, 38 человек персонала и 46 прикомандированных и членов семейства служащих. Испытав все невзгоды эвакуации в теплушках, институт прибыл в Новочеркасск и поместился в Донском институте. Через три недели под напором наступающих на Юг большевиков оба института спешно эвакуировались в Екатеринодар, а затем в Новороссийск, где начальница института М.А. Неклюдова выхлопотала у представителя Сербского Королевства г-на Ненадича разрешение сербского правительства на эвакуацию институтов, как учебных заведений, в Сербию на смутное время. Имея визы в Сербию транзитом через Болгарию, Харьковский и Донской институты чуть было не остались в Новороссийске у большевиков и только благодаря некоторым энергичным воспитанницам (Куколь-Яснопольская, Золотарева, Эссен), которые добились от военных властей посадки институтов на пароход, выехали из Новороссийска. Около месяца институты пребывали в Новороссийске и, можно сказать, в последнюю минуту погрузились на пароход «Афон» для отплытия в Варну.

4 марта 1920 г. оба института прибыли поездом из Варны в Белград, где их встретил русский посланник В.Н. Штрандман. Здесь последовало разъединение обоих институтов. Донской институт был направлен в Белую Церковь. Под Харьковский институт была отведена большая мадьярская школа в Новом-Бечее (Турски-Бечей). 8 марта 1920 г. Харьковский институт прибыл на пароходе «Любляна» по реке Тиссе в Новый-Бечей в сопровождении сербского чиновника г. Шевича.


http://voldrozd.narod.ru/vrangel/mainnov.html


С Россией в сердце





Генерал барон П.Н. Врангель в Харьковском институте Август 1922














http://www.pravoslavnye.ru/analitika/2018/03/22/strashnaya_drama_perezhitaya_russkimi_detmi/





Новый Бечей, Югославия, 1922г. Харьковский институт императрицы Марии Федоровны. Ген. Врангель с "приготовишками" и первым классом. Правее ген. Врангеля начальница института М.А. Неклюдова.

Страницы: [1] 2 3 ... 10

Страница сгенерирована за 0.272 секунд. Запросов: 107.