РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ
Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Пристальный взгляд ...Или роль отдельных личностей в истории группы Дятлова...  (Прочитано 1018 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Алекс

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +30/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 528
  • Я читаю Форум
    • музей магии

Не поняла Вашу точку зрения.
А перепрыг на новый факультет - тяга к новому.
Записан
Жизнь человеку дается только один раз, но прожить её надо так, что бы на верху офигели и сказали: "А ну ка повтори!"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Не поняла Вашу точку зрения.
А перепрыг на новый факультет - тяга к новому.


Ну как сказать тяга к новому...Вы сосчитали, на какой год пришелся этот перепрыг? Карелин УПИ закончил в 1956 году, а поступление было - в 1950, раз выпускной класс - был именно в этом 1950 году.
 



Вовсю еще пламенел сталинизм. И планировал пламенеть еще достаточно долго...
И все вытекающие из этого нормо-порядки. Вон П. Бартоломею отказали поступать на радиофак по причине корявости анкетных данных и родословной, а это - было куда как позже.
А факультет Карелина - был еще более особым чем радиофак. Безусловно и однозначно - всякий и любой и даже при этом жутко талантливый там при правлении Сталина априори оказаться не мог. И - не оказывался...


Про специальности Физико-технического факультеат УГТУ-УПИ:
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/334909
"...История

Факультет открыт 28 мая 1949 года с целью подготовки кадров для атомной промышленности. Первоначально назывался инженерно-физическим, осенью 1949 года переименован в физико-технический. Первый выпуск специалистов (студентов, переведённых в 1949 году с энергетического факультета) состоялся в декабре 1950 года.

В 1953 году построено общежитие факультета (10-й студенческий корпус), а в 1956 году — собственное здание факультета (5-й учебный корпус).

За 60 лет физико-технический факульет выпустил более 12 тысяч инженеров, среди которых есть директора атомных электростанций и научных учреждений, ректоры вузов, члены-корреспонденты АН СССР и РАН, академики РАН (А. Н. Барабошкин и Г. П. Швейкин). Выпускниками факультета являются последний министр атомной энергетики и промышленности СССР В. Ф. Коновалов, министр образования Российской Федерации в 1992—1996 гг. Е. В. Ткаченко и заместитель Председателя Государственной Думы В. А. Язев..."


http://upi-mezon.ru/ftf-60_glava_2.html

"...Создаваемая атомная промышленность предъявляла повышенные требования к профессиональной подготовке специалистов. Физико-химические процессы и технологии производства требовали инженеров и научных работников качественно новой квалификации.
Кадры инженерно-технического персонала для первых спецпредприятий и институтов подбирались из металлургической, химической, машиностроительной, энергетической и других отраслей промышленности. С путевками Управления кадров ПГУ при СНК СССР (в дальнейшем Министерства среднего машиностроения) люди приезжали из Москвы, Ленинграда, Воронежа, Краснодара, Куйбышева, Свердловска, Томска…
В Свердловской области комплектование предприятий специалистами велось через Свердловский обком ВКП(б). Своих специалистов присылали номерные заводы, Уралмаш, Уральский филиал АН СССР, Свердловэнерго, Нижнетагильский металлургический завод, строительные организации. Партийные работники вместе с отделом кадров проводили отбор людей по анкетным данным. В оборонном отделе обкома партии отобранные по анкетным данным и рекомендациям партийного комитета специалисты заполняли анкету, необычную по объему сформулированных вопросов.

Е.П. СЛАВСКИЙ
 
Далее вопрос решали органы госбезопасности. Предварительного согласия на переезд не требовалось. В рамках подготовки кадров многие специалисты спецпредприятий прошли стажировку в ЛИПАНе, где занятия проходили с утра до позднего вечера. Кроме широкомасштабных мобилизаций, действовала система персонального направления на объект ведущих научных сотрудников из исследовательских центров. Это была непростая задача. Е.П. Славский вспоминал: - «Трудно было привлекать к нам выдающихся ученых, инженеров - все страшно боялись, особенно ученые, они попадали как бы в изоляцию».
Руководители проекта понимали, что такой путь оправдывает себя только на стадии становления «Атомного проекта». Нужны были хорошо образованные, квалифицированные собственные кадры. К работе над химическими вопросами проблемы урана были привлечены ученые и студенты химического факультета МГУ. А вот с физиками дело обстояло иначе: физфак просто не готовил специалистов в области ядерной физики. 21 февраля 1945 года было подписано постановление ГКО «О подготовке специалистов по физике атомного ядра». В постановлении отмечалось: «В целях обеспечения высококвалифицированными кадрами Лаборатории № 2 Академии наук СССР и научно-исследовательских учреждений, работающих совместно с ней по специальным заданиям ГКО в области физики атомного ядра, Государственный комитет обороны постановляет:
Обязать Комитет по делам высшей школы при Совнаркоме СССР (т. Кафтанова) и Наркомпрос РСФСР (т. Потемкина) обеспечить выпуск из Московского государственного университета физиков по атомному ядру: в декабре 1945 г. - 10 человек, в 1946 г. - 25 человек и в дальнейшем - не менее 30 человек ежегодно».
В постановлении было предусмотрено освобождение от призыва в ряды Советской Армии студентов и сотрудников кафедры физики атомного ядра МГУ, а также выплата студентам этой кафедры повышенной стипендии. Предусматривалось направление в Лабораторию № 2 части студентов-физиков МГУ, а также радио-химиков и других специалистов из некоторых вузов страны.
Но это постановление ГКО не решало проблему кадров для «Атомного проекта», и 28 января 1946 года вышло новое постановление СНК СССР «О подготовке инженеров-физиков и специалистов по физике атомного ядра и по радиохимии». МГУ, в частности, поручалось подготовить в 1946 году уже 70 физиков по атомному ядру и 9 радиохимиков. Но самым важным в Постановлении являлось решение об организации в первом квартале 1946 года при МГУ Института физики атомного ядра, главной задачей которого являлась постановка практических работ для студентов старших курсов физического и химического факультетов МГУ в области физики атомного ядра и радиохимии и проведение научно-исследовательских работ в этой области.
Однако план по выпуску специалистов для работы по «Атомному проекту» был выполнен Министерством высшего образования СССР всего на 44,8%. В связи с этим 17 декабря 1947 года было подписано постановление «О подготовке высшими учебными заведениями специалистов для Первого главного управления при Совете Министров СССР», в котором были определены планы выпуска специалистов для атомной науки и техники в 17 вузах страны. Среди таких учебных заведений оказался и Уральский политехнический институт. Решение открывать физтехи при политехнических институтах (Свердловск, Томск, Ленинград), было вполне оправданным, так как в их составе имелись передовые технические кафедры, имеющие большой опыт обучения студентов инженерным специальностям. Таким образом, становление атомной отрасли сопровождалось созданием специальной системы кадрового обеспечения, включающей среднетехнические и высшие учебные заведения с факультетами физико-технического профиля. В Министерстве высшего образования СССР был специально создан Второй отдел для курирования создаваемых физико-технических факультетов. Начальником этого отдела был профессор М.Н. Волков - человек во всех тонкостях понимавший вузовскую жизнь и перспективы подопечных факультетов...."


Образцы трудовых биографий

http://upi-mezon.ru/ftf-60_glava_6.html

"...Я СТАЛ КОНСТРУКТОРОМ
Б.Н. МАРТЫНОВ, ВЫПУСКНИК 1956 ГОДА
 
Из всех групп приема 1950 года у нашей группы (23) был сокращен срок обучения на полгода. На комиссии по распределению меня «пустили в свободное плавание» - на самостоятельное трудоустройство. Вернувшись в Свердловск, поступил на работу в специальное конструкторское бюро оборонного профиля на должность инженера-конструктора. Это бюро после ряда переименований стало называться НПП «Старт» и сохранило это название и в настоящее время. Профиль работы в НПП «Старт», а именно - разработка средств специального технического оборудования для летательных аппаратов различных типов и систем (ракет, ДПЛА, самолетов, «Бурана» и т.п.), не имело ничего общего с темой моего дипломного проекта (цех переработки руды) и со специальностью, мною полученной (инженер-технолог). Пришлось учиться у опытных конструкторов, технологов, нормализаторов, изучить основополагающие нормативно-технические и руководящие материалы, используемые в системе Минавиапрома при разработке конструкторской документации, а также изучить основные тактико-технические требования к разрабатываемым изделиям заказывающих управлений МО (ВВС, ВМФ, ТУГРАУ). В моем становлении как конструктора помог тот объем знаний, который дал мне физтех. Количество и разнообразие дисциплин, изучавшихся на факультете, качество преподавания, внимание и требовательность преподавателей сделали из меня настоящего технически широко образованного инженера. Все вышесказанное позволило мне в довольно сжатые сроки освоить новую профессию - стать действительно конструктором и сделать на этом поприще неплохую карьеру. Во всем этом есть немалая заслуга преподавателей физтеха, «вложивших» в наши мозги необходимые знания. К сожалению, не всех их я помню. Особо хочется отметить с глубокой благодарностью и признательностью Власова В.Г., Ничкова И.Ф., Распопина С.П., Попеля С.И., Крылова Е.И, Пехташева И.С. СПАСИБО ИМ! Запомнился момент поступления на физтех. Пришел, сдал документы приемной комиссии (а мне сдавать экзамены не требовалось - получил в школе серебряную медаль, а в то время в ВУЗы медалистов принимали без экзаменов), спросил, когда прийти узнать о своем зачислении, мне ответили: тогда-то… Пришел в назначенный день, спросил, мне отвечают: «посмотрите списки «непринятых», если в этих списках Вас нет, значит, зачислены. В этих списках меня не оказалось, и я, дав подписку, стал студентом физтеха...."


Ваще интересно

http://upi-mezon.ru/ftf-60.html

1949-2009ОСТАНОВИТЬСЯ, ОГЛЯНУТЬСЯ ...К 60-ЛЕТИЮ ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГОФАКУЛЬТЕТА УПИ им. С.М. КИРОВА
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Алекс

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +30/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 528
  • Я читаю Форум
    • музей магии
Записан
Жизнь человеку дается только один раз, но прожить её надо так, что бы на верху офигели и сказали: "А ну ка повтори!"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://new.fizikotekhnik.ru/FizikoTekhnik_Narod/FizikoTekhnik_Memories50.htm#Bva




Воспоминания Физтехов УПИ * 50 лет* Воспоминания о ФизТехах УПИ
( " ФизТех " = Выпускник Физико - Технического Факультета )


Интересно, вот нет воспоминаний Карелина, а ведь Владислав Георгиевич нечужд занятиям с эпистолярным жанром...





https://urfu.ru/ru/news/5311/


"...Но самым лучшим подарком для организаторов юбилея, сотрудников и студентов ФТИ, стал приезд более 1500 выпускников, которые, спустя долгие годы, помнят и любят альма-матер, и с удовольствием приехали, чтобы лично поздравить руководство института, студентов и друг друга с этой знаменательной датой...."

http://fizteh.org/istoriya-kafedry-tf.html



Вот перечень кафедр еще на сильно советский период


http://upi-mezon.ru/ftf-30.html


1949-1979К ТРИДЦАТИЛЕТИЮФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА УПИ  им. С.М. КИРОВА
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://upi-mezon.ru/kef-50_glava_8.html


"...Как найти и воспитать будущего научного работника? Для наших учителей не было сомнений по этому поводу - только через СНО (Студенческое научное общество). СНО началось для нас, студентов второго курса, с лекций по аналитической механике, которые читал молодой А.А. Кокин. Он и сообщил нам, что все желающие могут посещать занятия СНО на кафедре теоретической физики. Занятия строились очень просто. Для начала новичку поручался перевод какой-либо свежей статьи из иностранного журнала, которую он потом излагал для всех на семинаре. Казалось, что в этом интересного, тем более что перевод статьи, как правило, редактировал В.М. Рыжков, блестяще знавший английский и не стеснявшийся в выражениях по поводу нашего знания языка. «Вы, дорогой мой, -  улыбаясь, негромко говорил он, - не можете отличить подлежащее от сказуемого. Кто вас учил английскому языку?» Кто нас учил, он прекрасно знал. Он также знал зачетную систему знаков, которая составляет, по-моему, и сегодня основу изучения языка в институте. И вот этот негромкий голос, улыбка часто изменяли наше отношение к работе со «знаками» и мы начинали проявлять интерес к английскому синтаксису. Мне лично это было нелегко. В школе я изучал немецкий язык и английский начал с азов в институте. За эту школу СНО я благодарен В.М. Рыжкову, с которым нас снова свела судьба значительно позже. Сегодня уже общепринято - знание английского, пусть даже несовершенное, обязательно для научного сотрудника. Английский язык стал языком международного научного общения, и впервые мы узнали об этом в СНО.
Вторым этапом работы в СНО было самостоятельное решение несложных задач по аналитической механике. Кроме того, всячески поощрялась постановка новых задач, иногда совершенно неожиданных. Я очень горжусь тем, что одной из таких задач стала придуманная мной задача о вращении на плоскости диска с отверстием, смещенным от центра. Если говорить иначе, условие задачи элементарно простое. Как будет вращаться на столе круглый номерок от гардероба, если сильно его щелкнуть по ребру? Дыркой вверх или дыркой вниз? Экспериментальная проверка показывает - дыркой вниз. Почему? Объяснение этого факта занимает уже значительно больше времени. Для объяснения явления нам пришлось познакомиться с трудами С. Ковалевской об устойчивости гироскопа. Такие нестандартные задачи развивают значительно больше, чем масса учебных примеров. На третьем-четвертом курсах работы в СНО были связаны с разработкой на нашей кафедре электростатического ускорителя под руководством заведующего кафедрой В.Г. Степанова. Студенты активно участвовали в создании этой установки, имевшей красивое наименование - ПАЛЛЕТРОН. Физтехи не были бы физтехами, если бы тут же не присвоили ускорителю новое более звучное имя: ПОЛУЛИТРОН. Таким он и остался в нашей памяти...."


Шибко познавательно...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Как интересно-то...

https://www.ekburg.ru/news/18/50970-istoriya-65-let-nazad-nachal-rabotu-fiziko-tekhnicheskiy-fakultet-upi/



История: 65 лет назад начал работу физико-технический факультет УПИ3 сентября 2014 14:15Физико-технический факультет Уральского политехнического института (ныне физико-технологический институт Уральского федерального университета) был открыт в сентябре 1949 года, 65 лет назад.
Приказ об организации инженерного физико-химического факультета (осенью переименованного в физико-технический) был подписан в мае 1949 года.
История физтеха начиналась в тяжелейшие послевоенные годы, когда страна вынуждена была не только восстанавливать разрушенные города и села, заводы и фабрики, школы и институты, но и обеспечивать свою независимость, укреплять обороноспособность.
Один из организаторов физико-технического факультета и его первый декан - Евгений Иванович Крылов. Не секрет, что первым всегда труднее, а тем более тем, кто организовал такое новое, но очень важное для страны дело. Руководителю создаваемого физтеха, его заместителю Марии Григорьевне Владимировой, а также секретарю Евдокии Савельевне Якушевой предстояла, казалось бы, немыслимая работа по формированию первых кафедр, подготовке учебно-лабораторной базы, комплектованию контингента студентов 2-5 курсов и проведению конкурсного отбора абитуриентов для приема на первый курс. Во всех звеньях этой работы ставились очень жесткие условия - не разглашать направления и цели подготовки инженеров-технологов и инженеров-физиков, связей с ведомствами, их предприятиями, институтами, проектными и строительными организациями. Эти сведения относились к важнейшим секретам - государственным тайнам.
Естественно, что и у студентов, отбираемых с металлургического, энергетического и химико-технологического факультетов, появилось обостренное чувство ответственности. Особенно острым оно было у тех, которые безотлагательно приступили к занятиям еще в мае. Для них вместо сессии как бы начинался новый девятый семестр с неожиданным набором дисциплин. Они начали изучать дополнительные главы атомной физики, органической химии, прикладную электрохимию, процессы и аппараты химической промышленности. Занятия вели самые опытные профессора и доценты: К.Н. Шабалин, А.И. Левин, Б.Н. Лундин, А.С. Виглин, С.Ф. Крылов, А.В. Помосов. 1 сентября 1949 года стало началом занятий для студентов пяти добротно укомплектованных курсов трех специальностей: №№23, 41 и 43 и обозначились возможности развития факультета, кафедр, научных направлений.
В декабре 1950 года состоялся выпуск 28 инженеров-технологов и пяти инженеров-физиков. В число первых выпускников попали С.П. Распопин, И.Ф. Ничков, И.А. Дмитриев, Г.П. Швейкин и другие. Из первых же выпускников набирались первые аспиранты: Распопин, Ничков, Дмитриев, Швейкин, чуть позже И.С. Пехташев, П.Е. Суетин, Г.В. Соловьев.
Долгое время развитие кафедр, их научно-исследовательских работ, создание научных направлений и школ сильно сдерживалось отсутствием остро необходимых помещений и их оснащения. Скромные лаборатории ютились во временно «арендованных» помещениях химфака, цветметфака и энергофака, то есть в третьем, четвертом и главном учебных корпусах. В апреле 1956 года физтех обрел свой 5-й учебный корпус. Кафедры радостно въезжали в новые, пусть и не совсем достроенные, казавшиеся в то время очень просторными помещения. Начался новый период жизни факультета - период интенсивного освоения нового здания.
В 1957 году на факультете состоялся запуск бетатрона, а в 1959-м был получен первый пучок ускоренных ионов на циклотроне. В 1958 году на факультете была выпущена газета «Физико-техник». Это были несколько листов ватмана, всегда по-новому нарисованный заголовок. Помимо «Физико-техника», как и на каждом факультете, выпускалась традиционная меловая «Молния». Ее готовила группа художников почти ежедневно..."


http://libozersk.ru/pbd/ozerskproekt/education/triumvirat.html

"...Специалисты физико-технического факультета Уральского государственного технического университета-УПИ (который, кстати, изначально создавался для подготовки кадров для атомной отрасли)..."

Очень прелюбопытно

http://upi-mezon.ru/ftf-60_glava_3.html

И еще что-то напоминает...(Колеватов...Радиация...Ой...)

http://www.upi-mezon.ru/kef-50_glava_9.html

"...СТОРИЯ ТРЕТЬЯ. ЛАБОРАТОРНАЯ ПО «ДЕЙСТВИЮ ИЗЛУЧЕНИЯ НА ВЕЩЕСТВО».
Нужно было облучить какие-то медные руды на бетатроне и измерить зависимость остаточной радиоактивности от времени. Облучаем, измеряем (причем образец носим только щипцами - руками ни-ни!), измеряем фон. Почему-то фон больше... Берем другой образец, облучаем, измеряем. Снова измеряем фон. Результат аналогичный.
Преподаватель: "В чем же дело? Вчера все хорошо работало..." Кто-то из нас: "Может, наш образец работает как экран?" Преподаватель: "Не может быть!" Оказалось, - может! Заходит другой сотрудник кафедры и, узнав в чем дело, вспоминает, что он накануне забыл занести источник в лабиринт, оставил его за тонкой деревянной дверью... А образец располагался как раз между этой дверью и счетчиком...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Как интересно-то...
...


Очень прелюбопытно

http://upi-mezon.ru/ftf-60_glava_3.html

И еще что-то напоминает...(Колеватов...Радиация...Ой...)

http://www.upi-mezon.ru/kef-50_glava_9.html

"...ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ. ЛАБОРАТОРНАЯ ПО «ДЕЙСТВИЮ ИЗЛУЧЕНИЯ НА ВЕЩЕСТВО».
Нужно было облучить какие-то медные руды на бетатроне и измерить зависимость остаточной радиоактивности от времени. Облучаем, измеряем (причем образец носим только щипцами - руками ни-ни!), измеряем фон. Почему-то фон больше... Берем другой образец, облучаем, измеряем. Снова измеряем фон. Результат аналогичный.
Преподаватель: "В чем же дело? Вчера все хорошо работало..." Кто-то из нас: "Может, наш образец работает как экран?" Преподаватель: "Не может быть!" Оказалось, - может! Заходит другой сотрудник кафедры и, узнав в чем дело, вспоминает, что он накануне забыл занести источник в лабиринт, оставил его за тонкой деревянной дверью... А образец располагался как раз между этой дверью и счетчиком...."



http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm

"...Физтех - ты судьба моя!
Александр Александрович Кокин
Физико-технологический институт Российской АН, Москва,
выпускник УПИ 1954 года

Надеюсь, что эти воспоминания о годах, проведенных на физико-техническом факультете УПИ-УГТУ со дня его основания в 1949 году, а также затем и на других предприятиях и в институтах в какой-то мере будут отражать типичную судьбу многих наших выпускников.

Я попытаюсь, как мне это представляется, вспомнить и поразмышлять не только о том, как не очень просто на первых порах происходило формирование специалистов для совершенно новой в то время области техники, но и о том, как воспитывались те особые ценные качества в выпускниках факультета, выгодно отличавших их от выпускников университетских физико-математических факультетов.

Думаю, будет интересно и полезно для современной молодежи узнать, как жили, учились некоторые их предшественники полвека тому назад, какие трудности им пришлось преодолевать, а также к чему они стремились, у кого учились и кому старались подражать, как работали затем, покинув стены родной alma mater.

Естественно, эти воспоминания носят субъективный характер, я касаюсь здесь только того, в чем в какой-то мере участвовал я сам или был свидетелем как в бытность мою на факультете, так и позднее. Кое-что уже стерлось в памяти, но хорошо сохранилось то, что мы тогда особенно ценили, любили, чем гордились.

Многие из тех, о ком пойдет здесь речь, общение с кем оказало большое влияние во время учебы на всю мою последующую жизнь, уже ушли из жизни. Это Е.И.Крылов, Г.В.Скроцкий, С.Г.Мокрушин, Я.А.Смородинский, Г.В.Соловьев, П.С.Зырянов, Е.А.Барбашин, В.И.Малышев, Г.Т.Щеголев, А.С.Виглин. Есть и другие потери.

У меня сохранились хорошие воспоминания о добрых человеческих отношениях также со многими выпускниками факультета, сотрудниками как нашей, так и других кафедр факультета, описать которые сколь-нибудь подробно здесь, к сожалению, нет возможности. Приношу им всем свои извинения. Я понимаю, что у кое-кого сложилась гораздо более богатая воспоминаниями и значительно более трудная жизнь, а физтех играл в ней совсем другую, чем для меня, роль. Хотелось бы, чтобы они нашли возможность и желание поделиться ими тоже.Итак, начну с весны 1949 года, когда я сдавал весеннюю экзаменационную сессию за I курс энергетического факультета Уральского политехнического института им. С.М.Кирова (УПИ). На этот факультет я поступил вполне сознательно после окончания Уральского политехникума, получив диплом техника-электрика с отличием.

Для меня было тогда важно и то, что в то время физико-математическая подготовка на этом факультете по сравнению с другими факультетами УПИ была поставлена значительно лучше. А физикой я увлекался еще в школе.

В это время приемная комиссия института повесила очередное объявление о приеме студентов на первый курс института, в котором сообщалось об открытии нового физико-химического факультета. Многим из нас, как на первом, так и на старших курсах, перед отъездом на каникулы без какого-либо объяснения было предложено заполнить подробные анкеты. То, что это было связано с образованием нового факультета, мы тогда совершенно не догадывались. В то время каждое лето я устраивался на работу в качестве техника-электрика (студенческих стройотрядов тогда еще не было, а "на картошку" не посылали). Это позволило мне поработать на наладке электрооборудования новых прокатных станов на металлургических комбинатах в Н.Тагиле, Магнитогорске, на Новотрубном заводе в Первоуральске. Летом же 1949 года я уехал поработать в г. Краснотурьинск на базу трофейного немецкого и японского электрооборудования при Богословском алюминиевом заводе.
Вернувшись в Свердловск к 1 сентября, я узнал о не обрадовавшей тогда меня новости - вместе с другими моими сокурсниками я был переведен на II курс только что созданного физико-химического факультета (вскоре он стал называться физико-техническим). Никакого согласия от нас никто не требовал, а отказы не принимались. Так же были сформированы затем и все старшие курсы, вплоть до пятого, причем не только за счет энергетического факультета, но также за счет механического и металлургических факультетов.

Директором УПИ (ректором эта должность стала называться c 1956 г.) в то время был замечательный человек Аркадий Семенович Качко. Он не имел никаких ученых степеней, но зато был настоящим хозяином, заботливым и чутким руководителем, то есть таким человеком, о которых тогда говорили как о Настоящих Большевиках в хорошем смысле этого слова. В своем кабинете он находился обычно не более двух часов, остальное время его видели везде: в аудиториях, в общежитиях, в студенческих столовых и т.д. и везде он запросто общался как с преподавателями, так и со студентами и рабочими, всех внимательно выслушивал и находил способ немедленно оказать необходимую помощь. Его большой заслугой было завершение накануне войны строительства так называемой "перемычки", соединяющей четыре учебных корпуса Уральского Индустриального Института (так назывался тогда УПИ) и содержащую центральную часть, где расположились великолепные актовый зал с фойе, уникальная библиотека, чертежный зал. Во время Войны практически все нижние этажи учебных корпусов были заняты эвакуированными оборонными заводами. Учебный процесс проходил в это время только на пятых и кое-где на четвертых этажах. Можно представить, как трудно было быть директором института в то время.
На собрании у директора института было сказано, что Родина оказала нам большое доверие, и нас будут готовить на новом закрытом факультете для работы на самой современной технике. В какой промышленности - оставалось только догадываться. Началась научно-техническая революция в энергетике. Организация нового факультета в УПИ и одновременно аналогичного факультета в Томском политехническом институте, а двумя годами раньше и Московского физико-технического института - характерные примеры того, как в суровое военное и послевоенное время, эффективно и четко работали командно-административные методы управления Народным хозяйством.
Позднее я узнал, что из трех групп на нашем II курсе одна будет "химической", а обучение в двух других будет вестись с повышенной университетской физико-математической подготовкой. В одной из этих "физических" групп я и оказался. Это и значительно более высокая стипендия окончательно примирили меня с тем, что пришлось расстаться с энергетическим факультетом. Это была рука Судьбы. Студенческий коллектив был преимущественно мужской. На три группы у нас было всего три девушки. Нам были выданы специальные студенческие билеты, по которым мы могли проходить на отгороженную железной дверью территорию факультета, располагавшуюся тогда на втором этаже инженерно-экономического корпуса.
Состав нашей группы оказался весьма сильным. В основном в нее вошли бывшие "энергетики". В отличие от старших групп, в нашей группе оказался только один коммунист и фронтовик Ю.Ф.Герасимов, который был значительно старше всех нас, и которого мы очень уважали и любили (впоследствии он стал доцентом кафедры молекулярной физики). Число часов на физику и математику действительно было увеличено по сравнению с энергофаком почти до университетских норм. При этом мы в полном объеме должны были овладевать также и такими чисто инженерными дисциплинами, как начертательная геометрия, черчение, сопротивление материалов, теоретическая механика, детали машин, электротехника, технология металлов, техническая электроника, строительное дело и многое другое, от чего были избавлены студенты университета. Такая, казалось бы, "перегрузка" должна была бы дать только отрицательный эффект. Однако она не в последнюю очередь способствовала и выработке у будущих специалистов инженерного "чутья", практической хватки, которых обычно недоставало у выпускников университета. Лекции по курсам физико-математического цикла нам стали читать лучшие преподаватели института: зав.кафедрой физики доцент А.К.Кикоин, будущий автор одного из школьных учебников по физике, заведовавшие в разное время кафедрой высшей математики доценты П.В.Николаев, Ю.Н.Нефедьев, Е.А.Барбашин (позднее профессор, действительный член АН БССР), зав. кафедрой теоретической механики доцент И.М.Волк, старший преподаватель той же кафедры В.И.Малышев и др. Если процесс обучения на II курсе не потребовал какой-либо существенной ломки программ в связи с переходом на новый факультет, то на старших курсах обучение происходило по переходным ускоренным программам, что, конечно, не способствовало качественной подготовке специалистов, но так диктовала неотложная в них потребность Страны.
Практиковались тогда и такие необычные методы обучения, как годовые командировки студентов для выполнения и защиты не просто учебных, а реальных дипломных работ в ведущих научных учреждениях Москвы, Ленинграда под руководством крупных ученых и высококлассных специалистов. Молодой человек погружался сразу в активно работающий научный коллектив, и это в значительной мере компенсировало недостатки ускоренных методов обучения на факультете.
Для меня же и моих сокурсников все складывалось, казалось бы, более гладко. Однако во время весенней сессии 1950 года поступило указание уменьшить в два раза количество специалистов, готовящихся с физико-математическим уклоном. На нашем курсе администрация решила это сделать наиболее простым образом: две "физические" группы объявили теперь "химическими", а третью "химическую", наоборот, - "физической". Нашего согласия опять никто, конечно, не спросил. Как и многие мои товарищи, я не мог согласиться с таким поворотом в моей судьбе и поэтому пошел вместе с комсоргом И.Н.Панкратовым и старостой группы Л.А.Краснощековым к декану факультета Е.И.Крылову. Он нас внимательно выслушал, понял наше состояние и тут же предложил нам самим составить список тех, кто желает стать инженером-физиком. Из трех групп все, кому было не все равно, оказались в этой группе. Так была создана на III курсе полноценная группа, которая некоторое время была вынуждена заниматься по переходным программам, и специализировалась затем по первой тогда выпускающей физической кафедре на факультете No 23 или, как тогда говорили, по кафедре доцента Григория Тимофеевича Щеголева (далее кафедра молекулярной физики). Однако на IV курсе состав этой группы заметно поредел после известного "дела врачей - отравителей". Целый ряд способных ребят, евреев по национальности, были переведены на другие факультеты. Тогда же был вынужден покинуть институт и А.С.Качко...."

Напомню, Карелин ппереводится на физтех после первого курса, т.е. в 1951 году. Зацените по этим воспоминаниям уровень доступа и доступности физтеховских специальностей...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm

"...
Шел запомнившийся всем 1953 год. Весной умер И.В.Сталин, потом были амнистированы уголовники, среди бела дня грабили людей. А на III курсе стройфака УПИ уже учился будущий первый Президент России Б.Н.Ельцин.
Лекции по специализированным курсам, которые мы должны были записывать в специально выдаваемые на это время прошнурованные тетради, нам читали за охраняемыми железными дверями заведующий кафедрой No 23 участник Отечественной войны, доцент Г.Т.Щеголев, а также аспиранты этой кафедры, выпускники факультета 1951 года - исключительно скромный и доброжелательный молодой преподаватель, участник войны Г.В.Соловьев и его однокурсник П.Е.Суетин (позднее профессор, декан факультета, ректор Уральского университета им. А.М.Горького), лекции по радиохимии читал выпускник 1951 года, ассистент кафедры радиохимии Альберт К.Штольц.
На майской демонстрации 1953 года я оказался рядом с Георгием Васильевичем Соловьевым, который спросил меня о том, какого рода хотел бы я получить дипломную работу. Я сказал, что хотел бы сделать теоретическую работу. К моей радости он ответил, что гарантирует мне это (а слово свое он всегда держал). Оказалось, что на кафедре отбиралась группа студентов, для командировки в Москву на весь учебный год (VI курс) в очень закрытый институт, условно называвшийся тогда Лабораторией Измерительных Приборов Академии Наук - ЛИПАН (теперь это известный Российский Научный Центр "Институт атомной энергии им. И.В.Курчатова"). В нее, кроме меня, вошли И.С.Гладких, Б.В.Митюхляев, Л.Л.Муравьев, Л.В.Молодцов. В начале августа в сопровождении Г.В.Соловьева мы в плацкартном вагоне отправились в Москву. Для меня это было первым посещением Москвы. Лаборатория занимала обширную площадь в дачном тогда районе Москвы на Октябрьском поле. Нас определили в Отдел Приборов Технического Контроля - ОПТК (теперь Институт молекулярной физики РНЦ), которым руководил известный физик Герой Социалистического Труда академик Исаак Константинович Кикоин - старший брат А.К.Кикоина, читавшего нам лекции по физике на I - III курсах. Отдел уже тогда был по размерам сравним с институтом среднего калибра. Он не первый год принимал к себе на дипломирование студентов нашего факультета. Этому, по-видимому, способствовало и то, что И.К.Кикоин в свое время заведовал кафедрой физики в УПИ, позднее был депутатом Верховного Совета СССР от Свердловска...."


"...Будучи глубоко убежденным в том, что успешная теоретическая деятельность возможна лишь на хорошей экспериментальной основе, Г.В.Скроцкий начал активную работу по организации необычных для кафедр теоретической физики экспериментальных исследовательских лабораторий электронного парамагнитного и ядерного магнитного резонанса (ЭПР и ЯМР), квантовой электроники, а также учебных лабораторий электронной микроскопии, рентгеноструктурного анализа и атомной физики, в которых мы преподаватели-теоретики наряду с экспериментаторами вели студенческий практикум. Все это позволило уже в 1957 году развернуть большую хоздоговорную научную работу, в том числе и по заданию правительства, что в свою очередь позволило оснастить лаборатории современным оборудованием. Душой этих работ был Г.В.Скроцкий. Помню, как в самом начале своей деятельности я был свидетелем того, как он принес из дома небольшую коробочку с радиодеталями и сказал, что теперь будем только все приносить на кафедру и ничего не уносить...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm

"...На кафедре силами ее научных сотрудников, а также золотыми руками работников мастерской А.И.Колесникова и А.Н.Соколова были созданы уникальные установки. В результате интенсивной работы были разработаны прецизионные магнитометры с рекордной для того времени чувствительностью, нашедшие применение в Народном хозяйства и в Военно-морском флоте. Таким образом, на Урале в УПИ появилась признанная в стране Научная школа, где до сих пор ведутся работы в области магнитного резонанса, динамической поляризации ядерных моментов и магнитометрии. В лабораториях кафедры, начиная с III курса, в научно-исследовательской работе активное участие стали принимать студенты, которые погружались в атмосферу целенаправленной и увлеченной работы, царившей тогда на кафедре. Всячески поощрялась инициатива и самостоятельность. Эта деятельность затем заканчивалась дипломными работами и нередко публикациями и изобретениями. К нам приходили с других факультетов и институтов, приезжали из других городов, в том числе и из Москвы и Ленинграда, и восхищались тем, что видели у нас: просторные помещения, отличное оборудование, деятельный коллектив. ..."

Чего сильно всплывает вот это из мат.части дятловедения...



«Директору Уральского
политехнического
института им. С.М. Кирова
т. С... Н.С.
от студента Всесоюзного заоч-
ного политехнического института
Колеватова А. С.
             Заявление

   Прошу принять меня на второй курс
Физико-технического факультета Уральского
политехнического института переводом из
Всесоюзного заочного политехнического института
2/IV-56г. Подпись»


http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm

"...Позднее, будучи в одной из командировок в Москве в связи с хоздоговорными работами вместе с Г.В.Скроцким, мы посетили его школьного друга, работавшего в Институте им. И.В.Курчатова, видного физика-теоретика профессора П.Э.Немировского и показали ему мой обзор. Его эрудиция и память меня тогда поразили. Он сразу указал на ненадежные данные в тех таблицах, которые были приведены в обзоре, и сказал, что обзор очень сырой. То, что меня потрясло, прояснилось позднее, когда вышла из печати его книга, посвященная моделям атомных ядер, содержащая таблицы аналогичные моим. Папка с неопубликованным обзором до сих пор лежит в моем столе. Интересно, что к этому времени публикации по магнитным моментам ядер практически вообще прекратились. Однако я считаю, что этот труд все-таки для меня не прошел даром, многое из того, что я при этом изучил, пригодилось мне потом для работы в совершенно другой области. Не помню в ту или другую поездку мы посетили также семинар по теории элементарных частиц у одного из учителей Г.В.Скроцкого - профессора Д.Д.Иваненко в МГУ и городской семинар по теоретической физике у академика Л.Д.Ландау в Институте физических проблем АН СССР. ..."


Вот значится, хоздоговорные работы на РТФ и на фихтехе...В группе Дятлова и те и другие и самое главное - талантливые, перспективные и творческие...Ну-Ну...
И все плавно дирижируется Москвою...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Ой, чего-то не спроста Золотарев С.А. пытался попасть в директора турбаз. Коуровка - та самая турбаза...
Где должен директорить - сильно подготовленный человек...
Может мысли уже часто и плотно витали о зимней школе для физиков-лириков-академиков и к ней надлежащие службы готовили(сь)?

http://qoo.by/2GmR
  • 28 "Коуровок" за 40 лет
    К 40-летию "Коуровок" (1998 г.) Статья Ю.А.Изюмова.

"...Боже мой, уж почти 40 лет прошло с тех пор, как в уральском лесу в ясный чудесный день два физика, одним из которых был Нахим Вениаминович Волкенштейн, а другим я, гуляли и мирно беседовали о нашей физике, и вдруг, я не помню кому пришла счастливая мысль,- что хорошо бы вот так собраться небольшой группой физиков-единомышленников, побеседовать о физике, об интересных вещах и одновременно воспользоваться всеми прелестями прекрасного зимнего уральского леса, покататься на лыжах.

И как-то эта мысль не угасла, когда мы вернулись из леса домой. Поделились с коллегами. И через некоторое время уже втроем, к нам присоединился Юра Изюмов, мы на нашей машине в сопровождении секретаря Тамары Павловны, отправились в ближайший дом отдыха “Коуровка”, расположенный на берегу реки Чусовой. Поехали, чтобы договориться с директором о некотором количестве путевок на один из ближайших заездов, причем Н.В. представил меня не член-корреспондентом, а профессором - это солиднее для директора дома отдыха звучит.

И вот событие свершилось - первая школа состоялась в январе 1961 года, и получила она название - “Коуровка”. Тогда мы еще не знали, что по словам известного московского физика, одного из первых участников школы, В.Л.Бонч-Бруевича, это будет неповторимая уральская школа по своему духу, на уровне высших мировых стандартов. На первой школе собралась в основном молодежь, еще без всяких званий. В последующем докторами наук стали почти все первые коуровцы, и среди них - академики и член-корреспонденты АН.

Школа стала поставщиком кадров для Академий наук.“ Открывая банкет, непременный момент каждой “Коуровки”, я тогда сказал примерно следующее: “Созидательные дела любого человека проверяются временем. Время стирает из памяти людей многое, но оставляет надолго лишь что-то действительно крупное. Если взглянуть с этих позиций на долгую многогранную и плодотворную деятельность С.В.Вонсовского, то в ней ярко выделяются три результата: полярная модель, sd-обменная модель и “Коуровка”.” Создав две фундаментальные модели в квантовой теории магнетизма металлов, С.В. предугадал на многие десятилетия вперед направление развития этой области физики. Открытие высокотемпературных сверхпроводников, магнитных полупроводников и множества редкоземельных соединений сделало в последние годы еще более актуальными эти две модели, являющиеся теоретической базой, на которой строится физика новых классов веществ.

Организация первой “Коуровки” в 1961 году переросла из частного события жизни уральских физиков-теоретиков в крупное всесоюзное движение, которое без перерыва продолжается без малого 40 лет. “Коуровка” как постоянно действующая школа физиков-теоретиков была тоже предвидением С.В.Вонсовского, предугадавшего необходимость тесного и регулярного общения научных школ различной ориентации и всеохватывающей географии всего Советского Союза. Вот почему я ставлю вклад С.В.Вонсовского в науку, путем организации “Коуровок,” в один ряд с его фундаментальными моделями.

Существовавшая до “Коуровок” стандартная форма научного общения - конференции - не могли дать того, что внесла “Коуровка” в жизнь сообщества ученых нашей страны, занимающихся физикой твердого тела, или как теперь говорят - физикой конденсированного состояния. “Коуровка” преодолела границы отдельных научных школ, перезнакомила и сдружила всех и каждого, связала людей, работающих в самых отдаленных городах России и союзных республик. Именно в этом, на мой взгляд, основная роль “Коуровок”.

Неформальное общение в течение 12 дней (в последнее десятилетие - семи дней) где-нибудь в живописном уголке Урала, ежедневное катание на лыжах и сама личность научного руководителя школы Сергея Васильевича - с его доброжелательностью, веселостью, интеллигентностью, и сформировала ту атмосферу, которой славятся “Коуровки”. Демократичность - это главный признак уральской зимней школы физиков- теоретиков (о второй ее черте - высочайшем научном уровне - расскажу ниже). Сейчас хочу вернуться в зиму 1961 года. Действительно, как это было давно! Нас собралось на первой школе всего 46 человек, и старшему из нас С.В.Вонсовскому было 50 лет. Нам он тогда казался уже очень не молодым человеком. “А кому сейчас не 50? Разве что мальчишкам”, - как было сказано на 50-летнем юбилее Ландау. Смотрю на список участников “Коуровка-1”, приведенный в танкеевской брошюре. Близкими по возрасту к С.В. были Н.В.Волкенштейн, Е.И.Кондорский, А.В.Соколов, Г.В.Скроцкий. В среднем возрасте (где-то около сорока) - В.Л.Бонч-Бруевич, М.И.Каганов, М.И.Свирский. Остальные - зеленая молодежь: В.Г.Барьяхтар, М.А.Кривоглаз, А.М.Косевич, И.О.Кулик, В.П.Силин, Ю.Л.Климонтович, С.В.Малеев, Э.А.Канер, В.М.Елеонский… В этом небольшом собрании была представлена уже обширная география 12 участников: Москва, Ленинград, Киев, Харьков, Челябинск, Свердловск.

Именно тогда сформировался костяк будущих “Коуровок” - из перечисленных научных центров, перечисленных имен. Обстановка на турбазе “Коуровка” в зимнее время была спартанская. В комнатах на шесть-восемь человек печное отопление, “Удобства” даже не в коридоре, а на улице, далеко от спального корпуса, но никого тогда это не смущало, потому что ничего другого в зимних загородных условиях почти никто из нас тогда не видел. Ведь это было так давно: до полета Юрия Гагарина в космос оставалось еще три месяца.

На первой же “Коуровке” сложился режим, который был принят и на всех последующих школах. Сразу после завтрака двухчасовая лекция, потом до обеда лыжи, а после обеда и часового отдыха снова две лекции (или семинар и лекция) до ужина.

Первая “Коуровка” имела особую эмоциональную окраску, привнесенную участниками из Харькова. Тогда Витя Цукерник “привез” для нас песни Окуджавы, о котором многие и не слышали. А Цукерник был уже фанатом Окуджавы, знал почти весь его репертуар и мог тонко и прочувствованно напевать его песни. После ужина мы собирались в комнате, где он жил с харьковчанами, и рассаживались прямо на кроватях. Мы слушали “Последний троллейбус”, ”Дежурный по апрелю”, “По смоленской дороге”, “Из окон корочкой несет поджаристой”, “Ваньку Морозова” - словом весь, вскоре ставший повсеместно известный и знаменитый репертуар раннего Окуджавы. Для многих из нас это было откровением, мы просили Цукерника каждый вечер петь еще и еще, пока не запели и сами вместе с ним. Самой любимой песней для всех стал “Последний троллейбус”.

Мусик Каганов и Ия Ипатова вносили свою - литературную струю. Они читали стихи Вознесенского, Евтушенко, Ахмадулиной. Было прекрасное время - хрущевская оттепель, и с каждым годом идеологическое давление государства немного ослаблялось и это порождало надежды. Поколение “шестидесятников” оптимистично смотрело в будущее. Двенадцать дней школы прошли так хорошо и интересно. Лекции по актуальным вопросам теории твердого тела, находящейся на крутом подъеме, были содержательны, лыжи скользили легко по лыжне, проложенной по реке Чусовой и ее крутым берегам, вечера с Окуджавой в хорошо натопленной комнате, где в печке с треском горели дрова, были теплы. Вывод из всего этого один: на следующий год собраться снова. Так началась “Коуровка” - самая массовая, сама долговечная и самая демократическая физическая школа в нашей стране.

Первые пять школ прошли на турбазе “Коуровка”. Слава о первой школе быстро распространилась по всей стране, и на следующий год желающих было столько, что пришлось откупать все места на турбазе. География участников резко расширилась, на школу просились все новые и новые люди. Особую активность проявляли те, кто любил лыжи. Катались собственно почти все, но были и особые энтузиасты. Образовалось несколько групп лыжников, которые не пропускали не единой возможности покататься до обеда и после обеда, а некоторые ходили и после ужина в темноте. Но иногда при свете луны было хорошо видно лыжню, и надо сказать, катание при лунном свете вдоль Чусовой или по лесу между остро вздымающихся в небо елей имело свою прелесть. Одна из самых активных групп была у В.П.Силина. Вместе с ним отправлялись на лыжах П.С.Зырянов, Г.Г.Талуц, А.А.Кокин, А.А.Рухадзе, К.П.Гуров и много других свердловчан. Другая группа лыжников- энтузиастов - украинцы. Не имея хорошей зимы и устойчивого снега, они “дорывались” до уральских лыжней. Самые ретивые из них Р.Н.Гуржи, А.М.Косевич и М.А.Кривоглаз. Из ленинградцев - это, конечно, С.В.Малеев и В.Л.Гуревич. Но были еще и одиночки. Они уходили независимо и надолго, иногда пропуская даже обед. Среди таких был С.В.Тябликов, а позднее Ю.В.Копаев.

Наблюдалась замечательная корреляция: все заядлые лыжники были, как правило, лучшими и постоянными лекторами на школах. Не скажу, что все украинцы являлись большими любителями лыж. Не припомню, что, например, Виктор Барьяхтар был из таких. Обычно он приезжал с большой группой своих учеников из Харькова или из Донецка и, как правило, каждый из них привозил с собой хороший шматок сала и горилку. По вечерам к ним присоединялись и те, кто на лыжах не катался, и кто лыжи, можно сказать, с себя не снимал. Но были еще как бы антиподы лыжникам. Самый известный из них, пожалуй, В.М.Елеонский. Его хобби было - в течение целого дня курить и пить кофе, а по вечерам пить водку (но тут мы ему все помогали). Он утверждал, что лыжи ему вредны для здоровья. Я всегда удивлялся: какой же запас здоровья надо иметь, чтобы все это вынести, да еще при этом усиленно заниматься высокой наукой.

На лыжнях нагуливался волчий аппетит, и в обед часто еды не хватало. Получаемые добавки (или жертвоприношения от женщин) разыгрывались на столах по морскому счету: по команде все выбрасывали пальцы, подсчитывалось их общее число, и начинался счет от кого-нибудь. На ком счет заканчивался - тот и получал разыгрываемую порцию. В первые годы немало было и озорства, по-видимому, от избытка сил и просто от молодости.

Это озорство принимало самый разнообразный характер. Однажды отличился и я. Это было на четвертой “Коуровке”. На хоздворе турбазы однажды вечером мы обнаружили сани, в которые впрягают лошадь, и поволокли их к слаломной горке - крутому спуску на Чусовую, по которому любители крутят на лыжах слалом. Под моим командованием мы садились большой компанией в эти сани и скатывались вниз на огромной скорости. В первый раз было страшно, но испытав чувство полета, мы затащили сани вновь наверх и скатились еще. На третий раз в сани село уже много народа, и мне не хватило места, чтобы сесть хорошо, но я все-таки уселся на самый краешек, и мы помчались вниз. Уже в конце спуска сани резко подбросило на 13 какой-то кочке, и меня выбросило из них прямо на утрамбованный снег. Удар был страшный, и я, наверное, на момент потерял сознание. Товарищи по полету подняли меня и заволокли на самый верх. Сам я идти не мог. Тогда они положили меня в сани и повезли к корпусу, громко распевая: “Умер наш дядя, как жалко нам его!” Втащили меня на второй этаж и положили в постель. Где-то в спине или в области таза была сильная боль. Трое суток я лежал, не вставая. Врача на турбазе не было, но пришел фельдшер из деревни, осмотрел меня и сказал: “Кости целы!”. На следующий день после полета все из нашей комнаты ушли на лекцию, а потом на лыжах. Оставался со мной лишь профессор Н.Н.Красовский - сосед по койке, он отвлекал меня от боли чтением стихов. Не знаю, сколько дней я еще провалялся бы в постели, но наступил кульминационный момент школы - банкет, он-то и внес перелом в мою ситуацию. Мои товарищи не могли оставить меня вне банкета, и внесли меня в зал на руках. Там я стал поправлять здоровье и быстро избавился от своего увечья. Танцевать я еще не мог, но мог уже передвигаться со стаканом в руке от одного столика к другому и принимать поздравления с выздоровлением. На следующей “Коуровке” зачитывали разные телеграммы. Одна телеграмма была адресована лично мне и была такого содержания: “Изюмов! Если вы не лошадь, верните сани!” Эта фраза потом преследовала меня много лет. Особенно любил ее повторять Сергей Васильевич.

На том банкете, где я сидел ушибленный в санном полете, помню такую сцену. Когда уже было немало выпито, и часть народа вышла из-за стола, а часть еще оставалась, кто-то взял на руки нашу Аллочку Дорошенко и протянул ее через стол. С другой стороны стола ее принял … наш директор Михаил Николаевич Михеев и (я помню) не сразу поставил ее на ноги.

А была еще такая история (не помню точно, в какой из первых “Коуровок”). Один теоретик из института химфизики Коля Корст после банкета вышел на улицу. Ему показалось, что там очень тепло, он снял пальто и повесил его на сучок сосны, стоящей возле столовой. Вспомнил о пальто только утром, подошел к сосне, но пальто там не оказалось. Никто из участников школы его не брал. Что делать? Кто-то из наших обошел с шапкой всю школу, собрав по рублю с каждого. Вместе с Корстом съездили в Свердловск, купили ему пальто, шапку, и еще осталось денег на бутылку коньяка.

Но случались и печальные события. На третью “Коуровку” в 1963 году приезжал Юра Каган. Незадолго до этого произошла автомобильная катастрофа с Ландау. Каган был один из оперативной группы физиков, кто принимал активное участие в организации помощи Ландау. Он подробно рассказал нам на “Коуровке” о том, как спасали Ландау. Тогда часто звонили в Москву, чтобы узнать новости о его состоянии. На банкете первым был тост за Ландау. У всех была надежда, что он скоро поправится.

Первые пять школ, которые проходили на турбазе “Коуровка”, кажутся нам, их участникам, самыми лучшими, но это, конечно, эффект нашей молодости. В 1966 году Зимняя школа вырвалась из турбазы и стала гулять по всему Уралу - вначале в Челябинск, потом в Пермь, Киров, Уфу, Ижевск и по многочисленным домам отдыха Свердловской области. Первые семнадцать школ да 1978 года проходили каждый год, начиная с 1980 - раз в два года. В “Коуровках” кроме одной главной традиции - иметь актуальную научную программу и лекции, читаемые лучшими специалистами страны, участвующими в создании и развитии актуальных направлений физики, появилась другая - выбирать “Мисс Коуровку”. Это всегда было кульминационным моментом коуровского банкета. Мисс выбирали, посылая записки с номинациями на стол председательствующему, а затем утверждали выбор поднятием бокалов. Танцевать на банкете с “Мисс Коуровка” было большой честью. Иногда выбирали и “Коура”. Первым “Коуром” был Серж Малеев - один из постоянных и самых популярных участников школы.

Многолетняя “Коуровка” имела своих “героев”. Серж Малеев - один из них, а два другие - несомненно Леня Максимов и Женя Максимов. Леня - художник, а Женя - поэт. Леня Максимов приезжал в “Коуровку” не с лыжами, а с мольбертом и со множеством чистых листов ватмана. Он рисовал портреты женщин. Это была его страсть. Нередко Леню селили в отдельный номер, потому что скоро его комната превращалась в мастерскую художника. На стенах висели уже готовые портреты, на стуле позировала очередная модель, а следующая в ожидании сидела рядом. У Лени своя неповторимая манера писать, и время от времени стиль его портретов меняется, так что теперь по взятому наугад портрету всегда можно определить к какому периоду его творчества он относится (как у Пикассо - голубой, розовый периоды). Его портреты всегда нравились своим моделям, потому что Леня любил женщин и тонко понимал их душу. Он умел передать на бумагу свои тонкие наблюдения и выразить то, что не всегда сможет передать фотография или традиционная живопись. Чаще всего Леня дарил портреты позирующим, но сначала они выставлялись на обозрение в банкетном зале. Иногда устраивался аукцион, когда портреты покупались мужчинами и дарились дамам. По-видимому, каждая из участниц “Коуровок” имеет у себя по нескольку портретов, написанных Леней в разное время. Приезжая в Москву, я иногда захожу к нему домой и вижу множество женских портретов, сделанных в основном в “Коуровках”. Иногда я узнаю изображенных на них молодых женщин, иногда нет - прошло уже много лет с первых “Коуровок”.

Другая артистическая натура и завсегдатай “Коуровок” - Женя Максимов. По натуре он гусар, гуляка, по профессии - отличный физик-теоретик, по увлечениям - поэт. Если бы стихи были зрительно осязаемы, их - написанных Женей в “Коуровках”, наверное, было бы не меньше, чем портретов Лени Максимова. Без Лени и Жени Максимовых “Коуровка” не полная, как семья без матери или отца. Если нет одного из Максимовых, “Коуровка” - полусирота, если нет обоих - круглая сирота. Слава Богу, что такое случалось редко. Я всегда старался, чтобы они непременно присутствовали оба.
История 27 “Коуровок” полна множеством разных событий, которые в памяти их участников. Расскажу об одном из них, доставившим всем участникам много переживаний. Это была “Коуровка-18”, проходившая в 1980 в пансионате “Асбест” Свердловской области. Тогда во время лыжной прогулки потерялся Миша К. Случалось и ранее, что кто-нибудь, уехав далеко, терял ориентир и запаздывал, плутая, к обеду, а то и к ужину. На этот раз все было гораздо серьезнее. Миша Кривоглаз, живший в одной комнате с Мишей К., был встревожен тем, что к ужину его напарник не пришел, хотя он ушел на лыжах где-то около четырех часов, когда начало темнеть. Особое волнение вызывало то, что он не был хорошим лыжником и, похоже, не был физически тренированным человеком. Дело осложнялось еще и тем, что термометр показывал 26 градусов мороза, и температура продолжала падать. Заблудиться в ночное время в лесу при таком морозе - дело не шуточное. Оргкомитет был встревожен, и мы отправили несколько человек (хороших лыжников) по всем лыжням и в разные стороны. Через час они вернулись обратно ни с чем. Дело приобретало драматический характер, поэтому была поднята на ноги вся школа. Все, кто имел лыжи, одевшись потеплее, вышли из пансионата и разбрелись по всем направлениям, громко перекликаясь. Не слышать наши голоса не мог человек, потерявшийся в пределах разумного расстояния от пансионата. Кто-то вернулся в пансионат, неся в руках чьи-то лыжи и палки, найденные в снегу. Это усилило тревогу, и поиски продолжались до глубокой ночи, не дав никаких результатов. У многих тогда возникла мысль, что пропавший Миша К., наверное, замерз в лесу. Особенно тревожно теперь было за Сергея Васильевича, который страшно переживал это. Ведь он руководитель школы, на нем лежит ответственность за все. Если мы потеряем человека, это будет несмываемым пятном на репутации школы, не говоря уже о потере самого человека - ведь у него есть семья, дети. Продолжать дальнейшие поиски в ночи было бесполезно, да существовал риск потерять других людей или обморозиться. Связались по телефону с местными властями, и на утро они обещали призвать на помощь воинскую часть. Из Асбеста пришла реанимация с дежурными врачами. Всю ночь на турбазе громкоговорители играли бравурную музыку, чтобы слышно было издалека. Кое-как дотянули до утра и стали дожидаться обещанную подмогу, мысленно уже похоронив пропавшего товарища. В 10 часов утра, когда Оргкомитет намечал план следующих действий, вдруг является пропавший Миша К., живой и невредимый и с улыбкой подходит к нам. Когда мы узнали от него историю его пропажи, возмущению нашему не было предела. Миша К., отправившись на лыжах, быстро заблудился, поскольку в лесу было много пересекающихся лыжней. В какой-то момент лыжня пересекла слабо наезженную санную дорогу, и он решил по ней пойти, оставив лыжи и палки в снегу. Через час или два дорога привела его к деревне. Он постучал в один из домов и объяснил ситуацию. Деревня оказалась в десяти километрах от пансионата, и сердобольная хозяйка дома предложила ему переночевать, накормила, напоила чаем и уложила спать на теплую печь. Выспавшись, утром он позавтракал и отправился не спеша в пансионат. “Как же ты мог, прийдя в деревню, не предпринять ничего, чтобы сообщить в пансионат?”- допрашивали мы. “Я пытался позвонить, но телефон в сельсовете не работал”. “Так почему ты не разыскал какого-нибудь человека в деревне, который мог тебя привезти на лошади обратно?” “А у меня с собой не было денег, а даром кто меня повезет?” “Но ты был обязан сделать все возможное и невозможное, чтобы тебя привезли в пансионат еще вечером”. В общем ему и в голову не приходило, чем занималась вся школа в течение этой ночи после его исчезновения. Впервые за всю историю “Коуровок” было созвано собрание участников и объявлен вердикт Оргкомитета: “Михаила К. отправить немедленно из школы и больше в “Коуровку” не допускать”. В конце этой истории самым удивительным была реакция Сергея Васильевича, который больше всех переживал, и это серьезно грозило его здоровью. В этот же день С.В. отправился на машине домой (наверное, почувствовал себя плохо) и взял с собой Мишу К. Как оказалось, приехав в Свердловск, он пригласил его к себе домой переночевать перед отлетом в свой город. Вот такой был Сергей Васильевич: он всем легко прощал человеческие слабости. А Мишу К. В “Коуровке” мы больше не видели..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://qoo.by/2Gnk


85 ЛЕТ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМУ ИНСТИТУТУ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОЙ ТЕПЛОТЕХНИКИ (ОАО «ВНИИМТ») Л.А. Зайнуллин, Г.М. Дружинин


"...Образованный в мае 1930 г. как Уральское отделение Всесоюзного теплотехнического института имени Дзержинского (УОВТИ), пережив ряд статусных преобразований, институт в 1956 г. получил наименование «Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургической теплотехники», сокращенно «ВНИИМТ». В 1994 г. он был акционирован и преобразован в Открытое акционерное общество «Научно- исследовательский институт металлургической теплотехники» (ОАО «ВНИИМТ»).
Наибольший расцвет и широкую известность институт получил в период с 1960 по 1990 г., являясь головным в Минчермете СССР по металлургической теплотехнике, ВНИИМТ и его сотрудники были непосредственными разработчиками и участниками практически всех новостроек в черной и цветной металлургии, а также в других отраслях промышленности, связанных с металлургической теплотехникой. ...

Необходимо отметить ведущую роль в этом развитии директоров института: к.т.н. А.И. Чарушникова (1941–1969 гг.) и д.т.н., проф. В.М. Бабошина (1969–1991 гг.), научного руководителя института с 1939 по 1980 г. д.т.н., проф. А.В. Кавадерова и директора опытно-экспериментального производ- ства к.э.н. В.А. Терентьева (1966–1990 гг.).

За высокие показатели в развитии науки и техники к 50-летнему юбилею институт был награжден орденом «Знак Почета». В разные годы ряд сотруд- ников института были удостоены званий лауреатов Государственной премии СССР, Премии Совета Министров СССР, Премии им. И.П. Бардина, Премии-медали им. В.Е. Грум-Гржимайло и Премии-медали им. П.П. Аносова, почетных званий «Заслуженный металлург РФ» и «Заслуженный изобретатель РСФСР», «Почетный металлург»..."


http://elar.urfu.ru/bitstream/10995/33362/1/itvmim_2014_120.pdf

"... А.В. Кавадеров (1929 г.) – один из организаторов ВНИИМТа, внес существенный вклад в развитие газопечного хозяйства металлургических и трубных заводов СССР..."

Физтех? Зачем там физтеховец?

http://www.iarex.ru/news/6064.html


"...В список сокращенных стратегических предприятий, подписанный президентом Дмитрием Медведевым, попали 16 объектов Уральского федерального округа. В целом, по информации пресс-службы Кремля, список стратегических предприятий РФ сократился в 5 раз, сообщает корреспондент ИА REX.

Стратегическими перестали быть предприятия и организации Екатеринбурга: аэропорт "Кольцово", 11 Военпроект(Екатеринбург), Научно-исследовательский институт металлургической теплотехники - ОАО "ВНИИМТ"(Екатеринбург)

...
Основанием для исключения из "стратегов" стал целый ряд причин. В первую очередь список стратегически важных объектов "почистили" от предприятий, находящихся на различных стадиях банкротства или не имеющие стратегии восстановления платёжеспособности. Ряд организаций исключены в связи с тем, что их акции проданы в соответствии с законодательством о приватизации.
Федеральные государственные предприятия, относящиеся к оборонно-промышленному комплексу, и не имеющие государственного заказа либо имеющие незначительный государственный оборонный также исключены из списка..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

...
Физтех? Зачем там физтеховец?

http://www.iarex.ru/news/6064.html


"...В список сокращенных стратегических предприятий, подписанный президентом Дмитрием Медведевым, попали 16 объектов Уральского федерального округа. В целом, по информации пресс-службы Кремля, список стратегических предприятий РФ сократился в 5 раз, сообщает корреспондент ИА REX.

Стратегическими перестали быть предприятия и организации Екатеринбурга: аэропорт "Кольцово", 11 Военпроект(Екатеринбург), Научно-исследовательский институт металлургической теплотехники - ОАО "ВНИИМТ"(Екатеринбург)

...
Основанием для исключения из "стратегов" стал целый ряд причин. В первую очередь список стратегически важных объектов "почистили" от предприятий, находящихся на различных стадиях банкротства или не имеющие стратегии восстановления платёжеспособности. Ряд организаций исключены в связи с тем, что их акции проданы в соответствии с законодательством о приватизации.
Федеральные государственные предприятия, относящиеся к оборонно-промышленному комплексу, и не имеющие государственного заказа либо имеющие незначительный государственный оборонный также исключены из списка..."


Продолжаю злостно недоумевать про то, за какие заслуги физтеховца распределили во ВНИИМТ...Где атомный щит родины, а где Министерство черной металлургии...
http://guides.rusarchives.ru/browse/guidebook.html?bid=142&sid=116490

"...Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургической теплотехники (ВНИИМТ) Министерства черной металлургии СССР и его предшественник, г. Свердловск, 1930 -Фонд Р-229, 1199 ед. хр., 1931 - 1970. Описи на документацию: - научно-исследовательскую - ед. хр. 795, 1931 - 1965; - конструкторскую - ед. хр. 33, 1941 - 1965; - управленческую - ед. хр. 371, 1933 - 1970.1. Восточный научно-исследовательский институт топливоиспользования (ВНИИТ) Министерства черной металлургии СССР, г. Свердловск, 1930 - 1956. Восточный научно-исследовательский институт топливоиспользования (ВНИИТ) Министерства черной металлургии СССР, г. Свердловск, 1930 - 1956. 1930 1956Ед. хр. 554, 1931 - 1956. Описи на документацию: - научно-исследовательскую - ед. хр. 398, 1931 - 1956; - конструкторскую - ед. хр. 24, 1941 - 1950; - управленческую - ед. хр. 132, 1933 - 1956.
  Уральское отделение Теплотехнического института имени профессоров В. И. Гриневецкого и К. В. Кирша создано в мае 1930 г. В связи с переименованием института приказом ВСНХ СССР от 8 декабря 1930 г. становится Уральским отделением Всесоюзного теплотехнического института (ВТИ) им. Ф. Э. Дзержинского. 5 февраля 1940 г. переименовано в Восточный научно-исследовательский институт топливоиспользования (ВНИИТ). Приказом Министерства черной металлургии СССР от 20 июля 1956 г. институт преобразован во ВНИИМТ.
  Институт находился в ведении:
  - ВСНХ СССР (1930 - 1932);
  - Наркомата тяжелой промышленности СССР (1932 - 1939);
  - Наркомата электростанций и электропромышленности СССР (1939);
  - Наркомата-Министерства черной металлургии СССР (1939 - 1948, 1950 - 1953, 1954 - 1956);
  - Министерства металлургической промышленности СССР (1948 - 1950, 1953 - 1954).
Институт занимался исследованием физико-химических свойств каменных и бурых углей для газификации; решением вопросов газификации углей, повышения эффективности мартеновских и нагревательных печей черной металлургии Урала, Западной Сибири и Украины, очистки сточных вод газогенераторных станций; исследованием и внедрением методов длительного хранения углей в штабелях.
2. Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургической теплотехники (ВНИИМТ) Министерства черной металлургии СССР, г. Свердловск, 1956 - Всесоюзный научно-исследовательский институт металлургической теплотехники (ВНИИМТ) Министерства черной металлургии СССР, г. Свердловск, 1956 - 1956
Ед. хр. 645, 1957 - 1970. Описи на документацию: - научно-исследовательскую - ед. хр. 397, 1957 - 1965; - конструкторскую - ед. хр. 9, 1959 - 1965; - управленческую - ед. хр. 239, 1957 - 1970.
  Создан приказом Министерства черной металлургии СССР от 20 июля 1956 г. в результате преобразования ВНИИТ.
Институт находился в ведении:
  - Министерства черной металлургии СССР (1956 - 1957, 1965 -);
  - Совета Министров РСФСР (1957);
  - Свердловского совнархоза (1957 - 1963);
  - Госкомитета по черной и цветной металлургии при Госплане СССР (1963 - 1965).
  Институт занимался проведением научных исследований в области металлургической теплотехники, теплотехники металлургического сырья, теплофизики металлургических процессов и агрегатов, металлизации железнорудных материалов, производства чугуна, стали, проката.
  Научно-исследовательская документация.
  Изучение и совершенствование процессов теплообмена, горения и аэродинамики в доменных, мартеновских и нагревательных печах. Совершенствование процессов и методов регенерации тепла. Разработка режимов нагрева и плавления металла. Разработка новых конструкций печных агрегатов и теплообменных устройств для черной и цветной металлургии. Изучение и совершенствование методов газификации, размола и сжигания топлива. Разработка конструкций топочных и горелочных устройств для твердого, жидкого и газообразного топлива. Разработка методов очистки сточных вод газостанций. Изучение физико-химических свойств различных топлив. Совершенствование методов хранения и подготовки топлив. Повышение эффективности использования природного газа и жидкого топлива в черной и цветной металлургии. Использованиевторичных энергоресурсов металлургических предприятий. Разработка методов подготовки металлургического сырья. Автоматизация тепловых процессов металлургических производств. Аннотации на научно-исследовательские работы.
  Конструкторская документация.
  Документы по проектированию горелочных устройств для беспламенного сжигания низкокалорийного газа; системы гидрозолоудаления и пневмогидравлического золоудаления, установки припечной грануляции и бесковшового транспорта доменного шлака; устройства для карбюрации древесноугольной пылью генераторного газа в мартеновской печи; устройства для пневматической загрузки твердого каменноугольного топлива, печи для магнетизирующего обжига окисленных железных руд в кипящем слое; циклонной установки для плавки железорудноизвестковой шихты.
  Управленческая документация.
  Приказы институтов по основной деятельности. Протоколы заседаний Ученого совета и его секций. Тематические планы научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Годовые финансовые планы, лимиты по труду. Отчеты о выполнении тематических планов. Годовые отчеты о научно-исследовательской работе и производственной деятельности. Годовые бухгалтерские отчеты по основной деятельности и капитальному строительству. Штатные расписания. Документы месткома.
  Документация по личному составу. Приказы по личному составу...."

Какое-то очень специфичное распределение пало на долю Владислава Георгиевича Карелина...
Теплое  и хлебное место для не очень одаренных физтеховцев со связями?
И главно дело - ну никакой радиоактивности...


http://www.vniimt.ru/pdf/pub/80_VNIIMT_Research_Institute_of_Metallurgical_Heat_Engineering-80_years.pdf

"...Основными направлениями работ института, как и в годы становления, оставались вопросы сжигания топлива в металлургии, которые логически переросли в металлургическую теплотехнику, охватывающую на сегодняшний день значительный раздел теплофизической науки.

В 1960-е годы в институте удалось создать прекрасно оснащенную материально- техническую базу с современными лабораториями и экспериментальными корпусами, значительно увеличилась численность научных работников и производственного персонала.

В 1968 г. ВНИИМТ был утвержден в Минчермете СССР головным институтом по металлургической теплотехнике, а в 1977 г. — общеотраслевым (центральным) институтом по металлургической теплотехнике с возложением на него обязанностей координации работ по использованию вторичных тепловых энергетических ресурсов.

В период с 1960 до 1990 г. институтом были выполнены наиболее значимые экспериментальные и теоретические работы, которые не потеряли своей актуальности и в настоящее время. Сотрудники ВНИИМТ были участниками практически всех новостроек в черной и цветной металлургии, а также в других отраслях, связанных с металлургической теплотехникой.

К этому времени в институте уже были созданы и получили дальнейшее развитие научные школы по различным направлениям: лучистому и сложному теплообмену, физическому и математическому моделированию тепловых процессов, газодинамике двухфазных сред и пневмотранспорту, исследованию теплофизических процессов при обжиге и металлизации железорудного сырья, теории горения жидкого и газообразного топлива, грануляции металлургических расплавов.
Эти достижения связаны, в первую очередь, с именами Г. Н. Кружилина, Н. Н. Доброхотова, А. С. Невского, А. В. Кавадерова, В. Н. Тимофеева, А. В. Арсеева, И. В. Белова, В. А. Успенского, В. В. Чукина, Б. Н. Курочкина, А. М. Штейнберга, К. В. Маликова, Н. М. Бабушкина, Н. А. Ширинкина, С. И. Привалова, К. М. Пахалуева, Ф. Р. Шкляра, В. М. Бабошина, Ю. М. Кузнецова, Г. М. Майзеля, Б. А. Боковикова, Ю. А. Самойловича, М. А. Шаранова и других ученых. Необходимо отметить активную роль в этом развитии директоров института канд. техн. наук А. И. Чарушникова (1941 – 1969 гг.) и докт. техн. наук., проф. В. М. Бабошина (1969 – 1991 гг.), научного руководителя института с 1939 по 1980 г. докт. техн. наук, проф. А. В. Кавадерова и директора опытно-экспериментального производства канд. экон. наук В. А. Терентьева (1966 – 1990 гг.). ..."

Интересно, что до 1960 года - институт был стал быть номинальной и невнятной частью технического прогресса в СССР...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Оказывается...В нашем могучем и русском запарисся искать логики...О-А - гуляют аки мартовские коты, а контора пишет и пишет...

http://gaso-ural.ru/nsa/adm-territoria/verhoturskiy-rayon


"...07.10.1938 - Указ Президиума Верховного Совета РСФСР

Территория Корелинского лесоучастка с ж.д. ст.Корелино и поселками Корелино и Косолманка перечислены из Исовского района в состав Верхотурского района.

...


16.01.1939 - Указ Президиума Верховного Совета РСФСР

Образован Косолманский сельсовет в составе: пос.Косолманка с ж.д. разъездом № 86, пос.Корелино с ж.д.ст.Корелино, ж.д. раз.Обжиг (передаваемого из Привокзального сельсовета), пос.Жданка, хуторов Постникова, Русских, Смертина, Трапезникова и Трофимова.
...

09.02.1977 - Решение облисполкома №78

Уточнить и считать правильными наименования населенных пунктов: пос.Карелино (вместо пос. ж.д. ст.Корелино) Карелинского сельсовета, д.Верхняя Баландина (вместо д.Верхняя(Горная) Баландина) Меркушинского сельсовета...."


Надоть признать - Карелиных на Уральской земле: не счесть.
Бывалоча и такие

http://history-kamensk.ru/history/193-moja-vagranka.html

"...Не многие екатеринбуржцы знают, что украшение центра столицы Урала — чугунный фонтан «Каменный цветок» отлили каменские мастера на заводе «Вагранка».
Был такой завод в нашем Каменске. После гражданской войны правительство объявляет о новой экономической политике. Вот и решили пятнадцать каменских семей, помня о былой славе нашинских металлургов, организовать артель по выпуску чугунного литья. В1922 году Е.А.Грознов. П.Н.Карелин, И.М.Садовников, А.В.Овсянников, А.М. Пермяков, И.М.Мельников под залог своего иму­щества взяли ссуду в банке и взялись за дело. Оборудование разместили в бывших купеческих складах, что стоят на углу нынешних улиц: Красных Ор­лов и Коммолодежи.
Назвали артель «Серп и Молот». Народ же окрестил предприятие - «Вагранка».
Стали «вагранщики» делать печ­ное литье, чугунки, сковородки и про­чую утварь. Особым спросом пользо­вались колесные втулки для телег.
Загрузку шихты в вагранку вели вручную. Поднимали ее к колошнику носилками, закрепленными на спине.
В этой изнурительной работе отличал­ся богатырь Константин Устинов. Игра­ючи, он сновал по деревянному трапу, не чувствуя веса «козел». Но однажды не повезло парню. Во время заготовки формовочного песка, который добыва­ли из глубоких ям «дудок» в лесу, не доезжая Байновского моста, обвали­лась «дудка», завалило Устинова. Ос­тался живой, но инвалидом.
Артель при новой экономической политике быстро пошла в гору. Запели артельщики в прямом смысле слова. Организовали художественную само­деятельность. На смотре в Москве по­четное место заняли. Лучшими певу­ньями в артельном хоре были Каре­лина и Осьмушина из деревни Брод. А руководил хором Федоров. Примечате­лен такой факт. Каменцам выступать, а костюмов нет. Что делать? Выручил хор имени Пятницкого, дал уральцам свои костюмы.
Началась Великая Отечественная война. В Каменск-Уральский эвакуиро­вали строительный трест Глававиастроя. Он взял под свое управление и артель «Серп и Молот». Теперь уже завод №5 стал выпускать подъемные механизмы, блоки для переоборудова­ния автомашин на газогенераторное топливо. Строится новый литейный цех, расширяется механический. На за­вод переводят квалифициронных руко­водителей и специалистов с Синарс­кого трубного завода. На предприятии осваивают выпуск чугунных отопитель­ных, ребристых труб, сантехнических изделий, в дальнейшем производство насосов.
С началом строительства высот­ных зданий в Москве завод получил задание на выпуск задвижек улучшен­ной конструкции и надежности. Для этих же строек выпускались утолщен­ные канализационные трубы.
Интересно отметить, что в то вре­мя для путепровода через железную дорогу на Челябинск и Байновского моста завод отливает художественные чугунные ограждения.
В 1947 году директором завода становится Александр Иванович Дроз­дов. Он прилагает немало усилий для реконструкции производства. Но из-за отсутствия денег строительство заво­да так и не началось. Вскоре началь­ник пятого Управления ССНХ В.В.Кротов, знакомясь с оборонными предпри­ятиями Каменска-Уральского, обратил внимание и на завод №5. Он взял в свое Управление предприятие и под­держал Дроздова в строительстве.
В эти же годы, будучи в Каменске, Первый секретарь Обкома КПСС А.П.Кириленко обратил внимание в каби­нете у секретаря Горкома А.И.Мачуженко на художественное литье. Поинтересовался и с удивлением узнал, что это изделия местного завода.
Художественным литьем завод начал заниматься по инициативе Дроз­дова еще в 1949 году. Первым чекан­щиком был А.Устьянцев, формовщи­ком - В.Ф.Соловьев. Литья делали не­много, для подарков.
Кириленко понравилось Каменское литье. Он собрал совещание в Обкоме, на него были приглашены спе­циалисты и искусствоведы. Они опре­делили, что Каменское художествен­ное литье ни чуть не уступает знаме­нитому Каслинскому. Было принято решение о выделении средств заводу на строительство корпуса. Из Каслей перевели группу учащихся, а из Н-Та­гила приехали выпускники училища прикладных искусств, скульпторы Л.П.Устинов, Ю.Ширшов. Мастера за­вода отлили ряд монументальных от­ливок. Памятники: Петропавловскому и академику-химику Кузьмину. В Ека­теринбурге установлен изготовленный на заводе фонтан «Каменный цветок» по проекту архитектора П.Деминцева.
В 60-е годы установлен памятник Ге­рою Советского Союза Г.П.Кунавину, выполненный по проекту скульптора Егорова мастерами художественного литья В.Котловановым и И.Василье­вым. Из-за больших габаритов памят­ник отливали на Синарском трубном заводе.
Кроме литья завод начал выпуск насосов двойного действия для проти­вооткатных устройств артиллерийских танковых орудий. Под выпуск этой про­дукции начал пополняться парк механообрабатывающего оборудования. Но вскоре на завод прибыла комиссия ЦК КПСС, изыскивающая производствен­ные площади под производство борто­вой аппаратуры. А затем вышло поста­новление о присоединении завода к предприятию п/я 33. Производство ос­новного литья и изделий было прекра­щено. Оборудование передано Перво­уральскому заводу сантехнических изделий.
Просуществовав 38 лет, бывшая артель «Серп и Молот», прекратила свою деятельность...."

И вот такие
http://memobook.midural.ru/index/ru/memobook-show-6618152344206

http://archive74.ru/sites/default/files/knpamrep/index.html

"...КАРЕЛИН Алексей Николаевич 1879 г.р., место рождения - Свердловская обл., Махневский район, русский, партийность - б/п, образование - грамотный, социальное происхождение - из крестьян (кулаков), проживал - раб. пос. Верхний Уфалей, работал - никелевый завод, коновозчик, арестован - 29.03.1938, номер статьи УК РСФСР - 58-2; 58-6; 58-9, (ГУ ОГАЧО. Фонд - Р-467. Опись - 4. Дело - 939).
КАРЕЛИН Григорий Григорьевич 1896 г.р., место рождения - Челябинская обл., Увельский район, с.Нехорошково, русский, партийность - б/п, образование - низшее, проживал - Челябинская обл., Увельский район, с.Нехорошково, работал - колхоз "Крестьянин", бригадир, арестован - 21.09.1938, осужден - 28.11.1938, номер статьи УК РСФСР - 58-7; 58-10 ч.1; 58-11, каким органом осужден - Челябинский областной суд, мера наказания - 15 лет л/св., дата реабилитации - 24.10.1959 (ГУ ОГАЧО. Фонд - Р-467. Опись - 3. Дело - 2727).
КАРЕЛИНА (КАРЕПИНА) Матрена Федоровна 1880 г.р., место рождения - Вологодская обл., Никольский у., д.Ховшейково, русская, партийность - б/п, образование - малограмотная, социальное происхождение - из крестьян, проживала - Челябинская обл., г. Златоуст, работала - домохозяйка, арестована - 15.03.1942, осуждена - 15.05.1943, номер статьи УК РСФСР - 58-10 ч. 2; 58-11, каким органом осуждена - Особое совещание при УНКВД СССР по Челябинской области, мера наказания - 5 лет ссылки в Северо-Казахстанскую область Казахской ССР, дата реабилитации - 22.06.1957 , каким органом реабилитирована - Челябинский областной суд (ГУ ОГАЧО. Фонд - Р-467. Опись - 3. Дело - 4599,4600,4601)...."


Чего ж я занимаюсь этими раскопками? Да вот не дает мне покоя перевод Карелина В.Г. на физ-тех УПИ. Понятно дело - выбирали по анкете, только по какому пункту из неё?
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Что-то как-то зацепило...Короче продолжаю беспокоить тайны физтеха УПИ 50-х годов...


http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm


"...Бывали на кафедре и хорошо известные ученые. Легендарный "Зубр", ярый "вейсманист-менделист" профессор Н.В.Тимофеев-Ресовский читал увлекательные лекции на факультете по радиобиологии, а потом заходил "потрепаться" на кафедру. П.С.Зырянов и В.М.Елеонский под его влиянием увлеклись биофизическими проблемами. В результате П.С.Зырянов опубликовал в журнале "Цитология" оригинальную модель авторепродукции элементарных клеточных структур, а в журнале "Биофизика" свою теоретическую модель деления хромосом...."

Ваще нескучно почитать про этого Зубра  у Д. Гранина, но вот вполне детективно и в ВИКИ, и здесь

https://cheltoday.ru/articles/podrobnosti/imya-ego-zasekrecheno-podvig-ego-bessmerten-72449/

"...Только тогда, полумертвого, его этапировали в Москву, где он был впервые за последние годы в спецбольнице МВД отмыт и направлен «для дальнейшего отбытия наказания» в Челябинскую область научным сотрудником на «Объект 0211» в Челябинской области (теперь — город Снежинск) для работы по проблемам радиационной безопасности. А с 1948 г. - заведующим отделом секретной биолаборатории Б, где смог совместно с прибывшими из Германии коллегами по Институту мозга Циммером, Борном и Качем продолжить исследования в области биофизики.

После успешного испытания атомной бомбы на объект для прохождения карантина был доставлен Николаус Риль — единственный немец, который за участие в атомном проекте был награжден званием Героя соцтруда. Риль и Тимофеев-Ресовский подолгу гуляли вдоль озера и беседовали, легко перескакивая с одного языка на другой, поскольку Риль родился в Санкт-Петербурге и свободно говорил по-русски. Потом Риль вернулся в ГДР, а через месяц переметнулся в ФРГ.

В 1949 г. в реку Теча, приток Исети, были сброшены первые порции радиоактивных отходов завода № 817 («Маяк»); массовые сбросы продолжались до конца 1951 г., когда в качестве хранилища радиоактивных отходов комбината стало использоваться озеро Карачай. Тимофеев-Ресовский организовал обследование реки и озера, имея в виду выяснить динамику перераспределения и концентрации радиоактивных веществ в компонентах биоценоза, и дать рекомендации по биологической очистке сточных вод, загрязненных радиоактивными веществами, в каскадах прудов-отстойников.
Вначале 1950-х из Швеции в СССР пришел запрос о судьбе Тимофеева-Ресовского, который в годовщину своего пятидесятилетия был выдвинут на Нобелевскую премию за работу в области мутации генов. По статусу вручали только здравствующим ученым. Но СССР на запрос даже не ответил: настолько был засекречен биолог, работающий в Челябинской области.

21 октября 1951 г. Тимофеев-Ресовский, академик трех академий, выдвинутый год назад на самую престижную научную премию мира, получил справку спецотдела ИТЛ «БП» МВД об окончании срока наказания «за большие успехи в научно-исследовательской работе» с зачетом рабочих дней один к двум (или один к трем). А через полтора года после освобождения Тимофеева-Ресовского, в марте 1953 г. - новый зигзаг: он и его семья - все были приговорены к бессрочному спецпоселению! После смерти Иосифа Сталина лысенковцы были смертельно напуганы перспективой разоблачения. Резонно предположить, что эта акция против Тимофеева-Ресовского была частью их систематических мер по сохранению беспрецедентной власти в государстве. А еще через четыре года Президиум Верховного Совета СССР снял с него судимость. В этом же году Николай Владимирович подписал «письмо трехсот» — в Президиум ЦК КПСС. Письмо содержало оценку состояния биологии в СССР к середине 1950-х годов, критику научных взглядов и практической деятельности Тимофея Лысенко (лысенковщина), являвшегося в то время одним из руководителей биологической науки в стране. Письмо в конечном счете явилось причиной отставки Лысенко с поста президента ВАСХНИЛ и некоторых его приверженцев и ставленников с других руководящих постов в системе Академии наук СССР.

В 1955 — 1964 годах Тимофеев-Ресовский заведовал отделом биофизики в Институте биологии УФАН СССР в Свердловске. Одновременно он читал несколько циклов лекций по влиянию радиации на организмы и по радиобиологии на физическом факультете Уральского университета и работал на биостанции, основанной им на озере Большое Миассо́во в Ильменском заповеднике Челябинской области.

В декабре 1957 года Николай Владимирович первый раз защитил докторскую диссертацию в Ботаническом институте АН СССР в Ленинграде, однако она не была утверждена ВАК. В 1963 году он защитил ее вторично, по совокупности работ уже в Свердловске. Но докторский диплом был получен им только в 1964 году после смещения Хрущева и реабилитации генетики...."

http://www.miass.ru/news/mr/index.php?id=1689&text=20274

"...— Какой ровный покос, вот где летом с литовкой пройтись, — размечтался я вслух.
   — Когда-то эту полянку обходили стороной. Это гамма-поле. — Наш провожатый остановился. — Здесь проводились исследования по воздействию радиации на растения. Вон там, ближе к центру, находился гамма-излучатель. После облучения одни растения погибали сразу, другие усыхали, некоторые мутировали, четвертые шли интенсивно в рост, а дальше росли без изменений.
   Прикинул расстояние. От нас до середины поляны, где стреляла когда-то изотопами пушка, метров сто. Не очень приятное возникло ощущение. Глупо, конечно, но захотелось застегнуть молнию на курточке, натянуть шапочку на уши и поднять воротник.
   — Сейчас здесь безопасно. — Он словно прочел мои намерения и стал успокаивать нас. — Нет никакой радиации. Из гражданской обороны специально приезжали и проверяли не раз. А второй излучатель был в подвале лабораторного корпуса. Там тоже все чисто. Ну что? Идем туда?
   Продираясь сквозь заросли бурьяна и кустарника, мы все же стараемся поскорее оставить позади эту очень удобную для косьбы полянку. В стороне, на горке, несколько щитовых домиков, в которых жили в те годы сотрудники биостанции. От времени уже почернели доски их стен, мхом поросли крыши. Еще минут пять шагаем по лесной тропинке к лаборатории, где полвека назад велись совершенно секретные исследования по воздействию радиации на растения и животных...
...
Именно здесь, в этом доме на берегу озера Большое Миассово, с 1956 года был центр биофизической станции Ильменского заповедника. Здесь была создана основная экспериментальная база для исследований по изучению поведения радиоактивных веществ в различных компонентах биосферы и оценке действия ионизирующих излучений на живые организмы и их сообщества. Биостанция входила в состав Института биологии Уральского филиала АН СССР в Свердловске (Екатеринбурге). Когда-то на берегах Миассово кипела жизнь, шла интересная и напряженная научная работа.
   В шестидесятые годы ученые старались осмыслить последствия взрыва радиоактивных отходов на «Маяке». Взрыв оставил ядерный след от Кыштыма до Сибири. Жизнь требовала решения проблемы. И здесь, на берегу Миассово, познавались возможности реабилитации почвы, воды, растений, пораженных радиацией. Сюда отовсюду съезжалась масса людей науки. Одни слушали лекции или выступали сами, другие ставили опыты с радионуклидами.
...
В работе с радиоизотопами бывал очень строг: если нарушали технику безопасности, нещадно ругался, а порой и выгонял в два счета.
   Был случай, когда парочка студентов разбила емкость с радиоактивным содержимом, бросили все, наследили и убежали. Их догнали уже на станции, вернули.
   — И что? Заставили ноги мыть?
   — В общем-то да, провели им дезактивацию, а потом они получили хороший нагоняй от завлаба, и больше их на биостанции никто не видел. Но после этого случая пришлось все отмывать, местами даже вырубать пол и все захоранивать. При разгрузке изотопов Николай Владимирович сам стоял с секундомером и каждые 3 минуты заставлял рабочих меняться. Научные сотрудники биостанции специально для нас читали лекции о вреде радиоактивного излучения. Объясняя порой по несколько раз, почему следует четко исполнять правила обращения с облученными растениями и самими изотопами. Среди подсобных рабочих один человек с предубеждением относился к запретам. Но время показало, насколько верны были доводы ученых...."

http://www.miass.ru/news/mr/index.php?id=1689&text=20274

"...— Дом тот был построен еще до революции. Ему уже за сотню лет. По рассказам стариков-башкир, это место на Миассово облюбовал богатый человек. Отдыхая, он поймал большую щуку как раз напротив того берега. Есть версия (ее я услышал не так давно), что был это золотопромышленник Симонов. Однако никаких достоверных данных нет.
   — Но в одном из рукописных воспоминаний, что хранятся в архиве городского краеведческого музея, этот берег Миассово упоминается как место отдыха, рыбалки и охоты сотрудников НКВД.
   — С1928 года там существовала метеостанция, велись метеофенологические наблюдения. Действительно, после революции был там и дом отдыха НКВД. Столовая, номера на два-три человека, несколько лодок. Запрета на охоту здесь тогда не существовало. Ведь только в 1935 году заповедник стал комплексным. Под охрану наряду с недрами был взят и животный мир. Тогда же особняк был передан заповеднику, в нем стали жить Скаруцкий, Теплоуховы, Шилины, Ушков. Жалко, что он сейчас рушится.
   — Выходит, биостанция появилась не на пустом месте. Кто-то из бывших отдыхающих, когда возник вопрос, где проводить эксперименты, вероятно, вспомнил о большом и добротном доме на берегу Миассово.
   — Возможно. С 1955 года в нем начались подготовительные работы и обустройство лаборатории. Был переделан подвал под хранение термояда.
   В этом же году наездами там стал бывать Тимофеев-Ресовский. Он до 1955 года заведовал биофизическим отделом лаборатории Б на Сунгуле, под Свердловском. А когда жилье было готово, Николай Владимирович с женой  Александровной и специалист по установке всех этих приборов Александр Преображенский первыми переехали в заповедник. До 1958 года завозили оборудование, велись в доме-лаборатории подготовительные работы. И где-то в это же время начались многочисленные научные эксперименты. Помню, были у них там аквариумы с карасями, которых тоже облучали.
   — И все это было в строго секретной обстановке?
   — Точно сказать не могу, поскольку на берегу всегда было многолюдно, шумно, весело. Стоял палаточный городок студентов. Приезжали профессора, академики. И почти ежедневно шли семинары, в которых наряду с наукой переплетались размышления и развлечения. В непогоду лекции проводились на веранде, вроде как конференц-зал у них там был: ряды сидений, доска... А в теплые дни Николай Владимирович загонял всех прямо в озеро, и занятия шли по пояс в воде. На его лекциях я не был. А вот лекции других сотрудников слушал. Вроде интересно, но непонятно все тогда было.
...
Спустя годы здесь, на Миассово, снимался фильм «По следам Зубра». Ради интереса я тогда склад открыл, ключи были у меня. Ученики его, принимавшие участие в съемках, любопытства ради начали рыться, и нашли там много документов с грифом «совершенно секретно». В сарае они никому не нужными пролежали не один десяток лет. Еще был случай. Однажды Тимофеев-Ресовский получил от приятеля из Германии письмо, в котором тот интересовался, можно ли приехать на биостанцию. А он в ответ: если сможете, приезжайте. Тот прямо сюда. Приехал нелегально. Его тут же засекли. Скандал большой был. Немца в 24 часа выдворили из Союза. Нам еще долго про этот случай лекции читали, настраивали на бдительность. Конечно, кто-то негласный был тут из органов госбезопасности. Николая Владимировича, разумеется, «пасли» и на Миассово. Он же до конца жизни не был реабилитирован.
...
— Петр Тимофеевич, а долго ли существовала биостанция на Миассово?
   — В 1964 году Тимофеев-Ресовский уехал с Урала в Обнинск. Но лаборатория продолжала работать. За него остался Куликов Николай Васильевич.
   При завлабе Борисе Алексеевиче Миронове биостанцию закрыли, вывезли оборудование, захоронили в могильник то, что не надо было перевозить, и все забетонировали. Было это в 1978 году...."


http://genetiku.ru/books/item/f00/s00/z0000004/st032.shtml


"...В 1955 году мы переехали из одного города в другой. На новом месте возможности для нормальной работы создаются постепенно. Так и тут, переехать переехали, а облучать первое время было нечем. Однако у запасливого Льва оказался мешочек со старыми семенами гороха. Облучили их два года назад. Почему бы сейчас, когда наступил вынужденный перерыв, не проверить с помощью этих семян нашу старую идею? Правда, два года - очень уж большой срок, даже если поражение в сухих семенах и развивается очень медленно. Но не сидеть же без дела.
Мы взяли старые семена и разделили их на две части. Одну замочили в растворе цистеина, а другую в воде - для сравнения. Подсчитали число генетических изменений в клетках и не поверили своим глазам: цистеин несколько снижал их число. Это через два-то года! А когда новая установка для облучения была смонтирована и интервал между облучением и началом намачивания был сокращен с двух лет до двух суток, эффект значительно возрос.
Стало быть, клетки способны как-то восстанавливаться от радиационно-генетических повреждений? Нет, все не так просто. В науке полученному факту всегда можно дать не одно объяснение. И всегда нужно искать дополнительные подтверждения. Так и здесь, мы ставили опыт за опытом, но все еще не решались сделать вывод о восстановлении клеток от генетических повреждений. Мы были особенно осторожны, потому что такой вывод шел бы вразрез с общепринятыми взглядами, к тому же давно сложившимися.
Но тут я познакомился с Корогодиным, и оказалось, что его терзают те же сомнения. Особенно существенно, что он работал на другом объекте и ставил опыты другого рода, но приходил к тем же выводам. Кроме того, наши опыты хорошо дополняли друг друга. На семенах и проростках легко изучать генетические изменения, многие из них непосредственно можно увидеть под микроскопом. Но на этом объекте крайне трудно следить за последовательными поколениями облученных клеток. Что же касается дрожжей, то внутри клеток здесь ничего не видно. Даже о том, что в основе их гибели лежат генетические изменения, приходится только догадываться. Однако на них очень легко прослеживать судьбу клеток; при желании можно строить даже точные клеточные родословные.
И здесь, на берегу уральского озера, мы, наконец, поверили в то, что восстановление действительно существует. Стали ставить новые опыты уже совместно. К нам присоединился тоже гостивший на биостанции Олег Малиновский из Ленинграда. Он так заинтересовался проблемой восстановления, что попробовал ею заняться и продолжает это до сих пор...."



Дык вот и декан РТФ УПИ Мельников тоже переводится в Челябинск почему-то

http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5887.msg85395#msg85395
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Что-то как-то зацепило...Короче продолжаю беспокоить тайны физтеха УПИ 50-х годов...


http://aakokin.chat.ru/memoire2.htm


"...Бывали на кафедре и хорошо известные ученые. Легендарный "Зубр", ярый "вейсманист-менделист" профессор Н.В.Тимофеев-Ресовский читал увлекательные лекции на факультете по радиобиологии, а потом заходил "потрепаться" на кафедру. П.С.Зырянов и В.М.Елеонский под его влиянием увлеклись биофизическими проблемами. В результате П.С.Зырянов опубликовал в журнале "Цитология" оригинальную модель авторепродукции элементарных клеточных структур, а в журнале "Биофизика" свою теоретическую модель деления хромосом...."

...


http://modernproblems.org.ru/memo/210-titlanova1.html?start=4

"...Физики-теоретики
Их было четверо и они каждое лето несколько недель проводили в Миассово. Помню первую телеграмму, сообщающую об их прибытии. «От Тургояка вышли Миассово. Если не придем – не расстраивайтесь, значит, заблудились».
Все четверо были умниками и обладали отличным чувством юмора. Я симпатизировала всем четверым, но в приятели себе выбрала двоих – Володю Илеонского и Павла Зырянова. Павел Зырянов был руководителем группы, Володя Илеонский – самым молодым сотрудником. Володя отличался от большинства человечества тем, что мог существовать только в двух состояниях – лежачем и ходячем. Лежачее было любимым. На всех семинарах, а они проходили в Миассово, в основном, на улице, Володя лежал на траве, подперев голову руками.
Большинство наших разговоров происходило в привычной позиции: я сижу на траве, а Володя лежит рядом. Если же мы «гуляли» и разговаривали на ходу, то со стороны, я полагаю, это выглядело забавным. Длинный, худой Илеонский громадными шагами быстро идет вперед, я же мелкой рысцой (чтобы не упустить нить разговора) еле поспеваю за ним. Говорили мы в основном об атомной физике. Я все требовала, чтобы Володя разъяснил мне, как это электрон может быть одновременно и волной и частицей. Наконец, Илеонский внушил мне, что описание состояния электрона зависит от постановки задачи. «Так это описание – упорствовала я – а состояние?». «Тоже от постановки задачи», – нисколько меня не жалея, повторял Володя.
Хотя все это казалось мне диким и неправильным, но точку зрения Илеонского пришлось принять.
Физики работали в Свердловске, в научном институте и должны были хотя бы два раза в неделю ходить на работу. Они и ходили все, кроме Илеонского. Наконец, Зырянов при всем своем либерализме, все-таки однажды потребовал от Володи, чтобы тот хотя бы дважды в неделю являлся в институт. «Не могу» – заявил Илеонский – «мне на работе негде работать». «Это почему? – удивился Зырянов – у нас две полупустых комнаты. Чем они тебя не устраивают?». «Я могу работать только лежа» – декларировал Илеонский. «Хорошо» – согласился Зырянов и распорядился немедленно купить диван. Диван купили и поставили в одну из комнат. Илеонский пришел на семинар и увидел диван. «Мне?» «Тебе» – ответили ему. Илеонский немедленно лег на диван и начал работать. Нравился мне Володя Илеонский!
Зырянов же покорил меня во время своего доклада. Он что-то долго писал на доске, потом некоторое время задумчиво смотрел на написанное, а затем объявил аудитории «Здесь где-то должна быть масса, правда, я ее не вижу, но впрочем, это неважно». Человек, который потерял в расчетах массу, а потом еще и заявил, что это неважно – сразу же был выбран мной в приятели.
Второй раз Зырянов удивил меня в связи с «ловушками». Я все ломала голову – почему микроколичества (определенная очень малая концентрация) цезия закрепляются в почве и в слоистых минералах намертво. Вначале я просто произнесла слово «ловушки», а потом вдруг поняла, что это какие-то нарушения кристаллической решетки, где атомы цезия входят, как ключ в замок и обратно ключ не поворачивается. В Свердловске Зырянов, послушав меня, очень обрадовался слову «ловушка» и сказал: «Мы эти ловушки Вам посчитаем, приходите завтра в лабораторию к нам». Я шла в гостиницу и не верила, что они могут посчитать количество этих специфических нарушений в минералах. Но они посчитали! И число ловушек почти полностью совпало с тем количеством атомов цезия, которое невозможно было десорбировать из почвы или размолотого минерала никакими реагентами. Это была отличная работа, которую Зырянов и Илеонский сделали за один вечер. К сожалению, новый научный факт (не скажем открытие) не был понят и оценен радиохимиками и они (радиохимики) еще долго рассуждали о загадке радиоактивного цезия.
И снова я пришла к физикам, когда у меня срывалась защита кандидатской диссертации из-за отсутствия второго оппонента. Один оппонент – член защитного Совета и д.б.н. у меня был, а второй – почвовед, кандидат биологических наук подло исчез. Зырянов, выслушав мои стенания, спросил сходу «Вас доктор хим. наук, профессор устроит?». «Нет, ей академик нужен» – вмешался с дивана Илеонский. «Можно и академика» – задумчиво произнес Зырянов. «Да вы что, ребята? Мне бы любого кандидата…». «Вот любого не надо – назидательно заявил Зырянов – а надо хорошего химика, и он будет». И действительно, с помощью физиков моим вторым оппонентом стал хороший химик, который и «ловушки» оценил по достоинству.
Но главное переживание, связанное в моей жизни с Зыряновым, произошло в самолете. Мы с ним летели из Москвы в Свердловск и сидели рядом. Я заснула. Вдруг на борту начался пожар. В самую суматоху и панику Зырянов меня разбудил словами «Кажется, мы горим…». Пожар быстро ликвидировали и полет продолжался. Когда все уже было закончено, я вдруг страшно разозлилась и спросила Зырянова «Ну какого черта Вы меня разбудили?». «Извините, – вежливо ответил Зырянов – я подумал, что Вы, наверное, захотите прожить активно последние минуты». Теоретик!..."

Не, тут конечно все очень занимательно и познавательно...


http://modernproblems.org.ru/memo/210-titlanova1.html?showall=1


"...Само производство (получение чистых радиоизотопов, как принято теперь говорить, радионуклидов) помещалось в корпусе И. Из лаборатории в корпус вел подземный переход, из которого были проходы в мужскую и женскую раздевалку. Из раздевалки одна дверь открывалась в душ, другая – в тамбур, откуда мы входили уже непосредственно в корпус И.
Переодевание перед входом в корпус заключалось в следующем. Мы снимали лабораторные халаты и наши туфли, заменив их специальными тапочками. Затем надевали первый тонкий халат, застегивающийся на пуговицы спереди и пару тонких перчаток. После этого надевали второй, грубый халат, который завязывался на вязочки сзади, лепесток (респиратор), шапочку и натягивали вторую пару более грубых перчаток. Теперь еще укрепить круглую кассету с ободком на шапочку и сунуть по два карандаша в верхний и нижний карманы халата. Кассета записывает полученную нами суммарную дозу излучения и ее проверяют каждую неделю. Если недельная доза облучения превышена, то на неделю тебя отстраняют от работы в корпусе И. Карандаши – это индивидуальные счетчики на каждый день. Они крайне ненадежны и могут, в отличие от кассеты, показать черте что. И все-таки, в целом они работают, и это ежедневное слежение за получаемым излучением было очень полезным.
Так, халат завязан, волосы убраны под шапочку, кассета и карандаши при тебе. Ты готова для работы в корпусе И.
Корпус И расположен частично под землей, частично – над землей. Рабочие комнаты, светлые и просторные, были на втором этаже. В одной комнате обычно работало не более двух человек. Чаще всего мы работали в паре с Идой: Cs-137 и Sr-90. Но в тот памятный для меня день мы работали с Симоном.
Самомнение или 125-ая комната
Я провела все обычные операции по отделению других элементов из раствора и в фарфоровой чашке остался чистый Cs-137 в растворе хлористого аммония. Теперь надо было избавиться от NH4Cl. Для этого чашка ставилась в колбонагреватель и при 400° NH4Cl улетучивался. После этой операции в чашке оставался невидимый хлористый Cs, который надо было растворить водой и перелить в колбу. Потом, уже наверху проверялась радиоактивная чистота цезия, и если оставались загрязнения другими радионуклидами, то их удаляли по сложной схеме.
Кончался рабочий день, завтра мне предстояло сдавать контролеру цезий и я решила оставить чашку на выключенном из сети колбонагревателе, который остывал очень медленно. За несколько часов, когда чашка еще имела температуру около 400°, основная часть NH4Cl должна была улетучиться. Тягу мне пришлось выключить – это было обязательное условие: уходя, обесточить корпус.
Симон, глядя на мои действия, сказал «Аргента, сними чашку с колбонагревателя». «Почему?» «Потому, что при такой температуре цезий полетит и вся комната будет заактивирована». «Что за чепуха – засмеялась я. – Видишь, t – 380°, а цезий летит только при 700°». «А я тебе повторяю – сними чашку. Ты заактивируешь всю комнату». «Ну что ты, Симон, споришь с химией. Температура испарения хлористого цезия намного выше!». «Аргента! Я не буду с тобой спорить, я тебя предупредил. И завтра с утра я вызову дозиметрическую службу». «Ну и вызывай!» Ушла и даже ничуть не думала о последствиях, настолько была уверена, что улетучиваться цезий при 380° принципиально не может. Подвела меня не вера в науку, а узость взгляда, я просто не рассмотрела другие возможности.
Прихожу утром вместе с Симоном, он вызывает дозиметриста. Измерения показали – вся комната заактивирована. Вся: стены, пол и в особенности потолок. Дозиметрист ушел писать рапорт. Тут, когда факт был уже налицо, мозги заработали быстро. Дура! Ну какая же я дура! Ведь при испарении хлористый аммоний улетучивается не только отдельными атомами и молекулами, но и мельчайшими частицами. И эти частицы захватывали атомы цезия. Поделом дуре и за незнание и за самонадеянность.
Единственное, что меня утешало, что цезий легко смывается водой. Симон оказался хорошим товарищем. Увидев мое лицо, спросил – «Поняла?» «Поняла!». «Ну, тогда за дело». Мы принесли из специальной подсобки тряпки, щетки с длинными ручками, ведра и взялись за дезактивацию комнаты. К обеду мы 125-ю комнату отмыли. Вызвали дозиметриста, он промерил, все чисто; тотчас же написал рапорт о ликвидации аварии. Померил он и нас. Мы были очень «грязные». Ведь вода, когда мы мыли потолки, капала на нас. Упросили дозиметриста об этом не писать, да и графы такой, к счастью, в том бланке не было. Халаты мы тут же сбросили в чан с надписью «Очень грязно» и пошли мыться в душевую. Тут уже мне было наплевать, кто ослепнет, кто облезет. Была суббота. Все воскресенье я очень волновалась, так как знала, произошло ЧП и меня ждут большие неприятности. Времена-то были нешуточные.
И вдруг все обошлось! Когда в понедельник с двумя актами (о загрязнении и дезактивации) ситуацию доложили заведующему отделом, проф. Вознесенскому, он только спросил: «Какая комната?» «125-ая». «Ну, 125-я горела, ее заливало, в ней был взрыв, не хватало только, чтобы ее заактивировали. Теперь с ней больше ничего не случится». «А что будем делать с Титляновой?» – спросил зав. лаб. «А что с ней делать – лишить премии! А вот Симону за помощь дать двойную премию». Так я легко отделалась в этом случае. Но запомнила я его на всю жизнь. «Некомпетентность + самоуверенность» – слишком опасная смесь. И я изживала эту пару в себе. Насколько преуспела – не знаю....!

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...




"...В Ивделе есть две станции. Мы сошли с поезда на станции Ивдель I. Отсюда близко добираться до города. На станции нас встретила Л. Виноградова, наша знакомая туристка, выпускница Свердловского педагогического института. Уговорила шофера и на санитарной машине доехали прямо до дому, где нам и предстояло переночевать..."(с) Карелин

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/dopros-svidetela-atmanaki

"...Свидетель показал: 2 февраля, получив на заводе отпуск, приехал в Свердловск для подготовки к участию в походе высшей категории трудности по Северному Уралу в составе сборной команды области. 6 числа, закончив все подготовительные работы, группа в количестве восьми человек выехала поездом Свердловск – Североуральск. На следующий день прибыли в Серов, где осмотрев город, сделали пересадку на Ивдельский поезд и в 12 часов ночи прибыли в Ивдель. В городе пробыли полтора дня в связи с тем, что на следующий день не было автомашины до поселка Вижай – начальному пункту нашего похода. Все свободное время занимались подготовкой снаряжения и доукомплектованием. В Вижай приехали около полудня, в лесничестве узнали подробности относительно нашего предстоящего маршрута и договорились в автохозяйстве, что попутной машиной нас довезут до поселка II Северный, откуда легче всего выйти на маршрут. Однако вечером машины не было и нам пришлось заночевать в школе с тем, чтобы на другой день начинать движение. На совете был окончательно выработан маршрут и график движения, после чего наш предстоящий путь выглядел так..."

Есть беспокоящий ряд вопросов...
Группа явно отставала от графиков, если договоренность была заранее о встрече.
Как встречавшая Виноградова узнала, что вот надо вот встречать сейчас?
Чего ж она в 12 часов ночи нечто там ожидаючи маялась? В Свердловске замешкались на три часа, могли б и в Серове - замешкаться. И что ж она - все б на лавочке вокзала куковала?Или она встретилась случайно? Случайно имея знакомую санитарную машину?
Ой...И сейчас в полную вседозволенность вас не очень-то подбросят на скорой помощи, а тут - на скорой помощи до нужного адреса не медицинской адресации...
Согласитесь - санитарной машиной в далеком 1959 годку можно назвать токмо скорую помощь.
И еще вопрос - какие такие знакомства могут быть у выпускницы географического фака Свердловского пединститута ( а с не географами Карелин не бродил по долам и весям) с водителями санитарных машин? Ну как бы - она где-то в школе должна была быть по распределению, а санитарная машина - к школам совсем малым и никаким боком...
Или обозначенная Виноградова - работала не в системе образования? Где ж это? Вряд ли географа возьмут в больнично-санитарную систему. Мож геологическая северная экспедиция? Теплее...
Когда эта встреча так замечательно состоялась? Типа сразу после 6 февраля (мелькает дата в допросе Попова...)Теплее...

П.С. Смешное занятие - плестись по хлебным крошкам. Ладно, что у нас хлеба не жалеют...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Вот еще одни претенденты на встречу с группой Дятлова на маршруте.
Не потому ли так внимательно смотрели в сторону Отортена?
http://vsebudet.info/articles/odnazhdy-pozvala-doroga.html


"...— До 1957 года я не знал, что такое туризм, — вспоминает Михаил Кириллович. — Всё решил выбор факультета при поступлении в Свердловский пединститут. За плечами у меня были педучилище и армия, хотелось учиться дальше, но я колебался: история или география? Один факультет был историко-филологическим и учиться там предстояло пять лет, другой — географический. Учиться — на год меньше. Да тут ещё увидел стенгазету «Географ». Где рассказывалось о летних походах студентов геофака. Всё это и перетянуло.А для студентов всего факультета определяющим стало то, что там работала профессор Раиса Борисовна Рубель — организатор спортивного туризма на Урале, автор книг «Путешествия по Уралу». «Урал — туристическая страна». К её группе и примкнул Михаил Владимиров.
...
...Но уже на втором курсе группа студентов геофака под руководством Анатолия Шумкова (в которую входил и Михаил Владимиров) совершила сложный зимний поход по Северному Уралу — одновременно с группой студентов УПИ, известной нынче как группа Игоря Дятлова. Они даже планировали встретиться на маршруте, но выбились из графика и опоздали на день. Но, спускаясь с вершины Чистоп, видели огненный след на небе в районе Отортена. Подумали ещё, что «упийцы» пустили сигнальную ракету в честь покорения вершины… И только вернувшись в Свердловск узнали: от политехников нет никаких сведений…"

Эти опоздали на день на точку встречи...Таки да, они шли с читаемыми препятствиями и дали штурмовали Чистоп в ночи по крепкому морозу.
А почему так мешкал Карелин?

Вот кое-какие интересные факты от знатока. Ну как бы вскользь напоминаю, что сестра Колеватова тоже заканчивала Свердловский педагогический институт, а там была достаточно туристически сформированная студенческо-преподавательская общественность и стал быть она со знанием дела чехвостит УПи-шное начальство по части спорта/туризма.

https://www.revda-info.ru/2012/03/26/yurijj-kopytov-zhal-chto-informaciya-ujjdet-so-mnojj/

"...Юрий Николаевич Копытов родился 19 февраля 1932 года в с. Гробово (р-н Дружинино). Окончил Свердловский пединститут. Работал преподавателем в школе №4, организовывал и продвигал в Ревде кружки и секции по туризму, ориентированию, краеведению. В 2000 году получил звание Почетного путешественника России
...
В нем самом жгучее, непреодолимое желание познавать самому и увлекать других воспитала преподаватель вуза Раиса Борисовна Рубель. До войны она водила студентов в походы, а потом провожала их на фронт и получала от них письма. Она любила свой край, и всем сердцем была привязана к своим ученикам. А чинуши требовали с нее научную работу. Тогда она решила взять тайм-аут для подготовки диссертации, а вместо себя устроила во Дворец пионеров на полставки 19-летнего студента Юру Копытова. Это было в 1951 году.
— С этого началась моя работа в системе дополнительного образования школьников. Тогда же я пошел в первый поход — на лыжах: Свердловск — Сысерть — Каменск-Уральский, — рассказывает Юрий Николаевич. — Тогда вернулось очень много фронтовиков: как раз велось сокращение армии. Многие из них устраивались на работу в учебные заведения, вот и в наш вуз пришел такой фронтовик. Он и повел нашу группу в поход. Многому научил меня. Это ведь очень важно: чтобы тебе повезло с настоящим, умным, хорошим учителем. Мне, я думаю, с такими людьми везло.
...
— В 1959 году, как помнят многие старожилы, в горах таинственно погибла группа Дятлова — девять лыжников из турклуба УПИ, — рассказывает Копытов. — После этого власти решили полностью запретить туризм. Но как его запретишь? Люди все равно шли, а в итоге случаи гибели только участились. В УПИ тогда был умный зав. кафедрой физвоспитания Андрей Михайлович Вишневский. Он сказал мудрую фразу: «Да учить надо людей, а не запрещать». Я с ним полностью согласен.
...
Выезжал в ГДР в 1959 году — кстати, с этого у меня началась коллекция значков, — вспоминает Юрий Николаевич. — Нас, группу туристов, направили туда в поощрение — от спорткомитета. Поинтересовался при отъезде: что с собой брать? Говорят: «Возьми значков. И пару бутылок водки». Ну, я — человек послушный, так и сделал. А там так принято: даришь ты — дарят тебе. И я привез из ГДР целую коллекцию. ..."

Во-о-от...Получается и через туризм можно было очень неплохо делать карьеру. Интересную, активную и в общем-то отстегнутую от диплома.
Ну как бы лишь бы педагогический профилек оставался и усё...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +364/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2 689
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Ну так вот. Заглянем как дела были с организацией у соседей...
https://pedsovet.org/blogs/post/view/id/3644


"...Турклуб педагогического института «Вершина», основанный первым мастером спорта по туризму на Среднем Урале Раисой Борисовной Рубель, долгие годы возглавляла Лидия Васильевна Порываева, выпускница факультета русского языка и литературы, куда переместился эпицентр кузницы туристских кадров. Лидия Васильевна вовлекала в работу профессионалов: секцию альпинизма вёл Сергей Ефимов, самбо - Владимир Салдин, секцию спортивной гимнастики - Владимир Наседкин; в альплагеря с нами выезжал Анатолий Юрков.Областная КСС, возглавляемая в та время Юрием Михайловичем Афандесовым каждые полгода проводила сборы спасателей, куда входили представители промышленных предприятий и вузов города, по окончании сборов нам выдавалась бумага за подписью председателя областного Совета по туризму и экскурсиям Карлагина Фёдора Петровича; на нас возлагались большие обязанности по контролю за туристскими потоками: мы дежурили на вокзалах, в аэропорту во время наплыва туристов. В майские праздники со всего Советского Союза туристы ехали на ТВН — турслёт весёлых и находчивых — прототип КВН(а), который проводился на Шихане близ посёлка Ауэрбах (Окрестности города Серова). В оргкомитет слёта входили: Ольга Олехнович - председатель профкома серовского завода ферросплавов, секретарь ГК ВЛКСМ г .Серова Вадим Королёв, местный краевед Гулин Геннадий Иванович и другие. В одно из таких дежурств мы, проверяя маршрутные документы группы туристов из Латвии (руководитель Берзинь Гунтас Карлович), обнаружили, что они собрались в путешествие на Северный Урал с картой, по которой трудно было проследить путь их движения. Пришлось карту изъять, а взамен подарить свою синьку, выполненную вручную, ксероксов тогда не было, все карты были засекречены, и доступ к ним был ограничен, так мы спасли от верной гибели иностранных туристов...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Бесплатный анализ сайта Наверх

Страница сгенерирована за 0.635 секунд. Запросов: 23.