РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Ибранное из библиотеки туристических отчетов...Или подсказки из первых рук...  (Прочитано 7395 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Давненько у меня отложен один туристический отчет в закладках.
Положу его на всеобщее учитывание.

Район: Урал, Урал:Сев.и Приполярный Урал
Автор: Никоноров Р.А.; Город: Ленинград
Маршрут: #1267-1: пос.Вижай = р.Лозьва = верх.М.и Б.Сосьвы = верх.Печоры = верх.Няйса = верх.р.Щугор = база Неройка = верх.Вангыра = верх.Ягунея = р.Косью = ст.Косью
Тип: лыжный; Категория: 5
Год: 1963; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=31327&page=225






Предлагаю почитать с включением воображения...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Еще одно описание. Тоже дает возможность помыслить...

Шифр: 691
Район: Кольский п-ов, Кольский п-ов:Кольский п-ов
Автор: Сухов; Город:
Маршрут: #691: Чуна-тундра = Монче-тундра = Ловозерские тундры = Хибины
Тип: лыжный; Категория: 3
Год: 1958; Месяц:

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28934&page=64



Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И вот еще чудинка. Интересно - кто-нить это в районе ПД проверял: совпадение прямого и обратного азимута?

Шифр: 756
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Юогатов, Богатков; Город:
Маршрут: #756: Всеволод-Благодарский = г.Денежкин Камень = Тумп = р.Ивдель = хр.Хоза = р.Веле = р.Вишера = Красновишерск
Тип: водно-пеший; Категория: 2
Год: 1958; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28830&page=15

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Несекретные данные...

Шифр: 1838
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Васанова В.А.; Город: Донецк
Маршрут: #1838: Краматорск = Ивдель = Вижай = р.Тохта = р.Молебная = р.Б.Мойва = р.Велс = р.Ивдель = пос.Крутой = Свердловск = Донецк
Тип: лыжный; Категория: 3
Год: 1968; Месяц: март

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29836&page=13





Кстати, дам дальше - видимо та площадь, где фоткалась группа Дятлова с группой Блинова
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Очевидное и в таком случае вполне вероятное...

Я уже приводила эту именно картинку в другой темке, но продублирую ввиду замечательности. Прошу обратить внимание - что девушка на верхнем фото в купальнике. Группа только что совершила сложный переход в течении 7,5 часов прошла 14 км по перевалу в сложнейших метеоусловиях. Сломали лыжу при спуске. А это запечатлен бивак группы у ближайшей речки с видимой водой.
Шифр: 691
Район: Кольский п-ов, Кольский п-ов:Кольский п-ов
Автор: Сухов; Город:
Маршрут: #691: Чуна-тундра = Монче-тундра = Ловозерские тундры = Хибины
Тип: лыжный; Категория: 3
Год: 1958; Месяц: март
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28934&page=69


Вот предыстория перед этими снимками




Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Galka

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +42/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5 307
    • Гипотезы

Очевидное и в таком случае вполне вероятное...

Я уже приводила эту именно картинку в другой темке, но продублирую ввиду замечательности. Прошу обратить внимание - что девушка на верхнем фото в купальнике. Группа только что совершила сложный переход в течении 7,5 часов прошла 14 км по перевалу в сложнейших метеоусловиях. Сломали лыжу при спуске. А это запечатлен бивак группы у ближайшей речки с видимой водой.
Шифр: 691
Район: Кольский п-ов, Кольский п-ов:Кольский п-ов
Автор: Сухов; Город:
Маршрут: #691: Чуна-тундра = Монче-тундра = Ловозерские тундры = Хибины
Тип: лыжный; Категория: 3
Год: 1958; Месяц: март
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28934&page=69


Вот предыстория перед этими снимками

...
Почемучка, ты писала о купальниках у девушек группы Дятлова.
Подскажи, пжст, где такую информацию нашли?

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Почемучка, ты писала о купальниках у девушек группы Дятлова.
Подскажи, пжст, где такую информацию нашли?
Вроде как в описи вещей. Там что-то помнится описывалось именно такой модели - черное с красной отделочкой вроде...

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/protokoly-opoznania-vesej
"...Протоколы опознания вещей
...
Лист 242

Протокол опознания вещей № 6 г. Свердловск 31 марта 1959 г.
Прокурор-криминалист прокуратуры Свердловской области, мл. советник юстиции Иванов, сего числа в присутствии понятых: Юдина Юрия Ефимовича, студента УПТ, гр. И-480 и Хамовой Галина Николаевны, УПИ, гр. С-344, предъявил Митрофановой Маргрите Александровне – подруге по походам погибшей З.Колмогоровой личное снаряжение Колмогоровой.
Митрофанова М.А., осмотрев снаряжение, твердо заявила, что З.Колмогоровой принадлежат:
1.Шаровары-трико черные
2. Купальный костюм черный. ..."

Где-то еще есть про этот купальник...Да блин там же, в оригинале вот как:
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вроде как в описи вещей. Там что-то помнится описывалось именно такой модели - черное с красной отделочкой вроде...

https://sites.google.com/site/hibinaud/home/protokoly-opoznania-vesej
"...Протоколы опознания вещей
...
Лист 242

Протокол опознания вещей № 6 г. Свердловск 31 марта 1959 г.
Прокурор-криминалист прокуратуры Свердловской области, мл. советник юстиции Иванов, сего числа в присутствии понятых: Юдина Юрия Ефимовича, студента УПТ, гр. И-480 и Хамовой Галина Николаевны, УПИ, гр. С-344, предъявил Митрофановой Маргрите Александровне – подруге по походам погибшей З.Колмогоровой личное снаряжение Колмогоровой.
Митрофанова М.А., осмотрев снаряжение, твердо заявила, что З.Колмогоровой принадлежат:
1.Шаровары-трико черные
2. Купальный костюм черный. ..."

Где-то еще есть про этот купальник...Да блин там же, в оригинале вот как:


Вот еще упоминание купальника
https://sites.google.com/site/hibinaud/home/protokol-osmotra-vesej-obnaruzennyh-na-mest-proissestvia
"...3. Предположительно Л. Дубининой принадлежат:

а) рюкзак черный, старый, очки сломанне в футляре, зубная щетка в футляре, мыльница с мылом, зубная паста. Одеяло темно синее, штормовка светлая, майка синяя, лыжные брюки черные, подшлемник белый, ботинки лыжные, портянки, шерстяные и носки шерстяные белые, валенки черные.



Лист 14

ковбойка в мелкую клетку, маска, носки коричневые и носки серые шерстяные. Ю. Юдин заявил, что серые шерстяные носки он отдавал Л. Дубининой.

В карманах штормовки обнаружено: бумажная веревочка, заплатка из плащ-палатки, английская булавка, немного пудры и лук. Над карманом штормовки значок туриста. Левый рукав штормовки вывернут во внутрь.

В карманах лыжных брюк обнаружено: эластичный бинт, начало письма .. Вале... расческа большая, 2 карандаша, скрепка для волос и деньги 35 рублей.

Плавки черные с красной обшивкой, бюстгалтер такой же, рейтузы синие трикотажные, шапочка синяя лыжная, мешочек х/бумажный. Дамские носовые платки - два белых с коричневой каймой и один в клетку..."


Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Galka

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +42/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 5 307
    • Гипотезы

Вроде как в описи вещей. Там что-то помнится описывалось именно такой модели - черное с красной отделочкой вроде...
...
Спасибо, дорогая! Ты прямо открытия делаешь.
Вот и выходит, что купальники девушки с собой в поход брали. Странно, что я не обратила на это свое внимание.
А вода то не замерзает в феврале там только в ручье...

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Я уже это предъявляла на всеобщее обозрение. Повторюсь однако...

http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5887.msg78899#msg78899

Как видно из отчета (эта часть за 1964 год) - в туристические походы брались не только радиостанции промышленного изготовления, но и самопальные.
С этих самопальных выходили на связь и выходили вполне удачно. Мало того - в именно этот поход, когда брали радиостанцию: шла группа из 10 человек, а четверо в ней - были девчата. Никто не жалуется на перегруз рюкзаков. Никакие доп. транспортные средства они не берут кроме нарт из лыж.


Район: Урал, Урал:Сев.и Приполярный Урал
Автор: Никоноров Р.А.; Город: Ленинград
Маршрут: #1267-1: пос.Вижай = р.Лозьва = верх.М.и Б.Сосьвы = верх.Печоры = верх.Няйса = верх.р.Щугор = база Неройка = верх.Вангыра = верх.Ягунея = р.Косью = ст.Косью
Тип: лыжный; Категория: 5
Год: 1963, 1964. 1965; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=31327&page=137

 
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=31327&page=138




Вот они как шли в походе 1963 года - часть маршрута у них как у группы Дятлова


Кстати, об автобусах на Вижай на март 1963 года
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=31327&page=59
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Хочется поразвеевать устоявшийся штамп о закрытии окрестностей Отортена для пешеходов любого вида после известных печальных событий...

Вот люди бывали на Отортене в сентябре 1959 года, правда заходили на него с западного плеча. При вылазке на восточную часть - они опять таки встречались с оставлеными биваками манси, пасущих своих оленей.

Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Владимиров; Город: Москва
Маршрут: #1599: пос.Вижай = р.Лозьва = р.Ушма = р.Пурма = р.Унья = р.Ельма = р.Печора = кордон Порожный = г.Мань-Пупу-Ньер = р.Илыч = о.Бия-Из = д.р.Когил = пос.Усть-Илыч
Тип: водно-пеший; Категория: 4
Год: 1959; Месяц:
Тип судна: плот; ДСП: нет
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=64




Самое интересное - у них ни разу не возникла мысль искать или оставлять записку. А описание виденнного в дали Койпа и Печоры - как в дневниках Якименко. Стал быть они там же где Якименковцы проходили Отортен. И... - никаких упоминаний гибели группы Дятлова.

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=33




А вот здесь анализ наблюдения окрестностей, которые похожи на пережившие катастрофу. Молодцы...


Вот дважды упомянут несчастный Халат-Сахль. И ни разу - погибшая группа Дятлова:


Короче - народ там бродил и ничего не пугалси...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И отдельненькой строчечкой - о Ивделе и Вижае тех лет и глазами туристов.
А так же о том - как они попадали в эти населенные пункты.


1956 год - Ивдель. Приезжают на ст. Ивдель в 12 часов ночи. До города - автобус, который поздно не ходит. Ночуют туристически и потом пешком и на попутке в сам город Ивдель.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Павлов; Город: Москва
Маршрут: #753: г .Ивдель = Уральский хр. = р.Вишера = Красновишерск
Тип: водно-пеший; Категория: 2
Год: 1956; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28950&page=5
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28950&page=7




Ивдель, Вижай 1956 года. На ст. Ивдель - прибывают в 12 часов ночи, попуткой добираются до города. Там дожидаются рейсовой машины. (читай автобус) до Вижая.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Пашолин; Город: Москва
Маршрут: #513: с.Вижай = р.Вижай = Севимал = тошенка = г.Тумпянг = р.Вишера = Красновишерск
Тип: водно-пеший; Категория: 3
Год: 1956; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28611&page=11

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28611&page=13



Вижай - 1958 года. Прибыли туда ажно ночью. Добирались видимо попутками по способу, описанному выше в отчете: т.е. договаривались на автобазе Ивделя.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Жаров; Город: Москва
Маршрут: #827: с.Вижай = р.Вишера = г.Красновишерск
Тип: водно-пеший; Категория: 2
Год: 1958; Месяц:
Тип судна: плоты; ДСП: нет
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28975&page=8



Вижай 1959 года. Добирались От Ивделя до Вижая - на автомашине. Видимо попутка.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Владимиров; Город: Москва
Маршрут: #1599: пос.Вижай = р.Лозьва = р.Ушма = р.Пурма = р.Унья = р.Ельма = р.Печора = кордон Порожный = г.Мань-Пупу-Ньер = р.Илыч = о.Бия-Из = д.р.Когил = пос.Усть-Илыч
Тип: водно-пеший; Категория: 4
Год: 1959; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=75
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29782&page=16



Вижай 1960 год. Приехали ажно ночью в Вижай. Ехали судя по ценам и времени прибытия - на попутке.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Козулицын В.; Город: Москва
Маршрут: #1043: п.Вижай = р.Сев.Тошемка = хр.Поясовый Камень = р.Вишера = г.Красновишерск
Тип: водно-пеший; Категория: 4
Год: 1960; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29073&page=20
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29073&page=22

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И отдельненькой строчечкой - о Ивделе и Вижае тех лет и глазами туристов.
А так же о том - как они попадали в эти населенные пункты.


...

Продолжу...

Вижай 1960 года. Приехали в него на грузовой попутке, хотя попадали вполне в график движения автобуса ( первое августа - четверг). Видимо - так и короче и дешевле.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Штовба Ю.; Город: Москва
Маршрут: #996: пос.Вижай = р.Лозьва = р.Ушма = пер.через Уральский хр. = р.Вишера = г.Красновишерск
Тип: водный; Категория: 3
Год: 1960; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29192&page=29
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29192&page=20



Ивдель 1961 года. Прибыли в него ночью. Ночевали на станции на полу. т.к. автобус поздно в город не ходит.
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Алексеев; Город: Москва
Маршрут: #994: Ивдель = Красный Октябрь = р.Лаксея = Ельцовка = Кордон = р.Еловка = р.Ку тим = Сольва = Тонга
Тип: пеший; Категория: 2
Год: 1961; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29123&page=22
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=29123&page=24




И еще одно просто описание Вижая на 1958 год. Они в него попадали пешком от Полуночного
Район: Урал, Урал:Северный Урал
Автор: Кропотов; Город: Челябинск
Маршрут: #788: Полуночное = Пещерный = Вижай = р.Анчуг = Ивдель = Юртище = Шигультан = Сольва = Покровск-Уральский = Карпинск
Тип: лыжный; Категория: 3
Год: 1958; Месяц:
http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28861&page=32


Собственно - к чему всё это я привожу...К тому, что судя по свидетельствам независимым и незаинтересованным: картина мира по прибыванию в Вижай или Ивдель совершенно аналогична за период аж с 1956 по 1961 годы.
Так почему ж Карелин в походе 1959 года умудрился со своей группой пробыть в Ивделе 1,5 дня? Почему умудрился прозевать машину-попутку на планируемый 41-Песенный?

Может потому - что прибывание в этот замечательный населенный пункт Вижай немного и искусственно попридерживали?
Невозможно поверить, за что 1,5 суток сидения в Ивделе ( приехали в ночь с 7 февраляна 8 февраля и выехали в Вижай судя по графику в районе до 12-ти часов дня уже 9 февраля) - ни у кого не возникало ни мысли и ни попыток попасть в Вижай поскорее. Тем паче, что судя по отчетам - это было совершенно реализуемо...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Этот рассказ/отчет - не из библиотеки тур. отчетов. Подробности этого похода - я шукала на просторах сети.
Тем не менее - очень любопытно именно с целью понимания ситуации с группой Дятлова.

Началось все с ресурса, где я уткнулась носом в фото с надписью про февраль 1968 года.

https://fotki.yandex.ru/users/dyatlovpass1959/album/335278/

Разглядывала и не могла понять. Останцы Отортена или останцы  Мань-Пупу-Ньер? И кто же это за группа.
Надписей нет. Но есть всемогущий Гугль. Он, золотко, хорошо ищет по картинке.
Итак, это поход 1968 года туристов из Свердловского Медицинского Института.

http://subscribe.ru/group/piknik-na-obochineili-v-gostyah-u-ryizhej-bes/2285242/

"...Случилось так, что мне довелось быть там, на месте гибели группы Дятлова. Это был высшей, пятой категории сложности поход   
       Девять лет назад от времени нашего туда прибытия, возле горы Отортен, на перевале погибла группа туристов. По одной из версий причиной гибели всей группы, таких же, как мы, студентов-туристов, но Уральского политехинститута, тогда им. С. Кирова (ныне Б. Ельцина), ночью 2 февраля  1959 г. стало каким-то образом влияние местных мансийских шаманов. Было и другое  предположение, что их гибель оказалась следствием проводившихся в том районе ракетных испытаний. Всё это были домыслы и точную информацию мы не могли получить. Но через девять лет, день в день, как было спланировано, мы сделали ночёвку под перевалом, на котором погибла эта группа, названным именем её руководителя, перевалом Дятлова. Признаюсь, по крайней мере, для меня эта ночь более других ночных привалов запомнилась, хотя, в общем-то, всё было как обычно, без происшествий. Почему привал устроили под перевалом, а не на нём, как Дятловцы: – да нам нужен был лес на дрова для приготовления пищи и печки. Вот на границе, где лес заканчивался, мы и остановились. А утром, буквально за час мы были на перевале и, разделившись, довольно быстро нашли одиноко стоящий, покрытый снежным налётом огромный камень с металлической пирамидкой со звездой на верху. А на боковой стене валуна под снегом была чугунная, литая плита. На ней: “ Их было девять”. Немного текст и фамилии погибших, всего состава группы туристов УПИ. Установлены памятные знаки были по инициативе студентов этого института, прибывших сюда вертолётом.


 Коротко расскажу о том, как мы туда добирались, т.е. к названной горе и находившимся там в долине КАМЕННЫХ ИДОЛОВ (ныне признанной одним из чудес России), к перевалу ДЯТЛОВА, о самом походе. Кстати, в недавней передаче TV программы Россия о горе Мань-Пупы-Ньёр было сообщено, что и в настоящее время попасть к ней по-прежнему сложно, т.е. нет дорог и тем более ж. дороги.
       Курьёзно вообще, как я оказался в составе этой элитной группе, т.е. ограниченному числу самых подготовленных и заслуженных спортсменов-туристов допущенных к выполнению наиболее сложных горнолыжных походов и сплавов по рекам, в довольно многочисленной секции туризма СГМИ. Туризмом я вообще не занимался. Второй курс института, зимняя сессия. Готовлюсь к экзамену по патанатомии в анатомическом музее. Ко мне подошёл однокурсник. Положил на пол рюкзак, с которым ходил даже на занятия. Он занимался туризмом, сколько себя помнит. С другого факультета, как бы знаю только в лицо. Сходу предложение от секции участвовать в турпоходе десятым в той самой группе на Кольский полуостров (?). Кто я для них? И вот… такое вдруг предложение. Почему я? Оказалось им нужен гитарист. А я без подготовки? Но попёрло.  Да, думаю, где наша …  и т.д. Третья категории сложность похода. Горы и перевалы Кукисвумчор, Чоргор, Рысвумчор и др., Города Кировск, Апатиты в начале и конце похода. К сожалению, Рысвумчорский рудник в последнее время получил печальную известность. Нам не пришлось в нём побывать. А в обогатительной фабрике г. Апатиты имели довольно интересную экскурсию. В Кировск был вынужденный сход с маршрута. В составе группы была одна девушка, наша студентка. Давно в секции, сильная, подготовленная, но тяготы ей оказались не по силам. Поэтому были вынуждены сойти с маршрута и оставить её в Кировске и на попечение местных туристов. Больше девушки с нами не ходили.
       Я не оказался  слабее ребят. Но тогда про себя решил – этой романтики мне хватит с лихвой и в подобное, больше, ни ногой. Ан, нет. Повторное предложение через год. Принять участие в описываемом походе. Засвербело. Где принятое решение? Итак, опять досрочная сдача сессии, очередной домашний скандал (не пускали) и я,  и девять соратников, тот же состав, в поезде Свердловск-Ивдель. В дороге шитьё, латание дыр и, главное, окончательное дошивание бахил, находившихся в полуфабрикатном состоянии (очень нужная вещь), Удивительное открытие – замёрзшая река, сильный мороз. Но, под напором, вода с шугой течёт поверх льда. Шли по такому почти по колено не один км., но лыжи не обмерзали, по снегу скользили без очистки. Бахилы покрывались коркой льда, но обувь оставалась сухой.
      Из Ивделя автобусом в пос. Полуночное. Ночёвка у знакомого врача и утром своим ходом на местный аэродром. Благо подвернулся попутный трактор с волокушей. Покидали в неё рюкзачки каждый весом не менее 60 кг. Налегке за ним бегом. Полезно при температуре ниже -30. Силы надо экономить, все ещё впереди.

пос. Полуночное (...км севернее г. Ивдель) Сюда и дальше ж.д. нет.

Наш, пока неисправный, авиалайнер.
       Наш самолёт АН-2 (спецрейс) оказался неисправен, и ремонт продлился до сумерек. Сегодня лететь поздно и нам обратно к знакомому. На следующее утро покидали на борт рюкзаки, устроились под потолком. Взлетели, грелись вознёй.  Внизу северная тайга. Видели колонии, наверное, строгого режима. Других там, наверное, и быть не могло.
       Самолёт на лыжах, приземлились на нетронутый снежный покров р. Манья, рядом с мансийской в одну улицу деревушкой. Встречали огромные мохнатые собаки. Дома снаружи добротные, деревянные, рубленные. Внутри пол земляной. Встретили местного мальчонка в сандалиях на босу ногу на снегу. Ему хоть бы что. Мы же от сильного мороза и обжигающего ветра натянули на лица маски с прорезями для глаз. Одежда предельно теплая, что взяли с собой. Вблизи база геологов. Помогли там разгрузить прибывшие УРАЛы с буровыми трубами, плюс спирт и нам предоставлен грузовичёк-вездеход ГАЗ-53. Водитель - молодой парень Витя. По северному добрый, добросовестный, порядочный. В основном из-за холода шли за машиной, которая, крутя всеми 4-мя колёсами, дрожжа, с трудом преодолевала снег под буфер. Стемнело. Добрались до обозначенной на карте д. Манья. Оказалось, что вся деревня - одинокий домик. Правда, «по северному»: с запасом соли, макарон, дров, спичек и др. В нём заночевали. По  очереди ходили прогревать машину. Пополнили нами не тронутый их НЗ еды и рано утром двинулись дальше. Но, не далеко. Грузовик наш окончательно завяз в снегу. Вот и вездеход. Тут гусеницы нужны. Не беда. Помогли Вите развернуться и проводили в надежде, что он по пробитой колее благополучно доберётся до базы.
     Итак, наш поход со всеми прелестями, в автономном режиме по безнаселёнке, начался. Машрут 300 км.
       Шли по реке пока не нашли Сибиряковский тракт. Хорошая у нас была карта. Тракт собой представлял просеку, занесенную, как всё вокруг, снегом. В то время никем не использовался. Ранее этот тракт был пробит и использовался купцом Сибиряковым для вывоза пушнины с северных районов Урала. Наш принцип движения был таким: передний торит лыжню пока хватает сил. Ему основная физическая нагрузка. Окончательно устав (две-три мин), делает шаг в сторону. Следующий за ним становится  передним. И так далее, пока не наступит время обеда. Сбрасывали рюкзаки и быстро разводили костёрчик. Топором рубили сало или колбасу. Подогрев это на костре, запивая чаем или кофе, предварительно утром приготовленное, разлитое во фляжки, которые подвешивали на груди, чтобы не замёрзли. А что бы самим во время обеда не замёрзнуть налегке (одеты были, при  -40 и более не по погоде, в трико и брезентовые штормовки) налегке,  бежали торить лыжню дальше, на ходу поглощая обед. Покушав, поворачивали обратно и два твоих товарища забрасывали рюкзачок тебе на спину. Самому, особенно в начале похода, выполнить  это было не реально. На ночёвку останавливались при наступлении сумерек. Натягивали телогрейки. Распределялись: расчищать от снега площадку под военную лагерную палатку. Устанавливали её с самодельной жестяной печкой. Другие валили «сухару» (засохшее на корню дерево) и заготавливали дрова. Очередные дежурные готовили горячий ужин. Обычно каши с тушёнкой, сладкий чай или кофе со сгущёнкой. Ужин готов. Все уже в натопленной палатке, сняв тёплую одежду, поглощают с огромным аппетитом не малые порции ужина. Редко, после особенно трудных дневных переходов, наш «командир» Женя Клюшкин разрешал выдать всем «наркомовских» по ложке спирта. Скажу, в походе так очищаешься, что ложка этой жидкости ощущалась весьма внушительно. Отбой. Спали в лёгких спальниках, постелив под него имевшийся у каждого брезентовый, прошитый полосками пенопласта, как бы матрас. Их удобно было свернуть и приторочить сверху рюкзака. А главное, никто не застудил почек. Да и болеть вообще то было не принято. Не случалось такого. Я, более того, скажу, получил закалку наверное до конца жизни. А этот был не последний мой поход высшей категории сложности. Впереди, через год, предстоял не менее сложный и трудный поход в Хибины, недалеко на запад от Байкала.
       Итак, пройден сложный и интересный маршрут. Почтили память мужественных студентов-политехов. Прошли, измерено по карте, не менее 300 км. В  намеченный срок, пятнадцать суток. Цели достигнуты. Правда, тогда мы не знали, что побывали и посмотрели на одно из ныне объявленных природных чудес России. В памяти это сохранилось в подробностях и приятно сознавать, что я там был. Не сомневаюсь, там побывают ещё многие.
     Дневник этого похода (единственный случай при мне) был размножен и в переплёте каждому участнику торжественно вручён. Итак, маршрут: пос. Усть-Манья, хребет Торе-Поре-Из, хребет Мань-Пупы-Ньёр, г. Койп, г. Отортен, пер. им. Дятлова, пос. Ушма.
Состав группы: 1. Васьков В., 2. Дружинин Ю., 3. Клюшкин Е. (Руководитель гр.), 4. Красулин А., 5. Мотус И. (фото, опер. хирург как раз меня), 6. Наседкин А., 7. Селивёрстов Н., 8. Тулупов В., 9. Филимонов В., 10. Шевченко Е.

Наш был бренд. Мы называли себя идолами.

В долину Идолов.

Среди них, каменных идолов.

Рук. группы Е. Клюшкин (удивительный человек)

Рабочий этот и другие моменты.


Единственный случай применения полевой хирургии. Оперирует И. Мотус без новокаина. Наложение швов на рассеченное левое надбровье. Да, делали мне. На мой вопрос как будем обезболивать, получил ответ: крикоидином. Во время операции понял чем. Забыли новокаин.




По манере изложения - возможно вот автор этого описания похода. Ну или не он. Но благодаря упоминанию видных туристических деятелей Свердловского меда типа Юры Дружинина (Юрия Владимировича) - хотя бы опозналась тур. секция. Именно в этом воспоминании очень интетесно про обворовывание группы на маршруте и как они с этим справились. И еще - про тенденцию хранить походные дневники как что-то сверхценное, как лекарство от старости...
https://www.proza.ru/2012/04/10/1320

Ваще интересно будет прочитать потщательнее всё.
https://www.proza.ru/avtor/grimir1942

А пока - настоятельно прошу обратить внимание:
- на описание движения группы в морозяки
- разглядеть фото участников с целью удивиться экипировке легковатой для таких морозов
- про тяжесть рюков
- про раздачу водки ложкою
- про обязательный горячий ужин перед ночевкой в отапливаемой палатке
- еще много про что.


И подумать - в чем мы отказываем группе Дятлова в  части общих моментов лыжных походов? И имеем ли основания - приписывать необходимость для группы Дятлова: реально плевать на свое здоровье и безопасность по маршруту?

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот еще кое-что из подробностей туристической жизни современников группы Дятлова. Наткнулась и прилипла.
Не имею силы воли не постить эти рассказы целиком.
Вот автор этого тур. опыта и автор замечательно образного повествования.

http://polobp.hut2.ru/Pohod.htm
"...Из представления на награждение почетным знаком

«Заслуженный путешественник России»
Полоскин Борис Павлович проживает в г.Санкт-Петербурге, счет спортивным путешествиям начал с 1952 года.



Некоторые походы высшей категории сложности:
...
1953 г. – Северный Урал. Ст.Вижай - р.Яклин - юрта Бахтиятова - р.Б.Тошемка - р.М.Тошемка - г.Чистоп - г.Сампалчахль - р.Вишера - г.Пернаньол - гольцы (перевал через отрог Уральского хребта) - р.Унья - сел.Усть-Бердыш - сел.В.Черепаново - р.Колва - сел.Н.Черепаново - сел.Тулпан - сел.Корепино - сел.Ныроб - г.Соликамск. Участник, руководитель А.Григоренко. Поход пеший. Один из походных случаев описан в рассказе "Как первая любовь" в книге "За убегающим горизонтом".
...
1955 г. – Приполярный Урал. Сел.Аранец - г.Сабля - р.Сед-ю - р.Вой-Вож - р.Вангыр - ручей Рудный - р.Манарага - г.Народная - р.Манарага (пешком) - р.Косью (на плотах) - ст.Косью. Участник, руководитель О.Щербинин. Поход смешанный. События, случившиеся в походе, послужили основой для повести "Нас было семеро парней", опубликованной в книге "За убегающим горизонтом" и в книге "Законы реки".
...
1958 г. – Приполярный Урал. Город Саранпауль - р.Хулга - р.Халмерью до истоков - перевал через Народо-Итьинский хребет - р.Кожим - р.Игнатий-шар - база Северная Народа - г.Гранитная - р.Кожим-вож - р.Кожим - ст.Кожим. (Первопрохождение рек Халмерью и Кожим). Участник, руководитель Г.Сидоров. Поход водный. Походные случии описаны в рассказах "Меня съели волки" и "Через Уральские горы на байдарках" в книге "За убегающим горизонтом" а также в книге "Законы реки".
...
Спортивные звания:
Мастер спорта СССР, удостоверение N 9253; судья по спорту Всесоюзной категории, удостоверение N 13711; старший инструктор-методист, удостоверение N 0132.
Знаки отличия:
Нагрудный знак «За активную работу по развитию туризма и экскурсий», награжден президиумом ЦС по туризму и экскурсиям; почетный знак «За отличную работу на туристской базе», занесен в книгу почета, награжден президиумом ЛОС по туризму и экскурсиям.
Неоднократный победитель соревнований по закрытому маршруту, чемпион России, чемпион Польши.
Создал цикл популярных туристских песен...."

Вот часть дневника из похода 1958 года по Приполярному Уралу. Вся история - по сслылочке, а самое любопытнейшее - я цитатну отдельненько и с превеликим удовольствием:
http://polobp.hut2.ru/Led.htm
"...Из отчета
15-16-е дни похода, 5-6/IХ-58 г.
Эти два дня ушли на путь до базы Северная Народа и обратно к нашему лагерю, ходили за продуктами. К базе мы шли от истоков Кожима по ручью Кожим-вож ("вож" в переводе на русский язык означает – "приток"), далее по ручью Игнатий-шор и, перевалив к ручью Золото-шор, вышли на базу Северная Народа. Шли ужасно долго – шесть часов. Часто переходили с одного берега на другой, замочив при этом ноги, так как у берегов и вокруг камней образовался лед, так что прыгать с камня на камень было не совсем безопастно. Пришли в Северную Народу днем в 4.30. Место, можно сказать, живописное: база находится в глубокой котловине среди гор, кругом высятся вершины, уже покрытые снегом, даже имеется нечто вроде леса.
Вблизи базы в районе горы Гранитная ведутся разработки горного хрусталя, но к тому времени почти весь персонал уже спустился вниз, и мы не смогли привести в город хороших образцов пьезокварца.
Закупив необходимые продукты, двинулись обратно в лагерь. Возвращались другим путем: через гору Гранитная и далее по ручью Кожим-вож. Движение этим маршрутом облегчается тем, что имеются тропы, оставленные экспедициями, работавшими в районе горы Народная. И хотя этот путь на пять километров короче, все равно шли пять с половиной часов, так как тропа была очень плохая, а то и вовсе ее не было заметно. Пришли в свой лагерь в половине седьмого.
За два дня пройдено 60 км.


В палаточном лагере решили оставить Агапова, поскольку он жаловался на растяжение связок левой ноги: пусть подлечится. Перед нашим уходом Саша отозвал меня в сторонку:
– Боря, если заметет пурга, не забудь, что я здесь один.
Очевидно, тень ветеринара, замерзшего летом, побеспокоила нашего завхоза. С одной стороны, личное обращение ко мне за возможной помощью, не скрою, польстило мне. В контексте это означало: Полоскин – надежный и сильный товарищ, он сможет все и сделает все, как надо. С другой стороны, такое обращение можно было расценивать, как необоснованную трусость нашего завхоза. Я постарался ободрить Сашу.
Его просьба запала мне в память, поэтому я постарался, используя преимущество своих резиновых сапог, придти в лагерь пораньше, и довольно значительно опередил свою группу.
Лагерь выглядел пустынным, только едва тлевший костерок оживлял пейзаж. Я издал боевой индейский клич. Из палатки показался Агапов, вид у него был испуганный, неужели это я его так напугал? В тоже время по каким-то мало заметным признакам, я понял, что он несказанно рад моему появлению.
– Хочешь кофе? – задушевным голосом предложил он.
Не успел я ответить, как он совсем другим скучным тоном добавил, указывая пальцем:
– Боря, смотри – волки.
Я обернулся, совсем рядом из ивовых кустов вышли два волка и, не спеша, потрусили в гору.
– Где ружье?
– В палатке.
То, что случилось до этого момента и потом, я постараюсь передать словами Саши Агапова:
"Исток Кожима. Поздно вечером за стеной палатки я услышал тихое ритмическое потрескивание подмерзшего мха и полярной березки – шаги. "Наверно, наши, те, что ушли на базу за продуктами. Заблудились и вернулись, а теперь решили меня разыграть, попугать", – подумал я. Борис большой любитель этих дел.
Я вылез из спального мешка, сожалея о потерянном тепле, затем из палатки. Никого. Луны нет, но звезды, как всегда в горах, горят ярко, видимость хорошая. Еще раз огляделся – две безлюдные палатки на краю довольно большой и плотной куртины ивовых кустов. И – никого.
Я подошел к кусту, на котором в деревянном футляре висел мой походный термометр. Он показывал минус десять градусов по Цельсию – и это в начале сентября!
Путь от термометра до палатки выпал из моего сознания, поскольку рядом завыли волки. Я очнулся уже внутри ее, тщательно, вперехлест застегивая вход.
Потом пристегнул пол палатки к ее входу, ведь волки могли поднять носом матерчатую стенку и быстро добраться до меня. Затем у входа я взгромоздил вещи, которые оказались под рукой, – это их задержит. Перевел дух и сообразил, что стенка палатки – ненадежная защита от волчьих зубов. Что делать? Волки бояться огня – я стал чиркать спички, зажигая их одну от другой. Вой не прекращался. На спичках я продержался несколько минут. Это дало мне возможность успокоиться и подумать. Фонарик практически не горит – сели батарейки, но в рюкзаке лежат две свечки. Я зажег их, укрепил на консервных банках и поставил у противоположных стенок. Сам сел посередине – подальше от скатов.
Волков это, вроде бы, разозлило. Голоса их зазвучали более мощно. Что еще предпринять? Вспомнилось: "С волками жить — по-волчьи выть". Где моя тетрадка с туристскими песнями? Вообще-то я записывал их не для себя, а для своих юных туристов из секции при Доме пионеров, которой руковожу. Как услышу что-нибудь новенькое, так и запишу. Но сроду не пел: не то, чтобы нет таланта, а вообще ничего нет. Однако обстоятельства сильнее меня. После того, как я включился в общий хор, волчий вой стал более разнообразным – появились какие-то подголоски. Потом до меня дошло, что я присутствую на собственных похоронах и сам себя отпеваю. При свечах. А дальше – они меня съедят, а наши ничего не узнают. Продолжая петь: "Буря злится, буря стонет, и во мраке, одинок…", – я вырвал лист из тетрадки и крупными буквами написал: "Меня съели волки. В моей смерти прошу никого не винить". Подпись. Расшифровка: Александр Агапов.
Куда положить записку? Пристегнуть пуговицей к груди? Пропадет вместе со мной. Положить на видное место? Так волки затопчут и кровью запачкают. Надо положить в угол палатки у входа — и на виду и не на ходу.
"…поглощен волною, тонет, тонет дерзкий мой челнок…"
Теперь надо было подумать о том, как бы подороже продать свою жизнь. Я взял ружье, которое оставил мне Юра, и зарядил его картечью. Правда, я противник всякого насилия, а этих узаконенных убийц – охотников – не терплю. Но просто так не дамся – обстоятельства сильнее меня.
Мой запас песен подходил к концу, голосовые возможности иссякали, свечи догорали, но и волки, похоже, начали уставать и утрачивать интерес к вокальному состязанию со мной. И наконец, разом смолкли. В хриплом одиночестве я пропел еще несколько куплетов.
Потом помолчал. Потом все, что случилось, показалось нелепым сном после обильного пиршества, которого не было. Потом еще раз мелькнула мысль, а не розыгрыш ли это? Так в полудреме, поклевывая носом, однако чутко прислушиваясь к малейшим шорохам, я просидел между погасшими свечами до рассвета. А на рассвете, не расставаясь с ружьем, забрался в спальный мешок и заснул.
Далеко за полдень я вылез из палатки, сварил кашу, попил кофе. Костер быстро прогорел. Я забрался в палатку и снова задремал. Однако сквозь чуткий сон вскоре услышал осторожные шаги. Кто-то приближался со стороны перевала. Шаги замерли у палатки, раздался душераздирающий, нечленораздельный вопль, в котором, однако, явственно звучали тона родного человеческого голоса – голоса Бориса. Я выскочил из палатки с желанием как следует трепануть его и крепко обнять. Впрочем, на первое я никогда не был способен, да и на второе тоже.
Борис стоял с большим рюкзаком за плечами, а поверх его еще придерживал бревно.
– Вот бревнышко нашел на дороге.
– Откуда взялось?
– Наверно, с луны свалилось.
– Хочешь кофе?
Он не успел ответить. Из-за куста, на котором висел мой термометр и к которому Борис стоял спиной, выскочили два волка и пошли по тундре в гору.
– Борис, волки, – скучным голосом сказал я.
Он, ориентируясь по моему остановившемуся взгляду, обернулся.
– Где ружье?
– В палатке.
– Не успеть с выстрелом.
Волки уходили не спеша. Один – побольше, другой – поменьше, оба рыжеватого окраса, под цвет осенней тундры. И чувствовалось в их неспешном беге великое пренебрежение к нам. Припугнуть бы их как-нибудь, чтобы пошли галопом. Повинуясь, наверно, этому чувству, Борис свистнул. Свистнул так пронзительно, что с ближайшего ивового куста опало несколько пожелтевших листьев. Совпадение, конечно, но все равно в моей душе шевельнулось восхищение. А волки неожиданно остановились, а затем той же неспешной трусцой побежали к нам, словно мы их позвали на кормежку.
Где-то я читал, что волки различают только три числа: ноль (ничего), один и много (все, что больше единицы). Говорят, если взять из волчьего логова несколько щенков, оставив двух, то волчица не выкажет никакого беспокойства. После случая, о котором я рассказываю, мне хотелось бы внести в науку о волках свою лепту. По-моему, они различают такие понятия как "не слишком много" и "очень много". В начале, я думаю, запахи их сбили с толку, поскольку перед уходом ребят на базу нас было "очень много". А теперь нас было только двое и это уже было "не слишком много". От нас не пахло ничем враждебным, напротив наверно, – веяло домашним, съедобным.
Борис сделал такой прыжок, какие я видел только в кино: толчок левой, толчок правой и затем горизонтальный полет по плавной дуге, которая завершилась в темных недрах палатки. Нечто вроде полета дельфина над водой. Я же как стоял, так и остался стоять. Просто обалдел и оцепенел.
Волки, очевидно, прореагировали на движение. Они подбежали к входу в палатку и стали, словно ожидая, что им бросят кусок хлеба. Картина, я бы сказал, была написана в спокойных бытовых тонах: две собаки ждали, когда их покормят. А, может быть, это действительно были собаки? Однако оба зверя выглядели так мощно, что любая собака тут же поджала бы хвост. Их уже вылинявшая к зиме шерсть была отменно пушистой. У более крупного волка, который стоял несколько впереди (наверно, это был кобель), на спине шерсть была потемнее, по хребту как бы шел ремень. Несколько сзади, на полкорпуса стояла, по-моему, волчица. Окрас ее был более однородным, рыжеватым.
Волки стояли между нами – ко мне и к невидимому Борису боком. Мы были для них то ли двумя блюдами, и они не знали с какого начать, то ли представляли две загадки. Кончик носа большого волка был как бы на прямой линии, соединявшей меня с Борисом. Волк облизнул его (нос, конечно, пока), чтобы лучше различать запахи, принюхался, двинул ушами. Розыгрыш? Сожрут со всеми потрохами – и все дела.
Но в палатке ружье. И сейчас грохнет выстрел. Я вдруг осознал, что нахожусь на одной линии с волком. По закону подлости Борис в волка не попадет, а попадет в меня. Я же стою, как поэт на дуэли, – грудью на выстрел. Верх живота стал холодным и пустым, а низ – болезненно тяжелым. Я медленно опустился на колени и затем неловко упал ничком, стараясь укрыться за тонкой струйкой синеватого дыма, который курился над одним-единственным еще не погасшим угольком. Волчица обернулась в мою сторону и облизнула кончик носа. Я непроизвольно икнул и дрыгнул правой ногой, наверно, хотел махнуть хвостом – врожденный рефлекс, атавизм. Я позавидовал Борису, как пехотинец завидует танкисту. Господи, до чего же хорошо, уютно, надежно было этой ночью в палатке! Но надо что-то делать. Сделав змеиное движение, я вплотную приблизился к костру, руки поджал под себя – звери ведь хватают за выступающие части тела. Подбородок упер в еще теплую золу. Струйка дыма вилась теперь около моих очков. Они – моя последняя защита. Они не съедобны, ими можно подавиться, они поблескивают.
Волчица переступила с лапы на лапу, собираясь двинуться в мою сторону. Боже мой, какие у них хвосты! Действительно, не хвост, а "полено". Я закрыл глаза.
И тут грянул – нет, не выстрел: "Мы красные кавалеристы, и про нас былиники речистые ведут рассказ...". Жора Сидоров был коммунистом и любил революционные песни.
Как в довоенном кино, в самый последний момент подоспели "наши". Песня донеслась с ближайшего увала.
Теперь волки поняли, что нас все-таки "очень много". И с места галопом пошли вверх по склону в узкое ущелье, которое темнело скалистой складкой.
А вот и Борис с ружьем. Когда он выстрелил, до волков уже было метров восемьдесят. Этот выстрел на них никак не повлиял, зато песня зазвучала еще звонче: ее подхватили ребята, решив, что это их приветствуют.
Я поднялся с земли. По моему лицу текли слезы, проделывая извилистые ходы в той золе, которая его покрывала. Я вдруг почувствовал, что шевелю губами: "Веди, Буденный, нас смелее в бой, пусть гром гремит, пускай пожар кругом, пожар кругом..." ("Марш Буденного", можно послушать).
У входа в палатку белел листок бумаги. Я машинально поднял его. "Меня съели волки...". Я подошел к костру и подул на едва тлевший уголек, протер очки, попытался рукавом стереть с лица золу и слезы, еще раз подул на уголек и приблизил к нему листок бумаги с моим завещанием"

К чему я привела эту историю? К тому, что вход у Дятловцев - действительно типа забарикадирован. Потом - в палатке оставлен боевой листок с названием "Вечерний Отортен". Палатку покидали через разрезы бокового ската. И это на мое понятие - подсказка, что угроза жизни туристам ГД - имела биологическую форму в виде людей. Хищным животным - было по боку тип улепетываания из палатки. Потому что у них - носы не дадут обмануться глазам...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот еще кое-что из подробностей туристической жизни современников группы Дятлова. Наткнулась и прилипла.
Не имею силы воли не постить эти рассказы целиком.
Вот автор этого тур. опыта и автор замечательно образного повествования.

http://polobp.hut2.ru/Pohod.htm
"...Из представления на награждение почетным знаком

«Заслуженный путешественник России»
Полоскин Борис Павлович проживает в г.Санкт-Петербурге, счет спортивным путешествиям начал с 1952 года.



Некоторые походы высшей категории сложности:
...
1953 г. – Северный Урал. Ст.Вижай - р.Яклин - юрта Бахтиятова - р.Б.Тошемка - р.М.Тошемка - г.Чистоп - г.Сампалчахль - р.Вишера - г.Пернаньол - гольцы (перевал через отрог Уральского хребта) - р.Унья - сел.Усть-Бердыш - сел.В.Черепаново - р.Колва - сел.Н.Черепаново - сел.Тулпан - сел.Корепино - сел.Ныроб - г.Соликамск. Участник, руководитель А.Григоренко. Поход пеший. Один из походных случаев описан в рассказе "Как первая любовь" в книге "За убегающим горизонтом".
...
1955 г. – Приполярный Урал. Сел.Аранец - г.Сабля - р.Сед-ю - р.Вой-Вож - р.Вангыр - ручей Рудный - р.Манарага - г.Народная - р.Манарага (пешком) - р.Косью (на плотах) - ст.Косью. Участник, руководитель О.Щербинин. Поход смешанный. События, случившиеся в походе, послужили основой для повести "Нас было семеро парней", опубликованной в книге "За убегающим горизонтом" и в книге "Законы реки".
...
1958 г. – Приполярный Урал. Город Саранпауль - р.Хулга - р.Халмерью до истоков - перевал через Народо-Итьинский хребет - р.Кожим - р.Игнатий-шар - база Северная Народа - г.Гранитная - р.Кожим-вож - р.Кожим - ст.Кожим. (Первопрохождение рек Халмерью и Кожим). Участник, руководитель Г.Сидоров. Поход водный. Походные случии описаны в рассказах "Меня съели волки" и "Через Уральские горы на байдарках" в книге "За убегающим горизонтом" а также в книге "Законы реки".
...
Спортивные звания:
Мастер спорта СССР, удостоверение N 9253; судья по спорту Всесоюзной категории, удостоверение N 13711; старший инструктор-методист, удостоверение N 0132.
Знаки отличия:
Нагрудный знак «За активную работу по развитию туризма и экскурсий», награжден президиумом ЦС по туризму и экскурсиям; почетный знак «За отличную работу на туристской базе», занесен в книгу почета, награжден президиумом ЛОС по туризму и экскурсиям.
Неоднократный победитель соревнований по закрытому маршруту, чемпион России, чемпион Польши.
Создал цикл популярных туристских песен...."

...

Очень информационен еще вот этот рассказ. В нем - про обморожения и проявления в описании именно от пострадавших. И о разных, получается, картинах последствий - и именно разных из-за количества движения. И об отправке одного гонца за помощью. Это история про поход 1953-54 - гг. Кольский полуостров. Первые лыжные походы высшей категории сложности. Участник, руководители - Ю.Баландин и Д.Максимчук:
http://polobp.hut2.ru/Schepot.htm
"...
– Ты слышишь шепот звезд? – вдруг обернувшись ко мне, говорит Юра.
– Я даже полярного сияния не вижу, – отвечаю ему в тон.
Какие звезды, какой шепот при ясном небе среди белого дня? Заговаривается начальник. Мы бежим, мы летим, как стрелы, выпущенные из тугого лука, и не можем согреться.
Преодолеваем невысокий перевал и выходим на озеро Куцкуль, которое находится у подножья Юг-спора. Дальше наш путь – по цепи озер, которые связаны между собой короткими безымянными протоками. Мороз невыносим. Я, например, одет в две пары нижнего белья, свитер, меховую куртку и сверху – штормовка, несу 30 килограммов, иду почти все время по целине и, однако, замерзаю на ходу.
Идем Идем дальше в направлении на Кашк-озеро. Протока широкая, как магистраль, но внезапно перегораживается порогами, поэтому движемся берегом. Лес редкий, снег держит довольно хорошо. От порогов исходит холодный пар, который пробирает до костей. Темнеет. Мы устали, намерзлись. Пройдя ответвление на Воронье озеро, становимся на ночлег.
Каждый заранее знает, что ему делать на привале. Сегодня я с Юрой пилю елки на лапник для подстилки под палатку и чурбаки для печки. Виктор рубит лапник и дрова. Олег утаптывает снег, возит и укладывает лапник, устанавливает палатку. Ник готовит обед.
Мы с Юрой в скрюченном положении пилим стволы деревьев. В такой мороз, когда трудно стоять на месте, это самая незавидная работенка. Юрке хорошо: у него длинная меховая "шкура" и ватные брюки. Он удивляется, когда я говорю, что скоро превращусь в кочерыжку: у меня тонкие байковые брюки и короткая куртка японского летчика, которая никак не может закрыть сразу всю спину. Я даю себе торжественную клятву: купить ватные брюки, когда придем в Мончегорск – промежуточный населенный пункт на нашем маршруте.
– Ты слышал сегодня шепот звезд? – вдруг спрашивает он.
– А разве его можно услышать? Это же иносказание. По-моему, это другое название полярного сияния.
– Нет, это физическое явление, это звук, который издает пар, вылетающий изо рта, замерзая на лету в сильный мороз. Так это называют в Якутии, я читал.
– Ах, вот оно что. А, может, те звезды, что сейчас смотрят на нас, все-таки шепчутся между собой, решая нашу судьбу, а?
– Чудак. Им на нас наплевать.
Болтовня отвлекает, но не согревает. Что-то страшное творится с ногами: всю подошву жжет, как будто стоишь на льду босяком, пальцев уже почти не ощущаю, но все равно заставляю себя шевелить ими. Ой, как мне холодно, как мне себя жалко! И вид у меня, наверное, тоже жалкий.
Мороз жесток. Он сковывает не только тело, но и душу. Неудержимо тянет к огню костра, а подойдешь, – нет силы снова окунуться в морозную ночь даже за дровами, вот так и замерзают. Всем, кто ночевал у костра, хорошо известна фраза: "Подбросим или подвинемся?" Чтобы подбросить дров в костер, за ними надо сходить в лес, проще пододвинуться ближе к огню. Проходя за чем-либо мимо костра, я стараюсь задержаться у огня хотя бы на несколько минут, но Юра настойчиво окликает. Он всех поторапливает и – прав: чем быстрее мы закончим лагерные дела, тем быстрее окажемся в теплой палатке.
Обычно мы сменяем ботинки на валенки только тогда, когда забираемся в палатку. Мокрые ботинки подвешиваются к коньку палатки для просушки, а сухие валенки натягиваются на ноги. Сегодня Виктор нарушил установленный порядок, сменил обувь у костра и теперь прыгает у огня, пытаясь согреться, – то на одной ноге, то на другой, похлопывая себя по бедрам. Его щуплая фигура напоминает собой воробья, беспомощно машущего крыльями. Каждый раз, когда от него требуется помахать топором, его приходится уговаривать хором.
Привал Олег в своем тулупе и в шапке-ушанке, съехавшей на бок, похож на кучера, но, несмотря на это, во всей его длинной фигуре и медлительных движениях чувствуется какая-то удаль. Заботливые родители хорошо снарядили его в поход. Он, не спеша, основательно делает свое дело. Когда его руки свободны, он энергично скрещивает их то спереди, то сзади, как это делали до недавнего времени извозчики, ожидая морозным вечером седока.
Дежурный Ник, не снимая рукавиц, рубит на чурбаке замерзшую лосятину и вместе со всей дрянью и шерстью, приставшей к ней, валит в ведро; ему хорошо – он у костра. Он, видимо, очень доволен своей должностью завхоза и сегодняшней обязанностью шеф-повара. В виде премии за преодоление перевала благодетель варит нам настоящую кашу, положив в нее много лосиного мяса – не густую, конечно. Лицо его пунцово от мороза и огня, он щурится, отворачиваясь от дыма и закрываясь от пламени ладонью в рукавице. Место – теплое и сытное.
Наконец, дрова заготовлены. Юра с Олегом устанавливают палатку, подвешивают и разжигают в ней печку. Тут, хочешь – не хочешь, рукавицы приходится снимать. Когда печка разгорелась, Юра заметил, что безымянный палец на левой руке у него – белый. Юрка, конечно, экспериментатор и комик: чтобы проверить чувствительность пальца, он сначала укусил его и, ничего не почувствовав, сунул в печку. Вынул после того, как запахло жареным мясом.
Наш начальник в отличие от рядовых участников никогда не использовал нецензурных выражений и в этот раз он только негромко воскликнул:
– О, черт!
– Что, печка погасла? – участливо спросил я, греясь у костра.
– Палец напрочь отморозил, белый и твердый, совершенно не чувствую его. Надо всем проверится.
Залезаем в палатку, разуваемся. И тут-то с ужасом видим: у Юры на обеих ногах большие пальцы – белые и твердые, как камень; у Вити на одной ноге три пальца, на другой - четыре - такие же; у Олега - три на левой ноге; у меня, как ни странно, только слегка поморожены – подошвы стоп и мизинец на правой ноге. (В последствии я вспомнил, что на это место давило крепление). Один Ник не пострадал, может быть, потому что был дежурным и находился у костра или потому, что еще в городе он добыл ботинки на несколько номеров больше своего нормального размера?
Вдобавок, у всех поморожены концы пальцев на руках, у некоторых – до волдырей.
Почему они поморозились, а я нет, ведь я мерз больше всех? Виктор зря надел промерзшие валенки на закоченевшие ноги. Валенки – теплоизолятор, а не батарея отопления, ноги отдали им последнее тепло. Когда поморозились Юра и Олег? На ходу или на привале? Может, постоянно замерзая, в отличие от них, я активно боролся с холодом, шевелил пальцами ног, даже когда переставал их чувствовать? А, может, какая-то звездочка все-таки позаботилась обо мне?
Дружно и спешно принялись за растирание собственных конечностей; терли шерстяными вещами в течение получаса, потом сделали перерыв, поели "кулеш", в основном, мясо, пока не опротивело и, не оттерев пальцы до красноты, усталые легли спать. На боль никто не жаловался.
Я надеваю все, что можно: трусы, трое кальсон, лыжные брюки, шторм-брюки, залезаю в спальный мешок, – все равно холодно, однако засыпаю мгновенно.

БЕДА

                        Из дневника:
                        5.02.53
                        Печка горела хорошо.
                        За ночь мороз спал.
                        Проснулся бодрым.
                        
Я – дежурный, вылезаю из палатки. Готовлю "габерный суп" со свиной тушенкой во вчерашнем недоеденном и замерзшем лосином "кулеше". В пшенке каким-то образом оказался сахарный песок, поэтому все варево: лось, свинина, пшенка, много воды – приобретает отвратительный сладковатый привкус. Но, делать нечего, бужу ребят.
По заведенному у нас обычаю утром дежурный возвещал подъем тем, что ставил ведро с похлебкой по средине палатки. После этого народ, не вылезая из спальных мешков, доставал ложки и тянулся к еде. Так было и на этот раз.
После завтрака Юра предложил сделать "общественный просмотр ног". Все сели вокруг и по очереди показывали свои болезные конечности. Первым был я. Мои помороженные места порозовели и припухли, но они не вызвали сострадания, а командир заявил, что это – ерунда. Действительно, то, что я увидел потом, повергло меня в ужас. Пальцы ног у ребят распухли до чудовищных размеров, стали, примерно, с кулачок годовалого ребенка. То, что удалось оттереть, покрылось громадными волдырями, остальное было сине-черного цвета. У Вити и Юры большие пальцы ног были целиком окрашены в этот зловещий цвет.
Виктор процедил сквозь зубы:
– Чтобы я когда-нибудь еще стал умерщвлять свою плоть в этих дурацких походах.
Забрался в спальник и отвернулся к стене.
Ни институтские ботинки, ни наши валенки на такие ноги невозможно надеть. Выход один: нужно послать за помощью либо Ника, либо меня. Один из нас должен остаться, чтобы обихаживать ребят: заготавливать дрова для печки, готовить еду.
Ник со словами:
– Печка совсем прогорела, – полез из палатки. Вскоре послышался стук топора.
Я с ужасом подумал о том, как буду втискивать свои распухшие ноги в тесные ботинки, и что будет с ними, когда я надену лыжи.
Решать начальнику.
– Придется тебе, Борис, идти, – говорит Юра. – Наденешь самые большие ботинки – Олеговы и побольше шерстяных носков.
– Возьми мои рукавицы, – добавляет Олег. Они у него – меховые, просторные, самые теплые в отряде.
В дверях палатки показывается Ник:
– Я думаю, выдадим Борису на дорогу две банки сгущенки, полкило сахару и пять сухарей. Оставшиеся продукты удастся растянуть на несколько дней.
– Лыжи выбери сам, какие захочешь. Возьми спальный мешок, за один день до Мончегорска не дойдешь, – заключает напутствие Юра.
В одиннадцать часов ухожу. Судя по нашей карте, до Мончегорска местность не заселена, нужно пройти по целине 45 километров. Ребята считают, что на это мне понадобится два дня, я твердо решаю, во что бы то ни стало, пройду за сутки. Если понадобится, буду идти ночью, заберусь в спальный мешок только у дверей организации. Какой организации? Пока не представляю. Я скажу: "Гибнут молодые специалисты, замечательные ребята, будущее нашей страны". Наверно, надо будет искать исполком.
Договорились, что ребята ждут три дня, а потом будут двигаться, как сумеют.
И вот я совсем один среди безмолвной тайги. Одному в ненаселенной местности невесело. Звездочка моя, если ты есть на небе, помоги, дай сил дойти, пошли мне сегодня удачу в счет будущих дней.
Река все так же норовиста, часто встречаются полыньи и наледи, теперь я стараюсь обходить их далеко стороной, теперь, если рискуешь, рискуешь товарищами, а я – их единственная надежда. Да и мне в случае беды никто не сможет помочь. Стараюсь идти быстро, но так, чтобы хватило сил дойти до города.
Выхожу на озеро Лумболка. К своему удивлению слышу лай собаки и вижу справа избу, у которой она лает. На лай из дома выходит хозяйка, замотанная до глаз шерстяным платком, ноги – в валенках, юбка одета поверх байковых шаровар. Говорит, что дальше перед Мончегорском четыре лесопункта, и первый – на другом конце этого озера! Все они связаны санной дорогой. Господи, какое везение! Может, все же звездам не безразличны наши судьбы? Спешу на лесопункт.
Сердечные люди живут на севере. Человеческое несчастье принимают близко к сердцу. Но днем все – на лесоповале, дома только повар, завхоз и две ледящие лошади: Лентяй и Петух. Я горячусь, говорю, что надо немедленно ехать к ребятам. Завхоз – хорошо выбритый, пожилой мужчина, повторяя через каждое слово: "Да, конечно", – запрягает лошадей. Они потряхивают гривами, будто тоже согласны со мной. Я впервые берусь за вожжи, мы отъезжаем метров сто от дома, и сани намертво вязнут в снегу. Лентяй и Петух делают вид, что изо всех сил стараются их вытянуть, и вытягивают только тогда, когда мы поворачиваем назад. Приходится ждать мастера и сильных лесовозных лошадей.
Мастер – лобастый молодой мужик, как приехал и узнал о нашей беде, собрал у рабочих валенки огромных размеров и тулупы, запряг в двое саней самых сильных лошадей, и мы с ним целиной поехали к ребятам. Уже стемнело. Первые сани с мастером тянули две лошади, мой мерин шел по следу, управлять им не приходилось. Я полулежал на сене, одетый в чей-то теплый тулуп и валенки и глядел в звездное небо, накатывала дрема.
Доехать до места нашей гиблой стоянки оказалось невозможным.
Видя мое намеренье встать на лыжи, мастер сказал:
– Лежи, лежи, я сбегаю, – ему, очевидно, понравилась роль спасателя, я ему охотно уступил ее. Он надел мои лыжи и скрылся в темноте, заскользив по проложенному мною следу в лесу. Я задремал.
Ребята были изумлены, обрадованы и смущены.
Изумлены тем, что так быстро пришла помощь, и эта помощь явилась в лице незнакомого мужика. Радость была естественной: кончилась тревожная неопределенность, каждый из нас знал, что продолжением обморожения является гангрена. Смущало то, что мы своим неумением бороться с морозом обеспокоили большое количество людей, занятых тяжелым трудом.
Два километра ребятам пришлось преодолевать своим ходом, примотав веревками свои лыжи к чужим валенкам.
На шум в безлюдной местности и огонек костра подъехали пастухи-оленеводы, Олег и Ник прокатились на оленьих упряжках. К десяти часам вечера все были доставлены на лесопункт.
Юра, наконец, избавился от своего ружья: подарил его мастеру. А Ник наградил его таблеткой глюкозы.
На лошадях На следующий день встали поздно, позавтракали. Нам "подали лошадей", и печальный кортеж двинулся в путь. Из-под сена торчали наши не доломанные лыжи, сами мы были укутаны в чужие рваные одеяла.
В лесопункте Пильнус перегружаемся на машину, которая ночью доставляет нас в больницу Мончегорска.
В больнице Юру, Олега и Витю осмотрели, содрали с обмороженных пальцев кожу вместе с ногтями, превратив их в кроваво-красные култышки. Во время операции Витя потерял сознание. Мест в больнице нет, обморожение, по здешним понятиям, – не страшное, второй стадии, поэтому нас отправляют в Ленинград. Юра не стал показывать свой обмороженный и обгоревший палец, посчитал это мелочью. Потом омертвевшая мякоть сама отвалилась, и обнажилась косточка, которую ему в поликлинике отломали щипцами, чтобы не мешала. Меняясь ботинками и валенками, кое-как обулись, кроме Олега, у него самый большой размер ноги – сорок четвертый. Пришлось замотать больную ногу в штормовые брюки. Он попросил дать телеграмму родителям: "Поморозился. Встречайте большой калошей". Они приехали на вокзал с саночками.
Первый привал был в больнице, последний – оказался тоже в больнице, печальное обрамление нашего спортивного похода.
На машине скорой медицинской помощи нас доставили на вокзал, вот мы и в поезде. Прощай, Заполярье, но мы еще вернемся, и высокие, ласковые звезды обязательно нашепчут нам удачу!..."

А вот здесь - уникальные сведения о сохранности  и сохранности длительной простых записок туристов. Ну это ваще мне бальзам на душу...
http://polobp.hut2.ru/Semero.htm
"...СЕМЕРО ПАРНЕЙ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Поход был проведен под контролем ЛОС ДСО "Буревестник" и спортклуба "Политехник".
МАРШРУТ ПОХОДА: С.Аранец – г.Сабля – р.Сед-Ю – р.Вой-Вож – р.Вангыр – ручей Рудный – р.Манарага – г.Народная – р.Манарага (пешком) – р.Кос-ю (на плотах) – ст.Кос-ю.
Зачетный километраж: пешком – 217 км, в том числе по бездорожью – 119 км; на плотах – 120 км.

Время проведения похода: с 8 по 24 июля 1955 г.
....
ПОДЪЕМ НА НАРОДНУЮ

Мы 17-е июля, 10-й день пути (из отчета).
Задача сегодняшнего дня – подъем на высочайшую вершину Урала г. Народную (г.Народа-из). Выходим в 5:50. Долина реки, по которой идет путь, хорошо разработана, местность ровная, местами заболоченная, встречаются заросли ивняка. Попадаются морены, но они не трудны для движения. Долина реки резко заворачивает на восток, а затем и на юг. Становятся видны отвесные стены цирка, оттуда берет свое начало р.Манарага. Самой Народной не видно, но это нас не смущает, так как в нашем распоряжении довольно точная и подробная карта района. Начали подъем по осыпям к входу в громадный цирк, расположенный на восточных склонах долины. Затем взяли южнее и стали подниматься на предвершинное плато. В 8:25 вышли на плато, которое представляет собой каменную россыпь. Отсюда уже стала видна вершина г.Народной, которая имеет покатые северные и восточные склоны. Дальнейший подъем на вершину не представил никаких трудностей. Из тура на вершине мы взяли следующую записку: "8 июля 1955 г. на г.Народную поднималась научная экспедиция Уральского лесотехнического института в составе: профессор Горчаковский П.Л., студенты Шпятов С.Г. и Бирюков В.Н. В 20ч 45м температура воздуха была 7,5 градусов, давление 602 мм, Темп. анероида 18,5 град. Поднимались по р.КосьЮ и Манарага. Подписи."
В этом же туре хранилась копия прошлогодней записки группы Масленникова.
Сюда же мы присовокупили свою записку. Кроме записки Горчаковского мы взяли из тура несколько полуистлевших записок довоенного времени, полное содержание которых установить уже невозможно. Среди них были записки Полярно-Уральских экспедиций 1937 и 1939 гг, а также записка топографа Скворцова от 31 июля 1941 г. На вершине мы пробыли целый час (с 9:30 до 10:30). Погода прекрасная, перед нами открылась чудесная панорама Исследовательского кряжа. Обратно спускались тем же путем. Любители занялись поисками хрустальных друз. Уже к 2 часам дня все собрались в лагере. После обеда загорали, глушили форель из охотничьего ружья, охотились. За день пройден 18 км.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Вот еще кое-что из подробностей туристической жизни современников группы Дятлова. Наткнулась и прилипла.
Не имею силы воли не постить эти рассказы целиком.
Вот автор этого тур. опыта и автор замечательно образного повествования.

http://polobp.hut2.ru/Pohod.htm
"...Из представления на награждение почетным знаком

«Заслуженный путешественник России»
Полоскин Борис Павлович проживает в г.Санкт-Петербурге, счет спортивным путешествиям начал с 1952 года.



...

Очень сложно не привести описание секретного туристического оружия типа песня...
Введение в курс происходящего:
http://polobp.hut2.ru/Sluchay.htm#Lavina
"...Белая смерть

Лавина В горах Тянь-Шаня рванулась к небу глыба из камня и льда под названием пик Победы. Это самый северный семитысячник на земле. Погода в этом районе сурова и неустойчива. Снежные лавины под названием "Белая смерть" сходят с ее склонов с непредсказуемостью судьбы. Удар ее о ледник сопровождается таким грохотом, будто рванула серия Фугасных бомб, после чего вихрем налетает слепая пурга - минут десять ничего не видно. Число покорителей этой вершины примерно равно числу погибших на ее склонах.
К востоку от пика Победы поднялся ввысь пик Военных топографов. От него отходит небольшой отрог с простеньким названием Ак-тау - Белая гора. Понижение между этими двумя горами носит название - перевал Высокий. Он, действительно, высок - около шести тысяч метров, выше Эльбруса и Казбека, не говоря уже о Монблане. Это самый высокий перевал в нашей стране, к тому же это прекрасная обзорная точка: все грозные вершины - пик Победы, пик Военных топографов, Мраморная стена, Хан-Тенгри, пик Чапаева - как на ладони.
До нас на его склоны поднялись две группы: под руководством немецкого исследователя Мерцбахера и заслуженного мастера спорта Рацека, но перевалить, спуститься из верховья ледника Инылчек к подножью пика Победы на ледник Звездочка им не удалось.
Мы смогли это сделать, но при спуске соскользнули в лавинный желоб, и пролетели вместе с лавиной, если мерить по вертикали, полкилометра – пять Исаакиевских соборов. Это случилось во второй половине дня, снег был мокрым, и мы не задохнулись снежной пылью. Тяжелая лавина застряла на небольшом уступе в конце склона, мокрый снег при остановке под давлением вышележащих слоев моментально кристаллизовался, несколько человек оказались травмированными и вмороженными в лед. Однако головы у всех оказались на поверхности вновь образовавшегося ледничка. Мне и Семену удалось освободиться от холодного плена, и мы всех откопали, а потом сходили за помощью.

О наших бедах сообщили в Москву. Радиосвязь была налажена следующим образом: цепь коротковолновых станций связывала альпинистов с Алма-Атой, Алма-Ата имела непосредственную связь с Москвой. По цепочке было передано: "Транспортировали двух ленинградских туристов", но где-то произошел сбой, и в Алма-Ату пришло сообщение: "Транспортировали два ленинградских трупа". Оно было отправлено в Москву, а затем и в Ленинград с добавкой: "Цинковые гробы и транспортные расходы - за ваш счет". Причем, кто погиб - не было известно, поэтому подготавливали всех родственников.
Моей матушке сказали, что меня засыпало лавиной, но идут раскопки. Матушка мне потом рассказывала, что молила Бога, чтобы я умом не тронулся (ну-кась, под снегом лежать, в темноте, без воздуха), а без рук, без ног прожить можно. Она уже подумывала о том, как по ловчее обработать культи, чтобы они поспособнее были в обиходе.
В общем, когда я вошел в свою родную коммунальную квартиру и в коридоре наткнулся на соседку, она посмотрела на меня несколько ошарашено и проговорила: "Надо же! А мы вас уже похоронили".
К слову сказать, о моей гибели сообщали во второй раз, но за меня, за безбожника, мать молится, а материнская молитва – первая у Бога...."

О роли песни в борьбе за жизнь:
http://polobp.hut2.ru/History.htm#Noch
"...КОНЦЕРТНАЯ НОЧЬ

Вместе с сумерками пал туман, и быстро стемнело.
Ночевать? Язык не поворачивается произнести это слово. Поблизости нет даже камешка, чтобы присесть, – снег, да снег кругом. Однако мы вымокли с ног до головы и целый день без питья и хлеба месили снег, задыхаясь от недостатка кислорода. Нужен отдых. К тому же туман скрыл горы, стало не видно – куда идти.
– Давай передохнем, – говорю я.
Семен охотно соглашается, надо хотя бы отжать одежду от лишней влаги. Мы вытаптываем в снегу площадку 2 х 2 метра. Сматываем страховочную веревку в бухту и садимся на нее, плотно прижавшись спинами друг к другу. На мне два хлопчатобумажных свитера. От одного я отрезаю рукава, затем по колено отрезаю низы мокрых кальсон и выбрасываю их, надеваю рукава на ноги и засовываю в мокрые ботинки. У Семена один свитер, но шерстяной. Ему жалко его резать. Он снимает его, сбрасывает ботинки и прячет голые ноги в еще теплую шерсть свитера.
Мы на леднике Звездочка под пиком Победы, это – Тянь-Шань. . Мы идем к альпинистам за помощью. За день до этого мокрая лавина сбросила нас со склонов перевала Высокий. Все получили травмы, но мы с Сеней не утратили способности передвигаться. Мы знаем, палатки альпинистов стоят на правой морене ледника Звездочка у начала ледопада. Туман такой плотный, что гор не видно, что говорить о палатках. Не промахнуться бы. Ледопад нас запросто проглотит, и раненные ребята не дождутся помощи. Правда, альпинистам известен наш контрольный срок. По истечении его нас непременно начнут искать и наверняка найдут то, что от нас останется. Таков непременный закон гор.
ПолоскинСемен Сейчас главное – не дать друг другу уснуть. И задачка, в сущности, проста: надо прожить, просуществовать несколько часов, дождаться рассвета. Имеет ли она положительное решение при заданных условиях? Или нас когда-нибудь найдут в неестественных позах с лицами, запорошенными нетающим снежком?
Мы по очереди вспоминаем различные житейские истории, даже интимные. Кто знает, может, эта наша беседа – последняя. Неожиданно к одиннадцати часам разъяснило, и ударил крепкий мороз. Мокрая одежда на нас заледенела. Контуры гор стали ясно очерченными, и можно было бы идти, не опасаясь заблудиться, но я решил, что раньше четырех ночи мы не двинемся с места: надо выждать, надо дать возможность морозу укрепить снежные мосты через ледниковые трещины – предвестники ледопада.
– Попоем, – предложил я Сене.
У него был хороший голос, он знал много эстрадных песен и классику, я же – простенькие туристские попевки.
И мы начали – то по очереди, то вместе. Песни грели нас. Физически грели, то есть разогревали не только душу, но и тело. К сожалению, магнитофона у нас с собой не было, а потому я могу воспроизвести только содержание небольшого отрывка этого многочасового концерта. Мы пели все, что приходило на ум. Банальные фразы звучали здесь вызовом. Сеня начал (вместо него поет Владимир Трошин):

               Поздно ночью мы вдвоем грезим и поем,
               Только каждый, только каждый о своем…
               
Я ответил ему старинной туристской песней Льва Сены:

               Сижу и целу ночь страдаю,
               Темно вокруг и грустно мне…
               
Правда, перед нами не чудесная кавказская горушка Белалакая, а грозный Пик Победы. Он не красив, он подавляет своей мощью: в этом месте по какой-то причине земля просто вздыбилась. И пока счет примерно равный: сколько человек взошло на эту вершину, столько же и погибло на ее склонах. Это самый северный семитысячник, самый коварный и кровавый. Погода здесь меняется непредсказуемо и часто является причиной несчастья.
Сеня решил подчеркнуть реальность ситуации (поет Иван Ребров):

               Степь да степь кругом,
               Путь далек лежит…
               
Я его поддержал:

               Мне не забыть той долины,
               Сложенный тур из камней…
               
Мы начали грезить и вспоминать. Семену вспомнился сад в подвенечном уборе (поет Валерий Агафонов):

               Снился мне сад в подвенечном уборе,
               В этом саду мы с тобою вдвоем…
               
А я припомнил веселые выезды нашего туристского коллектива на воскресные прогулки, когда дребезжали стекла в электричках от наших голосов:

               Стучат вагончики по перегончикам,
               За перегоном – перегон…
               
Сеня упорно цеплялся за лирику (поет Олег Погудин):

               В том саду, где мы с вами встретились,
               Ваш любимый куст хризантем расцвел…
               
Мы пели, дрожа от холода. "Рано еще идти, продержись еще хотя бы полчасика", – говорю я себе, беспрестанно шевеля немеющими пальцами ног. Вскакиваю, бегаю по нашей утоптанной площадке. Сеня приплясывает на бухте веревки. Снова садимся на бухту – спина к спине.
Палатки Вспоминаю: на том склоне перевала я дописал свою первую песню: "В тот хмурый день гонца пришлет дорога…"
Неужели она пропадет вместе со мной? Жалко. Жалко песню. Жалко ребят, тревожно дремлющих в палатках, стоящих в лавинном желобе и ждущих нас, ждущих помощи. Неожиданно в душе, где-то на ее зябком дне шевельнулись слова еще неведомой никому песни:

         Наверно, нас устали ждать
         За белыми-пребелыми горами…
         
Что это? Моя лебединая песня, которую, однако, никто не услышит?
– Сень, ты что-то стал крупно дрожать. Меня, аж, отбрасывает от тебя. Прижмись покрепче, займи тепла у меня, завтра отдашь.
Рождаются новые слова:
Толя

               …Ни он и ни она – никто не знает,
               Что где-то там, за облаком,
               Что Толя – умирает.
               
Сколько времени? Два часа ночи. Еще два часа до намеченного мною срока надо прожить, просуществовать. А того, кто сидит внутри меня, я обманываю. Говорю ему: "Потерпи еще только полчасика, скоро пойдем. Где-то здесь Урал Усенов – единственный оставшийся в живых из двенадцати человек, штурмовавших Пик – пролежал в трещине двадцать шесть часов! А ты не можешь потерпеть полчаса". И тот, кто сидит внутри меня, согласен еще раз потерпеть этот срок, но не больше того. Ничего, пройдет полчаса, и я тебя снова обману.
Неожиданно Сеня выражает желание помочиться. Не советую: вместе с мочой будут потеряны калории. А не спеть ли нам что-нибудь бодренькое?

               А мне бы в Африку, а мне бы в тропики,
               Где бродят дикие слоны и антилопы гну…
               
Да-а, в Африку бы, хотя бы на мгновение, чтобы сбросить ледяную корку, которая уже проникает внутрь тела.
Где-то я читал: "При собственной температуре плюс тридцать пять, человек чувствует страшный холод и озноб. При тридцати трех приятная теплота разливается по телу, смыкаются глаза".
Все, предел, коченею. Бьет крупная дрожь. Надо встать и пробежаться, но все во мне противится этому. Действительно, если я двигаюсь, то расходую энергию, а ее надо беречь. Надо свернуться калачиком, чтобы поверхность излучения тепла стала меньше. Сворачиваюсь. И, действительно, потеплело, и… глаза сами закрываются. И… Сеня затих. Встать! Я распрямляюсь, и снова крупная дрожь бьет меня. Просто не верится, что так может трясти человека. Так с меня штаны свалятся! Марш! О, я еще могу передвигать ноги.
– Сень, – я колочу его кулаками по спине. Мороз натянул его кожу, как на барабане. Внутри его что-то гулко ухает.
– Полегче, ё-мое, – ворчит он.
Едва ворочая языком, он не поет, а мычит (вместо него – Марк Бернес):

               Я люблю тебя жизнь, что само по себе и не ново,
               Я люблю тебя жизнь, я люблю тебя снова и снова…
               
А это уже с надеждой на чудо, это уже прошение о помиловании. Я подпеваю ему как могу. Если посмотреть со стороны, – два волка воют на луну.
Смотрю на часы. До намеченного срока остается действительно полчаса. И я зло говорю тому, кто сидит во мне: "Ну, полчаса-то ты можешь потерпеть?" О чем бы еще поболтать с Семеном? Когда мы остановились? Сколько времени прошло? Уже почти семь часов "ночуем" на высоте примерно 5000 в центре ледника Звездочка под пиком Победы. Насмотрелись на него на всю оставшуюся жизнь. А сколько ее осталось? И вдруг я вижу: самый верхний край этого чудовища заалел и я, нет, не запел, а захрипел:

               Солнца последний луч в тумане тает,
               Месяц блестит из туч, мир затихает…
               
– Сень, смотри – солнце! Мы выжили! Мы победили! Надевай башмаки и – вперед!
Пик Победы прослушал, наверно, самый длинный концерт в своей многовековой жизни. Интересно, смогли бы мы выжить без песен? В следующий раз поставим контрольный эксперимент, а теперь – в путь.
Мы пришли к альпинистам за полчаса до истечения нашего контрольного срока. С их помощью все благополучно добрались до Ленинграда. С тех пор в тяжелые моменты жизни я вспоминал эту "концертную" ночь и говорил себе: "Ты выжил тогда, ты победил, а то, что сейчас – просто семечки".
Позже, в городе я дописал песню, строки которой зародились в ту ночь, и назвал ее - “Тянь-Шаньская”...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Опять тот же автор - Полоскин Борис Павлович.
Немного из истории туризма, причем с упоминанием Свердловских туристов.

http://polobp.hut2.ru/Vpervie.htm#RF
"...ПЕРВЫЙ ВСЕРОССИЙСКИЙ СЛЕТ ТУРИСТОВ

Второго и третьего февраля 1958 года у стелы, помечающей границу Европы и Азии на Урале под городом Свердловском (Екатеринбургом), состоялся I Всероссийский слет туристов, в котором приняли участие 2700 мужчин и 1800 женщин. В программе этого слета семнадцать команд из различных городов и автономных республик Российской Федерации состязались в туристском двоеборье: преодоление полосы препятствий и ориентированию на местности. Каждая делегация выставляла мужскую и женскую команды по четыре человека. Руководили нашей делегацией дотошный Наум Кривошеев и добрая мама всех ленинградских туристов Вера Ивановна Щелокова.
Это были первые туристские соревнования республиканского ранга. По традиции флаг соревнований поднимают победители прошлого состязания, но, поскольку их не было, руководство решило доверить это торжественное действие мастерам спорта по туризму, ими стали – Л. Дятлов из Казани и ваш покорный слуга – Б. Полоскин из Ленинграда.
...
Нас разместили в каком-то спортивном зале, каждая команда отхватила себе кусок пола, постелив свои спальные мешки. Все на виду у всех. Москвичи пророчат нам неудачу: у нас беговые лыжи с жесткими креплениями, у них – широкие с полужесткими – снегоступы. Допоздна реконструируют они свои палки, увеличивая тальниковыми прутьями площадь колец, чтобы получить надежную опору на рыхлом снегу. В конце концов, палки превращаются в зонты, и удовлетворенные мастера гасят свет. Ночь перед закрытым маршрутом проходит беспокойно. Мы еще долго ворочаемся, переживая свою неудачу. До подъема остается несколько часов, когда, наконец, удается заснуть.
...
Командный зачет определялся по сумме набранных мест мужскими и женскими командами – количеством очков: чем меньше, тем лучше. Несмотря на неудачи, в общем зачете по двоеборью мы заняли первое место (11 + 5 + 2 + 2 = 20 очков), выиграв и обновив, таким образом, переходящий кубок Комитета по физкультуре при Министерстве РСФСР. На втором месте оказалась команда Казани – 28 очков, на третьем – команда Архангельска – 30 очков. Кроме того, за лучший суммарный результат мужской и женской команды на закрытом маршруте мы получили специальный приз от Свердловской туристской секции. Женская команда выиграла двоеборье среди женщин.
Четырнадцать дипломов 1-ой степени и оба приза, – таковыми были спортивные трофеи команды туристов города Ленинграда на первых республиканских соревнованиях по спортивному туризму."

А вот это немного дает понимание - с чего группа Шумкова так храбро штурмовала Чистоп в ночи. Может вот такой предыдущий опыт в соревнованиях? Или слух о таких ночных? Если не ошибаюсь - Владимиров-то в Ленинграде служил. вернее в Ленинградском военном округе...
http://polobp.hut2.ru/Vpervie.htm#Marschut
"...НОЧНОЙ ЗАКРЫТЫЙ МАРШРУТ

 
                        Вы только проигравших урезоньте,
                        Когда я появлюсь на горизонте.
                              Владимир Высоцкий
                     
Победители "Ночной, закрытый маршрут" – чисто ленинградское изобретение. В истоках его стояли непоколебимые романтики, фронтовики: Владимир Владиславович Добкович, Андрей Александрович Хршановский и Владимир Петрович Матюшин. Впервые такие соревнования на первенство города были проведены по инициативе В.В. Добковича в 1940 году, возобновлены – в 1949 году по его же инициативе. Но пришло время, и европейское индивидуальное дневное ориентирование вытеснило ночной закрытый маршрут. А все-таки раз в году поздней осенью уже петербургские туристы собираются на свой неофициальный праздник – ночные командные соревнования, на которых выясняют отношения между собой "по гамбургскому счету".
Девиз тех лет: "Чем труднее, тем интереснее". Помнится, зимние соревнования в районе станции Молодежное – команда Ленинградского Политехнического института выиграла со временем десять часов. А осенние в 1956 году в районе станции Шапки – команда ДСО "Буревестник" одолела дистанцию за двенадцать часов! Такие были маршруты!
Вот как это было.
Район соревнований "закрыт", то есть он не известен никому из участников. В день старта получаем распоряжение главного судьи Владимира Владиславовича Добковича: "Прибыть 6 октября 1956 года к 24.00 на железнодорожную станцию платформа Георгиевская". При этом известно, что ставил дистанцию Владимир Петрович Матюшин. Это важно: у каждого постановщика дистанций свой стиль. Расстояние обычно измерялось шагами. Рослый длинноногий Матюшин недооценивал размер своего шага. Если в приказе говорилось, что контрольные пункты (КП) находится от ориентира на 200 метров, не стоило успокаиваться, пока не пройдешь 250.
Ночь. В бледный круг света от станционного фонаря вызываются команды. Старт раздельный в соответствии со стартовым протоколом. Капитан докладывает о готовности к соревнованиям. Судьи проверяют у каждого из пяти участников наличие опломбированного груза – 12 кг. На группу полагается несколько компасов, медицинская аптечка и запас питания. Путь предстоит не близкий – 30 км, если считать по прямой линии. Ночью набегаешь все 50, пока найдешь все КП и выйдешь на финиш. У каждой команды на маршруте четыре КП, но разные или разный порядок их прохождения. Это исключает преследование команд друг друга. Между КП большие расстояния. Можно и заблудиться, если потеряешь ориентировку.
Старт. Мне, как капитану команды, вручается пакет: карта с нанесенными на ней контрольными пунктами и приказ, поясняющий их место расположения и порядок прохождения. Общее направление маршрута: платформа Георгиевская – станция Шапки. Я возглавляю команду ДСО "Буревестник", в нашем составе весьма именитые туристы (на фотографии справа налево): мастера спорта Борис Полоскин и Михаил Антиосов, перворазрядники Олег Щербинин, Олег Голованов и Георгий Сидоров. Задача сводится к тому, чтобы на карте проложить наилучший вариант пути от одного контрольного пункта до другого и грамотно осуществить его, ориентируясь с помощью карты и компаса.
Сгрудившись и включив карманные фонарики, обсуждаем варианты маршрута: где стоит дать крюка по дорогам, чтобы точно выйти на КП, где идти напрямую через болота и леса.
С других железнодорожных станций, согласно жеребьевке, стартуют другие команды. Кто-то уже в пути, а кто-то еще волнуется. Все соперники – хорошо известные друзья по походам. Среди них и сильная команда горняков, и сборные команды ленинградского военного округа, и такие опытные неутомимые капитаны как Слава Рыбин, Федя Вергилесов и Дмитрий Максимчук. Мой многолетний соратник по соревнованиям Людвиг Беляков возглавляет команду Политехнического института, капитаном команды которой в недавнем прошлом был я. Соревнуемся без наград, без получения спортивных чинов, – "по гамбургскому счету": просто выясняем, кто из нас опытнее, выносливее, мудрее. Наша команда – фаворит. Естественно, все жаждут нас "обойти, припилить, надрать" и т.д.
...

А закончились соревнования так. Из семнадцати стартовавших мужских команд в контрольный срок – шестнадцать часов, к закрытию финиша пришли только три. Первое место со временем 12 часов заняла наша команда, второе со временем 14 часов – команда Политехнического института (капитан Л. Беляков), третье – сборная команда Ленинградского военного округа (капитан А. Козлов). Остальные четырнадцать команд победил, если можно так сказать, начальник дистанции В.П. Матюшин.
Более тяжелых соревнований (ночь, груз, болото, осень, длинная дистанция, отсутствие надежных ориентиров) и более продолжительных я не припомню. Член нашей команды Олег Щербинин финишировал, придерживая оторванную штанину руками. Гардероб Георгия Сидорова тоже сильно пострадал. Спустя десятилетия, на Приозерской турбазе я встретился с Михаилом Антиосовым. Он уехал из Ленинграда в Горно-Алтайск, где профессионально руководил подготовкой горнолыжников и принимал участие во многих международных соревнованиях. Однако, по его словам, самые яркие спортивные впечатления оставил этот "ночной, закрытый"..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И вернусь к истории ГД...

http://urbibl.ru/Stat/Pereval_Dyatlova/visota_1079_novie_fakti.htm
"...«Все будет хорошо»

Валька, родная! Вот мы и едем, едем в поход. Хочешь, я тебя удивлю? С нами идет Юра Дорошенко. Валюшка, не знаю, как я буду себя чувствовать, я отношусь к нему, как ко всем пока, но как-то очень тяжело все-таки. Ведь мы вместе и не вместе. Сейчас все уже дрыхнут. Около сидят Юдин, Кривонищенко, Колеватов и передают тебе привет. И Рустам Слободин тоже. А поезд идет, через 3 часа будем в Серове. За окнами встает уральская тайга. Хорошо все ж таки, родная, жить на свете. Знаешь, такое настроение, грустно и весело в то же время. Где-то Каменск ждет меня на работу. Пока кончаю писать, так как мы только что выехали и, кажется, пришел контролер, а у нас, как всегда, не все билеты.
Живи, Валюшка, радуйся хорошему. Что делать, если и есть грусть иногда? Ведь жить-то надо! Правда? Надо видеть в жизни только хорошее, тогда и жить веселее будет. Слово даю тебе, что все будет хорошо.
(Сегодня мне очень грустно, ибо он с кое-кем из девочек за ручку ходит. Ревную).

Из письма Зины КОЛМОГОРОВОЙ..."

Совершенно классическая туристическая история. Даже спустя годы.  Тур. секция Свердловского Медицинского Института.

https://www.proza.ru/2012/04/10/1320
"...Какое было время! Какие возможности!
    После нескольких походов выходного дня и я попал в лыжный поход по Южному  Уралу. Это была зима 1968 года.  Я – студент шестого, последнего, курса СГМИ. Руководитель – Татьяна Булатова. Маршрут 2 категории сложности. Участников 16, почти все новички. С собой громадная армейская палатка-шатер, латаная – перелатаная с дырой на скате для трубы, жестяная походная печка на ножках, пила «дружба» с двумя ручками, топоры  и все, что требуется для зимнего похода. Смутно помню тот поход, настолько было тяжело. Сначала долго ехали на поезде, причем билеты купили не на всех и мне, как самому малорослому и  маловесному, пришлось  прятаться от контролеров в рундуке. Потом куда-то «перли» по целине и нужно было «торить» лыжню по очереди. Это означает следующее: один  идет на лыжах впереди группы по целине и прокладывает путь.  За ним – вся  группа по готовому пути. После  «торения» в мороз жарко и ноги отказываются идти, особенно если снег глубокий, а ноги короткие. Взбирались на лыжах на горы. Это Круглица, Таганай, Ицыл и Юрма. А потом спуск с этих гор на  туристских лыжах и с рюкзаком за плечами. Это нечто! Лыжник я так себе, умею стоять на лыжах на ровном месте, если держусь за палки и только. Спуск с горы для меня всегда был трудно преодолимым препятствием. А здесь в моем представлении каждая гора не гора, а горища. Да еще мешок в 30  кг за спиной, да еще и лыжни нет. Может и хорошо, что ее нет, по крайней мере,  не видно, куда лыжа идет и не так быстро она это делает. Все-таки целина тормозит немного. На спусках я уставал гораздо больше, чем на подъемах. К подножию  ноги подгибались и буквально дрожали от постоянного напряжения. И не только у меня. Как потом выяснилось, у большинства моих коллег по походу. В гору ползти просто, знай себе идешь и идешь и хоть бы тебе что, можно и оглядеться, и полюбоваться  красотами пейзажей.  Зато на горе, на самой ее вершине какое счастье. На Круглице и Таганае с погодой не по-везло, было пасмурно и облачно. А на Ицыле и Юрме зима подарила пре-красный солнечный и морозный день. Видимость отличная, на много верст  просматривались такие дали, что дух захватывало.  ..."




 

 


 
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +385/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 320
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Однако...Бывалоча...
https://www.proza.ru/2014/05/30/1154
"...На лыжах по хребту Басеги. Зима 1972 года

Средний Урал. 1972 г.  Хребет Басеги. Где? Знает начальник. Говорит, что там  изумительные места. Особенно зимой. Не знаю, не знаю. Надо проверить. Опять я сменил белый халат Аринского  педиатра на застиранную когда-то зеленую штормовку и лыжи. Саша Реутов не забыл своего  человека и позвал прогуляться на Басеги. В  группе  всего 6. Все или почти все студенты:  самый большой  Игорь Бегунов, основательный Вова Головин, разухабистый  в красноармейском шлеме знакомый по Хибинам Коля Леухненко, начальник Александр Реутов, а также   состоявшийся невропатолог Борис Бейн и еще я – врач-педиатр. А теперь все по порядку и как всегда повествование от лица каждого участника экспедиции с его взглядами на ситуацию,  переживаниями, впечатлениями, оценками …

     28 01 1972. Итак, мы едем в лес. Эта банальная фраза означает, что мы – 6  наглецов, отправляемся в дерзкую операцию, чтобы покорить скалистый и неприступный хребет Басеги на лыжах. Вперед, герои! В пять пополудни собрались в родном подвале – клубе туристов СГМИ. Всего через каких-то 2 часа уложили все, что нужно и не нужно в рюкзаки и отвалили на вокзал. Без особых хлопот удалось приобрести билеты на поезд и в 18.00  московского времени отбыть из Свердловска на станцию «Вижай». В путь! Дорога зовет человека. Она дает ему тяжелый труд и долгожданный трудовой отдых. В поезде спать было неудобно, а все любимые проклятые самолетные кресла. Ужинать пришлось сухим пайком: колбаса, хлеб, пиво. Вышли на станции «Вижай», взяв в долг лежавший в тамбуре круг замерзшего молока. Переночевали, где бог послал. Утро. Специальный поезд в один вагон сейчас повезет нас в край медведей и лапотных мужиков. Где ты, станция «Вильва»?
                                                                                                            В. Головин

...
01 02 1972.  Сейчас ровно 2 ночи. Я сижу у печки с 1.30 до 3.00. Уже вторую ночь мы ночуем в этой горной хижине сколь гостеприимной, столь же и экзотической. В прошлую ночь была пурга. Она выла и кидалась в западную избяную стенку, яростно атаковала, от чего внутри избы появлялись звуки, будто кто-то могучий, вздохнув, снаружи наваливался на стенку. Сейчас дует просто ветер и, если выйдешь за порог и глянешь вверх, увидишь, несмотря на то, что на небе яркая луна, видны звезды. Звезды такие яркие и такие громадные, каких не бывает в городе, и какие  бывают только в горах.
   Сегодня мы покоряли Средний Басег. Это самая  высокая точка хребта. Когда поднялись на какую-то вершину, окружающая нас снежная круговерть, состоящая из снега, ветра и облаков рассеялась, и мы увидели, что это не та вершина. А та, которая  нам нужна, западнее. По хребту прошли выше, огляделись. Оказалось, надо идти еще западнее и выше. Уже с той, самой высокой точки, осмотрелись, полюбовались открывшимися потрясающими по красоте горизонтами: под нами белое безмолвие настоящей русской зимы со снегами, снегами и снегами, а над нами – необъятная ширь синего-синего неба. Однако время.  В 3 часа пополудни начали спуск. До избушки 6 км. Дорога, которой нет, идет по насту через заснеженный лес – сказку. Лес похож  на громадную толпу великанов, настолько плотным слоем  обледеневшего  снега он упакован. Лавируешь на лихом спуске среди этих великанов, сторонишься, нагибаешься, отводишь плечи и руки, и все равно кажется, что проснется сейчас от сна этот великан, протянет могучую длань, схватит за руку и скажет  басом – профундо: «Давай, браток, сюда, к нам. Нам скучно без тебя в вечности».      Вершина, если смотреть  на нее снизу, с юга, ослепительно бела. Добрались до избушки к закату. Вечерняя заря окрасила вершину Среднего Басега в яркий красный цвет. Любовались долго, пока заря постепенно не перешла в ночь. Трудно оторвать  глаза от такого потрясающего  зрелища.
    Говорят, на этой самой вершине в 1964 г. группу туристов из Перми внезапно налетевшая пурга разметала в разные стороны, и ребята погибли. У нас все обошлось. Благополучно прикатили обратно, отметили день рождения Гриши, ему исполнилось 30. Совсем старик, как его еще ноги носят? Зато не скользко в гололед. Сейчас все спят. Надо будить сменщика, но сон куда-то ушел. На тетрадь сыплется откуда-то сверху снежная пыль. За окном воет ветер…»Буря мглою….»
                                                                                                             К. Леухненко..."

Где это
http://qoo.by/83W

Кстати, Вижаев на Урале - два штуки. Один - недалече от хребта Басеги: Вижай — посёлок при железнодорожной станции в Горнозаводском районе Пермского края. Второй Вижай — посёлок на севере Свердловской области, в 1930—1980 годах населённый главным образом сотрудниками Ивдельлага...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Страница сгенерирована за 0.458 секунд. Запросов: 174.