РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: «Версия 111» Или «Прерванный маршрут». (Интернет версия)  (Прочитано 2926 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

★ Главком

  • Администратор
  • Главврач
  • *****
  • Оценка : +690/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 9 071
  • Вконтакте: http://vk.com/alexxx.kosmos
  • На Уралмаше улицы не имеют названий
    • Паранормальный туризм: Путешествия в аномальную зону МОЛЕБКА

Портал "РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ" публикует версию группы авторов, пожелавших остаться для нас неизвестными, о причинах гибели группы туристов под руководством Игоря Дятлова в 1959 году. Озаглавлена она следующим необычным образом:

«Версия 111» ,или «Прерванный маршрут».
(Интернет версия)

После 20 съезда (осудившем культ личности и признавшим многообразие путей развития социализма) в стране были ожидания каких-то коренных изменений. Страна жила в ожидании 21 съезда, на котором была провозглашены- окончательная победа социализма – невозможность реставрации капитализма в стране и принятие нового семилетнего плана развития страны. Ожидания изменений в политической жизни страны – не оправдались. К этому времени бросок на освоение целинных земель, повышенное внимание к молодежи (которое часто выглядело как заигрывание) привел к завышенной самооценке своих возможностей у целого слоя молодежи. Влияние зарубежной идеологии, получившей название «стиляги» привел к разделению молодежи практически на два слоя, один из которых стал именоваться «золотым». ( Конечно с принебрежительно – вызывающем контекстом.) И если у первых основным атрибутом являлась пестрая и яркая одежда, то у других все больше в моду входит штормовка, а с ней и романтика общения у костра, вдали от города и его шума, гитара. Стоит отметить, что данная тенденция сохранилась, особенно в уральских и сибирских городах, до 80-х годов, пока постепенно зеленый цвет штормовок не вытиснился, синим цветом джинсовой одежды.

Быть туристом было престижно и романтично. Слово «я» заменилось на слово «мы». Появились барды, поэты, стройотряды, много, чем жила страна еще двадцать лет. Это было другое время, другая страна, другие ценности.

Осенью 1958г. группа туристов уральского города разрабатывала зимний маршрут на период зимних каникул. Стоял вопрос о прохождении довольно сложного маршрута, который стал бы примером и эталоном для других. Было ясно, что в сложившейся ситуации маршрут должно выгодно отличать от маршрутов других групп наличие каких-то неожиданных и сложно выполняемых элементов. Отсутствие категорийных вершин и перевалов на Урале – усложняло задачу. Так же было ясно, что такой маршрут под силу только сплоченной и проверенной группе. Рассматривались различные предложения по вариантам маршрута, рассматривались, в том числе, и маршруты «Азия-Европа» - с выходом и контрольной точкой выхода в Пермской области. Было разработано несколько альтернативных маршрутов, что позволяло скомпоновать маршрут «по ходу» с учетом погодных условий и состояния членов группы. Близкое знакомство руководителя группы, его авторитет в среде туристов и в институте (ходили разговоры, что ему поступило предложение остаться на кафедре и продолжить научную работу были даже слухи, что ему предлагали должность в деканате на уровне зам. декана) и других членов с руководством институтского турклуба давало возможность получить средства на организацию похода без регистрации маршрута в городской Маршрутно -квалификационной комиссии, определяющей сложность маршрута, соответствие участников той или иной спортивной квалификации. До организации спортивной федерации по туризму СССР получение спортивных разрядов в различных городах страны проводилось практически по-разному. Поэтому получение 2 и даже 1 разряда не представляло сложности, а вот получение звания (а это уже было звание) «Мастера спорта СССР» требовало значительных усилий и труда. Собрать подобную группу после окончания института в будущем было бы очень сложно. Городской турклуб, организованный одним из первых в стране в 1950г., фактически был органом, объединяющим студенческие клубы. Работающим туристам для достижения спортивных результатов приходилось «вливаться» в институтские клубы и группы. Поэтому по времени - это был реальный и практически последний шанс.

Однако на этом этапе подобная затея не всем пришлась по душе, в связи с рискованностью предприятия. Поскольку было ясно, что группа будет работать на полную отдачу, стараясь выложиться «пополной».

В связи с тем, что такой поход позволял получить повышенные дивиденды лишь руководителю группы и еще 2-3, у которых были зафиксированы, но не оформлены разряды, часть ребят отказались от участия в данном проекте, часть приняла решение уйти с другими группами.

В декабре 1959г. ребята из группы знакомятся с другой группой ребят – туристов на совместном праздновании Нового года, где рассказывают о своем намерении сделать поход повышенной сложности. Находятся сторонники их идеи и рассказывают о том, что у них тоже были мысли о прохождении в одном большом походе некоторых участков, которые они прорабатывали, но сами по себе они выглядят не очень впечатляюще, а в рамках одного большого маршрута значительно украсят его. Предлагалось пройти участок западного склона со скальными выходами в верховьях Хозью. Для этого придется брать лишнее снаряжение – хотя бы ледоруб. Но это - этого стоит. Новый маршрут, а главное «пионерские» туры в труднодоступных местах всегда ценились в МКК, при защите маршрута. Этот участок почти на границе с заповедником был практически мало освоен. Причин было много. Главными были: наличие в летнее время старателей, работающих на старых концессионных разработках 1920-1922г, которые подбирали в выброшенной породе золото не взятое тогда. Дело в том, что при тех разработках старатели брали то, что сверху, пытаясь собрать в основном крупное самородное золото, часто пренебрегая «пылью», спеша окупить доступ. Поговаривали, что там есть даже шахтные разработки частью с забетонированными впоследствии входами. Кроме этого территория и на восточном и западном склоне изобилует множеством старых шурфов, обвалившихся от времени и напоминающие воронки. Кроме этого эта территория контролировалась старообрядцами, видимо имеющими свой интерес в этом месте. И главное – место было пограничное между фратриями манси, живущими на западном склоне и восточными семьями. Любые попытки выяснить особенности этих мест у манси прерывались рекомендацией –« Не ходи туда.» Поэтому эту фразу перенесли на перевод на русский название доминирующей вершины Отортен. Действительно если все названия прилегающих территорий как бы были легко узнаваемы, поскольку содержали либо название «гора – тумп», либо «камень – сяхль», то это выделялось. Стоит отметить, что изучением истории и культуры мансийского народа в СССР практически не занимались. Можно вообще определить действительный период изучения этого народа с 1875 по 1889г. и то выполненный потомками манси – венграми. На русском языке они стали известны лишь в начале 20 века. Было условное разделение на северных (чьи семьи жили на территориях вплоть до Обской губы), Южных (до границ с башкирами) и западных (живущих на западных склонах Урала). Исконные традиции манси, основанные на определенном порядке вступления в брак, семейном укладе, постоянно перемещали эти границы и четкого понимания их отсутствовало.

В зимнее же время можно было бы исследовать эти места, составить собственное представление о возможности прохода через Урал с выходом на Западный склон и с вариантом окончания маршрута в другой области.

Все это оставалось намерениями до первой половины января. Вообще ни состав группы, ни руководство группой, ни точного маршрута не было выработано.

К руководителю группы обратился «Человек –Х », с просьбой взять с собой на маршрут его разработку (ТИ) и провести запуск в работу его вдали от населенных пунктов и сфотографировать его работу. «Х» - объяснил, что он давно работает над разработкой устройства, которое очень нужно стране, но его никто не поддерживает и не понимает. «Х» - нашел способ удержать частицы вещества в «компактном» виде в воздушной среде, равномерно перемешав с кислородом воздуха. Объяснил, что если удастся это доказать, то перспективы использование этого устройства в военной отрасли грандиозны. В зависимости от того, что это за вещество можно получить заряды, срабатывающие не как все известные сегодня у земли, а над землей. Но это не будет – «шрапнель» поражающий фактор которой, очень низок за счет равного разбегания начинки во все стороны, а более эффективное средство с направленным ударом вниз и в стороны. Но на этом этапе вопрос о взрыве не стоит. Стоит вопрос только доказать, что можно сформировать и удержать «облако» вещества. Базовым зарядом является заряд, изготовленный на базе пироксилиновой кислоты, и использованы приемы таки же, как и при изготовлении артиллерийского пороха. Главное сфотографировать «облако», чтоб доказать, что это удалось. «Х» - объяснил, что он неоднократно обращался в Москву с просьбой дать ему возможность продемонстрировать свою работу и дать возможность довести ее до конца. Но он получает либо отказ, либо пренебрежительные ответы от специалистов в его безграмотности.

Будущий руководитель похода, сам являясь человеком с творческой жилкой, наделенный нетривиальным техническим взглядом на решение технических проблем, заинтересован и соглашается помочь.

«Х» - объясняет, что он изготовил два устройства и предлагает забрать в поход оба. Одно использовать, а второе спрятать где-нибудь подальше. Он опасается, что разговор с «верхами», после предъявления снимков может пойти по неизвестной схеме, а наличие второго изделия – гарантия, что интерес будет проявлен и что с ним лично ничего не случится. Он детально объясняет порядок подготовки и запуска ТИ, его особенности и прогнозируемый эффект, глубоко убежденный в безопасности изделия, сравнивая его с обычным фейерверком, который будет выглядеть достаточно интересно на фоне неба и восходящей Луны. Кроме этого он обещает помочь финансами, продуктами, всем, чем может помочь.

Руководителю идея нравится, тем более что она позволяет подстраховаться в случае выхода группы к людям в западном направлении. Наличие денег позволяет купить билеты и добраться в свой город в этом случае. Кроме того она дает реальный шанс на перспективную работу в «оборонке». Он делится с «Х» своими планами, объясняя, что деньги будут истрачены на группу и на обеспечение маршрута.

Руководитель дает согласие и дает согласие на руководство походом.

Близким ребятам он объясняет причины своего согласия, а так же (по секрету) говорит, что подготовил «подарок съезду».

Спешно начинает формироваться группа, оформляться документы.

В это время уже известны маршруты всех групп клуба, их участники.

Становится очевидным, что их маршрут в этом сезоне может быть лучшим. Намечается срок выхода группы. К руководителю обращается один из новых знакомых (с вечеринки на Новый год) и просит включить его в состав группы, мотивируя тем, что ему нужно сходить в этом сезоне обязательно, а та группа, с которой он собирался и заявлялся идти, идет позднее. Но у него проблема – надо срочно ехать в остаток отпуска к больной матери.

Трудно сказать, стал ли контакт руководителя группы с «Х» заметным фактом для структур, отвечающих за безопасность страны или нет, но возможно, что пригляд за деятельностью членов группы был поручен кому-нибудь из членов группы. Подписку о «неразглашении сведений, которые могут составлять государственную тайну и повредить безопасности страны» давали как минимум три человека. Два, в связи с характером основной работы (оборонный комплекс) в первом отделе своих предприятий, один по работе в партизанском движении (о неразглашении характера деятельности, проводимой в тылу врага.)

Руководитель группы ставит под сомнение возможность такого включения, поскольку в этом случае возникнут проблемы в институтском турклубе. Дело в том, что тогда количество «нестудентов» превысит 30%, а по существующему положению группу нельзя будет считать институтской. Новый знакомый говорит, что решит сам этот вопрос и действительно руководитель турклуба сам просит о включении этого человека в группу, чем снимаются препятствия, и открываются новые возможности использовать рассказанные ранее наработки в походе. Кроме этого руководитель предлагает даже выдать студентам новые штормовки и рацию. Правда, после включения в список нового знакомого штормовки забирают, а рацию передают группе уходящей севернее. Однако это не смущает. Рация в случае ухода за хребет бесполезна, а «Х»- обещает помочь со свитерами. И действительно свитерами он группу обеспечивает. Руководитель делится своим планами совершить сквозной проход через Хребет.

На этом этапе группа сформирована, отсутствие документов МКК не смущает, от профкома получена справка, что поход приурочен к 21 съезду. Руководитель «северной группы» предлагает добираться до общей точки вместе. Покупаются железнодорожные билеты «туда и обратно». В поезде ведутся разговоры ни о чем. Руководитель с новым знакомым уточняют детали маршрута. Здесь уже вся группа более детально знакомится с особенностью маршрута.

Выясняется, что маршрут планируется выполнить по следующей схеме. Не выполнять кольцевой маршрут всей группой, а выполнить его силами двух групп. Из базового лагеря двумя группами взять запланированные вершины Отортен и Халат-сяхль, высоту на водоразделе Лозьва-Ауспия, спуститься к верховьям Хозьи, установить там туры с записками. Каждая из групп выполняет свою задачу налегке радиальными выходами от палатки - базового лагеря.

В отчете будет представлено, что группа выходит на Лозьву – далее вверх на водораздел Лозьва-Ауспия, по хребту выходит на Отортен, проходит траверсом обе вершины и уходит западным склоном на скалы Хозьи, устанавливает туры и записки, поднимается на Халат-Сяхль. Группа с Халат – Сяхль спускается вниз к Ауспии и поднимает содержимое лабаза на запасных лыжах вверх к лагерю или оставляет на склоне. Далее принимается решение о продолжении маршрута на юг в рамках планового маршрута либо, в зависимости от погоды и «разведки» в районе скал уходят на запад до кордона заповедника и дальше до ближайшей авиаплощадки. Оттуда сообщают о выходе группы с похода и ставят отметки в маршрутные книжки.

Такой смелый поворот планов у многих вызывал сомнение. Можно даже сказать, что веселое настроение в группе, сопутствующее до Вижая, сменилось на собранно-деловое. У девушек настроение могло измениться на несколько раздраженное и депрессивное.

При прибытии в Вижай – точку входа, ребята вместе с «северной группой» готовятся к выходу на маршрут. В основном это касается расспросов о местах, которые предстоит пройти. Выясняется, что в Вижае хранятся не вывезенные керны геологов и ребята идут их осматривать. Одному из ребят приглянулся керн с пиритом, и он говорит, что заберет его с собой. Тут выясняется, что у него непорядки со здоровьем. Он принимает решение, что бы, не ставить под угрозу срыв планов группы, вернуться назад. Ребята провожают его, и руководитель просит его сообщить в институт, что возможно контрольный срок передвинется на два дня. Это на случай если придется использовать «западный» маршрут.

Группа выходит на маршрут. На Ауспии они видят на дереве «мансийское письмо», что перед ними прошло три охотника с собаками на запад. Здесь последняя ночевка перед разделением группы.

Решено утром 4 человека (первая группа) налегке выходят на Лозьву, поднимаются вверх, поворачивают налево, выходят на приток ее и выходят на кромку леса по ближнему ручью. Фотографируют «панораму входа на хребет» ставят маяк и разжигают костер, чтоб «отметить» место, заготавливают дрова для базового лагеря и ждут выхода второй группы на хребет. Задача выхода группы 12-13 часов, чтоб можно было фотографировать не «навстречу» солнцу. Вторая группа устраивает лабаз и поднимается вверх на водораздел, ищет место и устанавливает базовый лагерь. Когда увидят, что группа вышла, присоединяются к ней. После установки палатки и небольшого отдыха, группа спускается вниз за дровами. Дрова нужны не только для ночевок, но и для приготовления чая.

Утром все идет по графику в соответствии с планом. Однако у первой группы возникли непредвиденные затруднения. При выходе на кромку леса оказалось, что запланированная точка базового лагеря не просматривается от кромки леса. Ребята принимают решение подняться на дерево, проделав проход в направлении седловины (а не по кругу) и оттуда просматривать хребет. Подходящее дерево находится – кедр. С него же делаются снимки панорамы хребта. С него же хорошо видно Отортен. Рядом с кедром валежник - сушняк, который потом они могут поднять наверх, его лучше пока не трогать, наверху он нужнее. Панорама действительно позволяет охватить большой участок Поясового камня, она захватывает. В дневниковых записях делается запись «Здравствуй, Отортен.» В ожидании второй группы делается что-то напоминающее стенгазету – популярное изобретение социализма. Вторая группа явно задерживается.

Наконец появляется цепочка из 5 человек. Первая группа выходит на встречу. По дороге 2 человека отделяются (во второй двойке девушка) и отходят в сторону (по нужде) все вместе идут ко второй группе.

Все вместе устанавливают палатку, оставляют одну пару лыж снаружи, для растяжки конька остальные кладут «плотом». Лыжи кладут поперек палатки, поскольку опытом определено, что лучше всего спать головами в разные стороны, ногами вместе поперек лыж. Тогда одеяла можно использовать эффективнее, да и лыжи под боком не так мешают. Вдоль лыж – прямой путь проснуться в яме. К выходу спят дежурные, по краям ребята покрепче по очереди, девчонки в середине. Как правило, палатка заглубляется на высоту половины стенки, но все зависит от привычек и принятых традиций, а так, же от состояния снега его рыхлости. Если много народу, то стенки - «борта» превращаются частично в пол. Можно спать поперек палатки, но тогда неэффективно используется место в ногах. Спать «валетиком» не принято, не потому, что носки перед носом, а просто тяжело следить, при использовании одеял, за укрытием ног. Одним словом, центр палатки – зона ног, стола, разговоров, печки. Входная часть и задняя стенка – зона головы. В коньке и около – отверстия для притока воздуха для горения топлива в печке, (у входа – отверстие для выхода трубы) которая в основном обогревает помещение за счет радиационного тела, а не за счет конвективного, но обогревая «крышу» часто (в снегопады» приводит к намерзанию корки льда, который приходится каждый раз убирать, при этом иногда возникает повреждение ткани палатки. Печку установить невозможно пока не выполнены мероприятия по укреплению конька. Обычно использовался метод формирования «козлов» из лыж и палок, закрепленных растяжками из шнура.

После установки – часть группы (4-5 человек) ребят залезает в палатку, чтоб переодеться, (после установки палатки, расчистки снега часть одежды намокает) расстелить пол, подготовить поесть (последним приемом пищи был завтрак), ребята из первой группы показывают стенгазету, ее рассматривают, оставляют, чтоб потом посмотрели те, кто на улице. На столе крейка, хлеб, нож.

Ребята на улице готовятся к запуску ТИ. Кто-то пошел выше по склону от палатки на его установку. Девушка спустилась ниже, что б можно было взять всю панораму в кадр. Другие стояли небольшой группой. На призыв к ребятам, находящимся в платке, посмотреть на зрелище, ребята стали накидывать на себя что-то потеплее, обуваться.

ТИ было установлено и тлеющий заряд приведен в действие.

Раздался хлопок, и в воздухе появилось облако, оно начало приобретать форму диска и тут раздался взрыв.

Взрывная волна распространялась горизонтально, сметая стоящие лыжи, ледоруб, бросая их в людей, ударяя по ногам, кидая людей, друг на друга, волоча их по снегу, выжигая кислород. Она прошла выше палатки, практически не задев девушку, но сдвинув фирновый стол, подрезанный при установке палатки и с еще не осевшим краем, и снежная доска навалилась на палатку. В палатке кто-то, до этого державший нож для приготовления бутербродов, бросился к выходу, толкая мешающие вещи перед собой, еще не все разобранные, воздуха не хватало, и он судорожно стал наносить удары в полог палатки. Сделав разрез, он увидел, что ребят, сидящих у задней стенки, сдавило навалившимся снегом, вдавив их друг в друга.

На палатку опускалось горькое удушливое, переливающиеся цветами от желтого до фиолетового, облако. К палатке, поднявшись со снега, подбежали ребята, разорвав скат палатки, помогли выбраться.

Было нечем дышать и, горький воздух застревал в горле. Глаза слезились. Мир стал черно-белым, исчезли краски. Ребята, похватав из палатки вещи, которые попались под руки, начали спускаться вниз по той дороге к кедру, путь к которому указывали следы первой группы.

Один из ребят, получивший контузию, терял сознание, и его приходилось подхватывать на руки и его ноги волочились по снегу.

Одежда, захваченная в палатке, мешала поддерживать товарища, ее бросили. Группа спускалась все ниже и ниже, а над палаткой все было во власти цветного облака. Стало легче дышать. Впереди был кедр. Костер еще не остыл, и его разжечь было достаточно просто. Ребята оглядели себя. Было очевидно, что без одежды и главное без лыж им не пережить ночь и не дойти до лабаза – единственной надежды на спасение. Было неизвестно, что с ребятами наверху. С кедра было видно, что облако стало смещаться прочь от палатки. Было решено, что двое – руководитель и девушка (хорошие друзья, стойкие и мужественные люди, наделенные не только верой в дружбу, но и жизненными принципами) попытаются дойти до палатки, помогут ребятам, оставшимся вверху, принесут одежду, а главное обувь, что была легко одета – ее сорвало, разбрасывая их там наверху и волоча по снегу.

Ребята ушли вверх, захватив с собой фонарик. Темнело. У кедра осталось трое. Костер позволял получить хоть какое-то тепло, но ноги уже не слушались. Ребята расположились на подстилке из свежих веток кедра, сломанных первой группой. Зрение было все хуже и хуже.

Попытки на ощупь нарезать веток требовали большого труда, силы уходили. Надвигающиеся сумерки усложняли что-то увидеть. Предметы не имели четких контуров и расплывались в бесформенное пятно. Кашель, и обилие слюны, слабость в ногах подсказывало им что они «чем-то надышались». Особенно двоим становилось все хуже и хуже.

То же было и с ребятами, ушедшими вверх. В ногах не было силы и приходилось ползти опираясь кулаками в наст, сдирая кожу или идти на локтях.

Один из трех, оставшихся у кедра, понимает, что он может остаться один и решает идти вслед за ушедшими. Он уходит. Попытки поддерживать огонь в костре верхушками невысоких деревьев мало помогают. Даже лоскут ткани мало помогает сохранить огонь.

Сообщение «Х» о том, что будут представлены фотографии испытания ТИ, встревожили «органы» не столько тем, что разработано новое «изделие» - все государственные органы и академия наук были завалены письмами «изобретателей» от «вечного двигателя» до «полетами на Марс», а тем, что одно дело «на бумаге», другое – «натурный образец». Бесконтрольным этот процесс оставлять было нельзя. Встреча «Х» с «органами» состоялась. Из всего сказанного «Х» было понятно лишь то, что этим вопросом должны заниматься специалисты. Встреча «Х» со специалистами состоялась. Он попытался объяснить и рассказать, как ему удалось решить проблему, достаточно известную, над которой давно работали не только в Союзе, но и за рубежом. Но в стране не любят «доморощенных Кулибиных».

В назначенный день руководитель похода не дал о себе знать, чем поставил под угрозу передачу негативов испытания. Ни при каких условиях негативы, если они есть, не должны попасть в чужие руки. Удалось узнать, что группа задерживается на один-два дня. Но и в это время сведений о группе нет.

Принимается решение вылететь ей на встречу и забрать негативы.

Очевидно, что задержка в пути вызвана удлинением и усложнением маршрута. О планах группы достаточно полно поведал «Х». Вертолет вылетает навстречу вверх по Печере, где наверняка по следам, а ребята наверняка пойдут по реке, по насту, с волокушей-нартами из запасных лыж, налегке прямо по льду под защитой какого либо берега от ветра. Группа не обнаруживается. На кордоне говорят говорят, что группа с востока не проходила. Начинается облет левых притоков Печеры и вертолет находит палатку. Барражирование вертолета на малой высоте, конечно, волнует охотников, у которых там угодья, они его видят. Все знают, что вертолеты на такой высоте – признак того, что в каком-то из лагерей - побег. Побег в это время года – явление редкое. И поэтому приходит мысль, что это ищут их. Они дают о себе знать, но вертолет, даже снижаясь, не проявляет к ним интереса. Приходит догадка, что вертолет их не видит.

Доклад о том, что между Халат – Сяхль и Отортеном обнаружена палатка без людей приводит к решению вылететь на место, принять меры «по обстановке», а главное забрать ТИ-2 и негативы.

Вертолет с «людьми из органов» вылетают к палатке.

Осмотр, проведенный на месте, показал, что здесь произошла трагедия. Разбросанные вещи, обувь трупы все подтверждало это.

Возможно тогда в раздумье около палатки кто-то и строгал палку решая, «что делать?» ТИ-2 было на месте. И очевидно было, что трагедия произошла именно от срабатывания этого устройства. Открытые фотоаппараты на снегу, записи в палатке, записи на груди у руководителя группы, очевидно, что это надо забрать. «Человек» прекрасно знал, что их всегда можно вернуть на место. Доклад идет «наверх».

Приказано – изделие не трогать, не подходить, не транспортировать.

На следующий день на место прибывает группа сформированная «органами» из специалистов. В группу включается «Х» и с целью показать человеку «дела рук своих» чем лишить возможности любых разговоров о каких-то «уступках и льготах» и с целью принятия решения о судьбе ТИ-2.

Все тела группой были обнаружены. Для осмотра тел у кедра пришлось частично снять одежду. Осмотр специалистов был однозначен – люди погибли от совокупности трех поражающих факторов: в результате действия взрывной волны, отравляющих веществ, холода.

Ими собираются разбросанные вещи около палатки, забрасываются в разрез – разрыв, осматривается палатка, очищается частично скат, лыжи и ледоруб возвращаются к палатке. Стараются ни чем не выдавать своего присутствия. Фонарик, найденный в палатке, помогает увидеть полную картину. Для более подробного заключения необходима более тщательная экспертиза не причин смерти, причин неправильной работы ТИ. Для анализов берутся части кожи погибших. Возможно и других частей, например часть ножной мышцы и вен с кровью, а место прижигается.

«Х» - подавлен и потрясен. Где-то там теряет свои очки. Он делает вывод, что с ТИ-1 что-то было не так или запуск был совершен с нарушением его инструкций. Высказана уверенность, что транспортировать ТИ-2 на вертолете с такими вибрациями опасно и после обещания «Х» до конца месяца изготовить аналог посылается запрос на его уничтожение. «На верху» принято решение уничтожить ТИ-2 на месте. «Х» утверждает, что тлеющего заряда хватит на несколько минут и принимается решение после запала вылететь в направлении «на ветер».

«Х» - сам приводит в действие запал и вертолет снижаясь до минимальной высоты уходит навстречу ветру.

ТИ-2 срабатывает, унося вверх светящийся в свете полной луны тор.

При повороте вертолета внизу удается его сфотографировать.

Видно как в центре тора происходит огненный всплеск и тор исчезает.

Этот светящийся тор видят не только кто в вертолете, его видят и охотники и даже далеко от этого места. Оптическое искажение атмосферы светящегося небесного тела не поддается определению, точного места его нахождения, поэтому очевидцы называют не только различное направление его, но также и различные углы к горизонту под которым они его наблюдали.

Опасений, что место запала будет обнаружено – никаких. Безоболочное устройство. Сажа, оставшаяся на снегу, при такой высоте в пик солнечной радиации утонет, а ямка будет занесена снегом – порошей.

Задание выполнено, и дальнейшая судьба расследования гибели группы мало интересовала этих людей. У них своя работа, у местных милиционеров своя. Если что – всегда найдутся те, кто вмешается.
Записан
➤ РЕГУЛЯРНЫЕ ТУРЫ в самую известную аномальную зону МОЛЕБКА: vk.com/welcome2molebka
➤ Путешествия в аномальные места Урала и России: vk.com/russia_paranormal_tours
➤ Координатор по Уралу: RUFORS (Русская уфологическая станция) и Международный Центр Гоминологии (ICH)

★ Главком

  • Администратор
  • Главврач
  • *****
  • Оценка : +690/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 9 071
  • Вконтакте: http://vk.com/alexxx.kosmos
  • На Уралмаше улицы не имеют названий
    • Паранормальный туризм: Путешествия в аномальную зону МОЛЕБКА

Однако в городе события развивались в направлении требований поиска группы. Под действием друзей и родственников в институте был создан штаб по их поиску.

В это время стало известно, что в состав группы входили люди с особым правом допуска к секретным материалам. Было сообщено на работу. Из закрытого города «наверх» пришло сообщение, что сотрудники списка «А» - не вышли на связь и их местоположение не установлено. Проверка на рабочем месте показала, что и перечень документов, и характер работы мог представлять интерес зарубежных разведок. Самое главное, удалось выяснить, что из раздевалки пропал рабочий свитер одного из работников. Было не ясно – это случайность, просто ошибка или злой умысел. Предписанием по предприятию было категорически запрещен вынос вещей, используемых на работе, за территорию предприятия. Очевидно, что «изотопная гамма» позволяла специалистам определить не только характер материалов, используемых в производстве, но и с высокой вероятностью определить ход реакций и используемых компанентов в ней.

К поискам подключаются работники еще одного ведомства.

Принятая система конкуренции в органах при явной нелюбви одних к другим, а всех вместе к третьим, называемой «конторой» никак не могла способствовать скоординированным действиям, но требовало от всех участия.

Контроль и организация поисков начинает вестись с двух сторон.

С одной – органы МВД и прокуратуры, с другой «контора» со своими возможностями по привлечению штата исправительных учреждений, дающих возможность использования информаторов, техники и связи.

Вопрос для «конторы» стоял однозначно – вернуть свитер на место, до обнаружения его МВД.

Поисковики принимают решение - поиск группы начать с двух сторон – с начала и с конца заявленного устно маршрута.

Аргументы туристов о том, что наиболее верный способ поиска – это десантирование в центре маршрута - установка базового лагеря и поиск группы по следам выхода из леса от центра к краям маршрута были не приняты. Туристов, спасателей и добровольцев, введя элементы воинской дисциплины, с наличием полного перечня мероприятий, услали в крайние точки от центра маршрута.

*** Манси, встревоженные летающим вертолетом и огненным кольцом в стороне их дома, решают вернуться в стойбище. При переходе через перевал они видят палатку. Осмотр ее приводит их к убеждению, что происшедшее – результат действия высших сил. Об этом говорило все.

Люди были убиты. Охотник, постоянно работающий, с «давилками» на соболя и куницу не мог ошибиться, что люди были раздавлены в объятиях. Цвет лица и одежды однозначно указывал на виновника смерти. Синий цвет – цвет «верхнего мира», цвет шаманских камланий не оставлял сомнений. Четверо погибли по воле духов.

Раздумья привели к необходимости участия в воле духов.

Было решено захоронить погибших. Эти четверо явно отличались от всех остальных, и их надо было достойно проводить в нижний мир.

Охотники, в соответствии со своими обычаями, развязывают перед тем, как начать траурную процедуру, пояса, обмотки – онучи на ногах и спускают тела вниз. Следует заметить, что в различных фратриях ритуалы несколько отличаются друг от друга. Но в целом руководствуясь представлением о покойном выбирают место. «Мертвый не должен видеть «белый свет», поэтому его с первых же минут ослепляют», то есть закрывают специальной маской лицо или закрывают специальной накладкой глаза, или закрывают медными пластинами или медными деньгами, или каким-то другим способом. Распускают волосы, если они были заплетены. Иногда выстригают часть волос. Разжимают зубы, что бы вышла душа. Задабривают, раскидывая рядом хлеб, или вкладывают хлеб в рот умершего. Конечно, они видели и двоих у кедра и трех ребят по пути к палатке. Не вызывало сомнения, что это самые близкие им люди. Не вызывало сомнения, что они замерзли. Этих же четверых – забрали высшие силы. Учитывая, что участники ритуала – могли сделать что-то не так, было решено похоронить временно. Обычаи позволяли проводить похороны в несколько этапов, разнесенных по времени на значительный срок. Охотники берут от каждого из близких вещь, которая может пригодиться в «той» жизни, как знак прощания близких с покойными, одевают на них разорванные вещи иногда наизнанку (дело в том, что в «том» мире все наоборот, сломанное разорванное становится целым, одетое наизнанку становится одетым правильно) поэтому их не смущает, что что-то одето не так, поскольку рядом кладут и другие вещи. Одевают на тело, что-то ценное, чего не было у мертвых при жизни. В снегу над ручьем с синей глиной (манси иногда красили одежду, топча ее, в синей глине ручья), делается пещера, выстилается плот, символ путешествия в том мире, выкладывается тропа из зеленых веток, тела равномерно размещают на плоту и обрушают потолок.***

Поисковая группа, с участием охотников, находят палатку. С их же участием точно указывается направление «кедр» для поиска ребят. На место вылетает следователь, которому поручено вести дело «О пропаже туристической группы».

Прибыв на место, обследовав тела, он делает однозначный вывод. Что на месте после трагедии, но до него кто-то был. Об этом указывал один онуч, который не мог использоваться туристами, поскольку они пользовались гетрами, обрывающийся след на снегу, как будто от посадки в вертолет с лестницы, а может быть и симметричные три ямки, запорошенные снегом, раннее им часто наблюдаемых, на всевозможных посадках вертолетов.

Следователь в частной беседе докладывает о результатах его вылета и о предположениях, о присутствии там не только охотников, но и кого-то с вертолетом до их высадки.

Вывод делается единственный, что поскольку «контора» сама заинтересована в поиске пропавших, а она о найденной палатке узнала вместе с МВД, то кто-то был «повыше» либо был самовольный вылет вертолетчика. Самовольный вылет отпадал, поскольку плановый вылет в это район в одиночку никто не совершал, сговор между экипажем исключался полностью, а самое главное - вылет и полет туда и обратно никак не мог пройти незамеченным, поскольку требовал значительно расхода топлива. Списание же топлива по «маршрутным журналам экипажей» не допускало возможности нахождения там вертолетов из авиаотряда. Кроме этого записи о моторесурсе полностью совпадали с записями в «журнале полетов» и расходом топлива.

Следователь настаивает на том, что он вынужден, будет внести в протокол осмотра элементы, вызывающие его сомнение. Руководство напоминает ему, что дело следствия найти членов группы – либо установить причину их смерти, а не терять время на поиск того, кто там был и, что там делал. Взаимопонимания не получается и руководство идет на компромисс – отстраняет следователя от дела, назначая на его место другого.

Новый следователь, зная только факт отстранения от дела и не зная подробностей, производит самостоятельный осмотр места. Место, даже сама палатка несколько изменилось усилиями первых поисковиков.

Следует учесть, что никому в голову не могло придти, что люди находятся на месте, в котором нужно соблюдать определенные правила.

Поисковики искали группу. Даже в то, что кто-то мертв, вызывало неприятие и гнев.

«Москва» узнает, что найдена часть группы. Причина смерти - холод.

Свитер не найден – приказ «искать всех членов группы». «Контора» высылает на место специалистов с прибором, позволяющим находить тела. Однако этот прибор – лабораторная модель радиометра, позволяющая обнаружить радиоактивный фон. Но свитер не найден.

Охотники, возвратясь домой, рассказывают шаману об увиденном, о действиях совершенных ими, спрашивают все ли так они сделали. Коллегиально было принято решение о том, чтоб охотники опять ушли в тайгу. Там их никто не найдет, а дело закроется само- собой.

Но онучь у палатки и приход-уход охотников, консультации у шамана, не остался незамеченным осведомителями. С времен христианизации края все знали чем можно купить охотника. МВД принимает решение узнать правду. Производится почти поголовный допрос охотников. В том числе и с пристрастием, многих в ожидании своей очереди держат раздетыми на улице в мороз, заводя в тепло и выставляя опять на улицу.

Шаман принимает решение – вмешаться в ход происходящих событий. Он обращается к высшему в области руководству с просьбой его выслушать. Однако, руководство не вело дело, оно осуществляло лишь контроль за делом. И шамана выслушивает сотрудник МВД, представившийся представителем «власти».

Шаман рассказывает о том, что «духи ему сказали, как все было» и рассказывает, что ему известно. Но не указывает точное место, что невольно бы выдало его и его людей, а говорит, что «глубоко в снегу – очень близко к земле ». Было очевидно, что шаман больше ничего не скажет. Полнейшее принебрежение к смерти у представителей этого народа не позволяло добиться чего-то еще, кроме сказанного. Он сказал все, что знал. Принимается решение о прекращении разработки «мансийской» версии. Охотники, неожиданно для них самих распускаются по домам. Тем более, что, хорошо зная манси, никто в нее и не верил, но наличие онуча должено быть объяснено и оно свое объяснение получило.

Принимается решение - увеличить длину щупов – зондов до максимально возможного. Это решение и приказ о повторном поиске на таких глубинах вызвал недоумение у поисковиков. Зону поиска ограничили зоной палатки и прочесывали буквально каждые полметра.

Поисковики высказывали недовольство «безграмотным поиском», оно усилилось ненавязчивыми предупреждениями всех студентов, что «учебу никто не отменял». Было сделано официальное заявление, что в трагедии институт не виноват, что группа ушла на маршрут «вне принятых в турклубе правил и считается самодеятельной».

Слухи будоражили весь город. Отсутствие официальной информации подогревало все возможные версии происшедшего. Началось «мифотворчество», прогнозируемое и развивающиеся по своим известным законам. В каждой народной версии должно быть противостояние сторон, не важно, что они символизируют. Принцип конфликта – основной в фольклоре во все времена, у всех народов.

О том, что «атомщики» и «военные» что-то ищут, знал весь город.

Чтоб как-то разрядить обстановку власти разрешают похороны, не согласовав с «Москвой». Но это, а также необычный вид ребят, еще больше будоражит город, который в любом действии власти видит ложь и подвох. Так было с пароходом «Ленин», когда погибло больше, чем на «Титанике» и «Лузитании» вместе взятых, так было недавно – осенью 1956г с лодкой «Месть», так будет потом, - так есть сегодня. Даже о Светлогорской трагедии 1970 года сейчас в России помнят единицы.

Поиски продолжались. Уже с началом таяния снега, группа поисковиков с охотниками нашли подтаявший настил с последней четверкой. Там же был найден и второй онуч. Плот накренился, тела ребят под действием сползающего снега сместились с него и еще бы немного и весенним паводком и плот и ребята были бы унесены вниз, а дальше в Лозьву.

Вертолетчики, одни из основных поставщиков информации о розысках, отказались принять тела на борт, требуя специальной упаковки. Никакие разговоры и уговоры с ссылками на то, что предыдущих ребят увозили именно они без принятия каких-то специальных мер не действовали. Отказ вертолетчиков еще больше подогрел слухи о «радиоактивной» версии.

Экспертиза проводилась с соблюдением всех известных в то время мер

безопасности.

И действительно она выявила наличие радиоактивной пыли. Свитер был найден.

«Контора» свою задачу выполнила. Но экспертиза найденных тел не позволяла уложиться в принятую версию по первым пяти из группы.

Разрешение на похороны давалось на основании заключения следственной группы. Новые же обстоятельства требовали передачу дела на доследование в связи с вновь открывшимися обстоятельствами.

Такая ситуация требовала вмешательства не только надзорных за следствием органов, самой «Москвы».

В Москве заслушали доклад следственной группы, в основном с целью узнать, что удалось установить «на месте». Рекомендации были в рамках тех времен. Следствие продолжать. Было ясно, что с таянием снега ничего больше бригада при такой работе не найдет. А как она будет выходить из положения – это ее дело. Кроме этого существовал еще один прием «остановиться – подумать», заключающийся в смене либо всей следственной группы либо ее части на новых людей. Эти новые люди начинали знакомиться с делом и «думать», чаще всего не над загадками дела, а над тем как поступить. Тем более, что принятая еще раньше и укоренившаяся фраза «Идите и подумайте!» расшифровывалась, как всегда служивыми государевыми людьми правильно.

До сего времени, те, кто что-то знает или был участниками, событий ничего не придумали.

( Об Отортене! Что это более древнее название, чем близлежащие – вероятно. Перевести фразу с гиперборейского «О-ТОР (ГОР, ХОР) – ТЕН» желающие смогут сами. И принять один из взаимоисключающих вариантов для себя – тоже сами. Смогут и объяснить почему «огненный тор» на небе похож на колесо, и вывести свою гипотезу, - почему у всех народов боги по небу летали на «колесницах» и почему геометрическое тело так названо.

Принять или нет точку зрения Диодора Сицилийского, что первый царь атлантов – Уран царствовал не только на юге, но и на севере вдоль гор Урал(н)овых – это тоже личное дело каждого.

Учитывая то, что у манси не было разграничений водоплавающих птиц по видовому признаку (как и у русских был один род - «гуси-лебеди») принять для себя или отвергнуть, то, что под защитой Отортена - «Лебединое озеро» - прародина Лебедии. Но это, к предлагаемой версии не относится.)

«D-D», Москва, 2010/12/07 –

----------------------------------------------------------------------------------------------------

*** Единой точки зрения в нашей группе нет. Были ли охотники одни, или рядом были и сотрудники из «органов». Для нас с учетом второстепенных фактов и ряду аргументов – это равновероятностные версии. И это мало относится к истории гибели группы, а больше к видению мира разными людьми.

«При копировании или цитировании ссылка на http://versiy111.narod.ru либо на http://russia-paranormal.org - Обязательна»

P.S. « О домыслах» см. - Йозеф Томан «Калигула или после нас хоть потоп» ч.40 Диалог между Луцием и Сенекой.


Подлинник текста находится на http://versiy111.narod.ru .

ОБСУЖДЕНИЕ И КОММЕНТАРИИ АВТОРОВ на "России Паранормальной" (более 10 страниц)
Записан
➤ РЕГУЛЯРНЫЕ ТУРЫ в самую известную аномальную зону МОЛЕБКА: vk.com/welcome2molebka
➤ Путешествия в аномальные места Урала и России: vk.com/russia_paranormal_tours
➤ Координатор по Уралу: RUFORS (Русская уфологическая станция) и Международный Центр Гоминологии (ICH)

Artysta343

  • Глобальный модератор
  • Генерал Форума
  • ***
  • Оценка : +48/-6
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 2 943
  • участник RUFORS-Екатеринбург

Давайте попросим прокомментировать версию оставшегося в живых члена туристической группы!
Записан
Награды:

★ Главком

  • Администратор
  • Главврач
  • *****
  • Оценка : +690/-0
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Мужской
  • Сообщений: 9 071
  • Вконтакте: http://vk.com/alexxx.kosmos
  • На Уралмаше улицы не имеют названий
    • Паранормальный туризм: Путешествия в аномальную зону МОЛЕБКА

Давайте попросим прокомментировать версию оставшегося в живых члена туристической группы!

Давайте попросим Юрия Юдина прокомментировать и эту версию, и версию Ю.Якимова! Лучше всего это сделать нам на грядущей Конференции-2011 (куда я предлагаю пойти всем участникам RUFORS-Екб и всем друзьям-коллегам).
Записан
➤ РЕГУЛЯРНЫЕ ТУРЫ в самую известную аномальную зону МОЛЕБКА: vk.com/welcome2molebka
➤ Путешествия в аномальные места Урала и России: vk.com/russia_paranormal_tours
➤ Координатор по Уралу: RUFORS (Русская уфологическая станция) и Международный Центр Гоминологии (ICH)

Helga

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +202/-68
  • Оффлайн Оффлайн
  • Сообщений: 4 209

Давайте попросим прокомментировать версию оставшегося в живых члена туристической группы!
Мне кажется, ЮЮ ждал именно эту версию...
Он говорил об отравлении газами: "у них же (погибших) все дыхательные пути пеной были забиты - это явное отравление."


Мне кажется, это - совершенная версия!

Единственное - в ней могут быть "лишние детали". В том числе и "Кулибин". Вернее "Кулибиным" мог оказаться кто-то из группы.



Записан
Награды:
 

Страница сгенерирована за 0.672 секунд. Запросов: 122.