РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Золотарев и горные стрелки вермахта  (Прочитано 54007 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #60 : 23 Февраль 2016, 10:18:44 »

Еще немного погуляю с мыслями по этой инфе...
Обращает на себя внимание биографическая составляющая беглецов


http://shalamov.ru/research/33/

"...Янцевич Михаил Ульянович, 1917 г. р., уроженец г. Слуцка Минской области, украинец, из крестьян-кулаков, образование семь классов, беспартийный, служащий.
Далее — из установочной части приговора Военного трибунала войск НКВД Волынской области, рассмотревшего его дело в г. Луцке в январе 1945 года:
«Подсудимый Янцевич до оккупации противником Волынской области, во время существования Советской власти на территории Западной Украины, работал пред-седателем сельпо Рагновского района и как руководящий работник района имел отсрочку от призыва в Красную Армию. При отступлении Красной Армии ЯНЦЕВИЧ имел возможность эвакуироваться в тыл Советского Союза, остался на территории оккупированной противником.
С приходом немцев в Рагновский район в июне 1941 г. ЯНЦЕВИЧ поступил на работу председателем Райпот" ребсоюза, где проработал в течение двух лет, заготовил и сдал для немцев сушеной черники 1,5 тонны и сушеных грибов 3 центнера, производил отоваривание заготовок немецкими властями местного населения. Проживая на оккупированной территории ЯНЦЕВИЧ входил в организацию руководителей организации (так в документе. — А.Б.) немецко-украинских националистов, расклеивал листовки в м. Рагно националистического характера и писал лозунги немецко-украинских националистов м. Рагно. Кроме того, ЯНЦЕВИЧ носил «Грозу» — герб немецко-украинских националистов».

Трибунал квалифицировал действия Янцевича по ст. 2 названного выше указа от 19 апреля 1943 года и определил ему меру наказания в 15 лет каторжных работ плюс пять лет поражения в правах и конфискация личного имущества. Срок наказания исчислялся с 1 ноября 1944 года.
Во Владивостокское отделение Севвостлага Янцевич прибыл с Днепропетровским этапом 31 мая 1945 года (можно представить, каких именно осужденных везли в тот период с Украины и как много их было, если сформировался целый этап — а это, видимо, несколько тысяч человек). Несмотря на не бог весть какие физические данные (рост 155 см, по анкете арестованного) и «интеллигентскую» профессию (бухгалтер), Янцевич занял в лагере твердое и выгодное положение, о чем свидетельствует и составленная уже после побега производственно-бытовая характеристика...
......
Итак, Тонконогов Иван Николаевич (по другим документам — Никитович), 1920 г. рождения, уроженец г. Лебедин Сумской области, украинец, из рабочих, образование начальное, по профессии — фотограф, в предвоенные годы был дважды судим: в 1936 г. по ст. 70 УК УССР (хулиганство) на 2 года л/с и в 1938 г. по ст. 33 УК УССР (как СОЭ) на 3 года л/с. Как читатель легко посчитает, второй срок у Тонконогова заканчивался в 1941 году. В Красную Армию он будет мобилизован только в 1944 году, после освобождения Украины от немцев, и прослужит лишь два месяца, а до того...
«подсудимый ТОНКОНОГОВ, оставшись проживать на территории, которую временно захватил противник, — это уже из установочной части приговора Военного трибунала войск НКВД Сумской области, вынесенного в феврале 1945 года, — добровольно поступил на службу в немецкие карательные органы в полицию и работал с апреля м-ца 1942 года по август 1942 года инспектором горполиции, адъютантом начальника полиции, а затем был назначен на должность начальника полиции с. Будылки.
Работая на указанных должностях ТОНКОНОГОВ проводил аресты советских граждан, так: им летом 1942 года был произведен арест семьи Костьяненко за связь с партизанским отрядом. При аресте Костьяненко и его семьи — Костьяненко Марии, ТОНКОНОГОВ лично сам жестоко избивал обоих (...) В августе 1942 года произвел арест 20 чел. женщин, которых заключил под стражу и после двухдневного их содержания под стражей, они были освобождены, по распоряжению старосты сельуправы. Неоднократно производил допросы задержанных советских граждан, при этом издевался и избивал их и угрожал расстрелом. Так, в апреле м-це 1942 года, допрашивая неизвестного задержанного советского гражданина, вместе с немцами выводил его на расстрел. В июле 1942 года избил шомполом неизвестную гражданку, обратившуюся к нему по поводу отобранных у нее рыболовных сетей».

Трибунал приговорил Тонконогова к 25 годам каторжных работ, поражению в правах на 5 лет и конфискации имущества.
Летом 1945 года Тонконогов был доставлен на Колыму. На здоровье он не жаловался — в уч.-стат. карте зафиксирована 1-я категория труда.
Но видимо, не столько состояние здоровья, сколько другие свойства и способности позволили Тонконогову быстро выдвинуться из массы лагерников и заслужить внимание администрации. Отмечу в их числе прежде всего лагерную опытность: два довоенных срока, пять отбытых в лагерях лет существенно выделяли Тонконогова среди этого контингента, где рецидивистов, людей, уже знавших, как нужно жить и выжить в лагере, было немного.
Из показаний свидетелей следует, что Тонконогов поддерживал с ними хорошие отношения, а с одним из них, Носовым Н.Д., ранее судимым восемь раз — за кражу, хулиганство и т.д., был дружен, подбивал его на участие в побеге (от чего Носов категорически отказался, сославшись на его полную безнадежность). В глазах з/к КТР Тонконогов был человеком с уголовным прошлым, его боялись.
Важно и то, что по национальности Тонконогов был украинцем. Видимо (высказываюсь предположительно, потому что абсолютно точных сведений у меня нет), подавляющее большинство заключенных этого лаг. пункта были украинцами (исторически это вполне объяснимо) Украинское «землячество» неформально, но уверенно руководило жизнью лаг. пункта. Есть показания о том, что русские здесь составляли покорное меньшинство, на выгодную должность в лаг. обслуге, даже на сверхурочную работу на кухне, которая давала возможность сытно поесть, русскому попасть здесь было трудно.
Третье. У Тонконогова, это отмечают многие фигуранты архивно-следственного дела, были золотые руки Он славился тем, что мог починить любую вещь, и ему несли из-за зоны различные бытовые устройства. Это давало заработок, пусть небольшой, но у других-то не было никакого.

.......

Игошин Алексей Федорович, 1921 г. рождения, уроженец Алатырского района Чувашской АССР, русский (оговорюсь, что в этой группе из 12 человек было лишь двое русских, все остальные были украинцами, немой узбек в книге П.Деманта — совершеннейшая придумка), образование 5 классов, рабочий-строгальщик. Был призван в Красную Армию осенью 1940 года, служил в артиллерии, звание — старший сержант.
Далее — из установочной части приговора Военного трибунала Ворошиловградского гарнизона, вынесенного в апреле 1945 года:
«ИГОШИН 10 октября 1941 дня (так в тексте. — А.Б.), во время боевых действий в районе Каховки сдался к немцам в плен. Находясь в лагере военнопленных, ИГОШИН в ноябре м-це 1941 года добровольно поступил в немецкую полицию гор. Николаева и работал по март м-ц 1944 года. Будучи на службе в немецко-фашистских карательных органах, ИГОШИН выполнял все распоряжения немецких властей. Принял присягу на верность службы оккупационным властям. Окончил школу полицейских. До марта м-ца 1943 года ИГОШИН работал в должности полицейского управления городской полиции гор. Николаева, где получил звание «вице-капрала», в марте м-це 1943 г. ИГОШИН был назначен помощником начальника полиции 2-го участка, в январе м-це 1944 года начальником полиции 5-го района гор. Николаева».
Трибунал квалифицировал действия Игошина по ст. 54-16 УК УССР (измена родине, совершенная военнослужащим) и приговорил его к 20 годам каторжных работ, поражению в правах и конфискации имущества.
На Колыму Игошин был доставлен осенью 1945 года. Был на общих работах (несмотря на 2-ю категорию труда), переводился в дневальные, затем снова на общие. В последний период — дневальный (и, по оценкам свидетелей, близкий приятель бригадира) в бригаде Тонконогова.

.......
Худенко Василий Михайлович, 1921 г. рождения, уроженец с. Кобеляки Полтавской области, украинец, из семьи служащих, образование незаконченное высшее, в 1941 году был призван в армию, служил рядовым в артиллерийском дивизионе, в районе Днепропетровска сдался в плен, непродолжительное время находился в лагере для военнопленных, а затем по ходатайству отца, служившего инспектором народного образования при облуправе, был из лагеря освобожден.
Далее — из установочной части приговора Военного трибунала Киевского военного округа, вынесенного в феврале 1945 года:
«... ХУДЕНКО Василий в январе 1942 г. поступил в члены организации ОУН в составе которой прошел политико-пропагандистский вышкол (курсы) и получил псевдоним «Остап».
По окончании курсов, ХУДЕНКО являлся пропагандистом ОУН гор. Днепропетровска и пропагандировал контрреволюционные идеи национализма среди украинской интеллигенции города, а также являлся политическим информатором.
В апреле 1943 г. ХУДЕНКО выбыл в Ровенскую область где вступил в банду УПА и находился в ней до момента его ареста, т.е. до 31 июля 1944 г.
Будучи в банде УПА ХУДЕНКО занимал ряд руководящих должностей, являясь политическим шефом Штаба УПА Военного округа северной группы «Заграва», а затем после разгрома частями Красной Армии этого куреня выполнял эти же функции в курене «Горлица» при военном округе Южной группы УПА «Энел» до момента его задержания с другими участниками банды УПА.
ХУДЕНКО, занимая вышеуказанные должности в банде имел в своем распоряжении большой пропагандистский аппарат, которым он руководил по распространению немецко-украинской националистической пропаганды как среди всех участников в банде, так и среди населения.
Проходимая пропаганда ХУДЕНКО и его аппаратом была направлена против советской власти, против Красной Армии против Советских партизан, за свержение Советского строя путем вооруженной борьбы — банды против Красной Армии за восстановление так называемого “Украинского соборного государства”».
Вместе с Худенко В.М. были судимы его отец Худенко М.И., 1899 г. рождения, и его жена Кострыба Н.Л., 1924 г. рождения. Все трое обвинялись в измене родине и участии в антисоветской организации.Худенко М.И. и Кострыба Н.Л. были осуждены на 10 лет л/с в ИТЛ. Худенко В.М. был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу, замененному ему в марте 1945 года постановлением Президиума Верховного Совета СССР на 20 лет каторжных работ.

......

Сава Михаил Михайлович, 1922 г. рождения, уроженец с. Остобуш Равво-Русского района Львовской области, крестьянин-единоличник, украинец, образование низшее, проживал на территории, оккупированной немцами, и в 1942 году стал
«членом организации украинско-немецких националистов, выполнял обязанности заместителя станичного, принимал активное участие в снабжении банды “УПА” продуктами питания, проводил мобилизацию мужского населения в банду (...) В мае месяце 1944 года Сава вступил в банду «УПА» в сотню “Морозенко”, в которой в течении 15 дней проходил военную подготовку, после чего был отпущен домой.
В августе месяце 1944 года Сава вторично вступил в банду «УПА» в сотню бандита «Беркут» (...) находясь в банде «УПА» САВА имел псевдоним “Семен” (...)».

Военный трибунал Львовского военного округа в феврале 1945 года приговорил Саву к 15 годам каторжных работ, поражению в правах на 5 лет и конфискации имущества...."

Потом еще хочется привести одну табличку

http://shalamov.ru/research/61/16.html





Итак, классовый состав бегущих таков, что - это как раз не уголовники как таковые. А как раз - материал для вербовки, враги. Судя по табличкам - непойманных было изрядно. Затеряться с золотишком - еще как могли.
Совершенно невозможно найти данные по побегам из Ивдельлага и близ находящихся других лагерей.
И золото там было (куда ни ткни от Новой Ляли до Карпинска, от Сартыньи до Ушмы) - чтоб обеспечить себе материальный прожиточный, а тайги и урманов - чтоб скрываться под видом старателей или охотников. И как видим из предыдущего поста - возможности легализоваться вполне существовали. Можно было умереть и ожить под другим именем. И устроиться работать - положим лесорубом или лесником.
И будучи немцем с акцентом - никого не удивлять: ибо были ж здесь на поселениях и советские немцы. А уж - украинский говор тут ваще никого не ронял в шок. А если еще и умело привлекать навыки немецкой качественности труда или украинского умения выкрычиваться без мыла: то вполне можно и по карьерной лесенке вверх пройтись. Пока судьба ни с кем случайно не сведет.

http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=11159

"...Самый поразительный побег из всех, что я знаю, совершила молодая женщина, фамилию которой я не запомнил. Молодая работница, по имени Паша, она в 1946 году попала в лагерь не то за подпольный аборт, не то за какое-то аналогичное «преступление». Из лагеря она, не знаю, каким путем, убежала спустя несколько месяцев после прибытия. Побег ей удался. Паша добралась до Иваново-Вознесенской области, раздобыла себе паспорт и поступила на текстильную фабрику. Через некоторое время она вышла замуж, сменила еще раз фамилию — теперь у нее был уже самый натуральный паспорт — и считала, что все следы уже утеряны. Бойкая, энергичная женщина, она быстро выдвинулась, попала в « отличницы », не сходила с доски почета, словом, ходила в « знатных людях ». Как всегда в таких случаях, ее стали тянуть в партию. Паше это показалось соблазнительным : уж после этого все счеты с прошлым будут покончены. Но на партийном собрании, рассказывая свою биографию, Паша запуталась и растерялась. Это показалось странным: ей стали задавать еще вопросы, она запуталась еще больше и сбилась совсем. На следующий день Пашу вызвали в НКВД. На допросе она запуталась так, что установить истину не представляло большого труда. И она вернулась в лагерь с новым, значительно удлинившимся сроком.
Я познакомился с Пашей в 1949 году, когда она работала скотницей в лагерном совхозе. Летом этого же года Паша, раздобыв каким-то путем железнодорожную форму и все снаряжение путевого обходчика (молоток, лапу, фонарь и т. д.), воспользовавшись небрежностью конвоя, который, выведя скотниц на ферму, не считал нужным целый день сидеть около них, — ушла с места работы. Переодевшись в лесу в железнодорожную форму, она взяла инструменты и спокойно пошла вдоль железнодорожного полотна. К тому времени, когда в лагере обнаружили ее отсутствие, она прошла уже несколько станций. В течение более чем двух недель она днем открыто шла по железнодорожному пути, а ночью спала где-либо в кустах. Она открыто покупала себе продукты в пристанционных ларьках, открыто закусывала, сидя на обочине полотна, и ни одной из групп преследования не пришло в голову заподозрить в путеобходчице, сидящей на полотне, разыскиваемого беглеца. Да им и в голову не приходило искать ее там. За две с половиной недели Паша прошла около 600 километров и дошла до Вологды. К этому времени было дано указание снять « ближний розыск», и оперативник, знавший Пашу в лицо, дежуривший на вологодской станции, получил распоряжение возвратиться домой. И надо же было случиться такому совпадению : перед самой посадкой на поезд он лицом к лицу столкнулся с Пашей, в этот момент вошедшей ни вокзал.Я видел Пашу последний раз зимой с 49-го на 50-й год, после того, как она получила свой третий срок. « Все равно убегу », — сказала она мне..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #61 : 24 Февраль 2016, 20:11:45 »

Наш доблестный КГБ...и немцы...

http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/58/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html

ИВАН СОБКО
«ПУСТЯКОВАЯ» ИСТОРИЯ


Иван Алексеевич Собко в органах государственной безопасности служил с 1942 года. С 1957 года по 1978 — сотрудник Ворошиловградского областного управления КГБ. Подполковник в отставке. Член КПСС с 1945 года. Награжден 15 правительственными наградами.

В последние дни марта 1970 года весна уверенно завладела Ворошиловградом. Стало тепло и солнечно. В сквере, перед зданием управления КГБ, с шумом и перебранкой суетились скворцы, облюбовывая места для гнездовий; воробьи весело чирикали, сбившись стайками у лужиц.
В это утро я прихал в управление рано и в тишине обдумывал план работы на день.
Первый телефонный звонок раздался задолго до девяти часов. К себе вызывал начальник подразделения.
Виктор Петрович возглавил подразделение недавно. Нелегкая для него сейчас пора: нужно освоиться в роли руководителя коллектива, найти верный тон с подчиненными, разобраться с новым объемом работы, свыкнуться с умножившимся грузом ответственности и задач. Не каждому хорошему оперативнику дано стать хорошим чекистом-руководителем.
Виктор Петрович сидел за столом, читая документы. Он пожал руку и сказал:
— В приемной — посетительница. Кажется, по вашей линии. Побеседуйте.

И она рассказала такую историю. Накануне в адрес Серкова пришло письмо. Встретив Кононову у ворот, почтальон отдала его и хотела уйти, но Надежда Платоновна попросила прочитать письмо, мол, неграмотная, муж уехал на Север и вернется не скоро.

Пришлось почитать. Письмо из Киргизии, из города Токмака, от Марии Марченко. Это почтальон запомнила точно — мать до замужества носила такую же фамилию. Писали, судя по всему, родственники.

— Вот я и говорю: где на свете справедливость? — вопрошала Мария Ивановна с наивным недоумением. — Кому письмо нужнее: одинокой старушке или этому бесчувственному чурбану? Так нет. Этому все: и письмо, и родственники, и еще не по-русски что-то написано.

Выяснив, что «что-то пе по-русски написанное» — несколько строк на каком-то иностранном языке, я сделал вид, что этим не интересуюсь, и распрощался с милым почтальоном. Хотя в глубине души чувствовал, что встреча, наверное, не последняя.

И не ошибся. Через пару недель Мария Ивановна прншла в управление КГБ и потребовала меня. На этот раз она сообщила, что Серков прислал жене письмо из поселка Каджером Коми АССР.

Желая остудить напор добровольной помощницы, чтобы «частное расследование» не завело ее слишком далеко, попытался объяснить, что ни сам Серков, ни его адрес нас не интересуют.

Мария Ивановна не на шутку обиделась.

— Может, я и необразованная, и глупая, — сказала она. сдерживая наворачивавшиеся слезы. — Только я в Ворошиловграде пережила оккупацию и видела, как фашисты и предатели вешали наших, слыхала про расстрелы женщин и детей. Может, и Серков — из таких? Чего ему пишут не по-нашему?

Из Токмака ответили, что в городе действительно живет Мария Александровна Марченко, немка по национальности, а с нею — мать, Мария Генриховна Шеленберг. Отец Марченко — Шеленберг Александр Александрович — перед войной осужден за уголовное преступление, семья получила извещение о его смерти в местах отбытия наказания. Личность Серкова установить не удалось.

Пустяковая история, начавшаяся с вдовьей обиды, переместилась в иную плоскость. Руководство подразделения, обсудив ситуацию, утвердило мою рабочую версию: Серков, вероятно, немец по национальности и скрывается под чужой фамилией, боясь ответственности за какие-то преступления.

С первых шагов в этом деле главную роль играли простые советские граждане. Размышляя над дальнейшими действиями, я решил следовать тем же путем, опираясь на помощь общественности.

Мы попросили Виктора Карловича — немца по национальности, честного, скромного человека, патриота Советской Родины — помочь нам установить личность Серкова и его национальную принадлежность. Узнав суть обстоятельств, Виктор Карлович четко сформулировал свою позицию:

— Если это скрывающийся преступник, он должен ответить перед народом, если попавший в беду — ему нужно помочь.

Разобрали несколько вариантов действий и остановились на следующем. Виктор Карлович отправляет письмо в Киргизию женщинам, которые переписываются с подозреваемым. В нем указываются обстоятельства смерти А. А. Шеленберга в местах лишения свободы.

Ответ не пришлось ждать долго. Коротким письмом Мария Генриховиа Шеленберг известила Виктора Карловича, что к нему обязательно придет родной брат ее покойного мужа.

Ни фамилии, ни места жительства брата, ни других сведени в письме не было. Оставалось набраться терпепия и дать событиям развиваться своим чередом.

В конце февраля 1971 года Серков приехал домой и на следующий же день явился к Виктору Карловичу на работу. Убедившись, что в комнате больше никого нет, назвался Андреем Александровичем и спросил:

— Вы писали Марии Шеленберг?

— Да, писал, — ответил Виктор Карлович, не сразу сообразив, что за посетитель пришел. — Писал по просьбе отца, которого уже нет в живых.

Серков с опаской взглянул на двери и сказал, что муж Марии Шеленберг — его родной брат, невинно арестованный и расстрелянный в лагере.

— Не расстрелян, а умер — несчастный случай на работе, придавило бревном, — поправил Виктор Карлович и по-немецки спросил: — Так кто же вы? Шеленберг?

— Шеленберг, Шеленберг! — затароторил тот. — Живу под фамилией Серков, но я — Шеленберг!

Он суетился, бегал по комнате, бросался обниматься, приговаривая:

— Человек нашей крови! Как я рад! Нашей крови…

Вытащив из кармана бутылку, требовал выпить на брудершафт, как положено «истинным немцам». Но пить пришлось самому, перемежая тосты пьяными откровениями.

Виктору Карловичу стоило больших усилий сдержаться и не выставить за дверь захмелевшего «брата по крови», излагавшего свой жизненный путь.

Серков-Шеленберг рассказывал, что родился в Новороссийске, но жил в Пятигорске, работал на почте. В 1940 году послали на лесозаготовку, попался на спекуляции древесиной, был осужден к двум годам лишения свободы.

Когда в июле 1942 года фашистские войска вторично овладели Ростовом-на-Дону и рвались к Волге, лагерь с осужденными был эвакуировал на Кавказ. По дорого бежал, скрывался в Пятигорске. После вступления в город гитлеровских войск сразу пошел на службу в жандармерию «мстить Советам за себя и брата».

С фашистами бежал в Германию, скрыться в западной зоне не смог, оказался в лагере перемещенных лиц во Франкфурте-на-Одере. Заметая следы, назвался Серковым и под этой фамилией приехал в Воровшиловград с Надеждой Кононовой.

В Пятигорск полетел повторный запрос с уточненными данными. На этот раз местные чекисты информировали нас, что старые работники почты по фотокарточке опознали Шеленберга, а по документам, захваченным у гитлеровцев, он значится сотрудником секретного отдела управления Пятигорской жандармерии.

Настала пора встретиться с Серковым-Шеленбергом. Держался он уверенно, даже нагловато: мол, с какой стати цепляетесь к старику, пенсионеру, ветерану труда?

...

В августе 1971 года из Пятигорского городского отдела КГБ поступило сообщение: чекистские органы собрали убедительные свидетельства преступной деятельности Шеленберга-Серкова как предателя Родины и пособника гитлеровцев. Готовятся материалы на его арест.
Так закончилась «пустяковая» история...."

Еще истории из этой книжки воспоминаний...

http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/42/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html
http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/43/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html
http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/44/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html
http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/45/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html
http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/46/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html

И вот какие неутешительные выводы: комитетчики старались выявить всех предателей и пособников фашистам, но
- кто-то мог легализоваться удачно
- кто-то мог удачно взять на себя меньший список преступлений или ваще заменить его. Например - пойти по чистой уголовке: типа убийства или грабежи. Предателей - продолжали искать, а находились они - только путем гражданского опознания их пострадавшими.
Вот про одного из палачей Молодогвардейцев-Краснодонцев

http://www.e-reading.club/chapter.php/131789/50/Vladimirov%2C_Vol%27nyii_-_Edinozhdy_prinyav_prisyagu....html



"...Вдруг нам, в областное управление КГБ, пришло срочное сообщение из Краснодона. Одна из женщин отдыхала в Одессе и на рынке якобы видела торгующего овощами Мельникова. Но ведь Одесские паспортистки ответили, что такой не проживает!
Даем новый запрос в Одессу, теперь уже в военный комиссариат. Наконец, 16 марта 1965 года из Одесского облвоенкомата поступил ответ и приложенная к нему учетная карточка на Ивана Ивановича Мельникова. Да, до 1963 года состоял на учете в Раздельнянском райвоенкомате. При графическом исследовании его рукописи было дано заключение: почерк имеет полное сходство с почерком разыскиваемого.
…И вот мы с Сергеем Степановичем Терещенко летим в Одессу. В Великомихайловском райотделе милиции начальник, еще раз сверившись с данными паспортного стола, подтверждает: такой не значится.
— А на хуторе Три Криницы?
— В колхозах паспортный режим не введен, да я ведь оттуда родом, отец там до сих пор живет…
— А Иван Мельников?
— Иван Мельников, так это ж его сосед…
Жены Мельникова — он успел завести здесь новую семью — дома нет, где-то в поле. Да и весь хутор будто вымер, весенний день, как и летний, говорят, год кормит. Иван же дома, спит, на столе самогонка, закуска. Разбудили, начальник милиции представил нас. Иван враз протрезвел: «Я ждал вас каждый день…»
Пока шел обыск, свечерело. Весть о нашем приезде быстро облетела хутор. У дома собрались все — от мала до велика. Когда выводили арестованного, селяне потребовали: объясните, за что?Я ответил: «Вы о Краснодонской „Молодой гвардии“ слышали? Это один из ее палачей».Тогда одна из женщин не выдержала: «Знаете, как мы его между собой звали? „Полицай“! За злость…»..."

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #62 : 25 Февраль 2016, 22:08:39 »

Вот еще про эти реалии борцов невидимого фронта с такими же одетыми в шапки невидимки фальшивые ордена вражинами


http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5576.msg80777#msg80777


Кстати, разыскивая истории побегов из Ивдельлага именно такого типа осужденных - наткнулась на интересное совпадение

http://www.rulit.me/books/ugolovno-ispolnitelnaya-sistema-rossii-cifry-fakty-i-sobytiya-read-10509-37.html

1951 г., 9 октября

 Указом Президиума Верховного Совета СССР введены каторжные работы для лиц, совершивших побеги из спецпоселений, где содержались бывшие власовцы и лица, входившие в другие вооруженные формирования фашистов
....
1954 г., 13 августа

Совет Министров СССР принял Постановление "О снятии ограничений по спецпоселению с бывших кулаков и других лиц".Согласно постановлению ограничения по спецпоселению сняты:
- с бывших кулаков, выселенных в 1929-1933 годах из районов сплошной коллективизации;
- с немцев - местных жителей Дальнего Востока, Сибири, Урала, Средней Азии, Казахстана и других мест, откуда выселение немцев не производилось;     

- с немцев, мобилизованных в период Великой Отечественной войны для работы в промышленности, которые   выселению не подвергались....

1959 г., март
Прекратил свою деятельность 4-ый спецотдел МВД СССР в связи с тем, что его функции к этому времени были исчерпаны и все спецпереселенцы были сняты с учета...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #63 : 28 Февраль 2016, 19:27:47 »

Поговорим о немцах...в городе...




Если проследить путь движения указанного в дневниковой записи автобуса из Ивделя в Вижай, то обнаруживается интересное дело. Ипоминается - пос. Шипичный. Который являлся именно одним из отделений Ивдельлага.


И в современно близкое время сейчас туда закрючивает автобус, именно рейсовый-муниципальный, а не фрахтуемый (разумеется в другом исполнении)



http://drojj-taigi.narod.ru/rus/ural2006_3.html


"...Автобус ехал хитро, заезжая во всякие ответвления. Перед поворотом в закрытый посёлок Шипичное нас высалили у таблички «провоз оружия, спиртных напитков и наркотических веществ запрещён», На фоне которой мы сфотались с бутылкой пива и где играли минут 40 в сифака пластиковой бутылкой, чтоб согреться под мелко моросящим дождём.

   Меня терзали сомнения, а вдруг автобус с нашими рюкзачками и одним поехавшим нашим человеком не вернётся. Но он вернулся и мы двинули дальше, мимо гигантского заброшенного рудника и ещё пары деревенек. ..."



http://ru-miles.com/ru/sverdlovskaya-oblast/gorodskoy-okrug-ivdel/poselok-shipichnyy/ru/pskovskaya-oblast/dnovskiy-rayon/derevnya-aderisheno/





Один интересный моментик - автобус до Вижая обязательно проходит через Полуночное





Но эта остановка (а она обязательно была - ведь желающих ехать от Полуночного до Вижая - всегда было и не только туристов) - никак не упомянута в дневнике. Никак. С учетом того, что Полуночное - это не так себе точка на карте.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=9HTkuTIA9SI[/youtube]


Именно туда сгоняли трудоармейцев из немцем: от переселенных с Украины, Поволжья до призываемых в армию и уже призванных...

http://qoo.by/f0K


http://samlib.ru/g/goppe_w_i/izistoriimoejsemxi.shtml


"...Отецвесной 1941г. призван был на действительную службу в Красной Армии. Осенью переведён в подразделение по инженерному укреплению обороны г.Москвы. С ним переведён на Урал и попал на лесоповал в Ивдель, Полуночное. Как и деду, емублагодоряпрофессии, тоже удалось сохранить свою жизнь в ГУЛАГЕ....

Вторую мировую войну пережили только 1/3 немцев России. В 2001г. в Полуночном автор встретился с "однобаракником" отца. Он рассказал, что в каждом из девяти бараков спецлагеря находилось с осени 300-320 человек, к весне во всём лагере осталось 365 трудармейцев. На много раз описанных в литературе "условиях содержания" спецконтингента не буду. В лесу, где они валили и обрабатывали лес лично видел много штабелей полусгнившей древесины, заготовленной в то время в адских условиях и оказавшейся никому не нужной. И подумалось, что те условия были придуманы в НКВД для уничтожения российских немцев. Даже после закрытия трудармии моему отцу, как и многим, предложили перевести семью на Северно-Восточный Урал. За проявленное несогласия его перевели на лесосплав ещё севернее в Вижай и продержали там ещё девять месяцев...."


Да и кстати. Чуть дальше по движению автобуса к Вижаю - Лозьвенское отделеие Ивдельлага, которое было
http://qoo.by/f0K
"...На 16 декабря 1951 года [/size]Ивдельлаг[/color][/size] состоял из 15 лаготделений, включавших 47 лагпунктов. Помимо основных лагпунктов, в Лозьве содержалась так называемая «пятая колонна», которую составляли заключённые, присужденные к 15-20 годам особого режима...."
[/size]
[/size]http://www.aif.ru/dontknows/file/chto_takoe_pyataya_kolonna
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #64 : 28 Февраль 2016, 21:25:37 »

Поговорим о немцах...в городе...




...
Да и кстати. Чуть дальше по движению автобуса к Вижаю - Лозьвенское отделеие Ивдельлага, которое было
http://qoo.by/f0K
"...На 16 декабря 1951 года Ивдельлаг состоял из 15 лаготделений, включавших 47 лагпунктов. Помимо основных лагпунктов, в Лозьве содержалась так называемая «пятая колонна», которую составляли заключённые, присужденные к 15-20 годам особого режима...."

http://www.aif.ru/dontknows/file/chto_takoe_pyataya_kolonna



Там и по сей день - содержатся (ну конечно не те что в 1959 году): особо опасные

http://oleglurie-new.livejournal.com/74915.html

"...Исправительное учреждение ФБУ ИК - 56 (старое название УЩ 349/56) ГУФСИН России по Свердловской области «Черный беркут» - колония особого режима для содержания осужденных к пожизненному лишению свободы, а также осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы...."

Но вернусь-ка к немцам ...в городе...

http://www.rusdeutsch.ru/?tagil=2&put=tagil/Book/1_1.htm

"...Первый отряд из мобилизованных немцев в Ивдельлаге был создан 12.01. 1942 г., а к апрелю 1942 г. было сформировано 5 отрядов и 3 отдельные колонны. Первый отряд в составе четырех колонн дислоцировался в районе Марганцевого рудоуправления (пос. Полуночное), второй отряд в составе 2 колонн — в поселках Першино и Палкино, третий отряд в составе трех колонн — у пос. Пещерное, Шипичное и Талица, четвертый отряд в составе трех колонн — в районе пос. Вижай, Бурмантово и 70-го квартала, пятый отряд в составе двух колонн — у поселков Лаксия и Горностайка. Кроме того, 3 отдельные колонны дислоцировались в районе поселков Утенино, Северный и Ивдельского совхоза. К июлю 1942 г. количество отрядов увеличилось до семи. На 16 февраля 1942 г. численность «мобилизованных немцев» в Ивдельлаге составляла 11344 чел., на 31 декабря 1942 г. — 3717, на 1 января 1944 г. — 5599, на 31 декабря 1944 г. — 5181 чел...."

http://urbibl.ru/Stat/XX_vek/nemci_na_urale.htm


"...что до последнего времени все документы, касавшиеся жизни и быта военнопленных иностранных армий, хранились в Особом архиве КГБ СССР, закрытом для ученых-исследователей. Теперь гриф секретности с этой темы снят, и историкам предоставилась возможность прочитать документы и перелистать фотоальбомы, выдержки из которых мы представляем Вашему вниманию.
...
Военнопленные на Урал стали поступать с мая 1942 года. Пока шли боевые действия, Урал был удобным, во всех отношениях, местом для создания лагерей для военнопленных армий противника. Так, на территории Свердловской области с 1942 года по начало 1956 года находилось 14 лагерей, в которых было размешено около ста тысяч человек. Примерно 65% из них — немецкие военнопленные. Практически в черте города находились немецкие лагеря возле оз.Шарташ и в г.Нижне-Исетск (ныне—Чкаловский р-н, Химмаш). Последний в области лагерь военнопленных N476 МВД СССР (в г.Нижне-Исетске) был ликвидирован 16 февраля 1956 года.
...
Что же представлял из себя их контингент? И почему их не отпустили домой после окончания войны и роспуска немецкой армии-вермахта? Дело в том, что здесь находились далеко не простые солдаты и офицеры. Многие из них служили в таких специальных карательных частях, как вторая пехотная дивизия "Дас Райх", третья танковая дивизия СС "Мертвая голова", пятая егерская дивизия "Великая Германия". Здесь же отбывали наказание штатные сотрудники гестапо, абвера и других спецслужб. Эти люди, как правило, лично принимали участие в расстрелах и иных формах уничтожения советских граждан. Поэтому все они являлись военными преступниками и были осуждены советским судом по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года "Об уголовной ответственности немецко-фашистских захватчиков и их пособников".
Вот некоторые из документов того времени.
Дело N 948/1061 отражает следствие по преступлениям 24 человек, совершенным в Крыму. Возглавляли их бывший начальник военно-полевой комендатуры г. Симферополя полковник Каспар Эбмайер и его заместители майоры Криммель и Замбергер.
В течении всего периода оккупации Крыма, с ноября 1941-го по апрель 1944-го, эта комендатура в тесном контакте с гестапо и СД осуществляла режим жесточайшего террора и насилия над мирным населением. В массовых расстрелах непосредственное участие принимали военнопленные Келлер, Еккель, Рибольд Хайбек и другие. По прямым приказам полковника Эмбайера его подчиненные убили несколько сотен, а около 8 тыс. человек были угнаны в Германию.
Весной 1944 года, чувствуя приближение разгрома, Эмбайер приобрел фальшивые документы, с которыми пытался скрыться под видом гражданского обывателя. Советская контрразведка задержала его в Дрездене и этапировала в Свердловск, где по приговору трибунала войск МВД Уральского округа его расстреляли. Подручные палача остались отбывать длительное наказание в лагерях области.
Два следственных дела N 2757 и 2665 рассказывают о злодеяниях 65 военнослужащих 8-й кавалерийской дивизии "Флориан Гайер" войск СС. Это соединение использовалось для уничтожения мирного советского населения Белоруссии, России, Украины. Обвиняемый М.Гегеман лично растрелял 35 человек.
В ходе одной из карательных операций сентября 1942 года обвиняемый Э.Рамади запер в сарае 50 жителей деревни Касиля Смоленской области и забросал их ручными гранатами, в живых не осталось никого. В этих операциях Ш.Мюллер лично расстрелял 20 человек. Их подельники К.Кросс и И.Нойкам, кроме аналогичных преступлений на территории СССР, участвовали в массовых операциях по уничтожению мирного населения в Польше и Чехословакии. В 1943 году, когда дивизию отправили в Польшу на отдых и переформирование, Кросс лично уничтожил более ста узников лагеря Майданек.
Большинство военных преступников были осуждены к максимальному сроку наказания —25 лет лишения свободы. То есть на свободу они должны были выйти в конце 70-х. Но история, а точнее политика, распорядилась иначе. После визита канцлера ФРГ К.Аденауэра в 1955 году в СССР и его встречи с Н.Хрущевым, были заключены секретные соглашения о возвращении военнопленных, и основная масса военных преступников была амнистирована, отбыв менее половины срока установленного наказания. В течение 1956 года последние немецкие военнопленные были вывезены с территории СССР.
...
В условиях войны перед органами советской контрразведки была поставлена задача получить как можно больше экономической и военной информации по объектам противника. Работа чрезвычайно сложная и деликатная. В большинстве своем убежденные нацисты, не принимающие советской идеологии, немцы отказывались вступать на путь предательства. Ситуация резко изменилась после войны, пик вербовки агентуры приходится на 1946 год. Разгром Германии окончательно развеял иллюзии. В этот год в лагерях для военнопленных и интернированных удалось завербовать наибольшее количество людей. А всего за время существования лагерей на территории Свердловской области было завербовано 3061 человек, в том числе на перспективу послевоенной закордонной работы-169..."


http://urfo.org/ekb/549658.html

"...Согласно статистике НКВД, в советском плену побывали 3,5 млн. солдат и офицеров вермахта, представлявших собой пеструю смесь из 30 национальностей. Около 5 тысяч советских лагерей, рассеянных от линии фронта до Сахалина и Якутии, образовали т.н. «архипелаг ГУПВИ», ставший в какой-то степени слепком с ГУЛАГа. Средний Урал занимал в нем особое место, подробно об этом – в нашем материале, основанном на научных работах историков, проанализировавших сотни архивно-следственных дел военнопленных, хранящихся, в том числе, в Государственном архиве административных органов Свердловской области. Это старший научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН Наталья Суржикова, профессор кафедры истории государства и права УрГЮА Владимир Мотревич и доцент этой кафедры Александр Смыкалин.
...
Контингент военнопленных
Военнопленные на Урал стали поступать с мая 1942 года. На территории Свердловской области, где действовала наиболее разветвленная сеть мест заключения, с 1942-го по 1956 год находилось 14 лагерей, 11 рабочих батальонов и 2 спецгоспиталя, в которых побывало, по разным оценкам, от 100 до 250 тыс. пленных. Самый крупный спецлагерь (в масштабах всего СССР) носил номер 476 и имел несколько отделений в Асбесте, Свердловске, Ревде, Дегтярске и других городах. Еще один из наиболее известных лагерей – №504 – находился в Карпинске.
Как пишет Смыкалин, на Урале находились не только простые солдаты и офицеры. Многие из них служили в таких карательных частях, как пехотная дивизия «Дас Райх», танковая дивизия СС «Мертвая голова», дивизия «Великая Германия». Здесь отбывали наказание члены гестапо, абвера и других спецслужб. Эти люди, как правило, лично принимали участие в уничтожении советских граждан, поэтому были осуждены советским судом по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года «Об уголовной ответственности немецко-фашистских заватчиков и их пособников». Этот Указ стал основным пунктом в обвинительных заключениях.

 


Из наиболее известных пленных можно назвать личного адъютанта Гитлера, штурмбанфюрера СС Отто Гюнше и офицера СС Гейнца Линге. Они сидели в отделении №5 лагеря №476 в Дегтярске. А ранее, в апреле 1945 по приказу Гитлера после самоубийства вынесли его тело вместе с телом Евы Браун из бункера и сожгли их.

Также на Урале побывали капитан Люфтваффе шеф-пилот личного самолета Гитлера Баур, приемный сын рейхсфюрера СС Гиммлера, сыновья генерал-фельдмаршала фон Клейста и премьер-министра Венгрии Каллаи, начальник отдела «Е» VI Управления СД, руководитель германской разведки на Балканах и в Италии полковник Херман, начальник Главного управления военной разведки Верховного командования вермахта (ОКВ) полковник Зюскинд-Швенди.

В списках пленных числился начальник военно-полевой комендатуры Симферополя Каспар Эбмайер и его замы, устраивавшие этнические чистки в Крыму. Кроме того, были осуждены военнослужащие кавалерийской дивизии «Флориан Гайер» войск СС, уничтожавшие мирное население Белоруссии, России, Украины.
Большинство военных преступников были приговорены военным трибуналом войск МВД УралВО к максимальному сроку наказания – 25 годам лишения свободы, и на свободу должны были выйти в конце 70-х. Но история распорядилась иначе – все изменил вышеупомянутый визит канцлера ФРГ в СССР. Последние военнопленные были вывезены с территории СССР в 1956 году, и в тот же год все спецлагеря на Урале были закрыты.

...
Попытки побегов в лагерях


Однако, конечно, многие пленные были отъявленными головорезами и даже после войны «отличились» попытками диверсий. Так, пишет Мотревич, в 1952 году военнопленный Пицона с группой единомышленников заготовили несколько килограммов сухарей, купили часы, достали карту Советского Союза. Пользуясь плохой погодой, бежать они собирались либо из лагеря №476, отодрав доску в заборе, либо с места работы, где устроили под одним из ограждений подкоп. Пицона сделал даже рогатку, собираясь разбить из нее лампочку, чтобы выбранное для побега место стало непросматриваемым. Но в итоге все были арестованы и отправлены в карцер.

В начале 1953 года была предотвращена попытка осужденных военнопленных бежать из лагерного отделения в Дегтярске. Заговорщики, которых возглавлял командир германской авиадивизии Х. Герман, планировали уйти в Казахстан, а оттуда, с помощью немцев-спецпереселенцев, перебраться за границу. Но тоже не вышло.

Кроме того, в начале марта 1947-го в лагере №313 была разоблачена группа немецких военнопленных, готовившая диверсионный акт на шахте Дегтярского медного рудника. Экс- офицер Пфунд с двумя соотечественниками планировал взорвать клеть подъемной машины, а также проходную шахты. Бывшие офицеры СС думали взорвать также местный Дворец культуры в день его открытия, но их попытка была пресечена..."

http://qoo.by/f1H

"...Наказание отбывал в лагере № 476 МВД СССР для военных преступников (в шестом отделении лагеря, расположенном на окраине г. Асбеста..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #65 : 28 Февраль 2016, 22:47:28 »


Еще немножечко про немцев...в городе...
http://qoo.by/f1K


"...Как известно, после окончания Второй мировой войны в г.Нюрнберге состоялся судебный процесс над группой главных военных преступников. После этого привлекать к ответственности за военные преступления стали и в других странах, в том числе и в Советском Союзе. В январе 1948 г. в Москве состоялось всесоюзное совещание руководящих работников министерств и управлений органов внутренних дел, а также руководства лагерей для военнопленных. Выступивший на этом совещании министр внутренних дел С.Н. Круглов в ряду важнейших задач своего ведомства поставил выявление нацистских преступников в лагерях МВД для военнопленных, с тем чтобы они не ускользнули от органов МВД во время репатриации. По мере проведения этой операции военных преступников предписывалось задерживать, не выпуская за пределы Советского Союза, и судить. В результате в 1948—1949 гг. по всей стране в лагерях была развернута следственная работа по выявлению лиц, совершивших преступления на территории СССР и стран Восточной Европы. Выявленных лиц на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов и изменников Родины из числа советских граждан и их пособников» судил военный трибунал войск МВД и осуждал, как правило, на 25 лет исправительно-трудовых лагерей. В результате мер по фильтрации военнопленных и их уголовному преследованию по состоянию на февраль 1950 г. в СССР было оставлено 13 515 осужденных и подследственных военнопленных[5]. В дальнейшем их количество возрастало в основном за счет осужденных советскими военными трибуналами и интернированных в СССР из стран Восточной Европы иностранных граждан. По состоянию на 01.07.1953 г. в СССР насчитывалось 19 118 иностранных граждан, осужденных в нашей стране за воинские преступления. Среди них было 17 528 военнопленных и 1590 интернированных[6].
Работа по выявлению среди военнопленных участников зверств и злодеяний активно проводилась и на территории Свердловской области, для чего были созданы постоянные следственные группы. В результате их работы были привлечены к уголовной ответственности и осуждены судом военного трибунала войск ВМД УралВО 1 126 человек. Кроме того, в соответствии со ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г., а также ст. 17 УК РСФСР (1926) в Свердловской области были привлечены к ответственности 368 военнопленных, служивших в годы войны в карательных частях германской армии, хотя их преступная деятельность полностью разоблачена не была[7].
Для содержания осужденных военнопленных в СССР в системе ГУПВИ МВД СССР было создано 11 особорежимных лагерей. Это были специальные лагеря со строгим режимом, предназначенные для содержания опасных государственных преступников, шпионов, диверсантов, террористов, участников антисоветских групп и организаций. Для осужденных к каторжным работам устанавливался десятичасовой рабочий день, они использовались на самых тяжелых, по-преимуществу строительных работах. Таким образом, в качестве меры взыскания рабочий день для них был увеличен еще на два часа. Для осужденных предусматривалась усиленная охрана и изоляция с размещением в запирающихся в нерабочее время жилых бараках с решетками на окнах; была введена одежда особого образца с нашитым на верхнем платье и головном уборе личным номером. В течение первого года отбывания наказания заключенные не имели права на переписку и получение вознаграждения за свой труд[8].

....
В Свердловской области первые военнопленные появились в мае 1942 г.; для них были организованы Басьяновский, Монетно-Лосиновский и Исетско-Аятский лагеря. Всего за период 1941—1942 гг. в советском плену оказалось около 20 тыс. военнослужащих вражеских армий, из них на территории Среднего Урала было размещено 4 921 человек, из которых в течение 1942 г. умерло около половины — 2 217 человек[10].

В 1945 г. численность военнопленных в области достигла своего пика — 95 тыс. человек, а затем в связи с репатриацией постепенно стала снижаться. В конце 1949 г. на базе Нижнеисетского лагеря для военнопленных № 314 был образован лагерь № 476 МВД СССР.
Спецлагерь № 476 для военных преступников являлся самым крупным среди подобных лагерей, находившихся тогда на территории Советского Союза. По состоянию на 1 июля 1953 г. в нем насчитывалось 7 170 осужденных иностранных граждан, в том числе 6 455 военнопленных и 715 интернированных. Среди них были не только немцы, но и граждане Австрии, Бельгии, Венгрии, Голландии, Испании, Италии, Люксембурга, Китая, Кореи, Польши, Румынии, Финляндии, Югославии и других стран[11].

Управление лагеря размещалось в пос. Нижнеисетск г. Свердловска, в областном центре находились и три отделения этого лагеря. Первое лагерное отделение располагалось южнее завода «Уралхиммаш», второе — недалеко от завода РТИ, восьмое — в Кировском районе города недалеко от Каменных Палаток. Третье лагерное отделение находилось в пос. Талица г. Первоуральска, четвертое лагерное отделение — на восточной окраине г. Ревды, пятое — в центре г. Дегтярска, шестое — на окраине г. Асбеста и седьмое — в рабочем пос. Ключи Сысертского района. Весной 1955 г. в первом лагерном отделении насчитывалось 640 человек, во втором — 939, в третьем — 1 300, в четвертом— 792, в пятом — 873, в шестом — 1 471, в седьмом — 518 и в восьмом — 388 человек.
Кроме того, в размещенном в пос. Талица г. Первоуральска госпитале № 1893 МВД СССР находилось на излечении 127 человек[12].Контингент лагеря составляли лица, служившие в воинских частях и силовых структурах, замешанных в совершении воинских преступлений, а также те, кто совершал преступления, находясь в лагерях для военнопленных. Следует отметить, что далеко не все заключенные лагеря № 476 являлись военными преступниками. В п. 3 приказа НКВД СССР № 00955 прямо указывалось, что освобождению не подлежат: 1) участники зверств; 2) лица, служившие в СС и СА, полевой полиции и жандармерии; 3) сотрудники гестапо, СД, включая абвер, разведывательных и контрразведывательных органов других государств; 4) руководящие члены фашистских партий и их организаций, как то: национал-со­циалистической рабочей партии Германии, «Скрещенные стрелы», «Железная гвардия» и др.; 5) все лица, подозрительные по вышеуказанным признакам, находящиеся в разработке; 6) осужденные в плену за совершенные преступления[13].
Кроме осужденных военнопленных, среди узников лагеря № 476 было много и гражданских лиц, арестованных советскими органами в странах Восточной Европы и вывезенных для отбывания наказания в СССР. Содержались здесь и те осужденные иностранные граждане, которых по разным причинам нельзя было выпускать из Советского Союза. Уральский лагерь стал пристанищем для многих, кто был в свое время близок к А. Гитлеру или хотя бы знал его лично. Среди них были адъютант А. Гитлера майор О. Гюнше и капитан Люфтваффе шеф-пилот его личного самолета Х. Баур, приемный сын рейхсфюрера СС Гиммлера, сыновья генерал-фельдмаршала фон Клейста и премьер-министра Венгрии Каллаи, племянник видного дипломата фон Папена, а также начальник отдела «Е» VI Управления СД, руководитель германской разведки на Балканах и в Италии полковник Херман, начальник Главного управления военной разведки Верховного командования вермахта (ОКВ) полковник Зюскинд-Швенди и др.[14] Среди заключенных находился и сын казненного в Нюрнберге лидера австрийских нацистов — рейхскомиссара Нидерландов Зейсс-Инкварта. (В октябре 1946 г., через несколько дней после вынесения смертного приговора, А. Зейсс-Инкварту сообщили, что его пропавший в Советском Союзе сын жив[15].)

Архивы содержат интересные сведения о родственнике промышленника Круппа — Геральде Круппе фон Болене. Как известно, Густав Крупп фон Болен был крупнейшим германским промышленником, оказавшим значительную поддержку нацистскому движению. На предприятиях Круппа в огромных масштабах производились танки, артиллерия, другая военная техника и снаряжение, широко использовался труд военнопленных и других узников концлагерей. В 1948 г. Крупп фон Болен предстал перед американским военным трибуналом как военный преступник, однако по возрасту и состоянию здоровья был освобожден от уголовной ответственности[16].
Его племянник, обер-лейтенант вермахта Геральд Крупп фон Болен, во время войны находился в Румынии в составе германской военной миссии. После заключения перемирия между СССР и Румынией он был направлен в лагерь для военнопленных. Судя по документам, во время нахождения в плену обер-лейтенант Крупп фон Болен вместе с другим сотрудником бывшей германской миссии принцем Альбертом фон Гогенцеллерном готовились совершить побег. Подготовка к побегу оказалась раскрыта, и племянник немецкого промышленника оказался в Москве в Бутырской тюрьме, где был отдан под суд военного трибунала.
На суде ему было предъявлено следующее обвинение: Обер-лейтенант Крупп фон Болен, являясь сыном фон Круппа, неоднократно встречался и был лично знаком с Гитлером, Гессом, Гиммлером и другими гитлеровскими нацистами. Принимал участие в боевых действиях против Советского Союза и в оккупации территории СССР, где захватчиками творились насилия и злодеяния. Будучи в сентябре 1941 г. по личному приказу Гитлера отозван с фронта, в 1942 г. был назначен на должность адъютанта начальника артиллерийского отдела германской военной миссии в Румынии. Являясь убежденным фашистом, принимал активное участие в организации и подготовке артиллерийских кадров из румынских солдат и генералов для борьбы против СССР, для подрыва и уничтожения нового демократического строя Румынии. Наряду с этим поддерживал связь с разведывательными органами Германии, а в 1943 г. с разведывательными целями выезжал в Одессу и другие города, после чего добытые сведения передавал в военную разведку. Крупп фон Болен получил 25 лет исправительно-трудовых работ фактически только за личное знакомство с руководителями Третьего рейха.
После вынесения приговора он был отправлен на Урал в пятое лагерное отделение особорежимного лагеря № 476 МВД СССР, расположенное в г. Дегтярске. Вначале он трудился разнорабочим на строительстве жилых домов,затем стал старшим прачечной зоны. В справке лагерной администрации об этом заключенном отмечалось, что Крупп фон Болен строго соблюдал установленный порядок и выполнял любую порученную работу[17].

Следует отметить, что вообще процедура привлечения иностранных военнопленных к уголовной ответственности и порядок рассмотрения дел в суде были максимально ускорены и упрощены. Военные трибуналы выносили приговоры в течение 20—30 минут без участия обвинения, защиты и свидетелей. Нарушение процессуальных норм в дальнейшем сыграло злую шутку с правосудием: часть осужденных военнопленных в 1990-е гг. пришлось реабилитировать, поскольку следствие осуществлялось в спешке и вина подсудимых материалами уголовно-следственных дел часто не подтверждалась. В результате сотни осужденных военных преступников оказались реабилитированными Главной военной прокуратурой Генеральной прокуратуры РФ и причислены, как это ни парадоксально, к жертвам политических репрессий.
Среди реабилитированных — Г. Бартель, Г. Бицингер, А. Бишоф, Э. Бромбах. Унтер-фельдфебель Бартель являлся комендантом концлагеря для советских военнопленных в г. Берлине, им были созданы невыносимые условия для жизни заключенных[18]. Обер-ефрейтор Герман Бицингер, будучи сапером, участвовал в карательных операциях против мирного населения в Крыму. В ходе проведенной с его участием операции было уничтожено свыше 600 человек из скрывавшегося в каменоломнях гражданского населения[19].
Служили в концентрационных лагерях для советских военнопленных фельдфебель Арнольд Бишоф и унтер-офицер Эмиль Бромбах[20]. Из архивно-следственного дела последнего следует, что унтер-офицер Эмиль Бромбах служил в лагере для военнопленных № 203 для советских военнопленных и был осужден на основании ст. 17 УК РСФСР и ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и их пособников» на 25 лет ИТЛ. На основании ст. 3 Закона РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г. приговор военного трибунала войск МВД от 16.12.1949 г. в отношении Эмиля Бромбаха был отменен, и производство по делу прекращено за отсутствием в его действиях состава преступлений[21].
...

Разумеется, добросовестно трудились далеко не все, некоторые отказывались, занимались саботажем и организовывали диверсии. Среди них — бывший командир танкового полка полковник Ганс Герцог. Он был осужден на 25 лет ИТЛ за участие в карательных операциях против советских партизан в Белоруссии. За отказ трудиться он неоднократно подвергался различным наказаниям, но к работе так и не приступил. В мае 1992 г. на основании Закона РСФСР от 18.10.1991 г. Ганс Герцог был реабилитирован[27].


Еще больший «послужной список» у Людвига Фигля, австрийца по национальности, служившего во время войны рядовым в германской армии. Первый раз он был осужден в декабре 1946 г. судом военного трибунала войск МВД Мурманской области за организацию диверсии во время работы на Мурманской городской электростанции, когда сбросил вагонетку в шахтоподъемник и вывел его из строя. Второй раз в 1951 г., за то, что бежал из лагеря в Белоруссии и около года находился на нелегальном положении. В третий раз Л. Фигль оказался обвиняемым по делу генерала Германа, когда он вступил в подпольную организацию военнопленных в Дегтярском лагере, пытавшуюся осуществить групповой побег, и был осужден на 25 лет ИТЛ. В мае 1955 г. Л. Фигль отказался выходить на работу и потребовал отправить его домой.
...

...
Примерно четверть содержавшихся в лагере военнопленных составляли офицеры и генералы.

По состоянию на 1 октября 1953 г. на учете в лагере № 476 состояло 4 647 человек, в том числе 1 127 офицеров и 82 генералов и адмиралов[31].
Основной массив последних составляли генералы германской армии и адмиралы флота, но были среди них генералы венгерской и румынской армий. В плену в СССР находилось одних только генералов германской армии и адмиралов военно-морского флота 376 человек. Среди обитателей лагерных бараков наибольший процент составляли представители сухопутных войск. Второй по численности была категория отставных генералов, на конец 1948 г. их насчитывалось 40 человек. Из этого числа 277 генералов и адмиралов были репатриированы, а   девяносто девять умерли, из них 18 человек приговорены к высшей мере наказания и казнены[32].
В феврале 1954 г. на Среднем Урале находилось 78 генералов, из них 71 человек составляли генералы германской армии, 5 — румынской и 1 — венгерской. Был среди них и адмирал германского флота[33]. В архивных делах сохранился эшелонный список, составленный при переводе осужденных для отбытия наказания в г. Иваново, что позволяет назвать находившихся в Свердловской области генералов поименно. Это генералы германской армии:К. Агрикола, О. Аудорш, О. Барт, Г. Бауэр, Э. Беге, К. Беккер, В. фон Беркен, Г. Беттхер, Э. фон Боген, В. Бремер, О. Брюкер, Э. Бушенгаген, Ф. Вайнкнехт, Р. Буттман, Г. Ганоуэр, М. Гартман, Г. Гейне, К. Герсдорф, А. Гешен, Ф. Гольвигцер, Э. Енеке, Д. фон Заукен, И. Зеебот, Э. Зилер, Э. фон Килиани, Г. Кламт, Г. Кольсдорфер, А. Конради, К. Коссман, Р. Кретцер, Т. Кречмер, Э. фон Куровский, Б. Лаш, Г. Ленгенфельдер, Ф. Лигман, Г. Линдеман, Г. Ломбард, Ф. Макке, В. Макс, Г. Медер, Э. Мерк, Г. Михаэлис, Э. Мюллер, Г. Нигафф, В. Бойман, В. Райгель, О. Раузер, К. Репке, Г. Риттберг, К. Роденбург, Ф. Раске, В. Рунге, К. Родигер, И. Тарбук, З. Томашки, Г. Траут, А. Трабитц, Г. фон Фалькенштайн, З. фон Фалькенштайн, З. Ферхайн, Г. Фишер, Ф. фон Кирхензитенбах, Л. Фрикке, Г. Хакс, Э. Хелль, А. Хемман, В. Хенне, З. Хенрици, А. Хенце, А. Хиггер, Ф. Хохбаум, Б. Хюльзен, В. Шартов, Б. Шац, И. Шватло-Гестердинг, Г. Ширмер, Ф. Шлипер, Р. Шлигер, З. фон Шляйниц, В. Шмидт-Хаммер, А. Шмидт, Р. Шперль, Ф. фон Штейккеллер, И. Энгель, Ф. Энгель; генералы венгерской армии: Ф. Вашвари, Г. Буковари, Л. Сабо, Г. Фехер, Г. Ерлих; румынской: Т. Станеску, а также контр-адмирал германского флота В. Арнсвальд[34]. Пленные генералы иностранных армий содержались в лагерных отделениях, расположенных в гг. Асбесте, Дегтярске и Первоуральске. Об их пребывании на Урале имеются весьма любопытные воспоминания М.А. Егорова, который после демобилизации из армии до декабря 1955 г. работал начальником отдела управления лагеря № 476[35]..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #66 : 29 Февраль 2016, 22:11:08 »

Еще немножечко про немцев...в городе...
...


Еще самую чуточку...
Про то - что учет военнопленных фашистов был не ахти каким педантично-арийским, а охрана - порою символической...(и это там - где до границы: раз плюнуть, ну или два раза плюнуть...)

http://pavlovsk-spb.ru/vse-razdeli/1941-1945/nemezkie-voennoplennie-v-leningrade.html

"...Охрана лагерей, состоявшая преимущественно из инвалидов и стариков, была весьма невелика – на 66 тысяч пленных в Ленинграде и области приходился чуть более тысячи охранников и иных работников, вооруженных 583 винтовками, 51 пистолетом-пулеметом ППШ и 383 револьверами-«наганами». На работах пленных немцев зачастую «охраняли» невооруженные работники предприятий, к которым были прикомандированы пленные.

Лагерные отделения, дислоцированные в черте Ленинграда, имели проволочные заборы по периметру в 1-2 кола и частично вторую линию ограждений – деревянные заборы высотой 2-2,5 метра. Впрочем, многие лаготделения имели практически символическую проволочную ограду.
Как вспоминает очевидец: «Жили немцы в сарае, который стоял в чистом поле. Пленных было с полсотни. Сарай был окружен крайне убогой оградкой с символической колючей проволокой. При этом проскочить сквозь эту ограду было простейшим делом, но немцы нам на удивление старательно ходили только через воротца. Еще из культурных мероприятий был устроенный на самом видном месте насест над ямой – для оправления соответствующих нужд. Почему-то немцам больше всего нравилось сидеть там на закате, подставляя голые задницы последним лучам солнца.

Большей частью они работали с нами по прополке капусты. Кто умел что-либо делать – работал в мастерских… Чем дальше – тем меньше немцев охраняли. Конвоиров при них становилось все меньше и меньше. По-моему, бывало так, что немцы ходили без конвоя, под командой своего старшего. Во всяком случае я видел, как раз на Невском проспекте, напротив Дома творчества Театральных работников, как двое военнопленных, шедших без конвоя, приветствовали нашего старшего офицера с золотыми погонами - и тот козырнул в ответ».

При такой слабой охране, на удивление, число побегов было относительно невелико. Всего в 1945-49 гг. из лагерей в Ленинграде и области бежало 548 пленных, из них 420 было практически сразу же задержано охраной. Большинство беглецов, кому удавалось удачно покинуть лагерь, с дальнейшей целью возвращения в Германию пытались пробраться на Карельский перешеек к Финляндии или через Гатчину, Лугу и Псков в Латвию, либо чрез Красное Село, Кингисепп и Нарву в Эстонию.

За 1945-1949 гг. милицией Ленинграда было задержано 95 бежавших из лагерей военнопленных, погранвойсками - 60 беглых, гражданское население задержало 98 военнопленных, бежавших в том числе из лагерей в других регионах страны. Таким образом, можно смело утверждать, что удачных побегов военнопленных из лагерей Ленобласти не было.

Заметное влияние на снижение побегов военнопленных оказала вступившая в силу с 20 декабря 1946 г. директива начальника Управления МВД Ленобласти №87, предоставляющая право начальникам лагерей и лаготделений, расположенных на Северо-Западе РСФСР, направлять всех злостных беглецов и организаторов побегов в режимный лагерь № 39 на медные рудники Джезказгана в Казахстане. С октября 1947 г. их стали направлять в особые лагеря № 469 и 142 Сталинской области на угольные шахты Донбасса. С 1946 по 1949 гг. в эти «штрафные» лагеря было этапировано из Ленобласти 602 виновных в побегах и попытках побегов военнопленных.

Кроме того, в 1945-49 гг. за «профашистскую агитацию», угрозы «антифашистскому активу» из военопленных, объявление голодовок, оскорбления администрации и т.п. были подвергнуты аресту, направлению в штрафной лагерь и осуждены судом Военного трибунала почти 240 военнопленных. Так, например, летом 1948 г. в лаготделении №5 лагеря №393, находившегося непосредственно в Ленинграде, был арестован и осужден бывший лейтенант «вермахта», военнопленный В.Альбрехт, 1913 года рождения. В мае 1948 г. ему удалось провести два нелегальных собрания бывших офицеров вермахта, где ими были выработаны решения не усердствовать в работе, саботировать работы, «так как неизвестно, сколько еще придется быть в плену».

Но в целом наказания были достаточно либеральные – особенно по сравнению с режимом, существовавшим в гитлеровских концлагерях. Большинство проштрафившихся отделывались несколькими сутками или парой недель на гауптвахте. Так, не был наказан военнопленный Нейланд, который в адрес вернувшихся из экскурсии по Ленинграду военнопленных выдал почти «геополитическое» заявление: «Вы ездите по Ленинграду, расходуете деньги, а я сейчас в Ленинград не поеду, т.к. я буду в Ленинграде вместе с американцами в американской военной форме». Случись нечто подобное в Германии – такого агитатора запороли бы…

В сентябре 1949 г. в лагоотделении № 22, расположенном в самом Ленинграде, отделался 20 сутками гауптвахты и военнопленный Ганс Хаан, которого задержали за производство антисоветских надписей на стенах строящегося жилого дома.

После каждого случая побега или иных нарушений в лагерных отделениях ужесточились меры по наведению внутреннего порядка, дисциплины и организованности среди военнопленных. Довольно распространенным средством поддержания того внутреннего порядка был запрет вести переписку с родиной, получать посылки и денежные переводы и т.п. Заметим, что советские военнопленные в Германии в годы войны, мягко говоря, не знали такого понятия, как письма и посылки…

Кроме всего прочего, побеги военнопленных успешно предотвращались самими пленными – для поддержания среди них внутренней дисциплины приказом НКВД СССР № 0172 от 27 июня 1945 г. были созданы «вспомогательные команды» из самих пленных. Только в лагподразделениях, расположенных за пределами Ленинграда, было сформировано 12 «вспомогательных команд» из 362 человек, которые с вполне немецкой добросовестностью сторожили своих соотечественников.

Непосредственно в Ленобласти для нарушителей среди военнопленных было организовано штрафное лаготделение № 29 в бухте Морье на берегу Ладожского озера, где до марта 1948 г. содержалось от 300 до 350 проштрафившихся военнопленных. Штрафники использовались на тяжелых физических работах, под охраной, с изоляцией от населения. Для них устанавливался 12-часовой рабочий день с обязательным выполнением нормы выработки. При систематических отказах от работы их привлекали к уголовной ответственности. Питание организовывалось по уменьшенной норме без дополнительного пайка. Переписка запрещалась. С 1946 по 1948 гг. в штрафном лаготделении у Ладоги умерло около 1200 штрафников.

Примечательно, что к концу 40-х гг. среди немецких пленных появились свои «стахановцы» - среди них проводились соревнования и так называемые «генековские» трудовые вахты, названные так в честь аналога Стаханова в восточной Германии – шахтера Адольфа Геннеке. Он работал в шахте имени Карла Либкнехта в г. Цвиккау и в октябре 1948 г. выполнил дневную норму добычи угля, совсем как Стаханов, на 380%...
Помимо германских «стахановцев», среди пленных было немало стукачей – в январе 1946 г. по всем лагподразделениям Ленобласти было 137 осведомителей и 7 «резидентов» из числа пленных, уже к весне 1947 г. на учете опреративных отделов лагерей их насчитывалось свыше 1,5 тысяч.

Через осведомителей удалось выявить и взять на учет более 80 военных преступников и 2,5 тысячи военнопленных, во время войны участвовавших в карательных операциях на территории СССР. Так, оперативными мерами был выявлен военнопленный Г.Вейланд, который лично расстрелял 16 человек в белорусском городке Вознесенске. В начале 1947 г. в лагере № 393 в Ленинграде был арестован военнопленный Паер, служивший в свое время в личной охране Гитлера. До ареста бывший охранник фюрера занимал должность начальника рабочей роты военопленных в лаготделении № 1. В апреле 1947 г. оперативные органы установили, что военнопленный В.Волер лично расстрелял в сентябре 1941 г. в районе Умани около 20 советских военнопленных. И таких случаев в архивах лагерей Ленобласти учтено немало.

Кроме осведомителей в лагерях из лояльно настроенных к советской власти пленных формировался так называемый «антифашистский актив». В 1947 г. в антифашисты записалась уже треть бывших солдат Гитлера...."




Особенно полезно ознакомиться с памяткой для противных тюремщиков, которые сторожили трудящихся бедных фрициков

http://amnesia.pavelbers.com/Straniza%20istorii%20voyni%2065.htm














И замечательно познавательные жизненные истории

http://urbibl.ru/Stat/XX_vek/serdce_i_krest.htm

"....Маленькая Германия
«Я приехала в Дегтярск в 1953 году, - вспоминает Клавдия Петровна Яцко, - меня направили работать в городской Дворец культуры. Он был выстроен немецкими военнопленными. Они все были высоченные, рыжие. Я их побаивалась и входила в здание только в сопровождении офицера НКВД».
Еще бы! Большинство пленных были из частей СС. Поговаривали, что один из них принимал участие в расстреле Зои Космодемьянской.
Содержался в Дегтярске в пятом отделении лагеря № 476 и племянник известного промышленника Густава Круппа – Геральд Круппе фон Болен.

...

Как жили военнопленные? Их работа до сих пор на виду: центральный стадион и здание мэрии в Екатеринбурге, фабрики в Асбесте, Двуреченске, Талице. Они работали на рудниках Дегтярска и на строительстве теплоцентрали в Первоуральске. В суровом уральском климате подхватывали воспаление легких и туберкулез, умирали от дистрофии.

И любили. До сих пор это закрытая страница послевоенной истории. О романах уральских женщин и немецких военнопленных мало что известно. Ходили рассказы о том, когда в результате подобных «союзов» обе стороны кончали жизнь самоубийством.

Как, например, история о женщине-фельдшере госпиталя, которую небезосновательно заподозрили в связи с военнопленными. После начатого преследования любовная пара решила добровольно уйти из жизни. Что удалось сделать лишь наполовину: после того, как немец убил свою возлюбленную, он не смог вскрыть себе вены.
А в Дегтярске очевидцы тех событий еще помнят о том, что в конце сороковых годов, накануне отправки пленных домой, им впервые без конвоиров позволили ходить по городу. В те дни многие из них были тайными гостями русских женщин. К таким рассказам нельзя относиться ни плохо, ни хорошо: вполне возможно, что многие из этих отношений носили характер неподдельного чувства.

Не все из пленных смирялись со своим положением: несмотря на удаленность Урала, некоторые из них решались на побег. Одно из таких ЧП произошло при строительстве теплоцентрали в Первоуральске. Один из пленных обнаружил, что через колодец коммуникаций можно попасть за пределы новотрубного завода. Улучив момент, он собрал свои нехитрые пожитки и спустился в подземный ход. Ему удалось незамеченным подняться на поверхность в районе заводской проходной и дойти до автобусной станции, где он и был задержан. Примечательно, что по дороге он спрашивал у местных: «Который час? Как пройти на автобус?», но никто не заподозрил в нем сбежавшего военнопленного.

Как мы уже сказали, в конце сороковых большая часть пленных была освобождена. В лагерях остались лишь осужденные военные преступники, офицеры и генералитет – примерно десять тысяч заключенных. Многие из них так и не покинули Урал...."

А вот кино про неизбежность расплаты...Или про регулярный расстрел из рогаток....

http://films-online.cc/news/v_russkom_plenu_sny_drakona_2008/2013-10-12-24605


А вот эта история - ваще информация для размышления...



http://qoo.by/f58


"...Немецкий побег из лагеря для военнопленных в Папаго.
В 1944-ом году группа немецких военнопленных спланировала побег из тюрьмы. Они вырыли туннель под заборами, пересекли пустыню и направились в … Мексику. Это были пленные нацисты, которых содержали американцы посреди аризонской пустыни. Их побег состоял из игры в волейбол, прогулки на каноэ и вечер, проведенный за игрой в боулинг. Как?
Папаго парк – отличное место для лагеря военнопленных. Расположенный посреди пустыни. Дни здесь изнурительно жаркие, а ночи невообразимо холодные. Некуда бежать и негде спрятаться. Но нацисты из блока №84 предприняли попытку.
Это был 1944-ый год, в Папаго парк прибыло примерно 3 тысячи пленных военных моряков и все они ждали конца войны под аризонским солнцем. Американские охранники совершили одну обычную ошибку: чтобы не мучиться под палящим солнцем долго, всех заключенных поместили в один блок. По словам беглецов, это была не лучшая идея. Сложить все тухлые яйца в одну корзину.
План побега составляли четыре капитана подводной лодки, спокойно поигрывая в карты. План казался простым, по крайней мере в теории. Они прокапали 55-метровый туннель под двумя заборами и патрульной дорогой. Максимальная глубина туннеля составляла около 5 метров. После побега в соседнюю страну, капитаны планировали присоединиться к симпатизировавшим в то время нацистам в мексиканцам. И со временем они бы сели на корабль, плывущий к родным берегам.
Копать туннель немцы начали примерно в сентябре, одна группа копала, а другая раскидывала грязь по территории. Заключенные прятали землю в цветниках, за забором, в ямки, вокруг казарм. Вскоре американцы решили соорудить для пленных волейбольную площадку, но строить её конечно же американцы поручили заключенным. Зато в руках нацистов появились лопаты и грабли. Тогда и копать стало проще, и землю можно было сбрасывать на строительную площадку.
Через некоторое время в туннеле появилось освещение и тележка для более быстрого вывоза земли. Кого-то из заключенных назначили ответственным за документы, и вскоре у заключенных появились паспорта с разным уровнем доступа, которые они «печатали» на картонках из под хлопьев.
Возможно, Вас это удивит, но немцам удалось даже немного подзаработать, продав глупеньким американцам поддельную нацистскую регалию, которую они сделали в кустарных условиях из переплавленного металла из тюбика от зубной пасты и крема для обуви.
Великий побег из Папаго начался 23 декабря 1944 года. Накануне тюремные офицеры и более нижние чины устроили своеобразный пир и много пили, пели, устраивали застольные игры, что позволило немцам спокойно покинуть пределы тюрьмы
На следующее утро американцы обнаружили пропажу и забили тревогу. Агенты ФБР, солдаты, полицейские и охотники за головами устроили настоящую охоту. Некоторых нацистов схватили американские индейцы, других случайно обнаружили уже изголодавшими и истощенными. Еще стоит упомянуть трех подводников, которые в отличии от остальных не собирались бежать в Мексику, они планировали приплыть туда. Это были капитан Вильгельм Гюнтер, лейтенант Вольфганг Кларус и лейтенант Фридрих Ютзолино. Но когда они построили каноэ, обнаружилось, что река Гила, по которой они собрались плыть высохла.
Вскоре все вернулись в лагерь.
Самыми удачливыми можно назвать «водное трио» во главе с капитаном Юрингом Вааттенбергом. Вместо того, чтобы бежать к границе, он и его друзья Уолтер Козюр и Йоган Кремер решили «зависнуть» в районе Финикса. Они ходили в бар, боулинг, пили пиво и наслаждались жизнью. Кремер даже присоединился к волонтерским работам в блоке №84, и даже приходил спать в лагерь.
Вскоре у компашки кончились деньги, Козюр пришел с повинной, а остальных арестовали. Только один капитан подлодки Ваттенберг остался непобежденным. Но и он нашелся 28 января 1945 года...."

http://www.u-boote.ru/mans/mans_3.html
Ваттенберг Юрген28.12.1900 (Любек) – 27.11.1995
Ваттенберг Юрген, капитан 1-го ранга (01.04.1943). 01.04.1923 поступил на флот фенрихом. 01.10.1925 произведен в лейтенанты. В начале войны служил на карманном линкоре "Адмирал граф Шпее", который потерпел поражение в бою у Монтевидео в декабре 1939 и был затоплен. Экипаж был высажен на берег и задержан уругвайскими властями, но затем освобожден. В мае 1940 вернулся в Германию и в октябре переведен в подводный флот. 09.09.1941 назначен командиром U-162
, на которой совершил 3 похода (проведя в море в общей сложности 162 дня). 03.09.1942 в районе Багамских островов подлодка Ваттенберга была атакована 3 британскими эсминцами, и ей нанесены тяжелые повреждения, после чего экипаж был вынужден сдаться. Всего за время военных действий Ваттенберг потопил 14 кораблей общим водоизмещением 82027 т. Ваттенберг содержался в форте Хант, с октября 1942 – в лагере в Кроссвилле, с января 1944 – в лагере Папаго-парк. В ночь на 24.12.1944 Ваттенберг вместе с 25 военнопленными совершил побег из лагеря, причем он дольше всех скрывался от американских властей и был захвачен только 28.01.1945. В 1946 освобожден; работал менеджером в любекском отделении "Баварских пивоварен".

http://www.u-boote.ru/mans/mans_9.html
Краус Ганс-Вернер01.07.1915 (Бойлвиц, Заальфельд) – 25.05.1990
Краус Ганс-Вернер, капитан-лейтенант (01.11.1941). 26.09.1934 поступил на флот кадетом. 01.04.1937 произведен в лейтенанты. Служил на легком крейсере "Кёнигсберг". В октябре 1939 переведен в подводный флот. Служил 1-м вахтенным офицером на подлодке U-47; до ноября 1940 плавал с Г. Прином. 08.02.1941 назначен командиром подлодки U-83, на которой совершил 9 походов (проведя в море в общей сложности 212 дней). Во время 3-го похода 18.12.1941 прошел через Гибралтар в Средиземное море. 19.06.1942 награжден Рыцарским крестом Железного креста. 21.09.1942 отозван в Германию, а 28.11.1942 получил в командование подлодку U-199 (тип IXD2). На ней он вышел в море в единственный поход (80 дней) и потопил 2 корабля общим водоизмещением 4181 т. 31.07.1943 лодка Крауса была потоплена восточнее Рио-де-Жанейро (Бразилия) американской и бразильской авиацией; 49 человек погибло, оставшиеся 12 человек, в т.ч. Краус, были взяты в плен. Всего за время военных действий Краус потопил 8 кораблей общим водоизмещением 12702 т и повредил 2 корабля водоизмещением 9336 т. С августа 1943 содержался в Форт-Ханте, с сентября 1943 – в Кроссвилле, с января 1944 – в Папаго-парке. В ночь на 24.12.1944 вместе с 24 военнопленными совершил побег, однако через неделю схвачен. В 1946 освобожден.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #67 : 29 Февраль 2016, 23:08:00 »

Итого по работе с источниками по теме "Немцы в городе":

- совершенно возможный вариант беглеца "из тех еще" немцев, который попал в лагерь через фильтрационный и ввиду своей неопознанности прикинулся простым мясом войны.
- этот нам не товарищ понял, что влип и что на грани провала (таки лишнего сказал про свое реальное прошлое и это через стукачей могло утечь), и решил сбежать и собственно и сбежал.
- удачные побеги таки были - хотя и в малых цифрах. Самое интересное - что после определенных межгосударственных соглашений - этих беглецов уже не искали. И дела по розыску - закрывали на чем было. Естественно - ни один из таких счастливо сбежавших: сам после не раскрывался. Залечь на дно как видно - варианты были: от любящих женщин до автономной жизни в глуши.
- оставался вопрос: кто куда стремился? И еще - кто кого быстрей нашел (наши или американцы для своей резидентуры)? Кстати, вот ведь летел самолет с фашистскими комикадзами на Полуночный: ведь не все были найдены безусловно погибшимии,  не факт - что все загибли сразу же. Среди тех - некоторая часть типа без вести пропавшие. А пропали ли насмерть? Туда ж посылали диверсионную группу - а это весьма тренированные люди...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #68 : 01 Март 2016, 18:10:43 »

Я мал-мало порыла темку фашистских диверсантов...над Северным Уралом
Ваще говоря  - наводит на мысли...неутешительные...

http://www.uralstalker.com/uarch/us/2011/07/17/

То же самое - но текстом и без картинок. Но картинки - не главное
https://www.vif2ne.org/nvk/forum/arhprint/2728774

"...Однако обратимся к началу нашего повествования. Вспомним про «пуговку» с подслушивающим жучком, которая валялась на дороге. Не группа ли шпионов-диверсантов под кодовым названием «Северная», обученная в специальном немецком центре, ее потеряла?

Документально известно, что в ночь с 17 на 18 февраля 1944 года линию фронта пересек, не попав под огонь зениток, самолет, на борту которого было семь человек. Самолет поднялся с рижского аэродрома и взял курс на восток, в тыл Советского Союза. По планам германской разведки районом диверсионной деятельности этой группы должен был стать Средний Урал.

Сошлюсь на некоторые данные из публикаций доктора исторических наук В. П. Мотревича. Экипирована группа была по первому разряду. Документы — паспорта, трудовые книжки, свидетельства об освобождении от воинской обязанности со штампами, разные справки — конечно, были фальшивыми, хотя специалисты Абвера изготовили их довольно грамотно. Все диверсанты имели красноармейскую форму, снабжены и маскировочной одеждой немецкого образца. Кроме того, у них были спальные мешки, одеяла, валенки, лыжи.

Вооружены они были, как говорится, до зубов: автоматами, пистолетами «Вальтер», охотничьими ружьями. В достатке были боеприпасы, гранаты, ножи. Группа имела радиостанцию, взрывчатку, компасы, бинокли. А также запас продуктов на полтора месяца, аптечки, ранец с бельем и туалетными принадлежностями и по 500 советских рублей. Диверсантов соответственно снабдили подробнейшими картами, на которых были обозначены практически все крупные оборонные предприятия Урала, выпускавшие танки, пушки, «Катюши», снаряды, бомбы и другую продукцию для фронта. Точно указанный на плане оборонный объект предписывалось уничтожить или серьезно повредить.
Все члены группы «Северная» были русскими по национальности, в прошлом все, кроме одного, являлись военнослужащими Красной Армии, при разных обстоятельствах оказавшимися в германском плену.
Возможно, эта семерка и нанесла бы урон, как предполагалось, каким-то из стратегически важных производств, если бы не вмешался случай. То ли пилот плутанул, или он спешил назад, потому что горючее в баках заканчивалось, но парашютисты, не долетев до объекта, приземлились далеко от намеченной цели — в Коми-Пермяцком автономном округе (Пермского края, тогда Молотовской области), в глухой тайге.

Людей, вещи и продукты разбросало по территории в несколько километров друг от друга. Один во время приземления повис на дереве, не смог освободиться и замерз. В результате сильного голода и обморожения еще двое диверсантов, в том числе и старший группы, покончили жизнь самоубийством, застрелившись из автоматов. Еще один член группы во время приземления сильно обморозил ноги, у него началась гангрена, и его застрелили. Труп зависшего на дереве сняли и захоронили, тела остальных из-за сильного голода съели.

5 июня 1944 года, то есть спустя четыре месяца после приземления в советском тылу, они, так и не осуществив никаких террористических актов, вышли из леса уже в Кировской области и сдались. Это были П. А. Андреев, Н. К. Грищенко и Н. М. Стахов. Было проведено серьезное дознание следователями «Смерш» УралВО, которые даже выезжали в те районы, где диверсанты отсиживались, там же нашли останки четверых и различное снаряжение.

Диверсантов, конечно, судили. Особое Совещание при НКВД СССР вынесло приговор: Андрееву — 20 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ), остальным — высшую меру наказания. Затем дело было пересмотрено и указанные лица за принадлежность к немецкой разведке получили от 8 до 15 лет ИТЛ с конфискацией имущества.

В 1967 году П. А. Андреев, проживавший в то время в Магаданской области, подал заявление с просьбой пересмотретьего дело и реабилитировать. По его мнению, он и его товарищи были осуждены незаконно, поскольку они сами явились в органы НКВД с повинной Но просьба о реабилитации была отклонена.

Сообщений о том, что немецкая разведка не раз предпринимала усилия по дезорганизации работы народного хозяйства Урала, являвшегося в годы войны главным арсеналом страны, в прессе сейчас много. Мы же доскажем лишь ту историю, о которой обмолвились вскользь, для чего вернемся к событиям декабря 1941 года, к руднику Полуночное на севере Свердловской области, наличие которого так взволновало Адольфа Гитлера. Это и есть тайна «Двадцать пятого».

Разгадка ее — в пределах школьной программы. Следует лишь открыть знаменитую таблицу элементов Дмитрия Ивановича Менделеева. На ней под номером 25 значится марганец. Мы его представляем в виде кристалликов, которые можно купить в аптеке. Если их бросить в воду, она примет красивый аметистовый цвет. В госпиталях этим раствором промывали плохо заживающие раны — это хорошее дезинфицирующее средство.
У «Двадцать пятого» много и других профессий. Но одну следует произносить стоя, под звуки гимна страны: марганец — главная составляющая брони нашей Победы над фашистской Германией. Без добавок марганца листы стали, от снарядов даже самого мелкого калибра, превращались в решето.
Имя «Полуночное» этому месту могли дать только романтики. Северные зимы здесь долгие, зато летом, если солнце прячется ненадолго, ночи на этой параллели очень даже белые, не хуже, чем в Питере. В 1920 году, изъеденная тучами мошки и гнуса, группа геологов под руководством Константина Матвеевича Кожевникова в тридцати километрах севернее Ивделя обнаружила залежи марганцевой руды.
Но практический интерес к Полуночному, к его марганцевому месторождению, появился только в 1940-м, когда набирали мощность металлургические предприятия Урала. Рудник мог дать 270 тысяч тонн марганцевой руды в год.

Освоение месторождения включало сооружение железнодорожной ветки Ивдель — Полуночное. А кругом тайга и болотины. На чьих костях поднимались в то время стройки коммунизма? Известное дело — главными строителями были заключенные. И только здесь 1770 «зеков» на прокладке дороги подняли 300 тысяч кубометров земли, уложили 25 километров железнодорожных путей, сделали 200 метров искусственных сооружений и различных вспомогательных устройств. Нужно отметить, что все работы (за исключением добычи балласта) производились вручную.

Такими же ударными темпами велось строительство самого рудника. А тут еще грянула война. Беда подгоняла скорейший ввод в эксплуатацию Полуночного, потому что фашисты оккупировали Украину, во вражеском стане оказался главный марганцевый бассейн — Никопольский. В стране возникла острая проблема обеспечения заводов черной металлургии марганцевой рудой.

И первый марганец Полуночного страна получила в рекордно короткий срок — в августе 1941 года. Его по бездорожью к станции Ивдель доставили на грузовиках, и так возили колоннами еще целый год. Золотым был этот марганец! А к августу 1942-го, благодаря неимоверным усилиям строителей, железнодорожная ветка Ивдель — Полуночное подошла к карьеру: наконец, открылась возможность грузить руду прямо в железнодорожные вагоны.
Гитлеровское руководство понимало, какое значение имеет уральский марганец для оборонной промышленности СССР и, в частности, для производства танков. Так что уничтожить Полуночное было в особых планах Гитлера. Авторы брошюры «Марганец Северного Урала» Г. Цаур и В. Камарский приводят данные об одной из таких попыток. Так, 11 ноября 1942 года эскадрилья немецких бомбардировщиков поднялась со смертельным грузом, но часть самолетов попала подзенитный огонь наших прифронтовых батарей, а те, кому удалось прорваться, сбились с курса.
В специальном номере киножурнала «Советский Урал» известный кинорежиссер Лев Ефимов приводит другой случай, когда группа диверсантов попыталась подобраться к руднику с моря. На этот раз она, вооруженная до зубов источными координатами, высадилась с подводной лодки, но детальные карты и компасы не помогли. Тундра встретила их неприветливо, могилу они нашли на Приполярном Урале.

Все четыре года, пока шла страшная и изнурительная война, рудник в Полуночном, открытым и подземным способом увеличив добычу в 16 раз, непрерывно доставлял металлургам бесценный и такой необходимый для броневого листа марганец. Возможно, без него путь к Великой Победе был бы куда более долгим и трудным.

С пятидесятых годов руды Североуральского марганцевого бассейна, хотя и имеют хорошую перспективу, не разрабатываются.
Причина: сложные горнотехнические условия и отсутствие поблизости современного обогатительного предприятия. Карьеры и подземные выработки вскоре заполнила вода. Редкие в этих краях туристы принимают их за красивые природные озера...."
 

В статье дается ссылка на работы этого историка. Вполне авторитетно

http://bmpravo.ru/show_stat.php?stat=914

http://hist.igni.urfu.ru/people2/client/agents.asp?aid=82


Обращает на себя внимание - то, что диверсанты сами сдались. Их - не вылавливали. Они сами - умудрились пройти аж в Кировскую область. О их приключениях - стало известно только с их слов. Как идентифицировать останки поеденных на количество и соответствие? Если робяты сдались тока в начале июня?
Жаль что не могу уточнить - где их приземлило в Молотовской области. С голоду - они перешли на людоедство. А если б провизию не унесло от них далеко? Ваще этот момент с гибелью типа самоубийства - сильно странен. Если не сказать - невероятен...

Народ расстреливался из автоматов. Т.Е. не боялись шуметь? Хоронили первого неудачно приземлившегося. Т.Е. оставляли следы на поверхности в виде холма и метки? И типа карты - у них были негодны? А в тайге - совсем ни одной дичины?
Странная история. Если помнить - что их готовили на диверсантов. Что они и доказали. Раз сами сдавались...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #69 : 01 Март 2016, 19:09:05 »

Я мал-мало порыла темку фашистских диверсантов...над Северным Уралом
Ваще говоря  - наводит на мысли...неутешительные...
...

И еще одна история. Автор - её не простой, а "золотой" ... Читать интересно многое, а эта история - стр 116


https://issuu.com/rednorth/docs/____________________1_2014



















Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #70 : 01 Март 2016, 20:25:29 »

...

Обращает на себя внимание - то, что диверсанты сами сдались. Их - не вылавливали. Они сами - умудрились пройти аж в Кировскую область. О их приключениях - стало известно только с их слов. Как идентифицировать останки поеденных на количество и соответствие? Если робяты сдались тока в начале июня?
Жаль что не могу уточнить - где их приземлило в Молотовской области. С голоду - они перешли на людоедство. А если б провизию не унесло от них далеко? Ваще этот момент с гибелью типа самоубийства - сильно странен. Если не сказать - невероятен...

Народ расстреливался из автоматов. Т.Е. не боялись шуметь? Хоронили первого неудачно приземлившегося. Т.Е. оставляли следы на поверхности в виде холма и метки? И типа карты - у них были негодны? А в тайге - совсем ни одной дичины?
Странная история. Если помнить - что их готовили на диверсантов. Что они и доказали. Раз сами сдавались...


Нашла поподробнее. Еще больше удивления...

http://www.chekist.ru/article/4810

"...Тридцать наиболее успешных диверсантов в конце 1943 г. прибыли в село Печки вблизи Пскова для завершения подготовки, во время которой тщательно изучали подробные цветные карты Урала и особенности ночного парашютирования. На Псковщине диверсанты на практике отработали специфику подрыва железных дорог, мостов, оборудования ЛЭП и электростанций, опробовав новые виды пластичной взрывчатки.

Передовая (северная) группа парашютистов под руководством белоэми-гранта И. Тарасова имела задание приземлиться «в 80-м квадрате Сверд-ловской области, восточнее города Кизела». На карте Урала, сделанной по заказу генштаба Люфтваффе в 1942 г. в масштабе 1 : 300 000, указанный квадрат представлял малонаселенный район между 59 градусами и 60 градусами северной широты; 58 градусами и 59 градусами восточной долготы. На юг от места высадки лежит лесное плоскогорье с удобными выходами на Горнозаводскую железную дорогу Пермь - Нижний Тагил – Екатеринбург и Тагило-Кушвинский промышленный узел.

Семь отобранных агентов на трёхмоторном «Юнкерс-52» с дополнительными топливными баками вылетели с рижского военного аэродрома. В Пскове спецборт дозаправился под завязку. Через 6-7 часов полета группу сбросили над лесной чащей ночью 18 февраля 1944 г. [4].

Вновь обратимся к воспоминаниям члена южной диверсионной группы бывшего обершарфюрера СС (фельдфебеля) П. Соколова:«Наш вылет должен был состояться через двое суток. Где-то часа в три пополудни, мы облачились в тёплую одежду: меховые штаны, куртки, белые маскхалаты, надели парашюты и погрузили на автомашину заранее упакованные грузы (10–12 мест). На аэродроме нас подвезли к черному «Юнкерс-252», который был значительно больше типового транспортника «Ю-52», имел другие моторы, а главное, десантирование производилось не через боковую дверь, а через аппарель в нижней части фюзеляжа, в открытом состоянии отвисавшую, подобно нижней челюсти крокодила. Посредине «челюсти» проходил отполированный жёлоб, по которому спускались грузы и люди. Ухватиться за что-либо было нельзя, задержаться тоже, и севший, или лёгший на брюхо в этот жёлоб, катился до самого вылета в пространство. Перспектива неприятная, так как этот жёлоб был длиной метров пять, а путь в «никуда» составлял не короткое мгновенье прыжка из люка, а несколько секунд томительного страха. Мы быстро занесли по трапам аппарели свои грузы и сели на скамейки, нахо-дившиеся вдоль бортов, в центральной части фюзеляжа. Начался прогрев двигателей. Моторы неоднократно запускались, затем глохли, запускались снова. Затем наступила довольно длительная пауза, пилот объявил о неполадках в одном из двигателей и переносе вылета на следующий день. Грузы оставили в самолёте, а люди вернулись обратно. Было уже темно, в кузове грузовика мы изрядно продрогли, несмотря на тёплое обмундирование. Командир группы Ходолей по этому случаю приготовил «грог», израсходовав на это фляжку спирта из НЗ и где-то сохранившийся стручок жгучего балканского перца. Всё это, разбавленное несколько водой и подогретое до 50 (градусов), представляло адскую смесь, после принятия которой, пациенты почувствовали себя, как в бане на верхней полке, и рухнули в беспробудном сне. Спали мы довольно долго. Я проснулся от того, что на меня вскочил верхом какой-то человек и начал на мне гарцевать. Я сразу ничего не мог понять. Когда я пришёл в чувство, то узнал в моём наезднике Ходолея. Смеясь и подпрыгивая, он объявил, что пришло распо-ряжение прекратить операцию «Ульм», немедленно выехать в Зандберге и к вечеру того же дня мы ехали назад к разбитому корыту...

Так мы и не узнали причину столь неожиданного финала нашей авантюры, не узнали ничего и о судьбе группы Тарасова. Скорее всего, её провал и стал для нас спасительной соломинкой» [5]

.Вылет одетой в форму младших командиров Красной армии южной группы под руководством гауптшарфюрера СС Б. Ходолея планировался сразу после приёма радиограммы от передовой группы И. Тарасова с задачей десантироваться на 200–400 км южнее Свердловска для уничтожения за-водов Челябинской области. Осознавая провал авантюрной операции, организаторы сняли с задания южную группу, предоставив диверсантам вне-плановые отпуска с записью: «Die Ausreise ist vom Reichsfuerer SS genehmigt» («По личному распоряжению рейхсфюрера СС») [6].

Радиоконтрразведывательная служба НКГБ СССР в период войны прослушивала эфир, выделяя не только разведцентры, но и работавших абонентов на советской стороне. Так, с 26 по 29 февраля 1944 г. радиоконтрразведка ОКР Смерш УрВО зафиксировала передачи германской станции с позывным № 715. Дуэта не получилось. «Северные» ни зимой, ни весной не ответили «Цеппелину». В то же время отметим, что из общего числа радиофицированных агентов и групп, заброшенных в советский тыл, остались не разысканными 389 сработавших радиостанций [7].

28 февраля начальник Нижнетагильского отдела НКГБ полковник А.Ф. Сененков, как и другие руководители городских и районных подразделений Урала и Сибири, получил циркулярное указание №3\19080:«Управление НКГБ своим № 21890 от 13 октября 1943 г. ориентировала Вас о том, что немецкая разведка в Берлине подготавливает для заброски в наш тыл диверсионную группу «Ульм». Состав группы комплектуется из военнопленных-электротехников и электромонтажников, родившихся или хорошо знающих Свердловск, Нижний Тагил, Кушву, Челябинск, Златоуст, Магнитогорск и Омск.

По этому поводу нами получены от НКГБ СССР дополнительные указания о том, что 8 февраля 1944 г. участники группы «Ульм» из Германии доставлены в город Ригу. Руководителем этой группы является некий Семёнов[8].

Участники группы «Ульм» снабжаются ядом, отравленными коньяком и папиросами, а также получают маски, предохраняющие от мороза, резиновые перчатки, кремни, батареи и лампочки, по-видимому, для карманных фонарей.

Возможно, что сама группа или груз для неё будет перевезён на самолётах, так как для них были заказаны ящики и парашюты для сбрасывания груза.

Заброска диверсионной группы «Ульм» намечается в северные районы Советского Союза.

Ориентируя Вас о вышеизложенном, предлагаю принять самые активные меры розыска и своевременного изъятия участников группы в случае появления их на территории Свердловской области, а также усиления охраны и пропускного режима на промышленных предприятиях и охраны пищевых блоков…

С настоящим указанием ознакомить первых секретарей райкомов ВКП(б)...

Начальник УНКГБ по Свердловской области комиссар ГБ 3 ранга Борщев» [9].



Приведённый документ свидетельствует о том, что советская контрразведка своевременно получала данные о подготавливаемых врагом диверсиях в глубине России.
Действительно, в ночь на 1 января 1944 г. начальник особого отдела 1-й Ленинградской партизанской бригады Г.И. Пяткин организовал похищение руководителя диверсионной школы «Цеппелин» в д. Печки Печерского района. Операция стала большой удачей контрразвед-ки, в результате которой был захвачен и переправлен в тыл заместитель начальника спецшколы Гурьянов-Лашков с трофейными агентурными до-кументами. Полученные сведения позволили обезвредить и уличить десятки диверсантов, в т. ч. предотвратить покушение на И. Сталина.

Миновала и весна 1944 г., но парашютисты с двумя радистами по-прежнему молчали. Передовая группа «Ульм» как сквозь землю провалилась и для немецкого разведцентра, и для органов госбезопасности.

Только спустя 4 месяца оставшиеся в живых диверсанты узнали от чекистов, что их сбросили в Юрлинском районе Молотовской области (ныне Пермский край).


Возможно, что в условиях зимней ночи и встречного ветра самолету не хватило топлива на 300 км до расчётной точки. Вполне возможно, что пилот запаниковал и испугался «точки невозврата».

18 февраля 1944 г. в Приуралье разыгралась настоящая трагедия. Сброшенных на парашютах диверсантов и их грузы раскидало по тайге в радиусе нескольких километров.

Первым в ту ночь погиб радист Ю. Марков из белоэмигрантов. Запутавшись в кромешной тьме в ветках деревьев, он намертво затянул петлю парашютных строп на своём теле.
Командир группы И. Тарасов приземлился на родную землю жёстко и, обездвиженный, вскоре обморозил ноги. Боясь окончательно замёрзнуть, он стал усиленно согреваться спиртом.
От полного бессилия и одиночества принял решение отравиться штатным средством, но после спирта смертельный яд даже двойной дозы действовал как… слабительное. Вконец измучившись от поноса, обезвоживания организма и головокружения, он застрелился, оставив записку с описанием своих страданий и пожеланием: «Пусть сгинет коммунизм. В моей смерти прошу никого не винить». Так Тарасов исполнил приказ Г. Гиммлера: «Ни один человек из Службы без-опасности не имеет права попасть живым в руки противника!» [10].

Бывший красноармеец-военнопленный Х. Гареев прыгал с тяжелой рацией, сильно ударился при приземлении и вскоре покончил с жизнью.

Четвёртый диверсант, он же второй радист А. Кинеев, дождался таёжного рассвета и даже пытался выйти на связь с разведцентром. Безрезультатно – на трескучем морозе немецкая техника не работала. Позже гангрена обмороженных конечностей и пуля «сердобольного» сослуживца оборвали его затянувшиеся мучения.

Оставшихся в живых парашютистов настиг голод. Чтобы найти друг друга в условиях глубокого снежного покрова им понадобилось несколько суток. От безысходности ели трупное мясо погибших товарищей.

В июне, когда закончились все найденные немецкие консервы и подсохли болота, выжившие пошли к жилью в юго-западном направлении. Настороженное местное население отказалось продавать «лесным красноармейцам» продукты.

Деморализованная троица вынуждено сдалась властям на границе Бисеровского района Кировской области.Проведённое отделом контрразведки СМЕРШ УрВО расследование установило принадлежность бывшего подпоручика врангелевской армии Н.М. Стахова, бывших военнопленных Андреева, Грищенко и их погибших сослуживцев к группе «Ульм».

В ходе следственных действий они показали останки парашютистов, схроны с оружием, рациями и другим снаряжением.

К уголовному делу были приобщены боеприпасы, бикфордов шнур, взрывчатка и взрыватели. Исследуя последнее, эксперты НКГБ сделали вывод о приготовлении к «подрыву и поджогу крупных объектов».

Следователи СМЕРШ отметили, что северная группа была продумана и отлично экипирована, от саней, лыж и валенок до аптечек и альпийских защитных очков. Изъятый «общак» включал около полумиллиона рублей, а в то время за сотню можно было купить буханку хлеба на рынке, а в дальнем селе даже не одну.

Главное, что заброшенные диверсанты были адаптированы к работе с населением и властями. Каждый был снабжён комплектом добротно сфальсифицированных советских документов, красноармейских и трудовых книжек, справок фронтовых госпиталей. Согласно разработанной легенде военнослужащие Красной армии добирались домой после излечения в госпиталях на законных основаниях.

Красноармеец Андреев должен был убедить патрули тыловых комендатур, что направляется после ранения к месту жительства в Нижний Тагил для окончательного выздоровления. У него был паспорт с нижнетагильской пропиской и штампом от 2 марта 1943 г. С такой распространенной фамилией бывшему чувашскому колхознику нетрудно было затеряться в городе. Приобщённые к уголовному делу изготовленные немцами паспорта хоро-шо сохранились. Настолько качественно они были изготовлены, что даже спустя 70 лет не удалось найти следов ржавления под скрепками. Часто немецкая рациональность подводила заброшенных агентов, так как все советские документы, как правило, носимые у сердца, скреплялись обычны-ми стальными скобами. Через некоторое время от пота и атмосферного воздействия на документах появлялись неизгладимые следы ржавчины, а немецкая сталь в фальшивых документах не ржавела.

Погибший в первую ночь высадки тридцатилетний радист Х. Гареев раненым попал в плен к противнику в середине 1943 г., хотя согласно именному списку безвозвратных потерь личного состава 204-й стрелковой дивизии РККА считался захороненным в братской могиле под Витебском. До войны он проживал в Нижнем Тагиле и там же был призван в армию [11].

Он хорошо ориентировался в тагильских заводах и окрестностях города и поэтому был зачислен в Северную группу. По замыслу руководства «Ульма» в этой группе должен быть ещё один тагильчанин, который до призыва в Красную армию и пленения на фронте работал на строительстве Уралвагонзавода. Но курсант с украинской фамилией Капинос не добрался до Пскова, будучи отчисленным по причине злоупотребления спиртными напитками и оскорбления одного из руководителей операции [12].

Согласно лагерной карте военнопленного Н. Грищенко из Воронежской области, старший лейтенант и командир батареи 76-мм орудий 8-го пехотного полка попал в плен в начале 1943 г. Назвавшись кубанским казаком в концлагере г. Шепетовка, он согласился сотрудничать с оккупантами. На основании директивы Объединенного Верховного командования Германии от 26 марта 1942 г. о создании разведоргана «Цеппелин» Н. Грищенко был «освобожден из плена» и направлен в спецлагерь СС в местечке Зандберге [13].

Выжившие в зимней приуральской тайге диверсанты были осуждены на 15, 10 и 8 лет за измену Родине и принадлежность к немецко-фашистским диверсионно-разведывательным органам, как составной части армии противника. После отбытия наказания, вышедшие на свободу П.А.Андреев и Н.К.Грищенко просили власти о реабилитации, однако им было отказано.

Организатор ряда эффектных акций гитлеровских частей специального назначения Скорцени спустя годы был вынужден признать выношенную Гиммлером операцию Ульм «абсурдной», так как у него «не было возможности быстрого уничтожения чего-нибудь в районе Урала» [14].

Серьезным недостатком операции, на наш взгляд, явилось отсутствие реальных вариантов возвращения домой выполнивших задание диверсантов. Вместо гарантий возврата агенты были обеспечены двойной дозой яда.

Тем не менее, заброска северной диверсионной группы в рамках операции «Ульм» является одной из дальних на восток континента [15]. Однако низкий уровень идейной мотивации набранных из военнопленных Красной армии и белоэмигрантской среды диверсантов, недооценка реалий советского тыла, а также системная работа органов госбезопасности и власти, привели к краху все попытки проникновения немецко-фашистских агентов-парашютистов в глубокий советский тыл с целью нанесения значимого ущерба ВПК страны [16]. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #71 : 03 Март 2016, 21:45:34 »

Поговорим о немцах...в городе...




Если проследить путь движения указанного в дневниковой записи автобуса из Ивделя в Вижай, то обнаруживается интересное дело. Ипоминается - пос. Шипичный. Который являлся именно одним из отделений Ивдельлага.


И в современно близкое время сейчас туда закрючивает автобус, именно рейсовый-муниципальный, а не фрахтуемый (разумеется в другом исполнении)


...

Вернемся к географии этого листа УД...

В нем - кем-то допущена ошибочка. Тут был по пути - поселок Талая, а не Талица. Хотя вот и встречается разное поименование одного и того же поселения.

http://quist.pro/books/sverdlovskaya_oblast_18.t.4.php

"...ТАЛАЯ, поселок МО «Ивдельский ГО», в 8 км на ССЗ от гор. Ивдель (авто – 9 км), в горно-таежной местности в истоке р. Талая (прав. приток р. Манья, басс. р. Лозьва), на В склоне г. Троицкая Сопка (405,4 м). Проходит автодорога Ивдель – Полуночное. В 2,5 км на В ж.д. Серов – Полуночное, в 4 км на ВЮВ оз. Маньинское...."

http://www.severouralsk.com/city/kray/957-skool.html?start=17

"...Окончив заочно педучилище в городе Серове в годы войны она проработала в Ивдельском районе в самых глухих таежных поселках, начиная с Воскресенской школы. После Воскресенской школы Т.А. Тарасова была переведена в поселок Пристань на Лозьве, где жили ленинградцы, высланные в поселок после убийства С.М.Кирова. Через год Т.А.Тарасову перевели в поселок Талицу, где в то время был колхоз «Северный маяк». Председателем колхоза был Ланд Родионович Бурмантов. Сеяли зерновые и разводили скот. В 1937 году Т.А. Тарасова отмечает два важнейших события Ивдельского района: первые выборы в Верховный Совет СССР, в которых она участвовала в избирательной комиссии и открытие лагерей, в которых сидели политзаключенные по статьям 57 и 58. К особым лагерным пунктам относились следующие: Талая, Гидролизный, Собянино и Пристань. В лагерях сидели известные артисты Варламов , Головин и другие. Особенно ей запомнился концерт, проходивший в клубе имени Дзержинского города Ивделя. В одном из номеров Головин прекрасно исполнил песню «Солдатская трубка». В годы Великой Отечественной войны прибыло много эвакуированных учителей. ..."

И мне вот в этом месте - очень интересно. Почему автобус решил не брать тех пассажиров, которые оплатили полный проезд до Вижая, вышли по предложению водителя. Он видел эту толпу!!! и безусловно узнал. Ведь народу было - две тур. группы!!! Но демостративно видя догоняющих - не тормозил.
Кого узнал этот водила в группе туристов? Кого сидит - сосредоточившись припоминает Золотарев на этой фотке? То что он тут спит или прикидывается спящим - не верю. Там шум - впору шлемофоном танкистским уши спасать...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #72 : 03 Март 2016, 22:59:46 »

А теперь немного посмотрим сверху...

Признаюсь - не мое открытие. На Тайне одна неутомимая юзерша увидела в этом милиционере с рулоном Чудинова -начальника Полуночного поселкового отделения милиции.

http://taina.li/forum/index.php?topic=3837.msg428441#msg428441












Понятное дело - в этот день в Вижае было мероприятие комсомольского собрания. Но интересен момент - чего на нем делать капитану Чудинову, раз он с 1921 году рождения так же как и Семен Золотарев. И на этих фотках -в Вижае: отчего-то категорически не наблюдается Семен Золотарев.

Может он фотографирует?


http://taina.li/forum/index.php?topic=4210.msg395140#msg395140

Вообще говоря - карьера Чудинова в ходе ВОВ так же вопросообразующа как и Золотарева.
Он входит в Великую отечественную санинструктором, а потом вроде как его военно-производственное применение - никак не оговаривается определенным образом.

http://podvignaroda.mil.ru/?#tab=navResult









Так кем же числился Чудинов уже к окончанию войны? И кем был на самом деле? Ну чтоб потом оказаться в милиции?
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #73 : 04 Март 2016, 20:21:57 »

Ну вот...оказывается точно были подозреваемые под мою версию...

http://samlib.ru/p/piskarewa_m_l/beseda_s_androsovym.shtml

"...М.П.: Вы знали Ряжнева Георгия Ивановича? Он работал в то время начальником 1-го лесоучастка Энерголесокомбината.
В.А.: Ряжнев Георгий - наш, вижайский, я его знал. Он служил на Дальнем Востоке. Получил там срок и его к нам привезли. Срок он отсидел у нас на Вижае, там, по-моему, и умер. Да, он работал в Ивдельлаге, там все, ,кто сидел, оставались и работали. Он немного заикался, как и его сын Юра. Юрий умер 4-5 лет назад.
М.П.: Немного странно, потому что в протоколе допроса Ряжнев указывал, что не судим . А что это за учреждение такое было - Энерголесокомбинат?
В.А.: Энерголесокомбинат? Впервые слышу, может, забыл. У нас было ОИТК, отделение, куда входило несколько исправительно - трудовых колоний. А отделения входили в структуру Управления. На Вижае было 8-е отделение, Учреждение Н-248/8. Начальником 8-го отделения был Хакимов, я с его дочерью Валентиной учился в школе. Чеглаков был начальником пожарной части и выполнял все указания Хакимова. Энерголесокомбинат - может, и было это название, я не помню, да оно меня и не интересовало.
М.П.: А Чагина Егора Ивановича знали? Он был рыжеволосый? Дело в том, что в отчете группы Е. Шулешко по Северному Уралу в 1954 году упоминается некий завгуж Чагин, обитатель Велса, "дикий человек с медно-красным лицом и рыжими волосами. " Он все время ворчал на студентов, вызывая на скандал, и, как они решили, хотел "сорвать с них на пол-литра".
В.А.: Егора Чагина хорошо знал. У него мы постоянно покупали порох, дробь. В 70-м году он утонул. Он был без одной ноги, где потерял, я не спрашивал, но узнать могу, если надо. Чагин не рыжий, обыкновенный, седоватый, но волосы были изчерна, среднего роста, прижимистый, как стaрообрядец. Хороший мужик. Он тоже пришел с Печеры к нам.
Местные жители - это, надо считать, только народ манси. А мы все приезжие, кто-то в 30-х годах основал поселок Вижай и остался жить там. Затем бывшие зеки, в основном, после сталинских лагерей, кто сидел, все остались и пустили корни. Приезжие, как мы, трудармейцы (немцы), полицаи после отсидки (домой боялись ехать). У нас был лагерь строгого режима, где-то, осужденных 500-600 человек, ну и вольных столько же. Занимались одними лесозаготовками и сплавом древесины по Лозьве реке до Лесозавода. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #74 : 10 Март 2016, 18:41:04 »

Про наше непрошедшее прошлое...

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1031408/Ignatov_-_Donoschiki_v_istorii_Rossii_i_SSSR.html




"...
Как и в 20-е годы, когда чекистам «на местах» рекомендовалось иметь осведомителей из середняков «которые зло критикуют советскую власть», в 1937—1938 годах продолжалась практика использования доносчиков-провокаторов.

Так 23 октября 1938 года первый секретарь Сталинградского обкома ВКП (б) А. Чуянов направил письмо в ЦК ВКП (б) на имя И.В. Сталина, в котором сообщал, что положение дел в органах НКВД по Сталинградской области вызывает серьезную тревогу{141}.
В письме сообщалось, что бюро обкома рассмотрело информацию начальника Котельниковского районного отдела НКВД Евдушенко от 16 октября 1938 года, в которой говорилось о контрреволюционной работе секретарей РК ВКП (б), председателя и секретаря райисполкома и других работников района. После обсуждения этого вопроса на бюро обкома было установлено и лично признано начальником райотдела Евдушенко, что предъявленные им обвинения районному руководству являются клеветническими. Провокационная практика работы Евдушенко подтверждалась также тем, что он давал своим секретным сотрудникам (агентам) явно провокационные задания. Так секретный сотрудник Васильев дал начальнику райотдела НКВД разоблачающий материал на сына помещика.

После этого Евдушенко заявил Васильеву: “Давай организуй группу лиц, которые должны заниматься агитацией против Советской власти, а сам стань у них во главе организации. И, кто идет против Советской власти, они будут примыкать к тебе, а ты на них будешь доносить нам, а мы их будем гробить”.
Секретный сотрудник Васильев отказался от создания антисоветской группы. Тогда Евдушенко избил его и заявил: “Не хочешь гробить людей, то, сволочь, я сам постараюсь угробить тебя. Учти, ты бывший лишенец”. Прошло пять дней, и Васильев неизвестно куда исчез».
....
В 1941 году военная контрразведка на короткое время перешла в ведение Наркомата обороны, и на базе ОО ГУГБ НКВД было образовано 3-е Управление НКО, но в августе 1941 года была вновь включена в состав НКВД и создано Управление особых отделов НКВД СССР.
В функции сотрудников особых отделов НКВД входило:
— наблюдение за политическим и моральным состоянием военнослужащих;
— выявление изменников, шпионов, диверсантов и террористов;
— выявление организаций и лиц, ведущих антисоветскую агитацию;
— ведение следствия по государственным преступлениям с передачей дел в военные трибуналы.
Работу особых отделов в начальный период войны характеризуют данные, приведенные в докладной записке заместителя начальника Управления особых отделов НКВД СССР СР. Мильштейна наркому внутренних дел генеральному комиссару госбезопасности Л.П. Берии:

«…С начала войны по 10 октября с. г. (1941) Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла задержано 657 364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта.
Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249 969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла — 407 395 военнослужащих.
Из числа задержанных Особыми отделами арестовано 25 878 человек, остальные 632 486 человек сформированы в части и вновь направлены на фронт.
В числе арестованных Особыми отделами: шпионов — 1505, диверсантов — 308, изменников — 2621, трусов и паникеров — 2643, дезертиров — 8772, распространителей провокационных слухов — 3987, самострельщиков — 1671, других — 4371. Всего — 25 878.
По постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов расстреляно 10 201 человек, из них расстреляно перед строем — 3321 человек. По фронтам эти данные распределяются следующим образом…»{217}
Из цитируемого документа следует, что арестовывали больше всего на Западном фронте — по тысяче человек в месяц — 4013 человек за четыре месяца. На этом же фронте и расстреливали больше всего — 2136 человек (более 16 человек в день). Вероятность выжить после ареста меньше 50 процентов.
А расстреливали перед строем чаще всего на Северо-Западном фронте — 730 человек за первые неполные 4 месяца войны (пять-шесть человек в день).
Работу особых отделов НКВД характеризует докладная записка заместителя начальника Особого отдела Сталинградского фронта В.М. Казакевича в Управление особых отделов:
«С 1 августа по 15 октября 1942 года заградительными отрядами задержано 140 755 военнослужащих, сбежавших с передовой линии фронта. Из числа задержанных: арестовано 3980 человек, расстреляно 1189 человек, направлено в штрафные роты 2276 человек, штрафные батальоны 185 человек, возвращено в свои части и на пересыльные пункты 131 094 человека».
Докладная записка характеризует ситуацию в зоне действий Сталинградского и Юго-Восточного фронтов. От общей численности этих фронтов число задержанных заградительными отрядами составило 25,7%, то есть каждый четвертый военнослужащий покинул поле боя{218}.
19 апреля 1943 года на базе Управления особых отделов НКВД СССР был создан Смерш, в состав которого входило несколько относительно независимых организаций:
— Главное управление контрразведки Смерш в Наркомате обороны (НКО) СССР — военная контрразведка, которая подчинялось непосредственно наркому обороны И.В. Сталину;
— Управление контрразведки Смерш Наркомата Военно-морского флота в подчинении наркома флота Н.Г. Кузнецова;
— Отдел контрразведки Смерш Наркомата внутренних дел в подчинении наркома НКВД Л.П. Берии.
21 апреля 1943 года И.В. Сталин подписал Постановление ГКО № 3222 сс/ов об утверждении положения о ГУКР Смерш НКО СССР. Текст документа состоял из одной фразы: Утвердить положение о Главном управлении контрразведки Смерш («Смерть шпионам») и его органах на местах (см. Приложение). Приложение к документу подробно раскрывало цели и задачи новой структуры, а также определяло статус ее сотрудников.
Начальник Главного управления контрразведки НКО (Смерш) является заместителем народного комиссара обороны, подчинен непосредственно народному комиссару обороны и выполняет только его распоряжения.
Органы Смерш являются централизованной организацией: на фронтах и округах органы Смерш (Управления Смерш НКО фронтов и отделы Смерш НКО армий, корпусов, дивизий, бригад, военных округов и других соединений и учреждений Красной Армии») подчиняются только своим вышестоящим органам».
«Органы Смерш информируют Военные советы и командование соответствующих частей, соединений и учреждений Красной Армии по вопросам своей работы: о результатах борьбы с агентурой противника, о проникших в части армии антисоветских элементах, о результатах борьбы с изменой Родине и предательством, дезертирством, членовредительством.
Решаемые задачи:
а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;
б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;
в) принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;
г) борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);
д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;
е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;
ж) выполнение специальных заданий народного комиссара обороны.
Органы Смерш освобождаются от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, перечисленными в настоящем разделе.
Органы Смерш имеют право:
а) вести агентурно-осведомительную работу;
б) производить в установленном законом порядке выемки, обыски и аресты военнослужащих Красной Армии, а также связанных с ними лиц из гражданского населения, подозреваемых в преступной деятельности (порядок производства арестов военнослужащих определен в разделе IV настоящего Приложения);
в) проводить следствие по делам арестованных с последующей передачей дел по согласованию с органами прокуратуры на рассмотрение соответствующих судебных органов или Особого совещания при Народном комиссариате внутренних дел СССР;
г) применять различные специальные мероприятия, направленные к выявлению преступной деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветских элементов;
д) вызывать без предварительного согласования с командованием в случаях оперативной необходимости и для допросов рядовой и командно-начальствующий состав Красной Армии».
Органы Смерш «комплектуются за счет оперативного состава бывшего Управления особых отделов НКВД СССР и специального отбора военнослужащих из числа командно-начальствующего и политического состава Красной Армии». В связи с чем «работникам органов Смерш присваиваются воинские звания, установленные в Красной Армии», и «работники органов Смерш носят форму, погоны и другие знаки различия, установленные для соответствующих родов войск Красной Армии»{219}.
Кроме перечисленных выше задач, органы Смерш решали и другие задачи. Так сотрудники Смерш приводили в исполнение смертные приговоры военных трибуналов, и, в исключительных случаях, сами принимали решения о расстрелах шпионов, диверсантов, изменников и паникеров.
До настоящего времени не названо точное число военнослужащих, расстрелянных в годы войны. По данным генерал-полковника юстиции А. Муранова, за годы войны только военные трибуналы вынесли 2 миллиона 530 тысяч 663 приговора. При этом 284 тысячи 344 граждан СССР были приговорены к высшей мере наказания, или 8,9% от общего количества представших перед военными трибуналами{220}.
Таким образом, за каждый день войны военными трибуналами всех видов выносилось 1784 приговора, в том числе около 200 граждан приговаривались к расстрелу. И это без учета работы судов общей юрисдикции, Особого совещания при МГБ-НКВД и внесудебных расстрелов особыми отделами и органами Смерш.
За время войны военными трибуналами осуждено всего 994 270 военнослужащих, в том числе за дезертирство 376 300 человек, 422 700 осужденным исполнение приговоров отсрочено до окончания военных действий с направлением в состав штрафных подразделений, 436 600 осужденных направлены в места заключения. Из числа осужденных расстреляно 135 тысяч человек{221}.
По другим данным, по приговорам армейских военных трибуналов расстреляно 157 593 человека. Одним из объяснений такого расхождения может быть то, что в функции армейских трибуналов во фронтовой зоне входило рассмотрение дел лиц, не являющихся на момент вынесения приговора военнослужащими: власовцев, карателей, старост, полицейских, агентов карательных органов противника и т.д.
Если считать, что за годы войны по приговорам военных трибуналов расстреляно «только» 135 000 и по бессудным приговорам особых отделов, Смерш и заградотрядов 70 000 человек, то выходит, что особистами и сотрудниками Смерш расстрелян личный состав более 20 дивизий. (Для сравнения — в вермахте за пять лет войны, с 1 сентября 1939 г. по 1 сентября 1944 г., расстреляно 7810 военнослужащих.) На этом фоне карательная практика советской военной Фемиды выглядит чудовищной{222}.
В работе «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование» авторы сообщают, что «общее число расстрелянных, погибших от несчастных случаев и умерших от болезней» в армии во время Великой Отечественной войны составило 500 тысяч человек. Отделить расстрелянных военнослужащих от умерших по естественным причинам и случайно задавленных автомобилями и танками генерал-полковник Г.Ф. Кривошеев, видимо, не решился, или ему этого сделать не разрешили.
Органы Смерш по постановлению ГКО СССР, подписанному в 1941 году Сталиным, проводили проверку (фильтрацию) военнослужащих Красной Армии, бывших в плену или в окружении войск противника. Фильтрация предусматривала выявление среди военнослужащих изменников, шпионов и дезертиров. Постановлением СНК от 6 января 1945 года при штабах фронтов начали функционировать отделы по делам репатриации, в работе которых активную роль играли сотрудники органов Смерш, и создавались сборно-пересыльные пункты для приема и проверки советских граждан, освобожденных Красной Армией.

Из совершенно секретных докладных записок Управлений контрразведки Смерш фронтов видно, что агентурно-оперативная работа органов военной контрразведки во время войны «в основном проходила в боевой обстановке и главным образом была направлена на своевременное выявление и пресечение практической вражеской деятельности со стороны подучетного и враждебного элемента, с учетом обеспечения в частях фронта стойкости в оборонительных и затем наступательных боях».
Из опубликованных документов видно, что многие оперативные работники Смерш героически боролись с фашистами и гибли на войне. За годы войны четверо сотрудников Смерш были удостоены высшей награды — звания Героя Советского Союза. Это старший лейтенант Петр Анфимович Жидков, лейтенант Григорий Михайлович Кравцов, лейтенант Михаил Петрович Крыгин и лейтенант Василий Михайлович Чеботарев. Все четверо удостоены этого звания посмертно.
Справедливости ради следует отметить, что и осведомители особых отделов, писавшие доносы на своих товарищей по оружию и, по существу, погубившие многих из них, как правило, героически воевали с фашистами. В докладных записках начальника УКР Смерш Центрального фронта генерал-майора А. Вадиса начальнику Главного управления контрразведки Смерш, заместителю народного комиссара обороны B.C. Абакумову «Об агентурно-оперативной работе органов “Смерш” фронта за июль—сентябрь 1943 года» приводятся случаи героизма осведомителей Смерш.

Приведем некоторые из них:
— В боях за дер. Философово Орловской области резидент роты 391-го стрелкового полка 170-й стрелковой дивизии «Кудашев» — командир взвода и осведомитель из его резидентуры «Мендыбаев» с небольшой группой бойцов ворвались в сильно укрепленный узел противника. Противник на этом участке предпринял наступление, обошел этот узел, и они остались в тылу противника. Указанная группа бойцов под руководством «Кудашева» и «Мендыбаева» в течение двух суток отбивалась от немцев. Немцы несколько раз предлагали окруженной группе сдаться и после каждого отказа штурмовали этот узел сопротивления, но безуспешно. Группа продержалась до прихода наших частей. «Кудашев» представлен к высшей правительственной награде — званию Героя Советского Союза, «Мендыбаев» награжден орденом Красного Знамени.
— 27 августа с. г., во время контратаки противника, командир роты 149-й стрелковой дивизии вышел из строя. Среди личного состава произошло замешательство. Подвезший в это время боеприпасы старшина роты — резидент «Сергеев» принял на себя командование ротой, быстро восстановил порядок, задержал продвижение противника, а затем, уже будучи раненным, повел роту в контратаку. Противник был отброшен с большими потерями. «Сергеев» представлен к правительственной награде.
— 26 августа с. г., во время наступления 69-й стрелковой дивизии, осведомитель «Сдадков» первым поднялся в атаку, увлекая за собой других бойцов, и первым ворвался в траншеи противника.
В рукопашной схватке убил более 10 немцев. «Сладков» погиб смертью храбрых. Посмертно представлен к правительственной награде.
— Осведомитель «Токарев», красноармеец истребительного дивизиона (начальник отдела Смерш майор Колесников), подбил немецкую самоходную пушку «Фердинанд», когда приближалась вторая такая пушка, у «Токарева» вышла из строя противотанковая пушка. «Токарев», схватив противотанковые гранаты, бросился под гусеницы «Фердинанда» и, взорвав ее, погиб смертью храбрых…
Оперативные работники Смерш нацеливали агентуру на предотвращение измены Родине и случаев паники.
В докладных записках Управлений Смерш приводятся многочисленные случаи высокого патриотизма, решительных и инициативных действий агентуры по пресечению паникерства, бегства с поля боя и измены Родине.
— 27 июля с. г. противник предпринял контратаку на участке стрелковой дивизии, где начальником отдела Смерш подполковник Михайлов. Во время боя командир взвода ст. лейтенант Михайлов струсил, выскочил из окопа и бросился бежать в тыл. За ним пытались бежать и другие бойцы. Осведомитель «Автомат», увидев бегство командира и замешательство во взводе, огнем из своего пулемета заставил Михайлова вернуться во взвод и руководить боем. Порядок был наведен, и Михайлов взводом руководил до конца боя, отбив успешно атаку противника.

— 15 июля с. г. группа военнослужащих стрелковой дивизии, где начальником отдела Смерш майор Рябцев, в количестве 5 человек — Кочеров, Лацков и др., в начале боя пыталась перейти к немцам. Осведомитель «Симонов» заметил их бегство, оповестил по цепи бойцов и командиров, по изменникам открыли огонь, и все 5 были убиты.

— 25 июля с. г. пытались изменить Родине красноармейцы штрафной роты стрелковой дивизии, где начальником отдела Смерш майор Моисеенок, — Немченко и Клейменов. Заметив их подозрительное поведение, резидент «Жук» и осведомители «Ляхов» и «Майский» установили наблюдение за ними, одновременно сообщили командиру роты. Перед вечером Немченко и Клейменов из окопов вышли в рожь, чтобы пробраться к противнику. «Жук» и «Ляхов» окликнули их, после чего они по ржи бросились бежать к противнику. «Жук» и «Ляхов» из автоматов расстреляли изменников. При наступлении роты трупы их были найдены и опознаны.

— 17 июля с. г. командир взвода дивизии, где начальником отдела Смерш майор Данилов, мл. лейтенант Апарин в бою проявил трусость, бежал с поля боя и увлек за собой 10 человек бойцов. Группа бойцов в количестве 12 человек осталась без командира. Находившийся среди этой группы осведомитель «Ваня» объявил себя командиром взвода и повел группу в наступление, выполнив поставленную перед взводом задачу. Вечером того же дня «Ваня» связался с оперуполномоченным и сообщил об Апарине, который на следующий день был направлен в штрафное подразделение.

— 15 июля с. г. командир пулеметного взвода мл. лейтенант Кузнецов в бою проявил трусость — побежал с поля боя, увлекая за собой весь взвод. Осведомитель «Беспалько», выскочив впереди бегущих, под угрозой расстрела остановил Кузнецова, а потом всех бойцов, вернул их на огневой рубеж и лично повел взвод в атаку.

— 27 июля с. г. группа бойцов указанной выше дивизии ночью была послана забросать гранатами окопы противника. В 15—20 м от противника красноармеец Чикин струсил, закричал и бросился бежать, сея панику. Секретный осведомитель застрелил паникера, паника в группе была прекращена.
— 22 августа 1943 г. в бою пытался перейти на сторону немцев красноармеец 137-й сд Гладышев. Резидент того подразделения расстрелял изменника.

— Во время боя за населенный пункт Самодуровка рота автоматчиков 209-го стрелкового полка 19-го стрелкового корпуса оставила занимаемый рубеж и начала беспорядочно отходить. Резидент «Валентинов» — старшина другой роты того же полка, видя это, под ураганным огнем противника бросился навстречу бегущим с поля боя, приостановил бегство роты, восстановил порядок и повел эту роту в бой. Рота отбила контратаку противника и вернула утерянный рубеж.

— 1 августа 1943 г. 3-й батальон 16-го стрелкового корпуса 102-й стр. дивизии в районе с. Красная Стрелица попал в окружение немецких войск. Находясь в окружении, красноармеец Романов начал агитировать бойцов прекратить сопротивление и сдаться в плен немцам. Находившиеся вместе с Романовым красноармейцы-осведомители расстреляли Романова. После этого подразделение еще несколько дней стойко дралось и затем вместе с батальоном вышло из окружения противника{223}.

По-разному складывались довоенные, военные и послевоенные судьбы осведомителей особых отделов. Так в работе офицера-подводника Колесникова Виктора Николаевича «Донос, доносительство, стукачество» приведены данные, характеризующие «работу» во время Большого террора комсомолки и осведомителя ОГПУ Евдокии Яковлевны Рачкевич (1907—1975 гг.). В 1932 году Евдокия Рачкевич уже была членом ВКП (б). Вскоре она была призвана в ряды Красной Армии и назначена инструктором политотдела Первой Червоноказачьей дивизии по работе с членами семей военнослужащих. В 1934 году ее кандидатура рассматривалась на предмет зачисления в число слушателей Ленинградской Военно-политической академии (ВПА). В ее анкетных данных, которые зачитал секретарь мандатной комиссии, значилось: «За время службы в рядах РККА член ВКП (б) тов. Рачкевич Е.Я. проявила себя преданным большевиком, готовой отдать все силы и жизнь во имя победы мировой революции». Председатель мандатной комиссии уточнил у секретаря: «скажите, что записано в ее послужном списке?» Тот зачитал: «За 11 месяцев она выявила среди членов семей 36 врагов народа, которые были осуждены к различным длительным срокам лишения свободы. 28 членов семей выявлены как неблагонадежные, в результате чего их мужья — красноармейцы-сверхсрочники и командиры Красной Армии — уволены из рядов РККА». Далее перечислялись не менее «важные» ее заслуги перед партией и ОГПУ.
Рачкевич стала первой женщиной-слушателем Военно-политической академии. По окончании академии в 1937 году она работала преподавателем основ марксизма-ленинизма в Ленинградском военном училище связи, где обратила внимание на курсанта 1-го курса Васю Головчица. При встрече с ней курсант растерялся, покраснел вдруг и на ее вопрос в лоб: когда он вступил в комсомол? — ничего внятного не сумел ответить. Преподаватель Рачкевич среагировала мгновенно: в отдел ОГПУ училища от нее поступила информация, что курсант Головчиц… в силу умственной отсталости не способен освоить программу командира Красной Армии и подлежит отчислению; если же этого не сделать сразу и решительно, то в будущем подобный командир нанесет вред партии и стране и станет пособником империализма. Разумеется, Василий Головчиц был исключен из училища.
В 1938 году Рачкевич зачислили в адъюнктуру ВПА в Москве. На этот раз в ее послужном списке значилось, что «благодаря ее бдительности в течение последних трех лет были обезврежены и переданы в руки органов 78 командиров Красной Армии среднего звена, 5 младших командиров, 2 полковника Красной Армии. Последние двое были приговорены к смертной казни, а остальные 68 осуждены на разные сроки лишения свободы. Младших командиров осудили, дав сроки до 10 лет»{224}.На фронте Рачкевич Евдокия Яковлевна была с июля 1941 года. С 16 июля по 28 сентября 1941 года комиссар военно-полевого госпиталя № 1366 Западного фронта, затем комиссар авиационной группы № 122 под командованием Героя Советского Союза М.М. Расковой.С 6.02.1942 года комиссар, затем заместитель командира 46-го гвардейского Таманского Краснознаменного ордена Суворова бомбардировочного авиаполка по политической части. Не желая отставать от женщин-летчиц полка, гвардии майор Рачкевич окончила ускоренные курсы подготовки штурманов и совершила 36 боевых вылетов на бомбардировку живой силы и техники врага. Она не раз возглавляла колонну наземного эшелона при перебазировках полка на новые аэродромы. Не оставляя своих прямых обязанностей, помогала снаряжать самолеты к боевым вылетам. Она награждена орденом Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями и польской медалью.
После окончания войны Рачкевич была демобилизована, но в 1951 году вновь призвана в ряды Советской Армии. До 1956 года служила в должности инструктора политуправления Группы Войск в Германии. С 1956 года, после выхода в отставку, переезжает в Москву и ведет большую общественную работу. Она прошла по боевому пути 46-го гвардейского полка, чтобы разыскать могилы пропавших без вести однополчанок. Благодаря этому в полку нет пропавших без вести. Все захоронения были найдены и приведены в надлежащий вид. Рачкевич Евдокия Яковлевна скончалась 7 января 1975 года и похоронена на Хованском кладбище.
До самого конца я сомневался, стоит ли включать материал о Евдокии Рачкевич в эту работу. Для меня оставался без ответа вопрос, искупили ли она и ей подобные свой грех перед расстрелянными и посаженными по их доносам своим участием в кровавой войне. Я, потерявший на этой войне отца, деда и других родственников, не смог сам найти такого ответа. За ответом я обратился к нескольким выжившим на войне фронтовикам, рассказав им как о результатах доносов, так и о фронтовых делах нашей героини. Меня поразило единодушие фронтовиков, которые категорически заявили, что фронтовые заслуги и награды не могут оправдать иудин грех, какими бы идеями и благими целями он ни вызывался.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #75 : 10 Март 2016, 19:16:33 »

Про наше непрошедшее прошлое...

http://www.e-reading.club/bookreader.php/1031408/Ignatov_-_Donoschiki_v_istorii_Rossii_i_SSSR.html




...


"...Для получения оперативно-разведывательной информации в лагерях активно использовались агенты, завербованные из числа пленных. Допрашивая поступающих пленных, оперативники отбирали кандидатов на вербовку. Вербовке предшествовали беседы кандидата в осведомители с оперативным работником, получение на него компрометирующих материалов и выполнение им отдельных поручений лагерного начальства. Обязательным условием вербовки являлась подписка о сотрудничестве с органами НКВД, которая писалась агентом собственноручно на его родном языке.
Наиболее ценными считались агенты, завербованные из числа пленных, оппозиционных лагерным властям. Как показывала практика, вербовка антифашистов не приносила успеха, так как они не пользовались авторитетом среди пленных и не имели доступа к лагерному подполью. Категорически запрещалось использовать в качестве внутрилагерных агентов сотрудников разведывательных органов противника. Показания агентов перепроверялись. Проводилась работа по выявлению дезинформаторов и двурушников среди агентов. Расшифровавшиеся осведомители немедленно переводились в другие лагеря.
В каждом лагере создавалась сеть явочных пунктов. Для приема агентуры использовались приемная начальника лагеря, библиотека, клуб, лазарет, амбулатория, склады, мастерские и другие пункты, куда осведомители могли свободно приходить, не вызывая подозрений у своих товарищей.

С осени 1943 года НКВД был взят курс на подготовку агентов из числа военнопленных с целью их использования в послевоенное время.
7 октября 1943 года вышла директива НКВД № 489, предписывающая проводить дифференцированную работу с внутрилагерной и перспективной агентурой. Агенты, предназначенные для послевоенной работы, вербовались из числа военнопленных, которые до войны занимали высокое социальное положение в своих странах{246}.
При вербовке перспективных агентов изучался не только сам кандидат на вербовку, но и лица, с которыми он находился в близких отношениях, а также круг знакомых этих лиц, их политическое и деловое окружение. Особое внимание уделялось зашифровке таких агентов. Так, в лагере № 150 в качестве агента на послевоенный период готовился бывший майор вермахта.
После нанесения побоев одному из антифашистов для зашифровки он был заключен в тюрьму. Кроме того, он получил задание не вступать в антифашистские организации, а вращаться в кругу реакционных немецких офицеров. Вследствие болезни малярией явки с ним проводились под видом медосмотров или сдачи анализов.

За успешное выполнение заданий агенты получали небольшое вознаграждение в виде продуктов питания и махорки. Так, из фондов лагеря № 158 оперативному отделению отпускались продукты питания в размере 15% и табачные изделия в размере 10% от общей суммы средств, ассигнованной на оперативные расходы. В целях конспирации агенту разрешалось употреблять выдаваемые ему продукты только во время приема (явки) у оперуполномоченного. Табак агенту выдавался такого же сорта, какой получали остальные военнопленные.

Плен для солдат вермахта стал проверкой личных человеческих качеств. В вермахте офицеры и солдаты питались одинаково, в СССР же офицерам, в том числе и пленным, полагался, дополнительный паек. Рацион рядовых немецких солдат был более чем скромный. Кроме того, они порой не могли получить даже элементарной медицинской помощи. Унтер-офицер Генрих Эйхенберг после возвращения из плена писал: «Вообще, проблема желудка была превыше всего. За тарелку супа или кусок хлеба продавали душу и тело. Голод портил людей, коррумпировал их и превращал в зверей. Обычными стали кражи продуктов у своих же товарищей. Люди страдали от голодных галлюцинаций, как в диком зверском сне. Часами они могли рассуждать о еде…»{248}.
От сотрудников госбезопасности, работавших в лагерях, во многом зависела судьба военнопленных. От их рекомендаций зависел уровень питания, организации медицинского обеспечения и сроки репатриации тех или иных пленных. Поэтому проблем с приобретением стукачей среди пленных не было. Большинство пленных шли на сотрудничество с лагерными властями не из-за идейных побуждений, а с целью улучшить свое положение, сохранить жизнь и возвратиться на родину. Военнопленные, отказавшиеся от сотрудничества с органами НКВД, отправлялись в штрафные подразделения.
Число осведомителей среди пленных увеличивалось с приближением конца войны. Так, если в январе 1946 года во всех лагерях Ленинградской области было всего 137 осведомителей и 7 «резидентов» из числа пленных, то к весне 1947 года на учете оперативных отделов лагерей их насчитывалось свыше 1,5 тысячи{249}.

Через осведомителей только в лагерях Ленинградской области удалось выявить более 80 военных преступников и более 2,5 тысячи пленных, участвовавших во время войны в карательных операциях на территории СССР.
Так оперативными мерами был выявлен военнопленный Г. Вейланд, который лично расстрелял 16 человек в белорусском городке Вознесенске.
В начале 1947 года в лагере № 393 в Ленинграде был арестован военнопленный Паер, служивший в свое время в личной охране Гитлера.
В апреле 1947 года агентурным путем было установлено, что военнопленный В. Вол ер лично расстрелял в сентябре 1941 года в районе Умани около 20 советских военнопленных.
Агенты выявляли факты скрытого и явного саботажа и диверсионной деятельности. Такие факты были зафиксированы, в частности, на предприятиях угольной, машиностроительной и лесной промышленности Западно-Сибирского региона, где условия труда были наиболее В течение 1945—1947 годов в Кузбассе были ликвидированы 63 диверсионно-вредительские группы, в состав которых входили 217 военнопленных.
На территории Алтайского края раскрыты 15 групп (40 чел.), причем большинство из них было создано с целью побегов, в Тюменской области выявлены 16 групп по организации саботажа, идеологической и политической борьбы и подготовки побегов.
По всем выявленным фактам виновные привлекались к уголовной ответственности, приговоры трибуналов публично оглашались перед строем. В 1945—1949 годах за саботаж в лагере и «преступления против советского народа» к судебной ответственности были привлечены только в Кемеровской области 336 пленных{250}.
Главными задачами сотрудников оперативных отделов лагерей была разведывательная и контрразведывательная работа среди военнопленных. Целью разведывательной работы было выявление среди пленных носителей важной военной, политической, экономической и технической информации: работников Генштаба, дипломатических миссий, специалистов и ученых, переброшенных через линию фронта агентов абвера. После выявления таких лиц выявлялись их связи и проводилась проверка полученной от них информации. Иногда от таких «источников» удавалось получать действительно ценную информацию. Так в лагере № 158 был обнаружен военнопленный немец Якоб Келлер, являвшийся агентом английской разведки.

В лагере № 437 удалось разоблачить майора Л.В. Майера — бывшего сотрудника VI управления Имперского Главного управления безопасности Германии (РСХА), которое занималось разведкой глубокого тыла СССР, организацией диверсий и террористических актов и созданием повстанческих формирований на территории СССР.
В декабре 1942 года оперативное отделение Череповецкого лагеря № 158 сумело получить описание истребителя «Мессершмитт 109ф». Кроме того, летчик Вилли Френгер дал ценную информацию о дислокации германских аэродромов{251}.
Особый интерес для оперативников представляла информация, касавшаяся новых видов вооружения, дислокации военных объектов и крупных войсковых соединений, личной охраны руководителей нацистского государства. Полученные от военнопленных сведения направлялись на экспертизу в Главное разведывательное управление Красной Армии или в ГУПВИ НКВД СССР.

Среди пленных с помощью агентуры выявлялись крупные специалисты и ученые. Так в 1946 году в лагере № 150 удалось выявить 9 крупных немецких ученых, в том числе физика А.В. Баирнбаума, геолога А.К. Менкле, инженера-строителя Г.Л. Гоффмана, химика-фармацевта К.Ф. Баунаха. В лагере № 158 был выявлен инженер-химик В.О. Крюгер. Заинтересовал оперативников также военнопленный Неринг, располагавший сведениями о ракетах Фау 1 и беспилотных управляемых самолетах.

Контрразведывательная деятельность в лагерях была направлена на противодействие немецким разведывательным органам. По полученным агентурным данным, были выявлены 10 немецких агентов среди гражданского населения Вологодской и Архангельской областей.



Глубокой оперативной разработке подвергались перебежчики, которые автоматически попадали в категорию лиц, подозреваемых в шпионаже.
Важным направлением оперативной работы являлся поиск среди лагерного контингента граждан СССР, служивших в вермахте. В ноябре 1945 года вышла совместная директива НКВД и НКГБ № 194/11 «Об усилении работы по своевременному выявлению изменников Родине, предателей, активных пособников немецко-фашистских оккупантов среди репатриантов». Такие лица, как правило, не имели переписки с заграницей и плохо владели немецким языком. Так, в лагере № 158 были выявлены и преданы суду военного трибунала «за измену Родине» советские граждане Асадов и Кузин.
После завершения Великой Отечественной войны особенно актуальным стал вопрос о выявлении среди пленных участников зверств и злодеяний, совершенных на оккупированной территории СССР Директива НКВД № 84 от 8 мая 1945 года объявила эту работу главным приоритетом деятельности оперативно-чекистских отделов лагерей.
В докладной начальника УНКВД Вологодской области Н.И. Слякоткина, направленной заместителю наркома внутренних дел С.Н. Круглову, сообщалось, что в процессе фильтрации контингента выявлены непосредственные участники уничтожения евреев в лагере смерти Понятово в Польше и массовых расстрелов советских военнопленных в лагере Проскен в Восточной Пруссии. В лагере № 150 удалось выявить трех бывших офицеров 707-й охранной дивизии, проводившей карательные акции на территории Белоруссии.
Большое внимание уделялось выявлению эсэсовцев — членов СС и военнослужащих, служивших в элитных частях германской армии (Waffen SS). Эсэсовцы разоблачались как по агентурным данным, так и по характерным татуировкам на предплечье левой руки в виде букв: «А», «О», «В», «АВ», обозначавших соответственно 1, 2, 3 и 4 группы крови. Татуировки выявлялись путем медицинских осмотров. Так, в январе 1946 года в ходе медосмотра в лагерях Вологодской области были обнаружены 57 эсэсовцев.

Под особым вниманием оперативных работников лагерей находились старшие офицеры германской армии. Одним из объектов оперативных разработок являлся знаменитый ас люфтваффе майор Эрих Хартманн[43].
Для разработки Хартманна использовалась квалифицированная агентура. В справке оперативного отдела лагеря № 437 отмечалось: «Военнопленный Хартманн за период пребывания в лагерях № 150 и № 437 показал себя только с отрицательной стороны. Вращается в кругу наиболее реакционной части штабных офицеров. В своих высказываниях пытался компрометировать лагерную администрацию и антифашистский актив. Распространяет провокационные слухи о неизбежности войны Америки с Советским Союзом».
В донесении одного из осведомителей говорилось, что бывшие военные летчики майор Хартманн и майор Ганн, пользующиеся большим авторитетом среди обитателей лагерных бараков, во время разговоров ведут речь о необходимости будущего сотрудничества Германии с западными державами, которое послужит надежной гарантией против дальнейшего распространения коммунизма в Европе. Ссылаясь на свой богатый боевой опыт и общение с высшими чиновниками германского рейха, немецкие пилоты утверждали, что победа Советского Союза над Германией стала возможной только благодаря военной и экономической помощи союзников СССР по антигитлеровской коалиции{252}.
После того как попытка привлечь Хартманна к уголовной ответственности за бомбардировки советских городов не увенчалась успехом, чекисты в лагерях пытались обвинить его в проведении антисоветской агитации и бойкоте мероприятий лагерного начальства. В декабре 1949 года состоялся суд, который приговорил Хартманна к 25 годам тюремного заключения. В 1950 году его переводят в лагерь города Шахты (Ростовская область), где он возглавил бунт заключенных. Причиной мятежа было принуждение немецких офицеров к тяжелому физическому труду, что являлось нарушением Международного права в отношении военнопленных. В течение следующих 5 лет он побывал в лагерях Новочеркасска, Асбеста, Свердловска и других городов. В это время пленный Герман Граф, осудивший нацизм и вставший на путь сотрудничества с СССР, предлагал ему пойти на службу в ВВС Восточной Германии, но он отказался.
В октябре 1955 года, после визита канцлера ФРГ К. Аденауэра, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О досрочном освобождении и репатриации немецких военнопленных, осужденных за военные преступления», и из СССР были репатриированы более 14 тыс. немецких военнопленных, в том числе и Хартманн. В 1956 году он поступил на службу в люфтваффе Западной Германии и стал первым командиром эскадры JG.71 «Рихтгоффен». Хартманн неоднократно бывал в США, где тренировал военных летчиков. В 1970 году он вышел в отставку, работал летным инструктором недалеко от Бонна и летал в группе высшего пилотажа.

Одной из важных задач лагерных чекистов было оперативное «обслуживание» советских граждан из числа лагерного персонала. 31 августа 1943 года НКВД СССР приказом № 001525 утвердил «Инструкцию о порядке и задачах агентурно-оперативного обслуживания личного состава и гражданского окружения лагерей НКВД СССР для военнопленных и интернированных». Согласно этому документу, на оперативные отделения возлагались задачи по пресечению «преступных связей» военнопленных с сотрудниками лагерей и жителями близлежащих населенных пунктов, борьбе с расхитителями лагерного имущества, выявлению отрицательных настроений среди личного состава. Для решения этих задач оперативно-чекистские отделения лагерей вербовали агентов среди сотрудников лагерей и жителей прилегающих к ним селений. Оперативные работники с помощью агентуры предупреждали и разоблачали хищения продовольствия и материальных ценностей обслуживающим персоналом лагерей и спецгоспиталей, выявляли недостатки в трудовом использовании военнопленных и их медицинском обслуживании, информировали вышестоящие инстанции о реальном положении вещей в лагерных подразделениях.

Одним из направлений деятельности чекистов было пресечение личных контактов женского персонала лагерей с пленными. Любые неслужебные отношения между советскими людьми и пленными расценивались как предательство.[



К предотвращению и пресечению «преступных связей» и принятию «решительных мер» призывала чекистов директива УПВИ НКВД СССР № 28/00/4359 в июне 1944 года. В августе 1945 года НКВД СССР выпустил директиву № 134, которая также предлагала принять решительные меры для предупреждения интимных связей с военнопленными и предписывала удалить из лагерей всех «морально неустойчивых женщин».
Факты «преступной» связи советских женщин с пленными вскрывались с помощью агентов. Для выявления и пресечения подобных фактов специально вербовались осведомители из женщин. Запрещалось посещение лагерной зоны посторонними лицами. Сотрудницам лагеря в обязательном порядке предписывалось находиться в зоне в сопровождении вахтера или дежурного офицера. Запрещались совместные ночные дежурства медсестер и санитаров из числа военнопленных.
В результате проведенной лагерными чекистами работы только в 1947 году в лагере № 437 и прикрепленном к нему спецгоспитале № 3739 было уволено 6 медработников, имевших интимную связь с военнопленными. Однако до конца эта деликатная проблема так и не была решена. Увольнения «за интимную связь с военнопленным» продолжались вплоть до 1949 года, когда руководство МВД возложило проведение медосмотров и лечение пленных в лагерях МВД на мужской медперсонал.
Лагерные романы не имели счастливого завершения. Пленных репатриировали на родину. Имеются документальные свидетельства того, что некоторые из них пытались остаться в Советском Союзе и предпринимали для этого все возможные усилия. Одним из мотивов таких поступков могло быть желание остаться с любимым человеком.
Иногда при обысках репатриантов оперативники находили письма и записки любовного содержания. К примеру, при обыске пленного И. Вертеша, работавшего на Сокольском ЦБК, были изъяты письма гражданки И., нормировщицы предприятия. В одном из них содержались следующие слова: «Уедешь ты, мой дорогой, в далекие края, но помни, что тебя здесь ждет твоя любимая». Отношение пленных к русским женщинам характеризует фрагмент из воспоминаний одного из бывших немецких военнопленных: «Я думаю, что вряд ли найдется немецкий солдат, побывавший в России, который бы не научился ценить и уважать русскую женщину»{253}.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #76 : 17 Март 2016, 22:21:54 »

Поговорим о немцах...в городе...




...

Что весьма любопытно - совершенно другой пересказ именно этого места происшествия с погоней за автобусом у Люды.
Вот




http://efmxavacwlwmta.narod.ru/page20_1.html

"...Доехав до развилки, автобус пошел по прямой и должен был вернуться за нами через час. А мы этим временем пошли пешком. Так приятно было идти по такой дороге и при такой погоде. Немного побесились, повалялись в снегу.
Во время нашей прогулки получился один казус - застряла шедшая навстречу машина с лесом. Наши ребята кинулись на помощь. Наконец-то вытащили с грехом пополам. Тут подошел наш автобус, и мы опять взгромоздились в него. ..."



Кстати, как-то я держала бой на Хибине за то, что Люда предпочитала  пользоваться химическим карандашом в походе. Именно потому её язык должен хранить остатки от него, именно язык мог выдать о том - что делались перед гибелью какие-то записи, которые проливали сильно много света на причины гибели ГД.
Однако - права я.  А. Матвеева сама читала эти дневники


http://efmxavacwlwmta.narod.ru/page20_0.html

"...Первая книжечка, взятая мною, оказалась Люсиным песенником. В самом деле, ведь все туристы пели под гитару у костра, разучивали новые песни, и вот Люся записывала слова этих самых песен в светлокоричневый блокнотик, сейчас совершенно облезлый, а в 1959-м он, наверное, скрипел от собственной новизны и блестел корочками…
Края строчек, написанных бирюзовыми чернилами, поплыли, но текст можно было разобрать. (Кстати, это и не чернила никакие, а химический карандаш - такие были раньше. Я хорошо помню, как мы с братом в детстве муслили грифель химического карандаша, чтобы рисовал ярче. Во рту поселялся стойкий деревянный привкус, а в голове скакала сладостная мысль: если съесть такой карандаш, можно отравиться! )..."



Там что мое предположение про причину отсутствия языка у Людочки - все так же однозначно работает. Испачканный в хим. карандаше язык - немой вопиющий свидетель состоявшихся записей. Которые стали бы искать с усиленными мотивациями те, кто искал пропавшую/погибшую группу Дятлова. Язык мешал тем, кто не хотел выплывания на чистую воду подробностей и причин гибели туристов. Потому - его не стало. И за компанию - глаз.
Тот кто удалял язык - знал про птиц и зверей на тех местах. И посчитал - что этого достаточно. Уничтожение более полное погибших туристов - было трудоемко и необязательно.
Кстати, А. Матвеева дает ценную инфу по качеству владения Дубининой немецким языком


http://efmxavacwlwmta.narod.ru/page20_0.html

"...И список немецких слов для заучивания: geringe, gelange, vorstellen, betrag, treppen, herzzustellen…"

Это действительно ценная инфа, ведь Люда могла писать ту последнюю записку и могла писать немецкими словами или алфавитом. Единственный документ - что дает мне уверенность: эта имеющаяся записная книжка Людочки допоходная. И там - постоянное упоминание нем. языка как предмета и  15 000 -словного текста для перевода.

https://fotki.yandex.ru/users/hibinafiles/album/261934/






Я думаю - записка писалась не в одном экземпляре, вернее на  разных носителях: традиционном (бумажном) и альтернативном. Альтернатива - тело Семена Золотарева. Бумажный носитель был выколочен и уничтожен губителями ГД, а про альтернативные - они второпях не подумали. Их гнал жуткий мороз и мысль о идущих по пятам всевидящих и всечитающих со снега манси...
Цейтнот с морозякой не дали подумать про другие носители. Поискать и обыскать всех погубленных.

Если б не цейтнот - то Семена Золотарева вряд ли бы нашли в более менее опознаваемом виде.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #77 : 21 Март 2016, 22:23:09 »

...
http://www.kp.ru/daily/26336.7/3218985/

Силами КП предложены новые доки на Золотарева (видимо личное кадровое дело из Пятигорского пед.института):



...

"...Я, Золотарев Семен Алексеевич, родился в 1921 году 2 февраля, ст. Удобная Удобненского района Краснодарского края в семье служащего.
Отец мой до 1917 года занимался сельским хозяйством. В 1914 году был призван в царскую армию на фронт, там он пробыл до 1918 года. За время службы окончил военно-медицинские курсы. В 1918 году отец мой возвратился в ст. Удобную, где и по настоящее время работает фельдшером.
Мать - домохозяйка.
Старший брат погиб на фронте в 1944 году. Две сестры замужем, работают в колхозе. В 1930 году я поступил в первый класс средней школы № 3. В 1941 окончил 10 классов. В 1938 году вступил в комсомол. 1940-41 годы заканчивал среднюю школу и одновременно работал - вел первый класс.
С июля по октябрь 1941 года работал в винном цехе Удобненского Пищепромкомбината...."


...


Порисую-ка я параллельные...Покопаю-ка я корни, истоки.

http://www.udobnaya.net/city/history.php

"...История станицы Удобной
После окончания Крымской войны (1853 - 1856 гг.) царская Россия в военно-стратегических целях принялось решительно укреплять южные границы. Указом царя от 17 июля 1858 года для укрепления Лабинской линии на реке Уруп была основана станица Удобная. Земля здесь покрыта толстым слоем чернозема приемлемым для пахоты и пастбищ. Неудобных мест не было, воды везде в изобилии и прекрасного качества. Климат благоприятный.
Переселенцам выделялись плодородные земли, лес, денежное пособие на постройку жилья, обзаведение хозяйством, покупку оружия. К 1 января 1859 года в ст. Удобной было поселено 267 семейств (до нормы не доставало 33.3 офицерских, 60 линейных, 42 Донских поселян и 28 семейств нижних чинов регулярных войск.
Жизнь переселенцев оказалась нелегкой. Они в основном хлебопашествовали, высевали наряду с пшеницей, рожь, овес, ячмень, просо, гречиху и на незначительных площадях лен, возделывали овощи. Дома разводили пчел, птицу, свиней, овец. Ст. Удобная составляла 19 конный полк 5-й бригады Кубанского казачьего войска. Тяготы воинской повинности, нужду, болезни - что только не испытывал казак. Среди поселенцев распространялись разные болезни, особенно лихорадка.
Лекарств не было и были предложены медико-полицейские меры: к зиме обмазать все дома снаружи и внутри глиной и просушить, устроить несколько общественных бань в разных местах станицы.
Заселением и устройством переселенцев в ст. Удобную занимался войсковой старшина Вечерковский. И по новому административному делению она входила в состав Баталпашинского отдела.
В 1863 году население станицы составляло 1794 человека: мужского пола - 1011, женского пола - 783. Оно постоянно пополнялось новыми казаками, людьми духовного звания, иногородними.
В отчете за 1868 год атаман станицы отмечал, что богатые казаки имели по 6 лошадей, по 18 голов крупного рогатого скота, по 12 овец и коз.
До 1863 года в ст. Удобной не было ни одной школы. Грамоте дети обучались у станичного священника Вознесенского. На сходе в октябре 1863 года было решено открыть школу, купить для нее дом, учителем пригласить жителя этой станицы льготнослужащего урядника Тимофея Санхаровца. В школе обучались только мальчики - 40 человек.
В 1875 году в ст. Удобной была одна церковь,4 общественных дома, 570 домов жителей, один хлебный магазин, 5 лавок, 3 кузницы, 6 мельниц.
1887 год. В этом году в станице Удобной в семье Ивана Кияшко родился сын Ефим. В будущем полный георгиевский кавалер, казак Ефим Иванович Кияшко. Первый Георгиевский крест ему дали в 1914 году за уничтожение турецкого поста на горе. В Удобную пришла весть: "Кияшко наш отличился". Стар и мал гордились своим георгиевским кавалером.
Во время проводов новобранцев в Баталпашинскую, поступок офицера Эммануэля согнавшего лошадей о пастбища, вызвал у станичников гнев И сперва бабы, а потом казаки 2-го Хоперского полка и 12-го пластунского батальона медленно, сжимая кольцом офицера, приблизились к нему и избили, сорвали погоны. Это было одним из предвестий бури, забушевавшей в 1917 году над всей Россией. В 1917 году Ефим Иванович Кияшко уже был готов принять Советскую власть, а атаман станицы Черноштанный вызвал его и сказал: "Подхорунжий Кияшко, стань на стол и скажи нам, какую ты выдумал Советскую власть!", а Ефим Иванович ответил, что он ее не выдумал, а она уже рядом в ст. Отрадной. После этих слов его столкнули со стола и избили.
Вся станица тянулась на подворье Кияшко - только бы взглянуть на "офицера полного Георгия", изменившего присяге и перешедшего на сторону большевиков. В марте 1918 года первый коммунист станицы Удобной Е.И. Кияшко был избран председателем нового станичного ревкома. В этот период контрреволюционные силы взяли курс на разгром завоеваний революции, собираясь задушить Совет. Триста удобненцев выразили готовность с оружием в руках вести борьбу за укрепление революционных завоеваний, выступив под командованием председателя ревкома в Екатеринодар...."

Итого, по истории Удобной - это сплошь казачья застава. И стал быть все из неё - все на службу царю и отчеству.

http://qoo.by/gDb
Отрадненские историко-краеведческие чтения
Выпуск II
Материалы межрегиональной научно-просветительской конференции «Казаки и горцы Северного Кавказа
в Первой мировой войне (1914 – 1918 гг.)»
...
При Лабинской войсковой больнице, в 1915 – 1917 годах, регулярно проходили обучение фельдшерскому делу казаки из нижних чинов. Сотенно-фельдшерских учеников обычно набирали в количестве от 10 до 15 человек на курс, по 3 человека от каждой запасной сотни, а именно: из Лабинских и Хоперских запасных сотен (пешей и конной), 1-й, 2-й и 6-й Кубанских запасных пеших сотен, а также со льготы. По окончании курса «новые» сотенно-медицинские фельдшеры шли на пополнение убыли в строевых частях Кубанского войска. Наказный атаман в приказах рекомендовал выбирать фельдшерских учеников «непременно хорошо грамотных, развитых и хорошего поведения», «преимущественно из числа желающих посвятить себя этому делу»
...
Знакомство начнем с поэтических опытов подлинного таланта из народа, казака станицы Ахтанизовской Ивана Приймы (1891–1966), некоторые стихи которого стали популярными на Кубани народными песнями.
Прийму призвали на действительную службу еще до начала войны. Вскоре его командировали в Асхабадский военный лазарет на годичные фельдшерские курсы. А в августе 1914 их перебросили на два с половиной года на турецкий фронт. Службу он проходил в штабе бригады, а потом и дивизии. Во время боевого затишья находилось свободное время для занятий самообразованием. Изучал географию, историю, грамматику, литературу, теорию словесности. Упражняясь в грамматике, все чаще начал сочинять рассказы, а потом и стихи...
...
В мае 1917 г. 5-ю Кавказскую дивизию перебросили с Турецкого фронта в Финляндию. И. Прийма побывал в столице, где посетил Зимний дворец и Эрмитаж, накупив политических брошюр, газет, книг, потом запоем изучал их в Выборге.
После октябрьского переворота дивизию расформировали, а казаки вернулись домой. Иван Яковлевич поступил на службу станичным фельдшером.
...
Стихотворение «До победного конца», высмеивавшее одноименный осваговский призыв, было напечатано в темрюкской типографии подпольно тиражом 50 экземпляров:
...
Изведут нас генералы до последнего глупца...
Не баран я, не овца, не хочу играть глупца
И войны держать не буду до победного конца.
За буржуя, за купца, да за пана-подлеца
Воевать я не желаю до победного конца!
...
Их автор к тому времени уже был мобилизован на воинскую службу деникинской властью. 16 месяцев прослужил он в Темрюкском гарнизоне и вновь вернулся домой, избежав печальной участи эмигранта.

После советизации станицы Ахтанизовской Прийма выделился из отцовской семьи и занялся сельским хозяйством, но не смог принять насильственного характера коллективизации, обрушившегося на родную станицу в конце 20-х – начале 30-х гг. Бросил землю и пошел преподавать в школу колхозной молодежи. ..."

Итого по изучению Отрадненских чтений: отец Семена Золотарева не мог бы избежать мобилизации в белую армию. Даже Иван Прийма при всем своем категорическом нежелании - не смог.

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #78 : 21 Март 2016, 23:29:05 »


...

Итого по изучению Отрадненских чтений: отец Семена Золотарева не мог бы избежать мобилизации в белую армию. Даже Иван Прийма при всем своем категорическом нежелании - не смог.



Надо сказать - фамилия Золотарев очень часто встречающаяся среди упоминаемых казаков старорежимного периода. Вот например
http://forum.vgd.ru/post/86/58195/p1769616.htm#pp1769616
http://siberia.forum24.ru/?1-4-0-00000059-000-0-0#014

Но вот попалось упоминание совершенно подходящее
https://vk.com/topic-42775992_27622361?post=10

"...Список урядников и казаков лейб-гвардии 3-й и 4-й Терских сотен,полусотни лейб-гвардии 5-й Сводной сотнии штаба Конвоя Верховного Главнокомандующего. 1 мая 1917г.лейб-гвардии 3-я Терская сотня


вахмистр
1. подхорунжий Федор Давыденков
зводные
1. подхорунжий Моисей Сильченко
2. урядник Илья Литкин
3. урядник Филипп Шляпцев
4. подхорунжий Федор Светличный
каптенармус
1. урядник Семен Сердюков
урядники
1. Сергей Асташев
2. Петр Гузь
3. Георгий Иванков
4. Иван Крылов5. Иван Лысаков
6. Иван Мещеряков
7. Иосиф Попов8.
8.Яков Солнышкин
9. Георгий Топорченко
10. Николай Юрченко
трубачи
1. Иульян Хоперский
2. Матвей Грицанов
урядники
1. Сергей Абин
2. Иван Булгаков
3. Иван Братчик
4. Степан Бухтияров
5. Николай Головко
6. Каленик Гашенко
7. Павел Гладилин
8. Василий Галич
9. Алексей Голов
10. Дмитрий Давыдов
11. Никита Давыдов
12. Дмитрий Ергушов
13. Ефим Еременко
14. Алексей Золотарев
..."


Ну и какие неутешительные выводы? Было б странным донельзя - умудриться уклониться от мобилизации в белую армию потомственному казаку, да такому - что не внесен в списки сочувствующих коммунистам и не вступившим прямо таки с первых лет в самую лучшую в мире партию. Каждый первый из казаков в тех местностях - поучаствовал в белой гвардии. Ничего странного. Они ж присягали царю и отечеству - не смогли откреститься от этого в одну секунду. Кто-то ваще не пытался открещиваться и голову положил за старый строй.

Но зачем Семен Золотарев пишет в биографии такую очевидную и проверяемую влёт недостоверщину?

Такое шитое белыми ниточками?
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Золотарев и горные стрелки вермахта
« Ответ #79 : 22 Март 2016, 16:40:05 »


Пооффтопаю по нашей практически недавней бытности...

Странное дело - наша история...Нужно
иметь разум Творца - чтобы понять неисповедимые пути Русской Истории.
Вот если всего этого не знать

http://www.dk1868.ru/history/kras_terror.htm
http://www.dk1868.ru/history/delo49.htm
http://www.dk1868.ru/history/delo18.htm


То кипит ретивое ненавистью на эти тоже нашенские данности

http://ua-ru.org/istoriya/5-fashisty-s-georgievskimi-lentochkami.html

А если знать? "Не суди - да не судим будешь"?

Ну и таперича ближе к теме: я ж все ищу корни/истоки Золотаревых. Иногда зашагивая в прошлое, можно встать на точку, с которое видно будущее.

Вот интересное кино про станицу Удобную. Упомянуты и там перегибы установления советской власти в Удобной, упомянуты и интересные факты перед наступлением оккупационной фашистской власти и во время неё. Я все ждала упоминания фамилии Золотаревых. Однако нет - не в черных и не в славных списках.
http://ok.ru/video/64744329909572-0


Этот фильм выложил в группе очень интересный человек. Насколько я поняла - сын директора Удобненской школы № 7 . Понятное дело - она одна была в станице. Именно в ней учился - Семен Золотарев.
Вот некоторые фото его отца - Георгия Ивановича Борискина. Знаете - мы все прикидываем про то, с чего это Сенем Золотарев так непонятно стоит с приятелем на этом фото
https://img-fotki.yandex.ru/get/6505/158080519.1d/0_7b2c8_848ab500_XL
А вот - ну чем не лучше?
http://qoo.by/gPN







К сожалению - биография сложно высчитывается с фото. Борискин Г.И. - 1911 года рождения, был учителем истории уже в 1938 году в станице Передовая. Потом видимо был ранен на финской войне. Раз на фото 1945 года - он без медалей/орденов: то по состоянию здоровья был в тылу.

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 


>>> Благодарим Вас за помощь Форуму "РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ" >>>



Страница сгенерирована за 1.494 секунд. Запросов: 226.