РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Некриминальное чтиво...  (Прочитано 96124 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #100 : 07 Декабрь 2016, 18:43:27 »

(с) Аскинадзи
Это Пискарева, следовательно, см. выше.
Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #101 : 08 Декабрь 2016, 09:16:01 »

Это Пискарева, следовательно, см. выше.


На какой-то из конференций Аскинадзи говорит тоже самое. Лень искать. Получается - источник сведений меняется, а сведения - повторяются...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #102 : 08 Декабрь 2016, 11:03:56 »


Я не помню, чтобы Аскинадзи вообще участвовал в какой-либо конференции.
Лень искать.
Ага. Мне тоже.
Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #103 : 08 Декабрь 2016, 17:18:28 »

Я не помню, чтобы Аскинадзи вообще участвовал в какой-либо конференции.Ага. Мне тоже.


Я не жалуюсь на память. А с ленью - привыкла бороться. Немного неточно припомнила, хотя вроде этот же материал и был на соответствующей номеру конфе... Это его (Аскинадзи) статья в "Уральском следопыте" январь 2013 - "Письмо другу"


http://www.uralstalker.com/uarch/us/2013/01/39/
http://www.uralstalker.com/pdf/us/2013/01/1301-pismo-drugu/index.html









Эта статья опорная для работы Якименко - тот написал свою статью в "УС" в январский номер 2014 года. И это тоже вроде как был в материале конфы 2014

http://www.uralstalker.com/pdf/us/2014/01/1401-zapisnaya-knizhka/index.html#p=2
http://www.uralstalker.com/pdf/us/2014/01/1401-zapisnaya-knizhka/files/basic-html/page2.html















Вот конфа, на которой много обсуждались  эти воспоминания Аскинадзи


http://www.planeta-ekb.ru/events/item/132/


"...Конференция состоялась 1 февраля в зале ученого совета Уральского федерального университета на ул. Мира, 19. Участие в ней приняли гости из многих городов России, а также из Казахстана, Англии и США.

Гибель при невыясненных обстоятельствах в феврале 1959 года девяти лыжников турклуба Уральского политеха (ныне УрФУ) на Северном Урале продолжает будоражить умы людей — несмотря на то, сколько времени прошло с момента трагедии, точную причину смерти людей до сих пор не удается установить.
С 1999 года фонд памяти группы Дятлова, организованный друзьями и родственниками погибших, продолжает вести собственное независимое расследование произошедшего, организует экспедиции, собирает документы и выясняет новые свидетельские показания.
Что интересно:
Участники научно-практической конференции обсудили таинственную улику, исчезнувшую из дела группы Дятлова.
Владимир Аскинадзи — один из поисковиков, нашедших тело Семёна Золотарева — вспоминает, что тот держал в одной руке записную книжку, повернутую к нему чистой стороной, а в другой — карандаш. По мнению другого поисковика, Валентина Якименко, это свидетельствует о том, что Золотарев был наиболее дееспособен на момент трагедии. К сожалению, в материалах уголовного дела записная книжка не фигурирует, и о ее местонахождении ничего не известно.
«Думаю, что четверо из ребят погибли в том овраге, где их нашли, — говорит Якименко. — В этом месте ручей натыкается на каменную плиту и скатывается с нее водопадом. Мне кажется, Люда Дубинина соскользнула вниз по обледенелой плите, а Семён Золотарев, резко повернувшись, упал на камень. Колеватов пытался помочь им, но любое движение из-за травм вызывало страшную боль. Они попросили не трогать их. Все понимали, что это конец. И здесь Золотарев попросил Сашу достать записную книжку и карандаш. Единственное, что он еще мог и должен был сделать — это попытаться рассказать о случившемся»...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #104 : 08 Декабрь 2016, 19:45:37 »


Цитировать
Это его (Аскинадзи) статья в "Уральском следопыте" январь 2013 - "Письмо другу".
Эта статья опорная для работы Якименко - тот написал свою статью в "УС" в январский номер 2014 года.
Ну, понятно. Владимир Михайлович доверился проходимке, это случается. Якименко, в общем-то, и не вникал.

Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #105 : 08 Декабрь 2016, 19:52:28 »

Ну, понятно. Владимир Михайлович доверился проходимке, это случается. Якименко, в общем-то, и не вникал.


Ну как доверился...Вы статью-то Аскинадзи читали? Там именно всё его словарным запасом сказано...
Так что он сам автор своего творения...КАН у него был и кино снимал: каким был, таким он и остался - со своим словарным запасом...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #106 : 08 Декабрь 2016, 19:57:48 »

А речь не о словарном запасе (хотя над "слюнтяем" только ленивый не посмеялся). Просто вы новичок в теме, и всей предыстории с "блокнотом Золотарева" не знаете.
Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #107 : 08 Декабрь 2016, 21:52:18 »

А речь не о словарном запасе (хотя над "слюнтяем" только ленивый не посмеялся). Просто вы новичок в теме, и всей предыстории с "блокнотом Золотарева" не знаете.


Полина, только не намекайте - что Аскинадзи все придумал про блокнот. Под давлением или под обаянием...
Дело в том, что Аскинадзи вел дневник все то время, что был на поисках. Так же как например и Блинов. И там все отмечал из особенного.
Этот дневник у него исчез практически сразу по возвращении с поисков. НО - ценность дневников в том, что когда пишешь - лучше запоминаешь.
Это научный факт. Так что воспоминания Аскинадзи - ну никак невозможно определить как навязанные воспоминания...




Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #108 : 08 Декабрь 2016, 22:05:12 »

Дело в том, что Аскинадзи вел дневник все то время, что был на поисках. Так же как например и Блинов. И там все отмечал из особенного.
Этот дневник у него исчез практически сразу по возвращении с поисков.
Да я вижу, в статье прочитали. Там и Аксельрод прямо уже "верит" в лавину.


Забавно:
Цитировать
Сама идея, на которой строится теория Буянова, о сходе снежного пласта, не нова. «Впервые природная версия трагедии появилась в 1991-м в статье Аксельрода (руководитель одной из групп поисковиков) для книги Рундквиста „100 дней на Урале“ (вышла в 1993 году), — вспоминает исследователь. — Он не избежал ряда ошибок: все же связывал начало схода лавины с каким-то техногенным воздействием, взрывом. В 2007 году он скончался, не сумев защитить свою версию, поэтому версия не была принята, не получила широкой поддержки. Я же увидел, что она состоятельна, объясняет причины произошедшего, но ее надо подкрепить и уточнить».
По словам Буянова, следы схода снежного пласта были обнаружены поисковиками изначально — в первую очередь это сама палатка, придавленная снегом (у нее «устояла» лишь одна, нижняя стойка). «Поисковики увидели следы лавины, но не поняли, что это была лавина, — говорит исследователь.

Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #109 : 09 Декабрь 2016, 22:47:01 »

http://forma-odezhda.ru/encyclopedia/sovety-pohodniku-partizanu/

Советы походнику-партизану


"...Известен один из видов волокуши, особенно удобный для перевозки раненых. Нижние концы жердей представляют собой верхушки елок с необрубленными ветвями. Между ними прокладывается поперечный брусок, на нем укрепляется еще несколько елочных верхушек - получается сплошной мягкий настил. При перевозке этот настил пружинит и уменьшает толчки и сотрясение...."

Сильно напоминает так называемый настил из ручья. Там тоже верхушки елок и маленько березок...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #110 : 09 Декабрь 2016, 22:52:48 »

Ох, как ностальгией повеяло  :funi01015:


Я этот справочник с картинками еще на Перевале лет 7 назад выкладывала. Или позже?...
Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #111 : 09 Декабрь 2016, 22:57:43 »

Ох, как ностальгией повеяло  :funi01015:


Я этот справочник с картинками еще на Перевале лет 7 назад выкладывала. Или позже?...


Хорошо что Вас ностальгией еще не сдуло, а только повеяло...
Вы не в курсе - этот журнал с книжечки какого года делал эту перепечатку?
Я поискала и не нашла. Но это явна инфа не для 2000 года. Там фигурирует венский стул для снегоступов.
Дык где ж их взять в таком-то году...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Lyubomudroff

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +146/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 268
    • Dyatlov Creek: requiem
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #112 : 09 Декабрь 2016, 23:17:20 »

Книга называлась "Спутник партизана", годы 1942 - 1943, можете погуглить.
Но вроде бы потом было уже послевоенное издание для туристов, в нем убрали все военные и подрывные инструкции, осталось только выживание в ненаселенке. Год не помню, вроде тоже "Спутник туриста". А вот, нашла, 1969 год, автор Трипольский.
Записан
Без знания истории своих предков не бывает личной истории.
http://www.lyubomudroff.ru

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #113 : 09 Декабрь 2016, 23:43:27 »

Книга называлась "Спутник партизана", годы 1942 - 1943, можете погуглить.
Но вроде бы потом было уже послевоенное издание для туристов, в нем убрали все военные и подрывные инструкции, осталось только выживание в ненаселенке. Год не помню, вроде тоже "Спутник туриста". А вот, нашла, 1969 год, автор Трипольский.


Вот спасибки...Золотарев у нас вроде как полупартизанил...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #114 : 13 Декабрь 2016, 16:53:55 »

Криминальное чтиво времен СССР...Или как оно бывалоча на просторах Страны Советов...
Я нащипала особенно интригующие истории...


http://coollib.com/b/164497/read#t46

"...Однако вернемся в конец 70-х.
О том, что земля российская полна всевозможными талантами и уникальными личностями, в том же 1977 году пришлось убедиться и вечным конкурентам МВД — чекистам. Об этом значительно позднее рассказал на страницах еженедельника «Мегаполис-Экспресс» контрразведчик полковник Николай Грашовень. Вот его рассказ: "Дело было давно, еще в 1977 году. Оно было на контроле у самого Андропова. И я был непосредственным участником этой прямо-таки фантастической истории, на распутывание которой ушло целых четыре месяца кропотливой работы.
Все началось с той ночи, когда жильцы одного из домов в районе Перовских улиц столицы заметили, что у них на чердаке обосновался мужчина, одетый в полевую форму десантных войск. Работники милиции задержали этого десантника, доставили в местное отделение и вызвали патруль военной комендатуры. Патруль, не обнаружив при нем никаких воинских документов, уехал — разбирайтесь, мол, сами. Милиционеры позвонили нам. Дежурным по управлению был я.
С момента задержания и до моего приезда десантник не проронил ни слова. Когда мы с ним остались наедине, он все же снизошел… Сказал, что прибыл из Прибалтики. В одиночной камере Лефортовской тюрьмы ему дали бумагу и письменные принадлежности. Он умел прекрасно рисовать, писал стихи, много пел…
Однако медики не нашли у него явных психических отклонений.
В бумагах десантника, кроме рисунков и стихов, были еще и чертежи. Эксперты установили, что это не что иное, как планы ракетных шахт и прочих стратегических объектов. Прибавьте сюда еще то обстоятельство, что пел и писал он на двенадцати языках без акцента и ошибок. Очень долго его не удавалось разговорить.
Когда же это наконец произошло, он назвался Гельмутом Иоганном Брауном, потомком абверовских диверсантов, выросшим в подземных бункерах, где до сих пор еще сидят его родители в ожидании приказов какого-то центра. Дальше пошли настоящие чудеса. С любым текстом он справлялся блестяще. Например, сделал полные чертежи немецкой армейской рации времен войны. Давал подробнейшие описания любого вида оружия.
Когда его попросили набросать план одного из наших секретных объектов и назвали точные координаты, то он это сделал. Затем другой объект, третий, четвертый… Эксперты признали, что чертежи Брауна более точны, чем материалы космической аэрофотосъемки. Тут уж мы просто схватились за головы! Получалось, что какой-то невероятно способный человек (а вдруг таких Браунов еще несколько сотен?!) разгуливал вблизи объектов, изучал их и проводил топографические работы. Наше высшее руководство уже наметило проведение операции с привлечением двух дивизий войск госбезопасности. Цель — обнаружить и обезвредить те самые бункеры, о которых рассказывал Браун.
Все разъяснилось случайно. Я попросил его разобрать и собрать автомат Шмайсера, любую деталь которого он воспроизводил на бумаге, что называется, с закрытыми глазами. Не получилось… Владеть оружием мнимый диверсант совершенно не умел. Повторная проверка велась уже по милицейским каналам. Результат был плачевным. Оказалось, что целых четыре месяца контрразведка возилась не с Гельмутом Иоганном Брауном, а с дважды судимым за бродяжничество гражданином Журавлевым. В течение последующих пяти лет его феноменом занимались уже медики"...."

№...Для раскрытия этого преступления буквально "на уши" была поставлена вся союзная милиция, а следствие курировал сам министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, который лично докладывал о его ходе венценосному генсеку. И хотя спустя несколько месяцев дерзкие преступники были арестованы и руководители операции по их поимке получили причитающиеся им ордена и звездочки, однако назвать это дело до конца раскрытым было нельзя. Ведь главные и самые дорогие ценности, похищенные преступниками, найти так и не удалось. Но самое любопытное в том, что сыщики, искавшие преступников, об этих главных ценностях даже не догадывались.
Начало этой уникальной истории уходит корнями в далекое прошлое — в события 1918 года. После августовского покушения на Ленина и начавшегося сразу после этого красного террора, большинство иностранных граждан, проживавших в России, стали спешно покидать страну. Не стал исключением и знаменитый французский ювелир Фаберже. Однако в отличие от многих его соплеменников, уезжавших «налегке», Фаберже раздирали противоречия — как быть с драгоценностями, которых у него накопилось на целый саквояж? Везти их с собой? Но где гарантия, что на границе их не конфискуют революционные власти, а их хозяина не запишут в контрабандисты? В конце концов, ювелир решил оставить их в посольстве, уповая на то, что ворваться на его территорию у большевиков наглости не хватит. Но он ошибался. Буквально спустя несколько недель после его отъезда чекисты посетили французское посольство под предлогом поиска в его стенах иностранных шпионов. Оных они так и не нашли, зато обнаружили доверху набитый драгоценностями саквояж, который тут же и конфисковали, даже не выдав ошарашенным французам соответствующую расписку. С этого момента и берут свое начало удивительные приключения кулонов и браслетов знаменитого ювелира в советской стране.
Судя по всему в том же 1918 году большую часть этой уникальной коллекции растащили чекисты, участвовавшие в их экспроприации. Часть вещей, причем незначительная, в 20-е годы стала всплывать на различных вещевых рынках в качестве оплаты за жизненно необходимые продукты, но большая часть осела в чьей-то частной коллекции.
В 60-е годы этими драгоценностями завладел богатый армянский цеховик Вазген О., который предпочитал хранить их в своем доме под Ереваном. Но в середине 70-х, видимо всерьез опасаясь за судьбу коллекции, он предпочел их перепрятать, доверив это дело своему родному дяде. Тот со своей стороны пообещал ему, что в его руках драгоценности будут "как в банке", и не обманул — действительно спрятал их в Ереванском банке, в котором занимал одно из руководящих мест. Но слово свое дядя не сдержал.
Согласно расхожей поговорке, что "шила в мешке не утаишь", наличие у Вазгена О. уникальной коллекции драгоценностей самого Фаберже в конце концов стало известно еще одному коллекционеру из Армении. С этого момента идея завладеть ею стала не давать ему покоя. В течение нескольких месяцев его люди шаг за шагом сжимали кольцо поисков, пытаясь узнать в каком месте Вазген хранит коллекцию, пока наконец не вышли на его дядю. Узнав о том, кем и где работает этот человек, преследователь чисто интуитивно догадался в каком месте может храниться искомое. Однако для подтверждения этого необходимы были веские доказательства. Но за ними дело не стало. Подкупив одного из сотрудников банка — молодого парня, только что закончившего экономический факультет Ереванского госуниверситета и сильно нуждавшегося в деньгах, преступники вскоре сумели установить, где именно дядя-банкир мог хранить уникальную коллекцию. Судя по всему, это было хранилище с деньгами на втором этаже банка. В течение нескольких последующих дней преступники тщательно изучали работу банка, в котором на их счастье в те дни проводился ремонт и царил сопутствующий ему бардак, после чего пришли к заключению, что самым благоприятным временем для осуществления задуманного может быть только уикэнд.
В один из июньских дней 1978 года в МВД СССР поступила срочная телефонограмма из Еревана, в которой сообщалось, что из Ереванского банка неизвестными преступниками похищено 1, 5 миллиона рублей. Учитывая астрономическую сумму похищенного, Ереван телеграфировал об этом происшествии в Москву и надеялся, что оттуда им пришлют помощь. Так оно и получилось. Вскоре из столицы Союза в Ереван прибыла представительная делегация в составе заместителя министра внутренних дел СССР Б. Шумилина (он курировал угрозыск страны), заместителя начальника Управления уголовного розыска СССР А. Волкова и других следователей УУР МВД Союза. (Чуть позже туда же прибыл и сам начальник УУР И. Карпец). На месте группу розыска усиливал министр внутренних дел Армении А. Поталов и начальник республиканского угрозыска Э. Шахназаров. Что же выяснили сыщики на место преступления?
Как оказалось, преступники действовали на удивление нагло, пользуясь чудовищной расхлябанностью и разгильдяйством работников банка. Проникнув в здание (кстати, оно было еще дореволюционной постройки) с крыши соседнего дома, преступники попали в комнату, под которой находилось хранилище с деньгами. Пользуясь ручной дрелью, они в течение двух дней (в перерывах даже уходя домой) просверлили в полу отверстие и спустились в хранилище. Там, набив под самую завязку принесенные с собой мешки деньгами на сумму в полтора миллиона рублей (можно было взять и больше, но грабители взяли столько, сколько смогли унести), они тем же путем покинули банк. Случилось это приблизительно в воскресенье вечером, однако о пропаже работники банка узнали только во вторник, когда открыли хранилище.
Сыщики, осмотрев место преступления, пришли к однозначному выводу: преступники — профессионалы своего дела. Об этом свидетельствовали некоторые особенности их действий и прежде всего находчивость грабителей, которые, сверля отверстие в полу, использовали обыкновенный зонтик просунув его в отверстие и раскрыв, они собирали в него всю грязь, появлявшуюся в процессе сверления. Для сыщиков это была первая зацепка. В течение нескольких месяцев они тщательно рылись в архивах, пытаясь найти хоть какое-то упоминание о подобном методе, применяемом в прошлом. Им казалось, что хитроумный трюк с зонтиком вполне мог подбросить кто-то из бывалых уголовников. Но, к сожалению, найти что-нибудь подобное в архивах МВД так и не удалось. Не сумели они с первого раза и «расшифровать» наводчика из числа работников банка, услугами которого явно воспользовались грабители. Также не принесла мгновенных результатов и ориентировка, посланная во все банки и сбрекассы страны, где указывались номера серий похищенных купюр. Впрочем, царившие в этих заведениях неразбериха и бесхозяйственность не могли привести к быстрым и положительным результатам. Так месяц за месяцем уходило время, а преступники-миллионеры по-прежнему гуляли на свободе.
Между тем все эти обстоятельства послужили весьма удобным поводом для интриганских игр внутри МВД СССР. Неудачи подопечных начальника УУР И. Карпеца позволили его соперникам из служб УБХСС "спустить на него всех собак" и настроить против него самого министра МВД Н. Щелокова.
Когда восьмимесячное расследование не дало серьезных результатов, руководство УУР решило пойти на последний маневр и выманить преступников на стратегический простор. В начале 1979 года в среде банковских работников было заявлено, что ранее объявленный запрет на выпуск в оборот денег из похищенной серии снят. Теперь следовало ожидать активных действий со стороны преступников, руки которых наверняка жег похищенный миллион. И сыщики не ошиблись.
Выехав в Ташкент, преступники действительно «сбросили» там несколько тысяч рублей и стали отслеживать реакцию властей. Те же стоически «бездействовали». Тогда грабители, уверенные в том, что все сошло им с рук, отправились в Москву и принялись транжирить миллион дальше.
В Москве у одного из них жила любовница со своим братом, у которого имелся автомобиль. Этот автомобиль и облюбовали себе преступники, пообещав его владельцу дать денег на покупку нового. Они решили выехать на отдых в Сочи и попросили брата разменять в ближайшей сберкассе три тысячи рублей на более мелкие купюры. Эта вылазка по обмену ворованных денег на настоящие повлекла за собой цепочку событий, завершением которых стала поимка преступников. Бдительная сотрудница сберкассы, обнаружив на деньгах «засвеченные» номера, тут же связалась с ближайшим отделением милиции. Но пока нерасторопный дежурный уточнял ситуацию, посланец смекнул, что дело нечисто, и, оставив деньги, сбежал из сберкассы. Однако машина розыска была уже запущена, и сыщики с Петровки, 38, получив долгожданный сигнал, активизировали свои действия по всей столице. Подняли на ноги негласную агентуру муровцев. К вечеру того же дня заместителю начальника 52-го отделения милиции по розыску пришло сообщение о том, что два подозрительных кавказца находятся по такому-то адресу. Тут же был отдан приказ об их задержании. Через час кавказцы уже находились на Петровке, 38. А еще через некоторое время в машине, которую они купили у брата любовницы, в размонтированном колесе было найдено более 800 тысяч рублей из похищенных в Ереванском банке. Остальные 100 тысяч рублей преступники закопали под домом в Ленинакане. «Сдали» милиции грабители и своего сообщника из банка бывшего студента госуниверситета. Но на этом их признания и закончились. А сыщики ни о чем кроме денег их не пытали — история с бриллиантами Фаберже им была неведома. Но куда же тогда делись драгоценности? И вообще, как они пропали?
Похитили их, естественно, те двое грабителей, которые попались в руки сыщиков. Причем, задержав их, у муровцев наступило легкое оцепенение. Перед ними предстали не матерые профессионалы-медвежатники, а обыкновенные молодые люди, дилетанты в преступной науке. Но сыщики не знали, что это было неспроста — заказчику ограбления — охотнику за коллекцией Фаберже были нужны именно такие подручные. Он рассчитывал, что «чистых» грабителей меньше всего шансов вычислить профессионалам из угро. Но он ошибся в другом. Когда грабители попали в хранилище, где действительно хранился саквояж с драгоценностями, у них просто "поехала крыша" от вида денег, сложенных там. Поэтому, вручив заказчику требуемый товар, грабители в следующую ночь вновь наведались в банк и от души затарились советскими червонцами.
Что стало с драгоценностями Фаберже доподлинно так и неизвестно. По одной из версий, в 80-е годы их благополучно вывезли за рубеж (предположительно во Францию), где они осели в одной из частных коллекций. Как бы то ни было, но справедливость восторжествовала — вещи через много лет вновь оказались на родине. Но надолго ли?..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #115 : 21 Декабрь 2016, 16:26:28 »

Про наших людей. Современников и ровесников Игоря Дятлова...

http://i-fakt.ru/plenniki-barzhi-t36/


"...После 49-дневного дрейфа в Тихом океане на неисправной, полузатопленной барже измождённые советские солдаты заявили американским морякам: нам нужны только топливо и продукты, а до дома мы доплывём сами... «Героями не рождаются, героями становятся» — эта мудрость как нельзя лучше подходит к истории четвёрки советских парней, потрясшей мир весной 1960 года. Молодые ребята не рвались к славе и известности, не мечтали о подвигах, просто однажды жизнь поставила их перед выбором: стать героями или умереть.

Январь 1960 года, остров Итуруп, один из тех самых остров Южно-Курильской гряды, которыми по сей день грезят японские соседи. Из-за каменистого мелководья доставка грузов на остров кораблями крайне затруднена, и поэтому функцию перевалочного пункта, «плавучего причала» у острова выполняла самоходная танкодесантная баржа Т-36. За грозным словосочетанием «танкодесантная баржа» скрывался небольшой кораблик водоизмещением сто тонн, длина которого по ватерлинии составляла 17 метров, ширина — три с половиной метра, осадка — чуть более метра. Максимальная скорость баржи составляла 9 узлов, а удаляться от берега, не подвергаясь риску, Т-36 могла не более чем на 300 метров. Впрочем, для тех функций, что баржа выполняла у Итурупа, она вполне подходила. Если, конечно, на море не было шторма.

А 17 января 1960 года стихия разыгралась не на шутку. Около 9 часов утра ветер, достигавший 60 метров в секунду, сорвал баржу со швартовки и стал уносить её в открытое море.Те, кто остался на берегу, могли лишь наблюдать за отчаянной борьбой, которую вели с разгневанным морем люди, находившиеся на борту баржи. Вскоре Т-36 исчезла из виду… Когда шторм стих, начались поиски. На берегу были найдены некоторые вещи с баржи, и военное командование пришло к выводу, что баржа вместе с находившимися на ней людьми погибла. На борту Т-36 в момент её исчезновения находились четверо солдат: 21-летний младший сержант Асхат Зиганшин, 21-летний рядовой Анатолий Крючковский, 20-летний рядовой Филипп Поплавский и ещё один рядовой, 20-летний Иван Федотов. Родным солдат сообщили: их близкие пропали без вести при исполнении воинского долга. Но за квартирами всё-таки установили наблюдение: вдруг кто-то из пропавших не погиб, а попросту дезертировал? Но большинство сослуживцев ребят полагали, что солдаты сгинули в океанской пучине…

Четвёрка, оказавшаяся на борту Т-36, в течение десяти часов боролась со стихией, пока наконец шторм не стих. На борьбу за выживание ушли все скудные запасы топлива, 15-метровые волны сильно потрепали баржу. Теперь её просто уносило всё дальше и дальше в открытый океан.

Сержант Зиганшин и его товарищи не были моряками — они служили в инженерно-строительных войсках, которые на сленге именуются «стройбатом». На баржу их отправили разгружать грузовое судно, которое вот-вот должно было подойти. Но ураган решил иначе…

Положение, в котором оказались солдаты, выглядело практически безвыходным. Топлива у баржи больше нет, связи с берегом нет, в трюме течь, не говоря уже о том, что Т-36 вовсе не годится для таких «путешествий». Из продовольствия на барже оказались буханка хлеба, две банки тушёнки, банка жира и несколько ложек крупы. Были ещё два ведра картошки, которую во время шторма раскидало по машинному отделению, отчего она пропиталась мазутом. Опрокинуло и бачок с питьевой водой, которая частично перемешалась с морской. Ещё была на судне печка-буржуйка, спички да несколько пачек «Беломора».

Судьба над ними будто бы издевалась: когда шторм затих, Асхат Зиганшин нашёл в рубке газету «Красная звезда», в которой говорилось, что как раз в районе, куда их уносило, должны состояться учебные ракетные пуски, в связи с чем весь район был объявлен небезопасным для мореплавания. Солдаты сделали вывод: искать их в этом направлении никто не будет до конца ракетных пусков. Значит, необходимо продержаться до их окончания. Пресную воду брали из системы охлаждения двигателей — ржавую, но годную для употребления. Также собирали дождевую воду. В качестве еды варили похлёбку — немного тушёнки, пара пахнущих топливом картофелин, самая малость крупы.

На таком рационе требовалось не только выживать самим, но и бороться за живучесть баржи: скалывать лёд с бортов, чтобы не допустить её переворота, выкачивать воду, собиравшуюся в трюме. Спали на одной широкой кровати, которую сами и соорудили, — прижимаясь друг к другу, берегли тепло. Солдаты не знали, что течение, уносившее их всё дальше и дальше от дома, носило название «течение смерти». Они вообще старались не думать о худшем, ибо от таких мыслей легко можно было впасть в отчаяние. День за днём, неделя за неделей…

Еды и воды всё меньше. Как-то сержант Зиганшин вспомнил рассказ школьной учительницы о матросах, потерпевших бедствие и страдавших от голода. Те моряки варили и ели кожаные вещи. Ремень сержанта был кожаным. Сначала сварили, покрошив в лапшу, ремень, потом ремешок от разбитой и неработающей рации, потом стали есть сапоги, содрали и съели кожу с оказавшейся на борту гармошки…

С водой дело обстояло совсем плохо. Кроме похлёбки, её доставалось каждому по глотку. Один раз в двое суток. Последнюю картошку сварили и съели 23 февраля, в День Советской Армии. К тому времени к мукам голода и жажды добавились слуховые галлюцинации. Ивана Федотова начали мучить приступы страха. Товарищи поддерживали его, как могли, успокаивали.

За всё время дрейфа в четвёрке не произошло ни одной ссоры, ни одного конфликта. Даже тогда, когда сил уже практически не осталось, ни один не попытался отобрать у товарища пищу или воду, чтобы выжить самому. Просто договорились: последний, кто останется в живых, перед тем как умереть, оставит на барже запись о том, как погибал экипаж Т-36…

2 марта они впервые увидели проходящее вдали судно, но, кажется, сами не поверили в то, что перед ними не мираж. 6 марта новый корабль показался на горизонте, но отчаянные сигналы о помощи, которые подавали солдаты, на нём не заметили.

7 марта 1960 года авиационная группа с американского авианосца «Кирсардж» обнаружила баржу Т-36 примерно в тысяче миль северо-западнее острова Мидуэй. Полузатопленная баржа, которая не должна удаляться от берега на расстояние больше 300 метров, прошла больше тысячи миль по Тихому океану, преодолев половину расстояния от Курил до Гавайев.Американцы в первые минуты не понимали: что, собственно, за чудо перед ними и что за люди плывут на нём? Но ещё больший шок моряки с авианосца пережили, когда доставленный с баржи вертолётом сержант Зиганшин заявил: у нас всё нормально, нужно топливо и продукты, и мы сами доплывём до дома.

На самом деле, конечно, плыть солдаты уже никуда не могли. Как потом говорили врачи, жить четвёрке оставалось совсем немного: смерть от истощения могла наступить уже в ближайшие часы. А на Т-36 к тому времени оставался один сапог и три спички.

Американские медики дивились не только стойкости советских солдат, но и удивительной самодисциплине: когда экипаж авианосца стал предлагать им еду, они съели совсем чуть-чуть и остановились. Съешь они больше, то сразу погибли бы, как гибли многие, пережившие долгий голод. На борту авианосца, когда стало ясно, что они спасены, силы окончательно оставили солдат — Зиганшин попросил бритву, но упал в обморок около умывальника. Брить его и его товарищей пришлось морякам «Кирсарджа».

Когда солдаты отоспались, их начал мучить страх совсем иного рода — на дворе-то была холодная война, а помощь им оказал не кто-нибудь, а «вероятный противник». К тому же к американцам в руки попала советская баржа. Советские воины Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский и Иван Федотов, дрейфовавшие на барже с 17 января по 7 марта 1960 года, фотографируются во время экскурсии в городе Сан-Франциско Капитан «Кирсарджа», кстати, никак не мог взять в толк, отчего солдаты так рьяно требуют от него погрузить на борт авианосца это ржавое корыто? Чтобы успокоить их, он сообщил им: баржу в порт отбуксирует другое судно. На самом деле американцы потопили Т-36 — не из-за желания нанести вред СССР, а потому, что полузатопленная баржа представляла угрозу судоходству...

Но солдат волновало, что они скажут в Москве. А Москва, получив новости из США, некоторое время молчала. И это объяснимо: в Советском Союзе ждали, не попросят ли спасённые политического убежища в Америке, дабы со своими заявлениями не попасть впросак.
Когда же стало ясно, что военные не собираются «выбирать свободу», про подвиг четвёрки Зиганшина заговорили по телевидению, на радио и в газетах, и сам советский лидер Никита Хрущёв послал им приветственную телеграмму..."

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #116 : 21 Декабрь 2016, 17:20:48 »

Откуда они знали? Малограмотные средневековые алхимики всегда мучили ртуть...

http://i-fakt.ru/interesnye-fakty-o-zolote/


"...В 1947 году американские физики Ингрем, Гесс и Гайдн проводили эксперимент по измерению эффективного сечения поглощения нейтронов ядрами ртути. В качестве побочного эффекта эксперимента было получено около 35 мкг золота. Таким образом, была осуществлена вековая мечта алхимиков — трансмутация ртути в золото...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #117 : 24 Декабрь 2016, 15:37:32 »

Криминальная история образца 1950 года...Или что умели и могли тогда следователи в полярном захолустье...
(подглядела на Тайне)
Я выделила именно зацепившее. Пунктик так сказать - следы босых ног...

http://sakhalife.ru/krovavyiy-otblesk-plameni-opublikovana-kniga-yakutskogo-sledovatelya/





"...Автор книги Леонид ДИОДОРОВ — профессиональный следователь, лично расследовавший многие особо тяжкие преступления. Об обстоятельствах совершения некоторых из них он поведал хорошим литературным языком в своей книге на основе материалов реальных уголовных дел.
Итак, если вам хочется знать правду о том:
— как было раскрыто массовое убийство, сопряженное с поджогом, совершенное весной 1950 года группой алчных “нелюдей”, ставшее известным в народе как “кровавое качикатское дело”?
— относимо ли к реальному  преступлению, совершенному в сельском районе Якутии, выражение “шерше ля фам” (ищите женщину)?
— можно ли назвать аксиомой (незыблемой истиной выражение криминалитета “нет тела — нет дела”?
— как отозвались в Якутии “лихие девяностые годы”?
— как приводились в исполнение вынесенные судами смертные приговоры?..."
https://14.мвд.рф/upload/site18/document_file/VSJOE2aK27.doc
http://qoo.by/Mgq

Якутской милиции посвящается
 
 
КРОВАВЫЙ  ОТБЛЕСК  ПЛАМЕНИ
(детективная повесть)
 
Глава 1. Пожар
 
«…На основании материалов о пожаре якутской                                     
юрты в ночь на 10-е апреля 1950 г. с человеческими жертвами, расположенном в Качикатском
                                                                                 наслеге,.. п о с т а н о в и л: возбудить уголовное                             
дело.
И.о.начальника Орджоникидзевского РОМ МГБ
лейтенант милиции Павлов»
(постановление от 12 апреля 1950 г.)
 
 
              - Ой, беда-беда!!! Вставайте – юрта горит! Там – люди! – В дверь дома, где жил председатель Качикатского наслежного Совета народных депутатов Игнатьев, стучала какая-то женщина. Иван Егорович открыл запор. У двери стояла женщина, которую он ранее видел среди колхозников из Чурапчинского района, которые на зиму занимали старые постройки на местности «Тииттээх» невдалеке от села и занимались уходом за молодняком крупного рогатого скота, пригнанным еще прошлой осенью – поближе к загодя заготовленным кормам.
Она задыхалась, видимо от сильного бега, раскраснелась, была сильно взволнована и всё повторяла: Быстрей! Быстрей!
- Что горит? Где? – удалось вставить слово председателю.
- Там! Мои люди!!! Юрта горит!!! – женщина указывала рукой.
              Иван Егорович взглянул на небо – было светло, солнце стояло над горизонтом уже довольно высоко. «Где-то около 7 часов утра» - подумал он. Потом он перевел взгляд на ту сторону, куда указывала женщина, и увидел белесый дым. «Уже догорает» - бросилось в голову.
              - Что? Что случилось? – скорее просто так повторил он.
              - Мои! Мои земляки! Их дом горит! – чуть спокойнее возгласила женщина.
              - Ладно, ладно! Сейчас поеду. Только людей соберу и поеду! – ответил Иван Егорович.- Ты иди, скажи, сейчас будем.
              Выходя через калитку ограды, женщина (а это была скотница Иванова Акулина) заметила стоящую у ворот запряженную в сани лошадь. «Хорошо, что запряжена, быстрее прибудут на место пожара» - мельком подумала она и тотчас забыла об этом, заторопилась к пожарищу.
 
              В то утро Игнатьев организовал комиссию, которая составила акт о случившемся. В неё вошли с одной стороны представители Качикатского наслега Орджоникидзевского района - зам.председателя колхоза «Улэ»(«Труд») Игнатьев П.С., депутат наслежного Совета Филиппов И.И., бригадир Данилов Н.П., от партийной организации наслега Новиков А.И., член колхоза «Буотама» Слепцов Е.Г. С другой, потерпевшей стороны, в комиссию были включены скотоводы колхоза «Октябрьская революция» Хадарского наслега Чурапчинского района Софронов И.И., Протодьяконова Д.Т., Ноева А.М., Иванова А.С., Дьячковская М.В.
              Комиссия установила, что при пожаре сгорели 12 человек и 1 теленок. Пожар обнаружила утром в 6 часов Иванова А.С., вставшая, чтобы затопить печь. Выйдя во двор по нужде, она увидела, что юрта, в которой жили её земляки – скотоводы, расположенная в низине примерно в полукилометре от их юрты, уже догорает.
              В своем акте комиссия отразила следующие обстоятельства: Около пожарища, которое еще дымилось, на снегу имеется окровавленный след волочения. Рядом с пожарищем и сохранившимся амбаром имелись множественные следы саней, запряженных лошадью. В юрте в ту ночь ночевал счетовод колхоза Сергеев Н.Р., приехавший рассчитаться с колхозниками по трудодням. Кроме него сгорели еще 11 людей, в том числе трое малых детишек.
              Комиссия отметила, что из рядом стоящего амбара вытащили, чтобы спасти от огня, припасы колхозников – полмешка муки, 3 кг.мяса.
              Акт подписали все члены комиссии. Затем стали ждать прибытия работников милиции из Покровска, куда позвонили уже после того, как написали акт.
 
              Приехавшие через несколько часов из Покровска милиционеры во главе с исполнявшим обязанности начальника Орджоникидзевского районного отдела милиции Министерства государственной безопасности Якутской АССР (РОМ МГБ) Павловым М.М.в тот же день произвели осмотр места происшествия и раскопки пожарища.
При этом было установлено: Юрта размером 6 х 6 метров была расположена в 3,5 км. от поселения Качикатцы и от Неверского тракта в 1-м км. в сторону реки в низине. Она принадлежала колхозу имени «Октябрьской революции» Чурапчинского района. Перед входом в юрту на затоптанном снегу имелись следы крови, на небольшом расстоянии от сгоревшей юрты снег насквозь до земли растоплен кровью, стекшей на одном месте размером 20х15 см. От этого места к двери юрты ведет след волочения со следами крови. Там же имеются следы от босых ног. При раскопках обнаружены нож якутский с полусгоревшей рукояткой, зазубренный топор, безмен (старинные весы), охотничье ружье-одностволка 20 калибра с остатком сгоревшей ложи. В дуле имеется полусгоревший кусочек пакли, которым её затыкали на время хранения. Отсюда вывод – из этого ружья не стреляли. На пожарище обнаружены остатки трупов людей – мужчин и женщин, а также завернутого в тряпки грудного ребенка.
При осмотре прилегающей территории на снегу недалеко от сгоревшей юрты были найдены обрывок конверта с адресом Тихонова П.Г.- продавца ларька, расположенного в селе Качикатцы, а также платежное извещение, направленное Давыдовой А.Д.- родственнице того же Тихонова. Со следов босых ног были сняты размеры и сделаны их рисунки в натуральную величину.

Тогда же был составлен акт о пожаре, в котором указано, что по количеству извлеченных останков определено, что сгорели 11 человек и 4 теленка. Убытки от пожара составили – юрта оценена в 100 рублей, имущество людей – 3.500 руб.
 
Таковы были первичные результаты, зафиксированные в документах, составленных 10 апреля 1950 г. На их основании 12 апреля было возбуждено уголовное дело, расследование которого впоследствии было поручено зам.начальника отдела уголовного сыска (ОУС) Управления милиции МГБ ЯАССР капитану милиции Лавриновичу С.И..
Кроме него на начальной стадии следствия активное участие приняли участковый оперуполномоченный Орджоникидзевского РОМ МГБ лейтенант милиции Павлов М.М., зам. начальника Чурапчинского РОМ Кириллин С.Н., оперуполномоченный ОУС УМ МГБ ЯАССР мл. лейтенант милиции Попов А.А., сотрудники Орджоникидзевского РОМ Шепелев Л.С., Охотин И.Г. и другие.
Их усилиями были установлены все погибшие, на которых в последующем были составлены и выданы родственникам свидетельства о смерти. Следствие установило, что при пожаре юрты погибли:
1)      Неустроева Аграфена Тихоновна, 1934 г.рождения;
2)      Неустроева Варвара Терентьевна, 1904 г. рождения;
3)      Архипов Дмитрий Петрович, 1932 г.рождения;
4)      Ноева Мария Ивановна, 1929 г.рождения;
5)      Лукин Егор Николаевич, 1933 г.рождения;
6)      Харитонов Петр Федотович, 1920 г. рождения;
7)      Архипов Петр Николаевич, 1896 г.рождения;
8)      Гаврильев Петр Константинович, 1868 г.рождения;
9)      Сергеев Николай Романович, 1906 г.рождения, а также трое малых детей
(из них один двухлетний ребенок, двое грудных младенцев): Неустроев Кэнчэри, Неустроев Петя, Ноева Марфа.
 
В ходе расследования были допрошены все свидетели, которые что-либо видели и
знали о происшествии. Точнее, о преступлении, поскольку уже тогда появилась версия об убийстве людей с последующим поджогом юрты. Была допрошена и свидетельница Иванова А.С., которая первой обнаружила пожар. Из её показаний интерес вызвало упоминание о запряженной в сани лошади, стоявшей рано утром у ворот дома Игнатьева. Иванова вспомнила, что лошадь была разгорячена, как будто на ней недавно ездили. Этот факт в последующем войдет в число косвенных улик по делу. Но сейчас он мало что значил.
             
              Следствие велось достаточно целенаправленно. Однако в течение отведенного процессуальным законом времени – двух месяцев предварительного следствия, определенных сведений о лицах, совершивших данное преступление, добыто не было. Поэтому, в соответствии с требованиями тогдашнего уголовно-процессуального кодекса РСФСР расследовавший дело Лавринович был вынужден уголовное дело производством прекратить (в то время института приостановления следствия закон не предусматривал). И 12 июня 1950 г. он вынес соответствующее постановление.
 
              Но и после этого работа по раскрытию данного тяжкого преступления продолжалась, но теперь уже чисто оперативными средствами.

 
Глава 2. Совещание
 
«Сов.секретно
 
…Поручить отделу розыска УМ МГБ ЯАССР
разработать и провести операцию по внедрению
в круг подозреваемых лиц своего агента».
 
(Из протокола оперативного совещания)
 
              После того, как официальное расследование уголовного дела было прекращено, на оперативном совещании, проведенном в кабинете исполнявшего обязанности Министра госбезопасности Якутской АССР полковника милиции Улитина в конце июня 1950 г., с информацией о ходе работы по уголовному делу о массовой гибели людей в Качикатском наслеге Орджоникидзевского района выступил Лавринович С.И. Затем своими мыслями поделились оперативники – работники уголовного розыска Управления милиции МГБ и приглашенные:зам.начальника Орджоникидзевского РОМ МГБ майор милиции Колмогоров, начальник Чурапчинского РОМ МГБ ст.лейтенант Кириллин С.Н.
              Из информации следователя, дополненной оперативниками, следовало, что налицо тяжкое преступление – убийство людей с последующим поджогом их жилища. На это указывали следы крови на снегу около пожарища, окровавленный след волочения - скорее всего, убитого во дворе человека затащили в юрту. Кроме того, к тому времени имелись заключения судебно-медицинского исследования останков, извлеченных из пожарища – на некоторых сохранившихся фрагментах тел и на черепах нескольких потерпевших имелись прижизненные повреждения, глубоко пропитанные кровью. В дыхательных органах погибших не было обнаружено копоти, что говорило о том, что они были убиты до пожара.
Расследованием было установлено, что в конце марта 1950 г. члены бригады чурапчинских колхозников распространили слух о предстоящем приезде к ним в бригаду счетовода их колхоза Сергеева, который должен был произвести расчеты с колхозниками за трудодни, выработанные ими за 1949 год. То есть речь шла о достаточно крупной сумме денег, которые Сергеев должен был выплатить людям. Особенно такие разговоры велись погибшим позже Архиповым П.Н. при посещении им своего родственника Архипова Константина, уже несколько лет проживавшего в селе Качикатцы. Об этом погибший говорил также во всеуслышание во время посещения ларька, которым заведовал Тихонов. В совокупности с тем, что во время осмотра места происшествия были обнаружены обрывок конверта с адресом Тихонова и платежное извещение на имя его родственницы, то всё это вызывало весомые подозрения.
Таким образом, итоги осмотра места происшествия и допросов свидетелей указывали, что к преступлению может иметь отношение продавец ларька села Качикатцы Тихонов П.Г.
Кроме того, учитывая, что ночью спавшие колхозники вряд ли могли открыть дверь незнакомым людям, возникла версия о причастности Архипова К.К. – родственника погибшего Архипова, знакомого со всеми колхозниками из родного села. Только ему могли открыть запертую дверь потерпевшие. Свидетель Зазнобов А.К. утверждал, что Архипов К.К. в ночь пожара и гибели людей должен был дежурить на электростанции колхоза «Труд», но на дежурство не явился, накануне заявив, что поедет спозаранку за сеном, однако за сеном ни тогда, ни после не ездил. Это вызывало подозрения в отношении Архипова.
Однако, имеющиеся факты не могли быть поставлены в  вину подозреваемым и требовали существенного подтверждения.
 
              Поэтому на оперативном совещании было постановлено усилить оперативную работу, направленную на раскрытие преступления. С целью изучения обстановки на селе и сбора сведений о возможных виновниках массового убийства было принято решение о внедрении в круг подозреваемых оперуполномоченного отделения уголовного розыска Управления милиции МГБ Якутской АССР ст.лейтенанта милиции Лукина Филиппа Денисовича. Было принято во внимание, что Лукин ранее в селе Качикатцы не бывал. Тем не менее, ему было предложено отпустить усы и бороду, чтобы изменить свою внешность. Лукин до этого участвовал в расследовании дела – собирал информацию в Чурапчинском районе, допрашивал родственников потерпевших, проживавших там. Так или иначе, он был в курсе дела.
              Для использования при оперативной работе были учтены физические данные Лукина. Это был рослый мужчина плотного телосложения, с развитыми плечевыми мышцами. Сам Лукин предложил использовать легенду о глухонемом кожемяке. В юности он помогал своему родному дяде – профессиональному кожемяке, и потому имел соответствующие навыки пользования орудием для обработки кож крупного рогатого скота и лошадей, знал и технологию обработки материала.
             

В результате совещания был принят план под кодовым названием «Кожемяка» – направить в село Качикатцы Лукина, снабдив его обычной справкой о том, что такому-то инвалиду по слуху разрешено заниматься частным промыслом по обработке кож по заказам населения.
 
Глава 3. Кожемяка
 
«За истекший период (с 10 июля по 6 августа)
какой-либо существенной информации
добыть не удалось…»
 
(из агентурного донесения)
 
Таким образом, в середине лета в селе Качикатцы появился глухонемой кожемяка, который начал работу с выполнения заказа начальства – первым посетил двор председателя наслежного Совета Игнатьева И.Е., встреченного им при посещении конторы, где зарегистрировал свою бумагу – справку. Хотя Игнатьев И.Е. в числе подозреваемых не входил, оперативник решил, что начать сбор сведений с руководства наслега стоит, ибо оно всегда находится в гуще событий и наиболее информировано.
 
Как тогда было заведено, кожемяка на время выполнения работы жил и столовался у своих заказчиков. Вот и Лукин стал жить в пристрое дома Игнатьева. Во время пребывания в доме Игнатьевых, оперативник прислушивался к разговорам хозяев, однако ничего представляющего интерес для дела он не услышал, хотя при глухонемом разговоры между супругами были довольно открытые. Одно только привлекло внимание Лукина – уж слишком часто они интересовались приездами работников милиции, которые появлялись в селе и расспрашивали людей о пожаре юрты. К слову сказать, приезд милиционеров был частью операции, задуманной УМ МГБ ЯАССР. Такие наезды были призваны возбуждать интерес людей к происшедшему и вызывать разговоры среди населения, что должно было дать пищу для «разведчика».
 
С хозяевами, больше всего – с хозяйкой, Лукин объяснялся жестами. Она приносила ему еду, указывала, что делать. Со временем хозяйка – женщина в возрасте, когда она «ягодка опять», стала симпатизировать молодому сильному мужчине и стала выказывать ему знаки внимания, а затем откровенно соблазнять его своими женскими прелестями, особенно во время отсутствия мужа. «Кому и как этот глухонемой расскажет?» - резонно рассуждала она.
В конце концов, женщина своего добилась. Решив, что это делу не помешает, мысленно попросив у своей жены прощения («ведь это делается в оперативных целях»), Лукин вступил в интимные отношения с хозяйкой. «Старания» молодого мужчины настолько понравились той, что она старалась его удержать у себя дома, давая всё новые и новые задания, часто никчемные.
Но момент расставания всё же настал и кожемяка перешел к другому двору – к соседям Игнатьевых.
 
 
Глава 4. Информация
 
«Чувство ревности может вызвать у человека
утрату контроля над своими действиями
и высказываниями»
 
(Постулат психологии)
 
Хозяевами оказались один из подозреваемых – Тихонов Петр Гаврильевич и его жена Марфа Романовна. В том же доме жили супруги Шамаевы – муж Шамаев Егор Михайлович, его жена Ольга Романовна - родная сестра хозяйки дома. В отношении последних никаких сведений об их причастности к преступлению Лукин не имел.
Кожемяка делал свое дело, однако ничто не ускользало от внимания оперативника. Он, как обычно, мычал и объяснялся только жестами. Между ним и хозяйкой со временем возникло понимание – женщине нравился молодой, внешне красивый, да еще (в отличие от мужа) непьющий мужчина.
Однажды представился случай, когда Лукин и хозяйка остались дома одни. Остальные жильцы уехали на сенокос. Кстати, на работу по уборке сена иногда пытались привлечь и Лукина, но он отказывался, показывая, что не терпит жары. На этот раз хозяйка сказалась больной и не пошла с другими. И вот, когда Лукин у себя в каморке мял очередную шкуру, Марфа вдруг заявилась к нему почти обнаженная. Видимо, и она руковод-
ствовалась теми же соображениями, что и предыдущая женщина – мол, что может этот горемыка рассказать и кто ему поверит?
              Лукин опять же не отказался от предложенных объятий, также мысленно попросив очередное прощение у жены в интересах задания.
              Однако так продолжалось недолго. Однажды любовников застала врасплох соседка, которая время от времени навещала своего бывшего глухонемого «дон-жуана». Она вдруг появилась в дверях каморки кожемяки, когда он с хозяйкой занимался любовью.
 
              И тут чувство ревности во всей силе проявилось в словах и поведении Игнатьевой, которая в резких выражениях обругала соседку – мол, чего ты, шлюха, средь бела дня изменяешь супругу и пригрозила об увиденном рассказать её мужу. Тихонова не осталась в долгу и между женщинами вспыхнула ссора. Забыв обо всем на свете, оскорбленная Марфа Романовнавыкрикнула:
              - Ты лучше расскажи милиции, как весной твой муж убивал чурапчинцев! Или я расскажу! Все скажу – и как твой благоверный, позарившись на чужие деньги, организовал убийство, и как завлек в свою банду бесхитростных людей – моего мужа и Шамаева, предварительно напоив их спиртным! И как Константина использовал, чтобы пробраться в юрту! Я всё-всё знаю, сама слышала, как он планировал нападение!
              Игнатьева аж обомлела от неожиданности, не нашла, что ответить, только ругнулась матерными словами, которые знала. Затем махнула рукой и удалилась. Марфа, схватив в охапку свою одежку, поспешила уйти. А Лукин, с трудом сдерживая радость от услышанного (наконец-то поступила ценная информация!), не спеша оделся и вышел во двор.
Сидя в тени дома у своего станка, вяло работая над почти законченной кожей, он принялся размышлять – анализировать ситуацию. В правдивости слов, высказанных, почти выкрикнутых,оскорбленной женщиной в запале праведного гнева, он не сомневался.  В мыслях Лукин выстроил состав банды, убивавшей колхозников. Это были: Игнатьев – председатель Совета, самый старший в группе – несомненно, организатор и руководитель. Затем Тихонов – продавец ларька, его свояк Шамаев. А кто четвертый? Неужели Архипов Константин? Ведь он родственник некоторых из погибших людей, довольно часто бывал у них дома, постоянно общался с ними. Мог ли он примкнуть к бандитам? Стать предателем? Если это так, то «раскрутку дела» надо начинать с него. Всё-таки он ближе к потерпевшим, надо сыграть на его родственных чувствах. 
              Осмыслив всю информацию, Лукин принял решение завтра же встретиться со связным и передать донесение о добытой информации в отдел розыска УМ МГБ республики, затем заняться поиском дополнительной подтверждающей информации.
 
              Вечером того же дня глухонемой кожемяка присутствовал при доверительном разговоре сестер Марфы и Ольги. Уединившись на лавочке под окном дома, рядом с местом, где работал Лукин, не обращая внимания на него, они вполголоса обсудили обстоятельства ссоры старшей сестры – Марфы с соседкой Игнатьевой. При этом Марфа не стала говорить о своей интимной связи с глухонемым. Просто рассказала сестре о том, как соседка застала её в комнатке глухонемого, куда она зашла сделать заказ кожемяке, как та обвинила её в измене мужу, оскорбила разными грязными словами и пригрозила сообщить Тихонову якобы об интимной связи с наемным работником. Рассказала и о своем ответе на оскорбления соседки. Ольга спросила с тревогой в голосе:
- Что ты наделала? Вдруг кто посторонний услышал?
- Да нет, никто не мог услышать. Был только этот, - она указала кивком головы на Лукина, - да ты ведь сама знаешь, он не мог услышать, – со смешком закончила Марфа.
Но её всё же тревожил вопрос о дальнейших действиях соседки: неужели она может сообщить мужу об увиденном. Ольга постаралась её успокоить:
- Ты правильно сделала, что пригрозила ей рассказать о нападении на чурапчинских колхозников. Теперь она не решится на какие-либо активные действия, боясь за своего мужа. Ведь, если ты сообщишь о том, что знаешь, то Игнатьева обязательно посадят.
 
Этот нечаянно услышанный разговор сестер в какой-то степени подтвердил имевшуюся информацию. Кроме того, Лукин теперь был уверен, что обе сестры в курсе трагических событий прошедшей весны.
 
 
Глава 5. Начало.
 
«Цепь, какая бы она ни была,
всегда рвется в своем слабом звене»
 
(Практическое наблюдение)
 
Почти до конца 1950 года пробыл Лукин под видом глухонемого кожемяки в Качикатском наслеге. До этого он побывал у нескольких семей, мял кожу, прислушивался к разговорам. Однако ничего нового к уже имевшейся информации раздобыть не удалось. Кроме разве тех сведений, которые он получил, работая по заказам семьи Архипова К.К.
Проживая совместно с подозреваемым, оперативник видел, что хозяина что-то гнетёт. Однажды он услышал разговор между Архиповым и его женой. Женщина упрекала мужа, почему тот не носит почти новые торбаза, сшитые из лосиной кожи. Тогда хозяин горестно заявил, что эта обувь – единственное, что у него осталось в память о погибшем родственнике – Архипове П.Н.
              Отсюда Лукин сделал вывод, что эти торбаза подозреваемый мог забрать в юрте убитых колхозников перед пожаром. Об этом он указал в своем очередном донесении.
 
              В конце декабря 1950 г. глухонемой кожемяка уехал из Качикатцев. Его дальнейшая судьба никого из жителей села не интересовала. Вот так завершилась длившаяся почти полгода операция Управления милиции МГБ Якутской АССР под кодовым названием «Кожемяка».
 
              На основании добытых Лукиным сведений расследование уголовного дела 27 марта 1951 г. было возобновлено. Теперь уже следователь и оперативники имели достаточно твердые основания для тесной работы с подозреваемыми. По предложению Лукина, поддержанном его начальством, было решено начать с родственника некоторых потерпевших, предавшего своих земляков, Архипова К.К.
              Вначале его задержали, потом арестовали. Стали вплотную с ним работать, постоянно вызывая на допросы. Начали издалека – когда он переехал в Качикатцы, что и от кого ему стало известно о приезде счетовода Сергеева, почему он в ночь на 10 апреля 1950 г. не был на дежурстве по месту работы на электростанции и т.д. Вначале Архипов изворачивался, выдумывал разные отговорки. Но с ним обходились вежливо, терпеливо разъясняя ему последствия его поступка, не спеша, последовательно предъявляли показания свидетелей, опровергающие его вымыслы. К тому времени было произведено изъятие торбазов, якобы памятной вещи о родственнике. Торбаза опознали родственники потерпевшего как принадлежавшие Архипову П.Н. С ног подозреваемого сняли размеры и срисовали отпечатки. Они совпали по размерам с некоторыми следами босых ног у сгоревшей юрты. Все эти улики предъявлялись Архипову. В ходе беседынапоминали ему о безвинно убитых родственниках.
 
              Такой метод следственной работы, как и рассчитывали, привел к положительным результатам. 25 мая 1951 г. Архипов К.К. собственноручно написал на имя начальника Управления милиции МГБ республики Цыханского Г.И. заявление, в котором изложил обстоятельства нападения на чурапчинских колхозников. В тот же день и в последующем он неоднократно допрашивался. На допросах он подробно рассказал о преступлении, совершенном им совместно с другими.
 
              Из показаний Архипова К.К. следовало, что вечером 9 апреля 1950 г. он, зайдя в ларек, размещавшийся в доме Тихонова, застал Игнатьева И.Е., Тихонова П.Г. и Шамаева Е.М. за распитием разбавленного спирта. Его пригласили за стол. В ходе выпивки и разговора он, слегка опьянев, согласился на предложение Игнатьева участвовать в ограблении и убийстве своих земляков. Будучи пьян, он соблазнился на внезапное обогащение – ведь он знал от своего родственника, что счетовод колхоза Сергеев прибыл не зря и предполагал, что у него должна быть крупная сумма денег. Потому он поехал с заговорщиками и безропотно выполнял команды вожака, каковым был Игнатьев. Ему дали ружье и несколько патронов. Подъехав ночью вместе с другими на санях, запряженных лошадью Игнатьева, к юрте чурапчинцев, он стал стучать в запертую изнутри дверь. Откликнулся его родственник Архипов Петр, который и открыл дверь. Воспользовавшись этим, нападавшие ворвались в юрту и при свете лампы, которую зажег потерпевший Архипов перед тем, как  отпереть дверь, начали отстреливать из ружей мужчин и женщин. А Шамаев подобрал старинные весы – безмен и стал им добивать ударами по голове раненых. Вдруг один из колхозников бросился в открытую дверь и выбежал во двор. Архипов кинулся за ним и выстрелом в спину убил его.
Когда он вернулся в юрту, всё было кончено. Игнатьев копался в сумке убитого счетовода Сергеева, вытащил оттуда несколько мелких купюр и разразился бранью. Затем в ярости воскликнул: «Из – за этих жалких рублей мы погубили столько душ!». Вдруг заплакал младенец. Игнатьев в нервном порыве схватил его за ножки и с размаху ударил головой об столб-опору юрты, затем бросил труп на пол. После этого он приказал Архипову и Тихонову снять свою обувь и наделать босыми ногами следов около юрты, чтобы создать впечатление, якобы некоторые колхозники выбегали во двор, затем вернулись, чтобы спасти других, однако и сами погибли. А также велел затащить в юрту убитого снаружи колхозника.
              Затащив волоком в юрту убитого колхозника, Архипов взял пару якутских торбазов из лосиной кожи, принадлежавших убитому Архипову П.Н., заявив, что «это будет память о крестном отце».
              Тем временем Игнатьев и Шамаев собрали в кучу разные горючие материалы – тряпки, табуретки, стол и тому подобное и подожгли, вызвав тем самым пожар в юрте.
 
После всего этого, убедившись, что юрта заполыхала, нападавшие уехали в Качикатцы.
 
Глава 6. Раскрутка.
 
«Вина обвиняемых, кроме их собственного
признания, доказывается иными
материалами дела…»
 
(Из обвинительного заключения)
 
              Далее последовала работа с остальными подозреваемыми. Вначале провели очную ставку между Архиповым К.К. и продавцом ларька Тихоновым П.Г. До этого отрицавший всякую причастность к убийству колхозников Тихонов был вынужден признать свою вину и подтвердил показания подельника. Он также был арестован. Кроме собственного признания, вина Тихонова доказывалась найденными на месте происшествия обрывком конверта с его адресом, платежным извещением на имя его дальней родственницы - Давыдовой А.Д. Следователь и оперативники работали столь скрупулезно, что даже установили, что между Тихоновым и Давыдовой существовала интимная связь. Это объясняло, как платежное извещение попало к Тихонову, который и обронил указанные бумаги во время поспешного бегства с места совершения преступления.
              Кроме этого, на обуви (торбазах) Тихонова, изъятых при обыске в его квартире, были обнаружены следы человеческой крови. Кровь (в незначительном количестве) была обнаружена также на вышеуказанном платежном извещении.
Здесь следует отметить, что в те далекие времена у нас в Республике не было экспертных учреждений, потому все специальные исследования проводились в Москве, в НИИ криминалистики Главного Управления милиции Министерства государственной безопасности СССР.

 
В ходе расследования была также установлена такая вроде бы малозначительная деталь – когда Тихонов П.Г. хотел уже поехать на преступление в своих валенках, в которых он обычно ходил, его жена Марфа посоветовала сменить обувь на торбаза, пояснив при этом, что следы валенок будут выделяться на снегу и это может вызвать подозрения, поскольку никто из чурапчинцев не носит валенки – все по старинке обуты в торбаза.
При обыске в камере тюрьмы, где содержался Тихонов, у него была обнаружена и изъята записка, адресованная жене. В ней содержались указания, как ей вести себя на допросе – всё отрицать, постараться обеспечить ему алиби, подговорить свидетелей.
Все добытые улики и разоблачающие его свидетельства постепенно предъявлялись Тихонову. И в конце концов он не выдержал натиска и был вынужден написать сначала заявление с изложением всей правды, а затем подтвердил свои показания на допросах.
 
Далее наступила очередь следующего соучастника преступной группы (банды) Шамаева Е.М. Он признал вину частично. Подтвердив предварительный сговор на ограбление и убийство чурапчинских колхозников, он показал, что на место совершения преступления ездил вместе со всеми по настоянию Игнатьева И.Е., а также свояка Тихонова, которых он не посмел ослушаться. Однако там никаких активных действий в отношении людей не совершал – никого не убивал, безмен в руки не брал. Когда остальные открыли стрельбу по людям, он выбежал на улицу, затем убежал домой.
Однако, как бы Шамаев не увиливал от ответственности, о его активном участии в нападении с целью ограбления и убийстве колхозников с помощью орудия, найденного им на месте преступления, показали все его подельники, причем их показания полностью сходились. На использование Шамаевым старинных весов (безмена) как орудие убийства указывало то обстоятельство, что этот безмен был обнаружен на пожарище посреди юрты, а не где-нибудь в углу, где обычно такие вещи хранятся.
 
              А главарь банды, организатор и руководитель столь тяжкого изощренного преступления Игнатьев И.Е. был задержан последним из группы преступников. Для этого были свои резоны. Следователю и оперативникам надо было более тщательно подготовиться к разоблачению самого умного, хитрого врага. В том, что он будет всячески изворачиваться, не было сомнений. Ведь Игнатьев был как самым старшим в группе злодеев, так и, как говорится, самым «титулованным» - председатель Качикатского наслежного Совета, член ВКП(б).
              Потому работу с ним, без обиняков, начали с предъявления добытых улик, проведения очных ставок с его подчиненными по банде. Каждое его утверждение проверялось, попытки увильнуть в сторону сразу пресекались путем предъявления опровергающих его показания свидетельств и улик. И он продержался на позициях отрицания вины недолго, под тяжестью доказательств был вынужден дать правдивые показания, подтверждающие слова остальных участников преступной группы.
 
              Любопытная деталь: В те далекие года для задержания, тем более ареста члена ВКП(б), требовалась особая процедура. Потому зам. Министра ГБ ЯАССР Г.Цыханский направил секретарю Орджоникидзевского райкома партии Едисееву письмо, содержащее просьбу дать согласие на арест Игнатьева. Последний наложил на письме резолюцию «На арест члена ВКП(б) Игнатьева Ив.Ег.согласен». В последующем процедуру дачи согласия на арест члена партии отменили, руководству местных комитетов направлялось лишь уведомление об аресте оного с приложением изъятого партбилета.
 
              Кроме вышеуказанных активных членов преступной группы к уголовной ответственности были привлечены жены Тихонова и Шамаева – сёстры Марфа и Ольга. Первая за укрывательство особо тяжкого преступления, вторая за недонесение о нем органам власти. Хоть они и пытались уйти от ответственности, давая ложные показания, следствию удалось доказать их вину. Сёстры утверждали, что якобы ничего не слышали о готовящемся преступлении, хотя и присутствовали в доме. Для опровержения их доводов были даже проведены такие достаточно сложные следственные действия как следственные эксперименты на слышимость.
 

              Игнатьеву И.Е., Тихонову П.Г., Архипову П.П. и Шамаеву Е.М. были предъявлены обвинения в бандитизме по статье 59-3 УК РСФСР, которая изначально в качестве меры социальной защиты предусматривала смертную казнь – расстрел. Однако как раз в те годы Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 мая 1947 года в стране смертная казнь как высшая мера уголовного наказания была отменена, как тогда мотивировалось, в связи с победой Советского народа в Великой отечественной войне. Кроме того, провозглашались оптимистические ноты, такие, как рост правосознания граждан, успехи в борьбе с преступностью, гуманизм и т.п. Теперь за совершение особо тяжких преступлений предусматривалось лишение свободы на срок до 25 лет.
              Таким образом, преступной группе Игнатьева, надо сказать, «повезло» - им не грозила смертная казнь.
 
 
 
Глава 7. Приговор.
 
              «Уголовное наказание как мера социальной
защиты является не только карой за преступление,
но имеет в виду исправление и перевоспитание
лиц, нарушивших закон»
 
              (Постулат Уголовного кодекса РСФСР)
 
 
              В августе 1951 года в течение трех дней в городе Якутске в помещении Клуба связистов заседала Коллегия по уголовным делам Верховного суда Якутской АССР под председательством судьи Егорова, в составе народных заседателей Арефьевой и Олесова, при участии прокурора Семенова и адвокатов обвиняемых. Заседание прошло согласно Конституции страны на якутском языке, то есть на языке, которым владели все подсудимые.
              Здесь надо отметить, что в ходе следствия все документы (протоколы допросов, очных ставок и т.д.), исполненные на русском языке, были письменно переведены на якутский язык и, наоборот, с якутского на русский. Тем самым обеспечивалось не только право обвиняемых на защиту, но и облегчалось рассмотрение дела в суде.
 
              На суде было установлено, что подсудимые Игнатьев, Тихонов, Архипов и Шамаев, войдя в преступный сговор с целью ограбления счетовода Сергеева Н.Р., привезшего, по их сведениям, крупную сумму денег для расчетов с колхозниками из Хадарского наслега Чурапчинского района, пребывавшими на местности «Тииттээх» близ села Качикатцы в связи с уходом за пригнанным скотом, в ночь на 10 апреля 1950 года совершили вооруженное нападение на людей, ночевавших в юрте, расположенной на низине, расстреляли их, а затем с целью сокрытия преступления сожгли указанное жилое помещение вместе с телами убитых.
В ходе судебного следствия были допрошены многие свидетели, были изучены заключения экспертиз, осмотрены вещественные доказательства (например, ружья, безмен, использованные при убийстве), рассмотрены и другие доказательства, в том числе и косвенные. Суд, как и следователь, проводивший расследование, тщательно изучил и сопоставил добытые по делу улики, проанализировал личности подсудимых и их взаимоотношения, а затем сделал убедительные выводы о виновности всех представших перед судом лиц.
В итоге суд признал Игнатьева организатором и руководителем банды, остальных - Тихонова, Архипова, Шамаева - членами преступной группы и приговорил каждого к 25 годам лишения свободы в исправительно - трудовом лагере. Каждый из осужденных, в соответствии с законом, был лишен всяких прав, их имущество было конфисковано в доход государства.
Что касается женщин, то Тихонова была за соучастие в преступлении в виде укрывательства лишена свободы на срок 10 лет с лишением прав на три года и конфискацией имущества. Тимофеева же за недонесение властям о ставшем ей известным преступлении была лишена свободы сроком на один год.
 
Вот так была поставлена точка в этом нашумевшем тогда уголовном деле. Какова была дальнейшая судьба осужденных, точно не известно. Говорят, что после приговора суда родственники осужденных Игнатьева и Тихонова от них отказались и в дальнейшем прервали всякую связь с ними. Оба этих лица отбывали наказание где-то в районе Воркуты. После отбытия назначенных 25 лет лишения свободы оба попали в дом-интернат, поскольку родные отказались их принять, где и завершили свою проклятую грешную жизнь.
Правда это или нет, не столь важно. Главное то, что лица, совершившие на почве корысти столь жестокое преступление, как бы ни пытались, не ушли от справедливого наказания. 
Глава 8. Наши.
 
«И вновь продолжается бой!..»
 
(Слова из некогда популярной песни)
 
Что ни говори – без тихой, незаметной деятельности оперативных органов милиции, входившей в те далекие годы в состав Министерства государственной безопасности страны, многие неочевидные преступления оставались бы нераскрытыми, злодеи гуляли на воле и, не исключено, совершали бы новые и новые преступления.
 
Люди, преданные своей работе по разоблачению преступников, были, есть и будут всегда. Другое дело, что государство не всегда в полной мере поддерживает и ценит их. Если до недавних времен работники милиции стояли по оплачиваемости их труда на самом низком уровне, то в те ушедшие годы работа следователей и оперативников оценивалась вполне достойно. Особенно в шестидесятых - семидесятых годах прошлого столетия уровень жизни работников нашей, поистине народной, милиции был поднят (несомненно, благодаря авторитету руководителей МВД, в частности, Министра Щёлокова) на высокий уровень.
Ну, а потом что случилось, всем известно. Многие предпочли уйти. Тем не менее, и сейчас у милиции есть преданные присяге кадры, для которых их работа не только служба, но и призвание. Дай Бог им здоровья и оптимизма!
 
Теперь о людях, чем скромный труд помог разоблачить жестоких убийц ни в чём не повинных жертв вышеописанного преступления.
Надо сразу сказать, что в материалах уголовного дела (в протоколах и иных процессуальных документах) указаны лишь фамилии работников милиции, которые принимали участие в раскрытии и расследовании данного преступления. Потому пришлось обратиться в архив милиции МВД Республики, где благодаря помощи строгой начальницы удалось узнать следующее:
 
Как вы поняли, главный герой повествования – Лукин Филипп Денисович. Сыщик от Бога. О нем подробнее: Родился в 1918 году в Тыллыминском наслеге Мегино-Кангаласского района Якутии. Образование среднее, в 1950 году окончил среднюю специальную школу милиции. В милиции с 1939 г., работал участковым, оперуполномоченным уголовного розыска Чурапчинского, Намского РОМ и сыскного отдела Управления милиции МГБ ЯАССР. Затем был начальником Намского РОМ, после руководил отделом в МВД ЯАССР. За добросовестную службу в органах милиции и преданность делу, которому он посвятил всю свою жизнь, Лукин был награжден многими правительственными наградами. Он один из немногих, кто удостоился в мирное время медали «За боевые заслуги». В звании майора милиции вышел в отставку.
 
Из материалов уголовного дела видно, что участие в раскрытии и расследовании данного особо тяжкого преступления приняли многие доблестные работники милиции разной национальности:
- Лавринович Соловей Иванович, украинец, в то время занимал должность заместителя начальника отдела уголовного сыска (ОУС) Управления милиции Министерства государственной безопасности (УМ МГБ) Якутской АССР. Он практически уже на начальной стадии расследования принял дело к своему производству и блестяще закончил его с направлением в суд.
Надо отметить, что Лавринович показал себя настоящим профессионалом следствия – столь грамотно, квалифицированно им назначались экспертизы, осуществлялись допросы подозреваемых и обвиняемых, мастерски проводились следственные эксперименты и другие сложные следственные действия.
- Павлов Михаил Михайлович, уроженец Чурапчинского района, представитель титульной нации, всю жизнь посвятивший служению законности и правопорядку, в то далекое время был фактически первым, кто узрел место трагической гибели своих земляков. Это он – молодой участковый оперуполномоченный милиции, весной 1950 г. исполнявший обязанности начальника Орджоникидзевского РОМ, произвел осмотр мест происшествия и грамотно зафиксировал следы преступления, нашел и сохранил вещественные доказательства, позже сыгравшие немаловажную роль в разоблачении преступников. И в дальнейшем он активно участвовал в расследовании дела.
- Мастяев Петр Федорович – русский, один из тех, кто приехал из дальней области России в нашу северную Республику, чтобы встать в первые ряды борцов за справедливость и торжество Закона. В те годы он возглавлял Орджоникидзевский райотдел милиции и фактически руководил оперативной работой по раскрытии этого замаскированного криминального акта.
- Цыханский Георгий Исаевич, еврей по национальности, долгие годы руководил милицией Якутской Республики. Фактически координировал все действия по раскрытию и расследованию вышеописанного преступления, на самом верху согласовывал действия милиции с партийными и местными властями, проводил оперативные совещания, вырабатывал направления сыскной работы. Он один из тех, кто стоял у истоков рождения национальных кадров Якутской милиции.
 
Активную работу по раскрытию преступления в те далёкие годы провели Попов Анарий Александрович – старший оперуполномоченный отдела уголовного розыска УМ МГБ ЯАССР, Кубанцев Виктор Иванович – начальник ОУР УМ МГБ ЯАССР, Чусовской Варфоломей Георгиевич – начальник следственного отдела УМ МГБ ЯАССР, Капитонов Анатолий Филаретович – следователь СО УМ МГБ ЯАССР, Кириллин Семен Иванович – заместитель начальника Чурапчинского РОМ, Колмогоров Иннокентий Николаевич – заместитель начальника Орджоникидзевского РОМ, Охотин Иннокентий Гаврилович – старший оперуполномоченный Орджоникидзевского РОМ. Все они хоть и имели разную национальность, но были сынами одного – советского народа.
 
Благодаря коллективному труду указанных наших товарищей и коллег столь тяжкое, неочевидное преступление, совершенное организованной группой лиц, взбудоражившее фактически всё население нашей северной республики, было раскрыто и виновные предстали перед судом.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #118 : 24 Декабрь 2016, 17:57:08 »


Тоже вот загадочная гибель 12 человек...

https://sakhapress.ru/archives/193937

РИГ SAKHAPRESS.RU Летом этого года исполнится 38 лет с момента таинственной гибели в глухой чурапчинской деревушке двух семей.
"...Это, пожалуй, одно из самых загадочных происшествий на протяжении всей истории Якутии. По факту смерти 12-ти человек, восемь из которых были детьми, возбуждали уголовное дело, выдвигали множество версий: от испытаний военными секретного газа до проделок инопланетян. Но до сих пор истинные причины трагедии не известны никому.
ЧТО СЛУЧИЛОСЬ В ЛЕТНИКЕ КЕМНЬЕ
Жители небольшого села Арылах, две семьи Аянитовых и Сивцевых с родственницей Татьяной Винокуровой, в конце мая выехали на летнюю ферму (сайылык) в местности Кемнье. Всего их было 16 человек: шестеро взрослых, остальные — дети и подростки от 6 до 18 лет.
Первым недомогание почувствовал 13-летний Алеша Аянитов. 23 июля с болями в животе его отвезли на мотоцикле в больницу села Килэнки, где врач установила предварительный диагноз — острый аппендицит. Его прооперировали в Чурапчинской районной больнице. Во время операции выяснилось, что причиной заболевания явился вовсе не аппендицит. Даже после вмешательства хирурга точный диагноз так и не смогли установить, самочувствие мальчика ухудшалось, и через три дня после начала болезни он умер от острой сердечной недостаточности.
Тем временем болезнь постигла и других. С 30 июля по 6 августа в больницу с теми же симптомами попали остальные члены семьи Аянитовых и Сивцевы. Все проводимые врачами манипуляции были бесполезными. Не помогали даже консультации и практические советы врачей республиканской больницы. Ночью 7 августа умер 11-летний Вася Сивцев. Остальных было решено отправить санрейсом в Якутск. С 7 по 10 августа в реанимации горбольницы скончались еще 10 человек. В живых оставались четверо членов семьи Аянитовых: отец Семен Егорович, 12-летний Семен, 17-летний Роман, 21-летний Николай. Всех четверых экстренно транспортировали в Москву, в Институт имени Склифосовского. К счастью, их спасли.
СПИСОК УМЕРШИХ:
Сивцев Василий Николаевич, 48 лет;
Сивцева Марфа Федотовна, 46 лет;
Сивцева Ирина Васильевна, 15 лет;
Сивцева Прасковья Васильевна, 14 лет;
Сивцев Василий Васильевич, 11 лет;
Сивцева Евдокия Васильевна, 9 лет;
Аянитова Дарья Гаврильевна, 45 лет;
Аянитова Марфа Семеновна, 18 лет;
Аянитов Егор Семенович, 13 лет;
Аянитов Алексей Семенович, 12 лет;
Аянитов Иван Семенович, 6 лет;
Винокурова Татьяна Семеновна, 58 лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ НИ К ЧЕМУ НЕ ПРИВЕЛИ
По факту смертей было возбуждено уголовное дело. В местности работала большая следственная группа, было проведено множество анализов: изымались пробы грунта, воды, воздуха, пищи, причем образцы брались не только с пищи для людей, но и комбикормов и так далее. Отметим, что животные в данном случае не пострадали. Допрашивались все, кто мог иметь причастность к происшедшему: соседи, родственники, знакомые. Рассматривались все версии — от мести путем отравления до воздействия неизвестного отравляющего газа или радиации. Ни одна из них не подтвердилась.
Несмотря на то, что результаты всех изъятых с места происшествия проб не показали наличия ядов или каких-либо других отравляющих веществ, все же основной версией следствия оставалось отравление через пищу: «…Таким образом, причина смерти людей сводится к отравлению неизвестным ядом, попавшим вместе с пищей через желудочно-кишечный тракт».
Также работа велась и в медицинских клиниках судмедэкспертами, инфекционистами, токсикологами. Все пострадавшие имели одинаковые симптомы: сухость во рту, слабость, быстрая утомляемость, сонливость, головная боль, чувство жжения в глотке, жажда, тошнота, миокардиоз, гематоз, токсический нефрит, токсический энцефаломит. Тем не менее, выводы, которые предоставила комиссия, следующие: «Этиологический фактор заболевания установить не удалось». Попросту — причина не выявлена... Только токсикологи из Центра отравлений и инфекционист высказали мнение о том, что заболевание вызвано действием нейротропного яда.
Нейротропные яды — самые опасные и быстродействующие из всех видов ядов, поскольку они воздействуют непосредственно на нервную систему. Список их очень разнообразен и включает в себя как древнейшие яды, известные человечеству (аконитин, цикутоксин, кониин), так и самые современные нервно-паралитические боевые ОВ (зарин, зоман, табун, VX, V-газы). Из неорганических нейротропных ядов можно упомянуть соединения мышьяка, а из тех, о степени ядовитости которых большинство людей не догадывается, — никотин.
СЕМЕН АЯНИТОВ: «ПРАВДУ НИКТО НЕ СКАЖЕТ»
Один из выживших в той страшной трагедии Семен Аянитов сейчас живет в Арылахе. О событиях тех лет помнит смутно, ведь тогда ему было всего 12 лет. Он единственный на сегодняшний момент оставшийся в живых свидетель.
— Сначала заболел Алексей, его увезли в больницу с подозрением на аппендицит. Через пару дней он умер в Чурапче. С этого все и началось. Всех увезли сначала в Чурапчу, потом в Якутск. Один за другим умирали. Сивцевы все умерли. После Якутска нас повезли в Москву.
Отец не рассказывал мне ничего о том, что произошло, а про версию с туманом я слышал, но летом по утрам всегда бывает туман, так что я не думаю, что причина в этом. Слышал я и о том, что с вертолетов распыляли химикаты против насекомых на пашни. Но тогда у нас пашен не было. Вообще много каких версий ходило тогда, какая из них верная — не знаю.
Расследование вели тщательное, кроме врачей, работали следователи. Они даже в Москву в больницу приезжали.
Нас тогда осталось в живых четверо: отец, я, братья Роман и Николай. Роман лет 10 назад умер от болезни сердца, Николай разбился на мотоцикле. Отца тоже нет в живых. Я не связываю смерти Романа и отца с произошедшим тогда. Сам на здоровье не жалуюсь. Я читал уголовное дело уже потом, в Чурапче. Все, что написано, — правда.

По мнению Семена Семеновича, если кто и знает правду о случившемся, то вряд ли ее обнародует. Если кто-то и был виноват, никого никогда не накажут. Он женат, вырастил двоих детей, работает кочегаром в системе ЖКХ. Старший сын отслужил, вернулся домой, работает. Младший — студент в Якутске.
ДИОДОРОВ: «НЕИЗВЕСТНОСТЬ ТАИТ УГРОЗУ»
Связались мы и с Леонидом Диодоровым, частным детективом, заслуженным юристом республики. Именно он первым познакомил общественность со страшными событиями 38-летней давности, опубликовав статью в нашей газете несколько лет назад. Он до сих пор не теряет надежды докопаться до истины.
— Практически каждый год я обращаюсь в следственные органы для того, чтобы они вновь открыли уголовное дело и продолжили изучение всех обстоятельств. Дело в том, что в последние годы наука очень продвинулась вперед, хорошими темпами развивается токсикология. Возможно, именно сейчас и откроются новые обстоятельства, и люди узнают правду. Я обращался к московским медикам, они согласны помочь нам, но для этого требуются эксгумация тел, снятие с них новых проб. Пока местные следственные органы на это не идут, хотя думаю, что руководство и Чурапчинского улуса, и республики будут не против. Мы должны понимать, что всякая неизвестность таит в себе угрозу, и пока мы не раскроем истину, эта угроза здоровью и жизни людей будет существовать. .."


https://sakhapress.ru/archives/194463
РИГ SAKHAPRESS.RU Мы уже публиковали материалы о загадочной смерти 12-ти человек в крохотном Чурапчинском селе в 1977 году, сообщает vecherniy.com.
"...Подробно писали о том, что произошло, а также приводили различные версии трагедии. Сегодня у нас в гостях заслуженный юрист республики, частный детектив Леонид Диодоров. Именно он первым обнародовал данные о массовой гибели людей, кроме того, пытался возобновить уголовное производство с целью узнать правду. Не так давно Диодоров написал книгу, в которой также рассказал о таинственном случае в Чурапчинском улусе.
ТАИНСТВЕННАЯ СМЕРТЬ
Жители небольшого села Арылах, две семьи Аянитовых и Сивцевых с родственницей Татьяной Винокуровой, в конце мая выехали на летнюю ферму (сайылык) в местности Кёмнюё. Всего их было 16 человек: пятеро взрослых, остальные — дети и подростки от 6 до 18 лет. Вскоре все стали жертвой неопознанной болезни. 12 человек умерли, четверых (отца и троих сыновей Аянитовых) смогли спасти только после их транспортировки в Москву, в институт имени Склифосовского. Симптомы болезни у всех были одинаковыми: сухость во рту, слабость, быстрая утомляемость, сонливость, головная боль, чувство жжения в глотке, жажда, тошнота, миокардиоз, гематоз, токсический нефрит, токсический энцефаломит. Выводы экспертной комиссии: «Смерть наступила в результате пищевого отравления неизвестным ядом».
О НАШУМЕВШЕМ ДЕЛЕ
— Леонид Прокопьевич, расскажите, откуда узнали об этом случае?
—Я сам родом из Чурапчи и меня очень интересует всё, что там происходит. В то время я работал следователем в Таттинском районе, и весть о том, что случилась беда, и до меня дошла. Тогда же к нам отправили особое поручение — допросить жителя Таттинского района, который в то время проходил мимо этого места и, возможно, заходил в сайылык. Тогда-то я и узнал о том, что случилось. Правда, в то время я думал, что во всем разберется следствие, оказалось, что ошибался.
— Вы изучали уголовное дело?
— Да. Примерно через год меня перевели работать следователем в Чурапчинский район, где я и смог ознакомиться с делом. Прочитал его от корки до корки. Определение, которое было там, «отравление неизвестным ядом, попавшим через желудочно-кишечный тракт», помню до сих пор. Что характерно, умерли жившие в одном помещении, питавшиеся, как говорится, из общего котла. А их соседи, которые жили в 50-70 метрах от дома Сивцевых-Аянитовых, не пострадали. Остались живы и те члены семьи, которые уехали на сенокос. Тогда как раз был сезон сенозаготовок, они почти все время работали на угодьях и редко приезжали за продуктами в Кёмнюё. Ничто не коснулось их.
— Кстати, а вы нашли того человека, жителя Таттинского улуса, о котором говорили, что он проходил мимо?
— Нашел его, допросил. Он жил недалеко от Арылаха, то ли в поселке Туора-Куель, то ли в Дэбдиргэ, точно не помню. В тот день он проходил мимо летника.
— А он был в числе подозреваемых? Возможно, смерть людей связана именно с ним?
— Нет. Это человек под подозрение не попал, то есть к делу был абсолютно не причастен. Он зашел в дом, попросил попить воды и ушел. Тогда допросили всех, кто имел хоть какое-то отношение к умершим, кто хоть как-то мог быть причастным. Но ничего подозрительного в их показаниях не было. Этому делу придавали очень важное значение. Сначала дело возбудил следователь прокуратуры Чурапчинского района, потом его передали в республиканскую прокуратуру. Приезжали эксперты из Якутска и из Москвы — судмедэксперты, токсикологи, химики. Можно сказать, что у нас собрали весь цвет науки.
— Под подозрение кто попал?
— И все, и никто. Вот такой парадокс.
— Леонид Прокопьевич, помните ли вы, какие показания давали выжившие? Может, они рассказывали, что ели и пили?
— Небольшая оговорка: были допрошены не только выжившие, но и те, кто к тому моменту еще не умер. Так что материала было собрано достаточно. Конечно, по истечении такого срока я точно не помню их показаний. Но — ничего подозрительного. Это была обычная ежедневная пища.
— Как быстро дело перевели в разряд особо важных?
— Достаточно быстро. Дело в том, что на первую смерть — Алеши Аянитова — не особо обратили внимание. После второй смерти врачи немного встревожились, но тоже ничего кардинального не предприняли. А вот когда наступила смерть третьего человека, тогда уже всерьез обеспокоились и начали действовать. Возбудили уголовное дело, оставшихся перевезли в Якутск, а затем и в Москву.
— Вам не кажется странным тот факт, что в живых остались только те, кто попал в институт Склифосовского?
— Действительно, те, кто попал в Москву, остались живы. Я считаю, что врачи нашли противоядие, и, возможно, им известен яд.
— Почему же тогда не обнародовали эти сведения?
— Скорее всего, яд был особо секретным.
— Интересно, каким образом он смог попасть в Арылах?
— В то время все было засекречено. Возможно, кое-что могло упасть с орбиты… Летали же космические аппараты… с остатками гептила. Есть сведения, что отравления гептилом вызывают аналогичные симптомы. Это поражение всех внутренних органов: пищевода, печени, почек, желудка, кишечника.
— А военные работали на месте?
— Насколько я знаю, военная прокуратура этим делом не занималась. Скорее всего, работало КГБ. И, что интересно, никто не поднял шума. А ведь это из рук вон выходящий случай — массовая гибель людей. Должны были забить тревогу в Союзе, статьи в центральной печати публиковать... А тут все шито-крыто. Да и работники нашей прокуратуры занимались этим как обычным делом.
— Леонид Прокопьевич, у вас есть какие-то догадки: чем могли быть отравлены люди?
— Одну фантастическую я уже приводил в своей статье: о том, что где-то на секретной базе разработали яд, и ампулу, содержащую этот яд, вшили в утку. Эта утка прилетела к нам, ее убили и съели. Все, кто ел, умерли.
— Яда должно быть очень много для того, чтобы отравилось 12 человек.
— Не обязательно, возможно, это был просто очень сильный яд. Есть отравляющие вещества, при приеме которых достаточно трех граммов, чтобы умерло огромное количество людей. Вообще, я думаю, что любая версия в отсутствие истины будет выглядеть правдоподобно. Даже отравление гептилом, как вы писали в прошлой статье. В свое время в Покровске была звероферма «Холбос». Так вот, на этой ферме около трех тысяч животных погибло в одночасье. От чего — так и осталось не известным. Экспертиза показала в крови животных превышение норм фтора и бария и предположила, что, скорее всего, животные умерли от отравления так называемым «волчьим ядом». Но точно никто так и не смог сказать.
—Во время расследования не привлекались ли местные экстрасенсы или шаманы? Известно, что многие из них сотрудничают с правоохранительными органами.
— Я практик и абсолютно не верю в мистику. Но вместе с тем признаю, что есть люди, обладающие особыми способностями из области телепатии, которые могут передавать и получать информацию на расстоянии.
— На сегодняшний день уголовное дело закрыли?
— Нет, его приостановили.
— Это значит, что в любой момент можно возобновить? Насколько я знаю, вы пытались это сделать…
— Дело в том, что в уголовном праве есть такое понятие, как срок давности. Если даже найдут виновного, то его не привлекут к ответственности. Конечно, есть возможность добиться вынесения судебного решения и даже признать кого-либо виновным, но за давностью лет уголовное преследование будет прекращено. В 90-е годы, когда я уже работал в прокуратуре республики, я вспомнил о нем и истребовал его из Чурапчи. Оно пришло ко мне в неизменном виде, то есть никаких подвижек по нему не было, ни одного дополнительного документа к делу не присоединили. Я решил, что по нему надо работать. Оно не простое, до сих пор не было никакой известности. Тогда я написал в Москву, даже вынес постановление о назначении дополнительной токсикологической экспертизы с учетом того, что времена изменились, завеса секретности ослабла, стало больше знаний в области токсикологии. Это постановление отправил в Москву, в главное бюро судмедэкспертизы. Оттуда пришел ответ, что они готовы помочь, но им необходим патологический материал. Это значило, что надо делать эксгумацию. Возможно, тогда бы они дали прямое заключение, каким ядом отравились люди.
— Эксгумацию, я так понимаю, никто так и не провел?
— Я много раз, когда уже ушел в отставку, просил действующих следователей, чтобы они возобновили дело, назначили экспертизу, вынесли постановление об эксгумации тел. Родные и жители района не против этого, насколько я знаю. Наоборот, все они заинтересованы в раскрытии дела. Но, кроме них и нас с вами, никому это не нужно: следователям не до этого, у них своих дел полно, руководству республики — тоже.
— Как вы думаете, Егор Борисов, глава республики, уроженец Чурапчи, в курсе событий 1977 года?
— Думаю, что да. Но к нему, скорее всего, не обращались. Если бы обратились, думаю, он бы согласился. Я много раз повторял и буду повторять — неизвестность всегда таит угрозу. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 621
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...
Re: Некриминальное чтиво...
« Ответ #119 : 24 Декабрь 2016, 18:45:32 »


Истории от якутского прокурора Леонида Диодорова...

https://14.xn--b1aew.xn--p1ai/mvdrs/Obshhestvennij_Sovet_pri_MVD_po_RS_JA/Detektivi_Leonida_Diodorova

Одну цитатну. Опять со следочками

https://14.мвд.рф/upload/site18/document_file/Odnazhdy_zimoy.doc


ОДНАЖДЫ  ЗИМОЙ
(рассказ из следственной практики)

Мир исчезнет не оттого, что много
людей, а оттого, что много нелюдей.
(еврейская пословица)


Это случилось много лет назад – в декабре 1976 года в одном из районов Якутии. В пору, когда Мать-Природа не располагает даже к прогулкам под сизым небом в морозном тумане, не то что к соитию, как по научному называют этот сокровенный акт любви.

Видно, очень уж «приспичило» молодому, полному сил и энергии деревенскому парню, раз он решился насильно овладеть девчонкой. Но, как бы то ни было, кочегар школьной котельной Дима Харчанов (назовем его так), будучи подвыпившим, а потому «смелым», вечерком отправился искать приключений. Было темно, лишь белый снег как будто излучал свет, потому Дима еще издали различил маленькую фигурку человека, шедшего впереди по дороге к домам, расположенным на окраине поселка за озером.
Когда он догнал её, фигурка оказалась девчушкой лет двенадцати. И тут у Димы внезапно возникло похотливое желание. Недолго думая, он схватил девчушку за руку и заявив, что у него есть нож и, если она будет кричать и сопротивляться, он зарежет её, насильно повел по снежной целине в сторонку от дороги, за кустики. Там он разгреб ногами снег, постелил свою телогрейку, а также пальтишко своей жертвы, повалил девчушку на импровизированное ложе и изнасиловал. После этого, он, пригрозив, что найдет и зарежет её, если она кому-либо расскажет о случившемся, скрылся в темноте…

Когда заплаканная девчушка зашла домой, мать сразу поняла: случилась беда!  Маленькая потерпевшая рассказала матери о случайной встрече с насильником, та тотчас сообщила в милицию. Несмотря на позднее вечернее время, была поднята на ноги следственно-оперативная группа.

Я в то время работал следователем прокуратуры района. После того, как было проведено медицинское обследование потерпевшей, подтвердившей факт изнасилования, немедленно было возбуждено уголовное дело. Когда рассвело, первым делом мы с понятыми направились к месту, указанному малолетней потерпевшей. При осмотре места происшествия, наряду с другими вещественными следами преступления, на нетронутом снегу были найдены подмерзшие следы обуви насильника с характерными отпечатками каблука подшитых валенок. Каблук левого валенка был косо сбит, что хорошо отразилось на снегу. Потому мною была поставлена задача поиска человека, обутого в валенок с таким характерным перекосом.
В первую очередь проверке на причастность к преступлению, с учетом показаний девчушки, подверглись молодые люди, которые по причине пристрастия к алкоголю, склонности к неправедному образу жизни и по иным основаниям состояли на учете в милиции. Надо сказать, что в те времена таковых можно было на пальцах перечесть, ибо состояние борьбы с преступностью было на высоте. Эти лица доставлялись в отдел милиции, где следователем  проводилась довольно простая процедура – всех просили поочередно показать подошву своих валенок (другой обуви в сельской местности в те годы и не было – унты, ботинки появились позже).

И вот удача. В кабинет начальника районной милиции Иванова И.М., где проверялись доставленные потенциальные насильники, завели кочегара школы Харчанова, от которого разило перегаром. Он упирался, дерзко огрызался при ответах на вопросы о том, где был и что делал вчера вечером. Тогда я попросил поднять левую ногу и показать подошву. Как только он это сделал, мы с Ильей Митрофановичем переглянулись – каблук на валенке был сбит косо и визуально подходил под те следы, что были обнаружены на месте преступления. Ну, а дальше, как говорится – вопрос техники…

Сомнений в том, что именно Харчанов совершил расследуемое преступление, исходя из чисто оперативных позиций, не было. Другое дело, что наши субъективные выводы никакой суд бы не принял. Тем более, что подозреваемый резко, хотя и безосновательно, отрицал свою причастность к преступлению. Потому требовалось найти как можно больше улик, подтверждающих его вину.

Прямых свидетельств, кроме показаний малолетней потерпевшей, не было. Потому основное внимание было уделено поискам, как говорится, «немых» свидетелей. А они могли быть только на месте происшествия.
Потому я вместе с понятыми и оперативным работников милиции, прикрепленным к группе, уделили особое внимание осмотру и изъятию «вещдоков», как  криминалисты кратко для себя именуют материальные следы, даже микрочастицы, то есть вещественные доказательства, обнаруженные на месте преступления или имеющие отношение к нему. И эти «немые» носители информации были найдены и приобщены к материалам уголовного дела. Затем по ним были назначены специальные исследования, они были препровождены в экспертные учреждения столицы.

По этому делу, наряду с другими была назначена, думается, достаточно редкая, возможная только в условиях холодной якутской зимы, судебно - трасологическая экспертиза по обнаруженным следам ног насильника. Потому о ней чуть подробнее.
Других версий, кроме той, что имевшиеся на снегу замерзшие следы обуви большого размера мог оставить только насильник, не возникло – иных следов, кроме  следов малого размера обуви девчушки, на месте происшествия и вокруг не было. С этих следов мною был сделан в соответствии с полученными при учебе в Свердловском юридическом институте и на курсах повышения квалификации знаниями гипсовый слепок.
Но я предположил, что разница температур подмороженного снега и приготовленного гипсового раствора такова, что отличие между следом и слепком может быть разительной и она может повлиять на результаты экспертизы. Потому мои действия, наверно, соответствовали пословице «голь на выдумки хитра» - я попросту вынул из толщи снега сам замёрзший след валенка, срезав его со всех сторон и снизу. Причем, на всякий случай, несколько следов. И последующая транспортировка не стала проблемой –  фанерные ящики, ватная подстилка, постоянное хранение на морозе и автомашина. И путь, мягко говоря, по не совсем гиблой автотрассе, на довольно большое расстояние до Якутска.

И вот я стою перед начальником Якутской научно-исследовательской криминалистической лаборатории (ЯНИКЛ), как тогда называлась современное экспертное учреждение - Якутская лаборатория судебных экспертиз (ЯЛСЭ), ныне возглавляемая тогда еще молоденькой Альбиной Степановной Шкиндер. Сунчаков  сразу показался мне солидным многоопытным руководителем (что соответствовало действительности). Его рыжеватые шевелюра и усы, почти как у Чапаева, лицо славянского кроя, темно-голубые глаза, излучающие свет высокого интеллекта, и мягкий говор с отеческими интонациями сразу располагали к себе.
Спустя пару минут он стал почти родным и близким, будто я его знал всю жизнь. Николай Петрович тотчас вышел на мороз к автомашине, помог вытащить ящики с кусками снега, заключавшими в себе экспертные объекты – следы на снегу. Он внимательно изучил их, одобрительно хмыкнул и велел одному из молодых сотрудников оставить их в небольшом хранилище, сооруженном под лестницей здания Верховного суда республики, где в то время располагалась криминалистическая лаборатория. Потом, как я слышал, несмотря на сильный мороз, он исследовал их там же.
Кроме кусков снега со следами ног, я привез обнаруженные на месте происшествия пуговицу с обрывками нити, частицы травы и хвоинки с ложа, где была изнасилована девчушка, левый валенок, нижнюю одежду насильника со следами бурого и белесоватого цветов, его брюки с остатками ниток на ширинке, ранее державших оторванную пуговицу, трусики потерпевшей и другие вещи, которые подлежали экспертным исследованиям. Оставив их вместе с постановлениями в распоряжении экспертов ЯНИКЛ и бюро СМЭ, где имелись эксперты - биологи, я вернулся на место своей службы.

Не прошло и месяца, как я получил заключения всех назначенных судебных экспертиз - биологической, трасологической, криминалистических, которые однозначно указывали на причастность обвиняемого Харчанова к вмененному преступлению – изнасилованию малолетней (ч.3 ст.117 Уголовного кодекса РСФСР). Эксперты ЯНИКЛ качественно провели трудоемкую и требующую особых знаний работу за оптимальный срок. Думаю, не без влияния начальника. Их заключения помогли изобличить хитроумного и скрытого преступника, каковым был указанный обвиняемый.

В частности, заключением трасологической экспертизы, которую провел сам начальник ЯНИКЛ Сунчаков Н.П., было однозначно установлено, что следы обуви с косо сбитым каблуком на снежных кусках были оставлены именно левым валенком, снятым с ног обвиняемого Харчанова. Были исследованы как сами следы на кусках подмороженного снега, так и гипсовый слепок со следа, где также отразился косо сбитый каблук валенка. Эта экспертиза в те годы, да и позже, была признана уникальной. Об этом, да еще о высоком качестве проведенного исследования, было упомянуто в статье старшего прокурора-криминалиста отдела криминалистики Следственного Управления Следственного комитета РФ по Республике Саха (Якутия) полковника юстиции Иннокентьева В.И. (журнал «Предварительное следствие» СК РФ, выпуск 2(4), Москва, 2009 год).

Заключением криминалистических экспертиз было установлено, что частицы растительного происхождения, найденные на телогрейке подозреваемого, идентичны образцам травы и хвои с места происшествия, обрывки нити на пуговице ранее составляли одно целое с оборванной нитью, имеющейся на ширинке брюк Харчанова. А биологи установили соответствие следов органики на одежде подозреваемого со следами на трусиках малолетней потерпевшей. И всё это было оформлено на высоком уровне.
 
О качестве экспертиз говорит и тот факт, что обвиняемый Харчанов, вплоть до окончания расследования отрицавший свою вину, после того, как ознакомился с заключениями экспертиз, был вынужден прекратить свое бессмысленное сопротивление истине.
И, наверно, это в какой-то мере помогло ему избежать смертного приговора. До принятия нового УК РФ в 1997 году за изнасилование малолетней педофилам грозила (и не только – применялась) смертная казнь. Это лишь якобы демократическая власть отменила ту меру наказания, которая и сдерживала потенциальных насильников от нападений на детей. Что отразилось на увеличении количества сексуальных преступлений против детей. Но это – к слову. 

Таким образом, благодаря в основном «немым свидетелям», заключениям экспертиз, оглашенным на выездном заседании Верховного суда Якутии, вина обвиняемого Харчанова была полностью доказана и сомнений у судей не вызвала. Преступник был осужден к длительному сроку лишения свободы. О его дальнейшей судьбе мне достоверно не известно. Но правда ли это, не берусь утверждать - но я слышал, что его жизненный путь в молодом еще возрасте закончился или на нарах или на больничной койке.


август 2015 г.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Яндекс.Метрика

Страница сгенерирована за 0.647 секунд. Запросов: 161.