Яндекс.Метрика

РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


ТУРЫ В МОЛЕБКУ

Автор Тема: Параллельные не пересекаются...или всё же случается?  (Прочитано 376765 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Про город Вршац времен его освобождения Красной Армией...

https://pandia.ru/text/77/274/1188.php


Степан Георгиевич Гущин (1888, Ахтырка, близ Харькова–1970, Ниш). По личному желанию и распоряжению сербского епископа Михаила, с сентября 1921 г. стал преподавателем и регентом в Призренской семинарии (преподавал там ровно 20 лет).
...
Судьба беженца, в гражданской войне растерявшего жену и детей, была к нему жестока и осенью 1944 г., когда он был арестован югославскими органами, отправлен в лагерь в Вршац и сдан в руки отрядам Красной армии. Его супруга (второй брак, художница Вера Пузанова), в попытке доставить ему пищу, через окно камеры, — была уличена и расстреляна. Расстрелы заключенных, без суда, миновали его камеру. После допросов, проведенных прибывшими в лагерь органов НКВД, был выпущен и возвращен в Белград. Тут он продолжил свое любимое дело: В 1945–1947 гг. состоял регентом нескольких хоров культурно-артистических обществ...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

...

http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:SJalxTGKX7QJ:e-lib.gasu.ru/konf/mak/arhiv/2007/32.doc+&cd=16&hl=ru&ct=clnk&gl=ru
Русское духовенство и русские церковные приходы
в Воеводине (1920-1950-е гг.)
А.Б. Арсеньев
(Нови-Сад, Сербия)

В городе ВРШАЦ с 1921 г. по 1932 г. русская домовая церковь во имя Св. Иоанна Златоуста располагалась на квартире полковника Михаила Степановича Стахова. Алтарные иконы писали Георгий Александрович Самонов, известный в России скульптор и живописец, и полковник М.С. Стахов (церковный староста). Вступив на новооснованную Банатскую кафедру СПЦ, епископ Георгий (Летич) дал в пользование русскому церковному приходу старый храм Всех Святых при входе на Православное кладбище. Настоятелями этих русских храмов были о. Зосима (Валяев), архимандрит Мелитон, игумен Никон (Ордовский-Танаевский) (с 1935 г. по 1937 г.), протоиерей о. Владимир Востоков (с 1937 г. по 1944 г.). Перед освобождением города в сентябре 1944 г. о. Владимир покинул пределы Югославии, и русские богослужения прекратились.
На протяжении всего периода существования русской церкви в Вршаце постоянными членами церковного хора оставались Сергей Григорьевич и Глафира Ипполитовна Балицкие, Нина Александровна Лукина, Антонина Ивановна Рогаткина и Михаил Степанович Стахов.
До середины 1930-х г.г. хором в сербском соборном храме управлял русский регент Курагин, а с 1936 г. по 1941 г. протодьяконом и регентом был Иван Федорович Котов, обладавший голосом редкой красоты (тенор).
Метрические книги русского прихода в Вршаце не сохранились.

...


А Иван Федорович Котов был расстрелян гитлеровцами в 1941 году.

http://serbiaonline.ru/?page_id=1715


Протодьякон Иван Котов был расстрелян гитлеровцами в 1941 году, «белый офицер» Пирогов прошёл ад концлагеря в Бечкереке.


Зуб за зуб... или нестранные совпадения...
Наш диверсант на месте жительства Ивдельлаговского сидельца...Воспоминания Ильи Григорьевича Старинова "Записки диверсанта".
https://kprf.ru/library/classics/memo/4354.html


Вршац.
Вскоре после освобождения восточных районов Сербии, Тито с бывшей при нем частью Верховного штаба НОАЮ и наша Военная миссия перебрались на территорию Югославии в город Вршац. Это был чистенький городок, в котором жило до войны много немцев, но ко времени нашего приезда их не осталось ни одного.
Во Вршаце я впервые увидел полки Народно-Освободительной Армии Югославии, дисциплинированные, боеспособные, хотя и плохо одетые. А комендант города вообще ходил в рваных башмаках.
В подразделениях НОАЮ - у вчерашних партизан - имелось самое разнообразное оружие: итальянское, английское, болгарское, румынское, немецкое. У одних - винтовки, карабины, у других - автоматы, пулеметы и минометы, но недоставало боеприпасов. По пестроте вооружения легко было представить источники его пополнения: трофеи, остатки вооружения регулярнойармии Югославии и помощь Советского Союза и союзников.

Короче, следы семьи Стаховых нужно искать где-то в районе Каракаса...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

О как...Однако...

https://www.kogevins.com/%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9/varia/
















Дочь Балицких - Марина



вышла замуж за сына Николая 1919 года рождения вот этого Хитрово А.С.


Хитрово Александр Сергеевич* (3-й), р. 23 окт. 1894 в им. Петрушково Орловской губ. Из дворян Орловской губ., сын камергера. Пажеский корпус 1914. Капитан, командир 5-й батареи л.-гв. Конной артиллерии. В окт. — дек. 1918 в русских добровольческих отрядах в Киеве. Был в плену, затем в Вооруженных силах Юга России. Полковник. В эмиграции в Югославии, служил чиновником, член Общества офицеров-артиллеристов, с 1944 в Австрии и Франции с 1948 в Венесуэле. Ум. 5 окт. 1951 в Каракасе. Жена Лидия Николаевна (Розенбах, ур. Виддинова; ум. 12 сен. 1975 там же), дети: Николай 1919, Мария (Домерщикова) 1921 (внучки Елена 1947 и Мария 1949). /71-31; 111-6; 118; 131; 555; 620; 652-11/

Это его в свою очередь отец, дед Николая Алесандровича


Хитрово Сергей Константинович*, р. 13 фев. 1865. Казанский университет 1887. Тайный советник, камергер. Эвакуирован 25 мар. 1920 из Новороссийска на корабле "Бюргермейстер Шредер" (или 1919–1920 из Новороссийска в Константинополь на корабле "Константин"). В эмиграции в Югославии. Ум. 8 июня 1931 в Белграде. Жена Любовь Владимировна (Молоствова; 23 окт. 1865 — 21 дек. 1923 в Ерцегнови, Югославия), дети: Мария (Богданович, 1889; внуки Николай 1914, Вера 1915, Татьяна 1920–1941, Мария 1921), Маргарита (Эрдели*; на 16 июля 1920 классная дама Харьковского женского института в Югославии), Любовь (Грекова*; на 16 июля 1920 в 8-м классе Харьковского женского института в Югославии), Ксения 1907–1967 (эвакуирована 1919–1920 из Новороссийска в Константинополь на корабле "Константин"). /4-20,51,68,177,179; 75; 111-6; 581/

Вот скорее всего те люди, которые помогали семье Стаховых. По линии Общества офицеров-артиллеристов, а Михаил Степанович Стахов у нас как раз увечный отставной полковник артиллерии.
И дочь его младшая как раз в Харьковском институте в Нови Бечее.

И, елки-мансийские, как интересесно-то
http://rxpress.spb.ru/media/file/binary/2017/8/4/201262385635/hitrovo-m_s__ocherk_pdf.pdf?srv=app1
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


Дочь Балицких - Марина



вышла замуж за сына Николая 1919 года рождения вот этого Хитрово А.С.


Хитрово Александр Сергеевич* (3-й), р. 23 окт. 1894 в им. Петрушково Орловской губ. Из дворян Орловской губ., сын камергера. Пажеский корпус 1914. Капитан, командир 5-й батареи л.-гв. Конной артиллерии. В окт. — дек. 1918 в русских добровольческих отрядах в Киеве. Был в плену, затем в Вооруженных силах Юга России. Полковник. В эмиграции в Югославии, служил чиновником, член Общества офицеров-артиллеристов, с 1944 в Австрии и Франции с 1948 в Венесуэле. Ум. 5 окт. 1951 в Каракасе. Жена Лидия Николаевна (Розенбах, ур. Виддинова; ум. 12 сен. 1975 там же), дети: Николай 1919, Мария (Домерщикова) 1921 (внучки Елена 1947 и Мария 1949). /71-31; 111-6; 118; 131; 555; 620; 652-11/

Это его в свою очередь отец, дед Николая Алесандровича


Хитрово Сергей Константинович*, р. 13 фев. 1865. Казанский университет 1887. Тайный советник, камергер. Эвакуирован 25 мар. 1920 из Новороссийска на корабле "Бюргермейстер Шредер" (или 1919–1920 из Новороссийска в Константинополь на корабле "Константин"). В эмиграции в Югославии. Ум. 8 июня 1931 в Белграде. Жена Любовь Владимировна (Молоствова; 23 окт. 1865 — 21 дек. 1923 в Ерцегнови, Югославия), дети: Мария (Богданович, 1889; внуки Николай 1914, Вера 1915, Татьяна 1920–1941, Мария 1921), Маргарита (Эрдели*; на 16 июля 1920 классная дама Харьковского женского института в Югославии), Любовь (Грекова*; на 16 июля 1920 в 8-м классе Харьковского женского института в Югославии), Ксения 1907–1967 (эвакуирована 1919–1920 из Новороссийска в Константинополь на корабле "Константин"). /4-20,51,68,177,179; 75; 111-6; 581/


Вот скорее всего те люди, которые помогали семье Стаховых. По линии Общества офицеров-артиллеристов, а Михаил Степанович Стахов у нас как раз увечный отставной полковник артиллерии.
И дочь его младшая как раз в Харьковском институте в Нови Бечее.

И, елки-мансийские, как интересесно-то

http://rxpress.spb.ru/media/file/binary/2017/8/4/201262385635/hitrovo-m_s__ocherk_pdf.pdf?srv=app1
https://history.wikireading.ru/193242


Сама же Маргарита Хитрово в 1922 году писала в статье, опубликованной в эмигрантском журнале, что она поехала в Тобольск по собственной инициативе, желая быть вблизи от царской семьи. В эмиграции вышла замуж за офицера, участника Белого движения Владимира Георгиевича Эрдели (1883–1959). Скончалась в Нью-Йорке (США), похоронена была на кладбище монастыря “Новое Дивеево”.

http://rxpress.spb.ru/media/file/binary/2017/8/4/201262385635/hitrovo-m_s__ocherk_pdf.pdf?srv=app1


Дальнейшая судьба Маргариты Хитрово складывалась следующим образом. Двое её братьев сражались в рядах Белой армии и погибли на фронте. В апреле 1919 года Маргарита, опасаясь ареста, перебралась в Одессу. Из Петрограда она вывезла пакет с личным архивом, который решилась передать французскому офицеру. Вместе с ним архив отправился в Париж. Какое-то время Маргарита оставалась в Одессе, затем навсегда покинула Россию. Она осела в Сербии, где вышла замуж за Владимира Георгиевича Эрдели (1883 - 1959, Нью-Йорк). У них родился сын Николай, которого ласково называли “Буня”. После революции семья Хитрово также эмигрировала из России. Мать Маргариты – Любовь Владимировна Хитрово умерла в Югославии в 1923 году, отец Сергей Константинович скончался, по-видимому, тамже в 1931 году. После окончания Второй Мировой войны Маргарита Сергеевна вместе с мужем и сыном оказались в лагере для перемещенных лиц (беженцев) в Зальцбурге, Австрия. Им понадобилось четыре года, чтобы, в конце концов, эмигрировать через Латинскую Америку в Соединенные Штаты, в Нью-Йорк. К ним присоединился другой брат Маргариты Сергеевны – Михаил. Жили они бедно, при том, что Владимир Георгиевич был очень болен. Маргарита Сергеевна посылала письма представителям рода Романовых, эмигрировавшим в США, умоляя помочь им хотя бы оплатить поездку в Европу для того, чтобы найти те исторические реликвии, которые принадлежали Романовым, и которые она некогда бережно хранила, но вынуждена была передать благородному французскому офицеру. Не оставляя надежды, она писала: «Дорогие мои, простите меня».
Всё же её надежды оправдались, но уже после её смерти. В 2009 году архив Маргариты Сергеевны Эрдели (Хитрово) благополучно возвратился на Родину.Корреспондент РИА Новостей Дмитрий Виноградов восстановил подробности истории обретения личного архива Маргариты Хитрово, основную часть которого составили письма Её Царственных Друзей из заточения, а также фотографии и предметы. Эта история, изложенная Дмитрием Виноградовым, началась в Одессе с одной «странной встречи», которая произошла в апреле 1919 года. «К французскому морскому офицеру подошла хорошо одетая русская девушка – сразу видно, из "бывших", коими была тогда наводнена Одесса. Офицер напрягся – он ожидал просьб взять на борт военного корабля и вывезти из России, что было строжайше запрещено. Однако девушка всего лишь протянула французу средних размеров пакет. По её словам, это был её личный архив "с чрезвычайно дорогими её сердцу" письмами и реликвиями. Она просила вывезти архив во Францию и обещала когда-нибудь прийти за ним. Галантный офицер, конечно, не мог отказать несчастной девушке, которая должна была остаться здесь, в охваченной хаосом Одессе. Оставив адрес во Франции, офицер отправился на судно …».
Таинственной незнакомкой была Маргарита Хитрово, бывшая фрейлина Высочайшего двора. За переданным в Одессе пакетом к французскому офицеру так никто и не пришёл, пока – продолжает Дмитрий Виноградов: «Незадолго до Второй мировой войны в одном из парижских ресторанов обедала компания русских. Они оживленно беседовали по-русски, прозвучала фамилия Хитрово. К их столику подошел француз, уточнил, правильно ли он услышал фамилию, и рассказал, что владелец фирмы, в которой он работает, давно разыскивает Маргариту Хитрово, которая когда-то давно в Одессе передала ему на хранение некий сверток. Среди присутствовавших оказался полковник Владимир Хитрово – родной брат Маргариты. Так архив бывшей фрейлины вернулся в е` семью. Когда же на европейском континенте вновь начинается кровопролитная война, Владимир Хитрово уезжает в Латинскую Америку. Его потомки до сих пор живут в Венесуэле.

Вот что рассказывает о своем пути в Венесуэлу как раз получется муж Марины  Хитрово (Балицкой)

http://rusobschina.ru/2010-08-26-08-11-08/2097-2012-07-28-09-09-59


«Все мы – кадеты, – говорит Николай Александрович Хитрово. – Я окончил в 38-м году русский кадетский корпус в Югославии (**в Белой Церкви), тот самый, который был воссоздан в эмиграции из остатков прежних кадетских корпусов бароном Врангелем». Николай Александрович не скрывает, что, находясь в Югославии, российские кадеты не испытывали «патриотического порыва» по поводу приближения в 1944 году Красной Армии и не стали ее дожидаться: «Подались на запад, в Австрию, в американскую оккупационную зону, помаялись в лагерях для перемещенных лиц».
...
«Многие из нас, и я в том числе, оказались в Мюнхене, в лагере для перемещенных лиц. В один из дней в 1947 году в лагерь приехал консул Венесуэлы и предложил нам хорошую работу в этой южноамериканской стране, о которой мы мало что знали. Вот мы и поехали. Первая группа отправилась через Атлантику на пассажирском судне "Колумби" из Бремена. Каждому россиянину дали по 10 долларов, тогда это было эквивалентно 100 венесуэльским боливарам. Хватило лишь на первое время, но мы держались все вместе, помогали друг другу, смогли выжить и сейчас не бедствуем»
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

https://interaffairs.ru/gallery/show/50


В 2009 году - кадет Николай Александрович Хирово








Так вот...

У меня такие подозрения, что подробности пр свою семью Ивдельлаговский сиделец был не в интересах рассказывать. Ну разве что, если у него были никакие или со знаком минус взаимоотношения родственные. Он сам попался в клетку, по своей воле. Зачем этой клеткой обеспечивать родных?
Красная Армия наступает. Это - во всех газетах и не тайна. Когда они вышли из леса после заброски - был июнь 1944 на дворе. Они большей частью состава желали досидеть до конца войны в лесу, но голод был не теткой. И понятно - конец войны связывали с разгромом фашистов.
Нашим военнопленным деваться было некуда. Идентификации не избежать. Родню на очную ставку притащат. А Стахову? Стахову про родных было лучше на всякий пожарненький врать/сочинять.
И если говорить правду, то только будучи уверенным, что на момент его явки типа с повинной - родня уже вне зоны возможного доступа для СМЕРШа или советского правосудия.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И вот даже какие судьбы были...2007 год.

https://lgz.ru/article/N31--6131---1-08-2007-/%C2%ABStaror%D0%B5zhimn%D1%8B%D0%B5-suvorovts%D1%8B%C2%BB1129/


А вот история Алексея Борисовича Легкова, с которым я познакомился в посольстве России в Каракасе, куда он передал в дар свою личную библиотеку, насчитывающую свыше двух тысяч томов. В ней есть уникальные издания конца XIX – начала XX вв., например, воспоминания Милюкова, Деникина, «дроздовцев», Корнилова, книги Бердяева, Трубецких. Особый интерес представляют труды известного русского философа и богослова Георгия Флоровского.
На скромной и трогательной церемонии в российском посольстве 85-летний Алексей Легков с гордостью сказал, что в 1937 г. Флоровский преподавал ему богословие в кадетском корпусе в югославском городе Бела-Црква и дал много ценных советов. И самый главный – всегда любить Россию, как бы ни было ей трудно и какие бы беды ты ни переживал сам… Вновь с Алексеем Легковым я встретился в его офисе на окраине венесуэльской столицы, когда он паковал макет бездымного и безотходного завода, который собирался показать на Московской международной конференции. В двух комнатах, в которых располагается коллектив компании, висят икона Казанской Божией Матери, портрет Александра Сергеевича Пушкина, картина на бересте с изображением маленькой белой часовни в окружении берёзок… Всю жизнь Легков мечтал вернуться на Родину, и впервые мечта сбылась в 1998 г., когда он принял участие в собрании кадетов.
Алексей Борисович родился в югославском городе Банате, куда его родители переехали после революции, где и окончил кадетское училище. Всегда воспитывался в православных монархических традициях, в обстановке ностальгической любви к далёкому Отечеству. Вначале он служил у немцев в Охранном корпусе, но вскоре сбежал оттуда и долго преследовался нацистами. Дважды был приговорён – вначале фашистами, а потом Советской властью. После войны устроился на работу переводчиком в одно из советских оккупационных учреждений в Австрии, но был вынужден снова бежать, опасаясь ареста. Оказался вместе с другими кадетами в Венесуэле...


http://beloedelo.com/news/new/?129


11 сентября 2013 года в Каракасе (Венесуэла) на 91-м году жизни мирно отошел ко Господу один из последних корпусников Алексей Борисович Легков. Алексей Борисович служил в знаменитой «индейской» роте 1-го казачьего генерала Зборовского полка Русского корпуса.

http://famous-russians-abroad.blogspot.com/search/label/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9%20%D0%9B%D0%B5%D0%B3%D0%BA%D0%BE%D0%B2



Алексей Борисович Легков родился 16 июля 1923 в городе Банат в Югославии в семье белоэмигрантов Бориса Федоровича Легкова и Марии Кузьминичны Ситниковой. Его отец был военным, участником Первой Мировой, на которой в 1915 его ранили и он оказался в лагере военнопленных около озера Ван в Турции. В 1917 смог вернуться в Россию и вступил там в Белую Армию, где служил штабс-капитаном Алексеевского пехотного полка. Был контужен. После поражения Белых эвакуировался из Крыма в 1920 в Югославию, где в Сараево встретил жену, также эмигрантку из России.

http://www.oilru.com/nr/134/2604/


Легков родился в ночь 16 июля 1923 г., то есть в 5-летнюю годовщину расстрела в Екатеринбурге царской семьи. Поэтому его в честь убитого царевича назвали Алексеем. Он появился на свет в югославском городе Банате. После Первой мировой войны этот город отошел от распавшейся Австро-Венгрии к образовавшейся Югославии. Этот, казалось бы, малозначительный историко-географический факт сыграл важную роль в судьбе Алексея. После начала оккупации Югославии фашистами Банат опять стал считаться австрийским городом, а Алексей как его уроженец попал в разряд подданных Третьего рейха, присоединившего к себе Австрию.


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%82


В 1918 году, после распада Австро-Венгрии и раздела Республики Банат, Банат, в составе провинции Банат, Бачка и Баранья, присоединился к Сербии.
До 1945 года в сербской части Баната существовала крупная немецкая колония. В годы Второй мировой войны немецкие оккупационные власти предоставили сербскому Банату автономию с целью постепенного превращения его в часть Германии и вытеснения ненемецкого населения. После войны большая часть немецкого населения покинула Банат, а сербский Банат перестал существовать как отдельная административная единица — большая часть его была включена в автономную область Воеводина.






Как видим, проживающим в Вршаце - при оккупации немцев просто некуда было деваться, как поступать на службу...Они автоматически становились подданными Третьего рейха.

http://www.oilru.com/nr/134/2604/


В 1943 г. в Югославии началось формирование из числа русских эмигрантов Охранного корпуса под командованием генерала М.Ф.Стародумова. Лозунг, брошенный идеологами этого формирования, - идти вместе с немцами освобождать Россию от "большевистской чумы" - нашел благодатную почву в душах вчерашних кадетов. В их числе был и Алексей Легков. Но осознав, что ни о каком походе в Россию речь не идет, а Охранный корпус оказался под командованием фашистов, Алексей через шесть месяцев правдами и неправдами покинул его. Правда, по его мнению, корпусу все же удалось решить одну немаловажную задачу - оградить православное, сербское и русское население Балкан он геноцида со стороны хорватских националистов, так называемых усташей…
Уйдя из корпуса, Алексей сразу же попал в разряд неблагонадежных, нелояльных фюреру. Однажды вечером пришла его крестная и с порога сказала: "Немедленно уезжай, завтра утром тебя должны арестовать и отправить в концлагерь". Об этом она узнала от одного знакомого, работавшего в суде переводчиком. И Алексей бежал. Он решил "растворится" в крупном городе - в столице Австрии Вене.
После окончания войны он пытался поступить в Венский университет, но опять был признан "неблагонадежным" как учившийся в высшем учебном заведении во времена Гитлера. Но поскольку Алексей Борисович настаивал на своей непричастности к фашистам, перед ним, чтобы отмахнуться, поставили заведомо невыполнимое условие - за несколько месяцев самостоятельно выучить университетский курс латыни, якобы "крайне необходимой" будущему студенту. Но Алексей благодаря своей способности к языкам справился с этим заданием и стал студентом Венского университета, где он начал изучать сельское хозяйство.
Параллельно Алексей устроился работать переводчиком в одно из учреждений советских оккупационных сил. Однажды он столкнулся на лестнице с одним из своих советских сослуживцев, хорошо к нему относившихся, и тот, посмотрев ему в глаза, прошептал только одно слово: "Беги". Алексей понял: его вновь приговорили к концлагерю, на сей раз - сталинскому. Даже не заходя в свой кабинет за вещами, он развернулся и вышел из здания. На сей раз путь лежал в британскую оккупационную зону в Германии…
Но начавшаяся "холодная" война не позволяла русским белым эмигрантам спокойно жить и в Западной Европе - каждый день они ждали "русских танков" и насильной отправки на горячо любимую, но столь неласковую к ним родину. Поэтому многие русские стремились на всякий случай уехать подальше - в Канаду, Австралию, Латинскую Америку. Начал искать подобные варианты и Алексей Борисович. Сначала ему удалось получить визу в Коста-Рику. По дороге, в Панаме, его опять арестовали по подозрению в связи с Гитлером по весьма курьезной причине - молодой Алексей Борисович носил усики, похожие на гитлеровские…Но все недоразумения уладились, и он вскоре оказался в Коста-Рике, откуда, по рекомендации одного знакомого венесуэльца, перебрался в 1948 г. в эту южноамериканскую страну.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://kadet.ru/novosti/2012/1114.htm





В настоящее время в Венесуэле проживает четверо выпускников российских кадетских корпусов за рубежом: Г.Волков, Легков А.Б. -86 лет, Б.Плотников, Юрий Ольховский. Троим уже за 90 лет. На своей очередной встрече учитывая свой преклонный возраст, они приняли решение передать Знамя Венесуэльского объединения Российских кадет на постоянное хранение Первому Московскому кадетскому корпусу. Осуществить почётную миссию поручили А.Б. Легкову, «самому молодому кадету»
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Берег левый....берег правый...

Население города Вршаца в лице белой эмиграции было ну очень полярным получается.
Вот еще одна судьба Вршацкого партизана

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%BE%D0%BB%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%B9,_%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B0_%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%B8%D1%87

Ники́та Ильи́ч Толсто́й (15 апреля 1923, Вршац, Королевство СХС — 27 июня 1996, Москва, Россия)
...

В 1941—1944 годах — участник партизанского движения в Сербии, в 1944—1945 участвовал в Великой Отечественной войне в составе Красной Армии.
...
Правнук Льва Толстого, внук второго сына писателя — Ильи Львовича Толстого, сын Ильи Ильича Толстого (1897—1970, морской офицер из последнего выпуска Морского корпуса[4]; после возвращения из эмиграции — доцент МГУ, автор первого в СССР сербохорватско-русского словаря).

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/96343/


...выставка, посвященная 90-летию со дня рождения правнука Льва Толстого – Никиты. Родился он в городе Вршац, на территории нынешней Сербии, в семье морского офицера. Семья эмигрантов бедствовала, но смогла дать сыну блестящее образование – в русско-сербской гимназии в Белграде. «Гимназист, солдат, академик» – такое название получила экспозиция. Рассказывают «Новости культуры».«Хочу воевать, как мой прадед воевал под Севастополем», – написал Никита Толстой в октябре 44-го в своем заявлении, вступая добровольцем в Красную Армию. Простым солдатом-артиллеристом Толстой участвовал в боях в Австрии и Венгрии. «Севастопольские рассказы» не написал, зато регулярно отправлял письма с фронта своей тете, Анне Ильиничне.

У Волкова об его отце

Толстой граф Илья Ильич. Мичман Флотилии Северного Ледовитого океана. в белых войсках Восточного фронта; с 21 янв. и на авг. 1919 в Морском министерстве; янв. 1920 в Иркутске. Лейтенант (с 21 мар. 1919). в эмиграции в Югославии, на 8 окт. 1921 член отдела Общества русских офицеров в Королевстве СХС в Нови Саде. /60; 570; 627-60; 670-17

Мать Ольга Михайловна Лопатина - дворянка
https://bogatov.info/Genbase6?p=olga;n=lopatina


Родилась 19 октября 1898 юлианский (31 октября 1898). Умерла 5 февраля 1987 - Москва , в возрасте 88 лет
Родители
  • Михаил Лопатин, Дворянин 1864-1909
  • Александра Кугушева, Княжна

Дети дворян и графьев записывались в партизаны и Красную Армию. А дети увечных инвалидов-полковников артиллерии - в фашисткие диверсанты...
Выбор был и он определялся не возможностью заработка...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

О Илье Ильиче Толстом

https://www.kommersant.ru/doc/3266723


Мой дед, Илья Ильич, был личным адъютантом Каппеля, чуть не умер от тифа, его трижды выводили на расстрел, каждый раз он чудом спасался. Однажды его уже поставили к стенке, и дед вдруг начал ругаться отборнейшим матом, расстрельная команда опешила, стали разбираться, оказалось, свои — белые. В конце концов он добрался до Харбина, затем нанялся матросом, чтобы попасть в Европу, оказался в Италии, где видел, как начинал Муссолини, а оттуда уже приехал в Сербию — там нашли приют его родные. Как-то утром бабушка вышла на рынок в городке Србобран, увидела вдали человека в форме русского моряка и поспешила узнать, не встречался ли тот с Ильей Ильичом Толстым. Моряк обернулся — и это оказался ее муж.
Так вот, несмотря на все пережитое, Илья Ильич мечтал вернуться. И когда после войны Красная армия дошла до Сербии, они с братом Владимиром Ильичом написали письмо Сталину, просили разрешения вернуться и получили такое разрешение. Сталин якобы сказал: "Пусть их судит история". Им разрешили остаться в Москве, мой дед получил работу в университете, советские власти сделали из этого пиар-акцию.



П.С. Лопатина Ольга Михайловна вышла замуж за Илью Ильча в 1918 году

https://bogatov.info/Genbase6?p=olga;n=lopatina


Браки и дети
  • В браке с 9 июня 1918 юлианский (22 июня 1918) Илья Толстой, Граф 1897-1970 имели детей
  • Никита Толстой, Академик РАН 1923-1996
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Попартизаню чуток еще...

http://e-libra.su/read/486067-obraz-mira-v-tekste-i-rituale.html


Никите Ильичу Толстому самой судьбой, казалось, предопределено было стать славистом. Он родился в Югославии, в маленьком сербском городке Вршац, где теперь одна из улиц носит его имя, в семье русских эмигрантов, называвших себя беженцами. Его отец – внук Льва Толстого, белый офицер, окончивший Морской корпус, участник гражданской войны, адъютант Каппеля; после разгрома белой армии он попал в Харбин, затем завербовался матросом на итальянское судно и так перебрался в Европу и разыскал свою семью. Когда Н. И. окончил начальную школу, семья переехала в Белград, и Н. И. поступил в Русско-сербскую гимназию, где преподавание велось по программам дореволюционных классических гимназий. Аттестат зрелости он получил, когда немцы уже оккупировали Югославию. В 1942 г. семья переехала из Белграда в Воеводину, в г. Новый Бечей, там Н. И. присоединился к сербским партизанам, совершавшим нападения на немцев. Когда в октябре 1944 г. пришла Красная Армия, Н. И. вступил в ее ряды добровольцем и участвовал в тяжелых боях у озера Балатон, в сражениях за Будапешт и Вену. После войны семья получила разрешение вернуться на родину.

Статья длиннющая, но в ней есть интересная карта. Где отмечен славный город Вршац и дислоцирующаяся в нем немецкая дивизия Бранденбург
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%BE-%D0%BE%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F_%D0%AE%D0%B3%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B8%D0%B8





https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B1%D1%83%D1%80%D0%B3-800


Боевые действия в 1943—1944 годах


После того, как некоторые подразделения соединения особого назначения «Бранденбург» уже участвовали в антипартизанских операциях на оккупированных территориях СССР, с весны 1943 года большая часть «бранденбуржцев» была задействована в борьбе с партизанами на Балканах. Первый, второй и четвёртый полки вели кровопролитные бои в Хорватии, Сербии, Словении, Албании и Греции, в то время как третий полк выполнял аналогичные задачи в тыловых районах группы армий «Центр», на юге Франции и в Италии.
В апреле 1943 года 1-й и 2-й батальоны 4-го полка передислоцировались в Югославию. Это был не первый случай направления «бранденбуржцев» на борьбу с югославским движением Сопротивления. В период с 31 мая по 4 июня 1942 года 7-я рота полка «Бранденбург-800» безуспешно пыталась захватить в ходе операции «Форстрат» командующего Югославской армией на родине генерала Дражу Михаиловича. В то же время 7-я рота в начале июня отметилась в Среме сожжением села Гргуревци и расстрелом 257 сербских крестьян. Получив в начале мая задание захватить Михаиловича и понимая, что чисто военными методами достичь успеха в этом регионе невозможно, командир полка Фридрих-Вильгельм Хайнц без санкции руководства встретился 10 мая с командиром черногорских четников Павле Джуришичем. В ходе переговоров Джуришич предложил сотрудничество в борьбе с партизанами и создание сербского «Черногорского легиона» в составе дивизии «Бранденбург». Эта инициатива, однако, была отвергнута армейским командованием. Вслед за этим полк принял участие в операции «Шварц». Её планом предусматривалось, что «бранденбуржцы» уже на ранней стадии ликвидируют штабы четников и партизан. Задача эта, однако, не была выполнена. Михаиловичу удалось уйти в Сербию, а попытка захвата Верховного штаба Тито в районе Жабляка закончилась неудачей. С 15 мая «бранденбуржцы» были приданы 1-й горнострелковой дивизии на время операции «Шварц» и вели бои с партизанами в Сутейском ущелье Дурмитора. Как и ранее, «бранденбуржцы» частью сил действовали при полной маскировке.
В июне 1943 года абсолютное большинство подразделений дивизии «Бранденбург» было переброшено в Балканский регион на борьбу с партизанами. Батальоны и роты дивизии действовали во многих районах Албании, Греции и Югославии. С 14 по 21 июля 1943 года 9-я рота 4-го полка совместно с подразделениями 297-й пехотной дивизии приняла участие в операции «Моргенлюфт» (нем. Unternehmen «Morgenluft»), целью которой была определена ликвидация Михаиловича и его штаба в районе Равна-Горы (Западная Сербия). Как и в июне 1942 года, эта акция завершилась безуспешно.
После капитуляции Италии подразделения дивизии участвовали в операциях по разоружению частей итальянской армии на Балканском полуострове и на юге Франции. Так, в Южной Албании 2-й полк силами 1090 человек разоружил 14 000 военнослужащих 53-й пехотной дивизии «Ареццо».
В декабре батальоны дивизии «Бранденбург» во время операции «Кугельблиц» обеспечили захват моста в долине реки Лим возле города Приеполе и нанесли тяжёлые потери югославской 1-й Шумадийской бригаде.
С 9 апреля 1944 года 4-й полк был введён в бой против северного фланга ударной группы [К 6] в составе 2-й Пролетарской и 5-й ударной дивизий НОАЮ, совершивших 17 марта прорыв в Сербию. 11 апреля полк принял участие в контрнаступлении с целью окружения партизанских соединений в районе города Иваница (Моравичский округ). Хотя окружение не удалось, обе дивизии были вынуждены отступить в Санджак.
В мае 1944 года 1-й полк дивизии участвовал в амбициозной операции «Ход конём», целью которой было уничтожение Верховного штаба НОАЮ в городе Дрваре, а также находившихся при нём учреждений народно-освободительного движения Югославии и союзных военных миссий. С учётом возможности выхода партизанского руководства из-под удара штурмовых подразделений 500-го парашютно-десантного батальона СС, на полк возлагалась задача прочёсывания местности на направлениях возможных маршрутов движения Тито и его Верховного штаба. «Бранденбуржцы» действовали, применяя полную маскировку, однако не обеспечили желаемого результата — Верховный штаб НОАЮ успешно избежал захвата и уничтожения. В заключительном отчёте об итогах операции полк был подвергнут критике, которая отражала накопившиеся в течение нескольких месяцев проблемы с определением спектра задач, отвечающих его первичному назначению. Так, командование 15-го горнострелкового корпуса сетовало, что, с одной стороны, предложения об использовании полка по его основному назначению отклонялись командиром части, а с другой стороны, при использовании как пехотная часть в рамках операции «Ход конём» 1-й полк «ни на одном из участков не одолел противника». И хотя такое неудовлетворительное положение было в значительной степени связано с недостаточной численностью полка, автор доклада усматривал главную проблему в отсутствии чёткой боевой задачи, стоящей перед полком: полк должен был действовать одновременно и как обычная пехота, и как спецназ.
Участие «бранденбуржцев» в наступательных действиях на югославской земле завершалось боями в ходе операций «Рюбецаль» (13—26 августа), «Рюбеншницель» (26—30 августа), «Зейдлиц» (6—8 сентября) и «Циркус» (24—30 сентября). К этому времени военная обстановка на Балканах всё более обострялась ввиду роста сил НОАЮ и осложнения положения германских войск на Восточном фронте и в Италии. Не имея резервов, немцы были неспособны добиться превосходства над партизанами, набиравшими силу и организованность, характерные для регулярной армии. Тем не менее германское командование сконцентрировало ударную группировку численностью до 45 тысяч человек, в состав которой кроме других соединений и частей вошли 2-й полк и парашютно-десантный батальон дивизии «Бранденбург», и предприняли 12 августа концентрическое наступление на территории Черногории, Герцеговины и Санджака под условным названием «Рюбецаль». Перед участниками операции ставилась задача разбить 1-й Пролетарский и 2-й ударный корпуса НОАЮ, восстановить контроль над Санджаком и северо-восточной частью Черногории и тем самым пресечь наступательные намерения югославов. Бои длились до 26 августа.
Ввиду вхождения Красной армии на территорию Румынии и перехода последней на сторону антигитлеровской коалиции, немецкое командование было вынуждено, не достигнув ожидаемого результата, прервать операцию «Рюбецаль» и перебросить 1-ю горнострелковую дивизию в Южную Сербию. Оборона восточных рубежей Сербии теперь становилась главным приоритетом командования группы армий «F». За этим в августе последовала переброска парашютно-десантного батальона «Бранденбург» в Румынию, где он принял участие в оккупации Бухареста. В боях с частями Красной армии батальон был в дальнейшем полностью уничтожен в течение нескольких дней.
В начале сентября войска 2-го ударного и 12-го Воеводинского корпусов развернули наступление из Южной и Юго-Западной Сербии в общем северном направлении на Белград. Понеся большие потери в боях c ними в районе горы Рудник (Шумадия), 1-й полк дивизии «Бранденбург» был придан 7-й дивизии СС «Принц Евгений» и участвовал вместе с ней в безуспешной попытке окружения и уничтожения наступающих на Белград частей 1-го Пролетарского корпуса в ходе операции «Циркус». С конца сентября 1944 года полки дивизии «Бранденбург» как обычные фронтовые части вели оборонительные бои на Тисе и Дунае с войсками Красной армии.
В тяжёлых боях за Белград 1-й, 2-й и 4-й полки были частично уничтожены и прошли спешное пополнение и переформирование в октябре — начале ноября в городе Баден около Вены. Сразу после этого заново сформированная танково-гренадерская дивизия «Бранденбург» приняла участие в ожесточённых оборонительных боях с войсками Красной армии и НОАЮ в районе хорватских сёл Батина и Апатин. К концу ноября, по данным Белградского военно-исторического института, в её составе насчитывалось всего 130 человек, и она снова была отправлена на пополнение в тыл.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Что характерно... Приличные историки тоже стоят на той же точке отсчета что и я.
Выбор берега мало основывался на факторе большего материального достатка. Деньги - все ж были не основным. И ко второй половине 1943 года - все меньше стало именно материальной составляющей. Были варианты выскользнуть, если стало понятно что вляпался не за понюшку табаку. И первыми в этой партии ходили не белые...


http://e-libra.su/read/476264-russkiy-faktor-vtoraya-mirovaya-voyna-v-yugoslavii-1941-1945.html#
Алексей Юрьевич Тимофеев
Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии
...
Один из первых крупных антинемецких диверсионных актов произошел 5 июня 1941 г. в расположенном недалеко от Белграда городе Смедерево. В Смедеревской крепости немцы складировали свои трофеи — боеприпасы, принадлежавшие югославской армии. В результате взрыва на воздух взлетели значительная часть крепости, находившийся неподалеку от нее вокзал и центр города. Число погибших мирных граждан измерялось сотнями. Из-за стоявшей жары идентификацию погибших производили на скорую руку, большинство трупов просто свалили в общую могилу и засыпали известью. Организаторы диверсии остались неизвестными.
...

В Смедереве после взрыва царило всеобщее народное негодование против виновников трагедии, подогреваемое немцами, которые помогали гражданскому населению в лекарствах, в выделении пищевых запасов и в восстановительных работах. Комиссаром по восстановлению Смедерева стал Д. Льотич. Из участников расчистки завалов после взрыва в Смедереве, среди которых было немало членов организации «Збор», 14 сентября 1941 г. был сформирован Сербский добровольческий корпус (СДК) — самая надежная сербская антипартизанская часть под командованием немцев.
...
Намеренно суровая бомбардировка Белграда 6 апреля 1941 г.[16]была воспринята русскими да и остальным населением Сербии как «жестокая и бессмысленная»[17]. Белградская колония являлась одной из самых крупных в стране, поэтому эмигранты сполна заплатили свой долг смерти. Бомбовые удары уничтожали не только человеческие жизни. В огне пожаров пострадали и сербские (Народная библиотека, Патриархия и т. д.), и русские культурные учреждения. Было уничтожено здание, в котором располагался Институт имени Н.П. Кондакова, пострадала его библиотека, сгорело много книг, в огне пожара погиб секретарь института, ученый-исследователь истории кочевых народов Д.А. Расовский с молодой супругой[18].

Военнообязанные русские эмигранты явились на призывные пункты и честно выполнили свой долг, а около 12 % русских участников Апрельской войны погибли[19]. Но уже 17 апреля окруженная со всех сторон врагами королевская Югославия, чьи силы подтачивали и внутренние подрывные элементы (в первую очередь хорватская часть офицерского корпуса), не вынесла дальнейшего напряжения и сдалась. Из плена были отпущены югославские солдаты и офицеры хорватской, венгерской, немецкой, болгарской и румынской национальности. А русские солдаты и офицеры (173 человека) вместе с сербами оказались в немецких лагерях для военнопленных[20]. Большинство этих русских военнопленных (офицеры, военные техники, военные инженеры, пилоты и специалисты ПВО) оказались в крепости Колдиц,
...
Уже в начале мая Александр Иванов, белградский журналист и книготорговец, от имени делегации Русского национального комитета обратился с предложением своей помощи в организации единого Бюро по вопросам о русской эмиграции к военному коменданту Белграда, который направил обращение к специальному комиссару Белграда — Д. Йовановичу, а тот, в свою очередь, направил его в айнзатцкоманду Белграда. Вскоре, 7 мая 1941 г., А. Иванов передал в СД предложение о создании русского представительства в Белграде, вместе с благодарностями он получил ответ, что шаги в этом направлении уже предприняты, а его предложение будет принято к сведению[33].
Учреждение новой организации, которая занималась бы устройством жизни и защитой русских эмигрантов, связано с деятельностью генерал-майора Михаила Федоровича Скородумова (1892–1963)[34]. Михаил Федорович был офицером лейб-гвардейского Павловского полка, участвовал в Первой мировой войне с самого ее начала, несколько раз был ранен, попал в плен, пытался бежать, наконец был обменен и вернулся в 1917 г. в Петроград, участвовал в неудавшемся офицерском заговоре. С началом Гражданской войны М.Ф. Скородумов — ее активный участник, он отличился в ходе взятия Киева, Днестровского похода, обороны Перекопа. Далее типичная судьба — эвакуация в Галлиполи, затем в Болгарию, активная деятельность в РОВСе[35]. В 1921–1922 гг. происходит политическое сближение болгарского правительства под руководством лидера Болгарского земледельческого народного союза Стамболийского с Болгарской коммунистической партией. Стамболийский даже встретился с советскими делегатами на конференции в Женеве в апреле 1922 г. Сразу после этого положение эмигрантов в Болгарии резко ухудшилось, начались избиения русских офицеров на улицах и высылка неугодных[36].Генерал Скородумов был выслан болгарскими властями в Королевство СХС. В Белграде Скородумов занялся политической и общественной деятельностью.
...
Надо отметить, что в то время проживавшая в Югославии часть русской эмиграции, как и вся русская эмиграция в целом, фактически поделилась на две части — «оборонцев» и «пораженцев». Первые считали, что гитлеровская Германия стремится уничтожить Россию, вторые — что гитлеровская Германия стремится уничтожить лишь большевизм в России.
...
В конце весны 1941 г. (22 мая) приказом командующего немецкими вооруженными силами в Сербии была создана единая организация русских эмигрантов — «Бюро по защите интересов и для помощи русским эмигрантам в Сербии», начальником Бюро был назначен М.Ф. Скородумов. Постоянное местопребывание Бюро было определено в Белграде, в Русском доме имени императора Николая II, в помещении бывшей Государственной комиссии. С 11 июня 1941 г. Бюро включилось в обязательную регистрацию всех русских эмигрантов в Сербии, начатую по приказанию немецких властей управой города Белграда еще 22 мая, и выдачу каждому, достигшему шестнадцатилетнего возраста, специального постоянного удостоверения личности, которое по требованию германских властей являлось и удостоверением об арийском происхождении.
...
Уже 15 мая М.Ф. Скородумов опубликовал развернутый приказ № 1 по Бюро. В нем была представлена структура и изложены задачи деятельности Бюро. Указывалось, что Бюро будет иметь 6 отделов, которые возглавили следующие лица: канцелярия и финансовая часть — полковник Н.Л. Неелов, секретариат Бюро — капитан А.А. Обатуров, культурно-просветительные заведения — ротмистр И.В. Рычков (административно-хозяйственная часть), учреждения Российского Общества Красного Креста — профессор, доктор Н.В. Краинский (на него также возлагалось руководство научно-учебной частью всех русских учебных заведений и учреждений, носящих научный характер), административный отдел — сенатор С.Н. Смирнов, регистрация и печать — А.В. Ланин. Сообщалось о подготовке официального списка русских колоний на территории Сербии с обязательным утверждением начальников колоний, подотчетных М.Ф. Скородумову. На базе бывшего Русского научного института формировалось высшее научно-учебное заведение с подразделением на ученый и учебный отделы, с вхождением в него всех военно-научных и учебных сил под руководством профессора Н.В. Краинского. Русско-сербская гимназия в стенах Русского дома действовала беспрерывно до прихода советских войск в 1944 г. Летом 1941 г. была открыта и благотворительная столовая для беднейших русских эмигрантов.
...
Приказом начальника Бюро в Сербии подверглась реформированию сеть эмигрантских организаций в провинции, которые были объединены в 19 колоний по всей зоне немецкой оккупации. Центрами колоний стали: Белград, Петровград, Велика Кикинда, Дебеляча, Панчево, Вршац, Бела Црква, Смедерево, Младеновац, Лозница, Валево, Ужице, Чачак, Крагуевац, Кралево, Ягодина, Ниш, Заечар, Косовская Митровица[48].
...
После 22 июня 1941 г. немецкие власти в Сербии с все большей осторожностью стали присматриваться к поведению руководства Бюро русской эмиграции. Уже 20 июля 1941 г. в театральном зале Русского дома состоялась первая лекция «общеповторительных военных курсов» на тему «Ведение современных войны и боя», причем, как было написано в объявлении, «присутствие обязательно для военнослужащих всех родов войск»[50]. Позднее Бюро организовало и специализированные военно-морские, общеказачьи, административные и административно-полицейские курсы, педагогические курсы, курсы по восстановлению мостов для нужд возвращающихся в Россию; топографический отдел стал печать подробные карты европейской части России[51]. Процесс этот был инициирован Скородумовым и его соратниками в предвкушении скорого возврата в Россию после немецкой победы. Однако немцам эти идеи отнюдь не понравились.
...
В то же время — летом 1941 г. возникло сначала некоммунистическое (четническое), а потом и коммунистическое (партизанское) движение Сопротивления. В отличие от четников, чья тактика сводилась к выжиданию, партизаны сразу же после 22 июня 1941 г., получив распоряжение от Коминтерна, перешли к организации вооруженного восстания. При этом они начали восстание в Сербии с июля 1941 г. нападением не на немецких солдат, а на сербские полицейские участки и муниципалитеты, а также на отдельных «классовых врагов» коммунистической идеологии. В числе жертв этих нападений оказалось и несколько десятков русских эмигрантов с семьями, а еще большее число эмигрантов стали объектами физических и вербальных нападений, делавших их жизнь в провинции все более тяжелой[53]. Тем временем события развивались с пугающей быстротой. Взаимопонимание между русскими эмигрантами и сербским населением становилось с каждым днем все более призрачным. «Батюшка Сталин» и «Красная Армия» вызывали полностью противоположную реакцию у значительных масс сербского населения и убежденных антикоммунистов из рядов русской эмиграции. Белые русские воспринимались как кровные враги «Батюшки Сталина», по стране прокатилась волна убийств русских эмигрантов, не говоря уже о простых ссорах и избиениях на улицах. Убить вооруженного немецкого солдата, за которым стояла мощь вермахта, или даже сотрудника сербской полиции, обладавшего многочисленными друзьями и родственниками, способными и желавшими отомстить, было намного сложнее, чем вырезать беззащитную русскую семью, волей судьбы заброшенную в балканскую глушь. В своей послевоенной статье М. Скородумов пишет, что до конца лета «от рук сербских коммунистов… погибли около трехсот русских людей»[54].
Невозможно проверить точность этой цифры, однако ряд убийств, избиений и грабежей русских эмигрантов действительно зафиксирован в материалах СД, причем следует отметить, что до СД такие дела доходили только тогда, когда пострадавшие имели протекцию. В противном случае даже местные полицейские власти отказывались вести расследование, списывая дело на криминал, т. к. не желали привлекать к своему участку острый взгляд гестапо и сербской Специальной полиции.
Примером может служить трагический эпизод, о котором рассказала Нонна Белавина, дочь священника, отца Сергея Белавина, приехавшая к отцу в деревеньку Кула, близ города Пожаревац. «В девять вечера в канцелярию общины вошли три вооруженных человека и заставили казначея общины отвести их в квартиру отца Сергея. Под дулом винтовок казначей крикнул: «Отец Сергей!» — «Кто это?» — «Я, Бора». — «Входи, дверь открыта». Двое из нападавших вошли в дом и оставались там один час… Через час они снова вышли… священника ударами прикладов они принуждали идти с ними. Один из них нёс большой сверток с вещами, замотанными в простыню… В переулке священник попытался убежать, но был схвачен третьим нападавшим, который жестоко избил его прикладом… Вскоре собравшиеся крестьяне услышали оттуда, куда увели священника, выстрел… На теле покойного были обнаружены: прострельная рана… шея перерезана на глубину 5–6 см. Несколько проникающих ножевых ран в области груди… Отца Сергея похоронили… без священника, т. к. он был единственным священником поблизости»[55].Нонна Белавина была студенткой юридического факультета Белградского университета. А ее отцу Сергею Белавину было 49 лет, и 18 из них он проработал священником в разных сербских сельских приходах.
...
Вследствие разрастания партизанского восстания, к которому примкнули и четники, и просто возбужденные ненавистью к оккупантам сербские народные массы, ситуация в сербской провинции стала крайне сложной не только для немцев, но и для лояльных им элементов, в том числе — русских эмигрантов. Среди первых жертв русской эмиграции, павших от руки сербских повстанцев, были: Максим Тимофеевич Каледин, есаул Кубанского казачьего войска, Юстин Харитонович Мельник, младший унтер-офицер, Константин Николаевич Шабельский, ротмистр, Севастьян Степанович Годиенко, поручик[57]. В результате в провинции стали самоинициативно возникать отряды самообороны русских эмигрантов, формировавшиеся из лиц, умевших держать в руках оружие и имевших богатый боевой опыт. Типичным примером этого стали события в Западной Сербии»…Проживавшие в Шабаце казаки после убийства коммунистами пяти казаков с семьями сами взялись за оружие и, сформировав две сотни, под командой сотника Иконникова отбивались вместе с немецкими частями от наступавших и окружавших их коммунистов»[58]. Отряд под командованием Павла Иконникова включал в себя 124 казака и действовал до 12 октября 1941 г. В Восточной Сербии также были зафиксированы случаи самоинициативного создания эмигрантами отрядов самообороны в г. Бор[59]. Эта инициатива была на руку немцам, которые в Сербии не располагали крупными силами.
...
В результате всей этой ситуации начальник штаба военного коменданта Сербии полковник Кевиш согласился на предложение М.Ф. Скородумова создать воинское формирование из русских эмигрантов. Однако сам М.Ф. Скородумов, стремившийся «после ликвидации коммунизма в Сербии» повести корпус на Восточный фронт, выглядел в глазах немцев слишком инициативным для передачи в его руки военной силы. Чего стоил один приказ о формировании РОК, изданный 12 сентября 1941, в котором была объявлена мобилизация всех возрастов, от 18 до 51 г. В результате Скородумов и его окружение были отодвинуты от руководства эмиграцией и корпусом. Уже 14 сентября был запрещен печатный орган русской эмиграции «Русский бюллетень», а его ответственный редактор А. Ланин был взят под стражу[62]. Сам генерал Скородумов также был задержан «до выяснения обстоятельств». По воспоминаниям современников, осенью 1944 г. освобожденный от должности М.Ф. Скородумов публично заявил о том, что уходит с политической и общественной сцены и вернется в РОК рядовым, когда советские большевики придут в Сербию и будут выгонять оттуда немцев. В сентябре 1941 г. это заявление выглядело смешным, но М.Ф. Скородумову представилась возможность сдержать свое слово. До 1944 г. он жил на средства от небольшой сапожной мастерской, а в 1944 г. вновь вернулся в корпус рядовым и в его рядах покинул Сербию.
...
Во время оккупации в Югославии часть русских эмигрантов участвовали в создании нескольких военных частей, которые немцы использовали для борьбы против повстанцев. При этом русские военные и полицейские части использовались как против партизан, так и против четников. При этом операции РОК против ЮВвО проводились не только в 1941 г. во время восстания в Западной Сербии, но и в 1943–1944 гг.[69] Крупнейшей из таких частей был РОК, который и сербы, и русские эмигранты в разговорной речи называли на немецкий лад — «русский шуцкор». Несмотря на богатые фантазии М.Ф. Скородумова и на романтические ожидания жаждавших возврата в Россию первых военнослужащих РОК, немцы с самого момента основания и до конца оккупации Сербии считали, что РОК необходим для несения антипартизанской службы в Сербии. Поэтому с самого начала было отметено желание руководства РОК видеть его самостоятельным, и РОК был подчинен главному уполномоченному по хозяйственной деятельности в Сербии Ф. Нойхаузену.
...
В 1942 г. РОК был включен в состав вермахта и официально получил название «Охранный корпус» (до этого немцы называли это формирование «охранная группа»). В составе РОК было сформировано 5 полков, первый из них находился под командованием генерала Зборовского и состоял в основном из казаков. РОК никогда не функционировал как цельная боевая единица. Крупнейшей функциональной единицей корпуса были полки, которые целиком или частями придавались немецким и болгарским оккупационным дивизиям как вспомогательные военные части. В основном части корпуса охраняли кирпичные бункеры, защищавшие мосты и железную дорогу в долинах рек, несли вооруженную охрану рудников и фабрик Бора, Трепчи, Майданпека, Крупня и вместе с частями Сербской пограничной и государственной стражи Милана Недича и Сербского добровольческого корпуса Димитрия Льотича обороняли от прорыва партизан границы Сербии по рекам Дрина и Дунай. Время от времени небольшие части РОК использовались в качестве усиления для проведения местных операций зачистки при активизации повстанческого движения в самой Сербии. По мнению непосредственных участников событий, «…корпус получил важное стратегическое задание по охране самых чувствительных мест в хозяйственном механизме оккупированной Сербии»[72].

Изначально РОК формировался как добровольческая часть, но в то же время постоянным явлением были угрозы и шантаж по отношению к тем мужчинам-эмигрантам, которые, несмотря на подходящий возраст, отказывались служить в РОК. Со временем число мужчин-эмигрантов призывного возраста в РОК стало таким значительным, что уход РОК из Сербии нанес непереносимый удар по демографическому положению русской эмиграции. Кроме того, такая массовость вступления в часть, состоявшую на службе у немецких оккупантов, дополнительно ухудшила отношение сербского населения к русским эмигрантам. Уже в начале войны имели место убийства местными жителями находившихся на прогулке в городе в позднее время солдат РОК[73].
...
Еще одной относительно крупной русской эмигрантской военной частью в Югославии был батальон, а позднее полк «Варяг». Создание этой части явилось результатом деятельности «конкурентов» вермахта — СС, а точнее — командующего силами полиции и СС в Сербии группенфюрера Августа Мейснера, который выражал недовольство царившим в РОК русским духом, монархическим и недостаточно лояльным по отношению к нацистской идеологии[75].
Эту проблему немцы попытались решить с помощью вышеупомянутого М.А. Семенова. Семенов «обнаружил» у себя немецкие корни, получил статус «фольксдойче» и был формально зачислен в 7-ю добровольческую горную дивизию СС «Принц Ойген», формировавшуюся из воеводинских немцев. Став, таким образом, гауптштурмфюрером СС, М.А. Семенов к тому же смог добавить к своей фамилии приставку «фон» и получил немецкое гражданство. Таким образом, он стал подходящим человеком для формирования полицейских частей из радикально настроенной эмигрантской молодежи. В казармах РОК, располагавшихся на Банице, Семенов занялся пехотной подготовкой с контингентом... Для увеличения привлекательности службы в полиции окружение Семенова распустило слухи о том, что вроде бы формирующийся батальон готовится для особой операции на Восточном фронте — для десанта в районе Новороссийска. В результате всех этих ухищрений М.А. Семенову удалось сформировать батальон хипо («Русское хипо», как его называли эмигранты, от нем. Hilfe Polizei — вспомогательная полиция), который находился на бюджете Главного управления СС[76].После формирования, как это и планировалось, батальон получил статус вспомогательной полицейской части и был использован для борьбы против повстанцев в Сербии.
...
премьер Сербии генерал Милан Недич в весной 1942 г. подписал приказ об увольнении с государственной службы всех русских, независимо от того, имеют ли они статус беженцев или югославское гражданство. Например, один из русских полицейских чиновников, С.А. Голубев писал: «…по решению господина министра внутренних дел III № 285 от 18 мая 1942 г. я был уволен из государственной службы на основании § 104, п. 16 Закона о чиновниках как русский…»[102]Таким образом М. Недич пытался обеспечить трудовые места для масс сербских беженцев, прибывавших в страну из Хорватии.
...
Попытаемся реконструировать мотивацию столь высокой мобилизационной активности русской эмиграции. Прежде всего рассмотрим материальные стимулы. После массовых увольнений в Сербии и общего ухудшения уровня жизни в других балканских странах эмигрантам пришлось, заботясь о хлебе насущном для себя и своих близких, искать любую подходящую работу. В этих условиях служба в рядах РОК была сравнительно привлекательна.
...
С учетом искусственно завышенного валютного курса рейхсмарки (1 РМ=20 сербских динар)[107], этот уровень заработной платы был высоким. Например, в Белграде в то время можно было снять комнату за 275 динар в месяц, а 300 динар в месяц было достаточно для скудного питания одного человека (яйца, топленый жир, кукурузная крупа, фасоль, эрзац-кофе, вино, сезонные фрукты и овощи)[108]. Достаточно престижная в рамках русской колонии зарплата преподавателя русской гимназии в Белграде в то время составляла 1200 динаров в месяц[109]. Стоит отметить, что выплаты в РОК были несколько меньше, чем у их коллег по вермахту, но больше, чем у бойцов восточных батальонов и добровольческих легионов из подсоветских граждан. Рядовой и унтер-офицерский состав «ост-батальонов» получал около 30–42 РМ (54 РМ — на лица с семьей)[110]. В то же время заработная плата у русских эмигрантов во вспомогательных полицейских батальонах была еще больше, чем в РОК, что приводило к попыткам перевода в хипо отдельных военнослужащих из РОК[111].
...
С другой стороны, нельзя забывать, что к 1941 г. с момента окончания Гражданской войны прошло уже около двадцати лет и наемничество как вид заработка уже не могло быть популярным. Уже давно прошли времена полковника Миклашевского, совершившего с двумястами русскими солдатами и офицерами интервенцию и военный переворот в Тиране против левого правительства православного епископа Фана Ноли[112]. Хотя большая часть русских эмигрантов, прибывших в Королевство СХС, участвовали в Первой мировой и/или Гражданской войне (62 %), профессиональных военных среди них было относительно мало (всего 28,6 %)[113], т. к. большая часть царского кадрового офицерства была выбита в 1914–1918 гг. Среднее и младшее поколения эмигрантов полностью интегрировались в мирную жизнь и даже в случае увольнения могли сравнительно легко переехать в Германию и другие страны Западной Европы, где вследствие массовой мобилизации освободилось сравнительно много вакансий и русских эмигрантов принимали без особых затруднений[114]. Во время глобальной войны, в обстановке активных антипартизанских операций, в тяжелейших условиях горной местности, при противостоянии многочисленным, уверенным в правоте своей идеологии и решительным противникам военная служба не могла стать лучшим способом зарабатывания денег. Те, кто хотел обеспечить себя материально без особых проблем, не задерживались в РОК, даже если они туда случайно и попадали.
...
Стоит отметить, что дезертиры из корпуса вызывали ярко выраженные отрицательные эмоции у «патриотической» части эмиграции. Пример такого отношения к дезертирам привел в своих воспоминаниях Анатолий Максимов, который быстро разочаровался после прибытия в РОК, успешно сбежал из него и перебрался на работу в более безопасные условия в Германии и оккупированной Франции. Пятнадцатилетняя девушка из белградской семьи русских эмигрантов, куда Максимов пришел в поисках убежища, как к друзьям, была в ярости, узнав о его планах сбежать из РОК. Несмотря на неодобрение со стороны своих родственников, она пригрозила вызвать гестапо, а потом, немного успокоившись, сменила гнев на милость и просто выбросила «труса» из квартиры на улицу, нарушая не только правила гостеприимства, но и полицейский час[115].
Вступление в РОК, таким образом, вовсе не было «единственным способом» решения материальных проблем. Некоторые эмигранты, не желавшие идти в РОК, выехали на работу на территорию рейха. Например, на работу в Германию уехала дочь профессора Н.В. Краинского, которая забрала с собой и старого профессора. Следы этой сравнительно заметной эмиграционной волны сохранились в фонде местного отделения СД в Историческом архиве Белграда, т. к. каждый человек, претендовавший на рабочее место в Германии, получал в гестапо справку о политической благонадежности[116].

Помимо материальных причин, безусловно, должны были существовать и другие мотивы, которые влияли на решение русских эмигрантов после двадцати лет гражданской жизни вновь повесить на плечо винтовку. Участники антипартизанских частей указывали несколько мотиваций своих поступков нематериального характера. В качестве первичной причины называли желание защититься от партизанского и коммунистического террора. Случаи нападений на эмигрантов и их семьи в провинции, причем нападений как вербального, так и физического характера, действительно имели место[117]. Однако в действиях эмигрантов, безусловно, присутствовал и другой мотив — стремление вернуться на Родину, и при этом вернуться не бедными и раскаявшимися, а победителями, «на белом коне».
...
Исходя из парадигмы незаконченной Гражданской войны, эмигранты воспринимали партизан как носителей враждебной идеологии, а РОК считали колыбелью офицерских кадров для будущей «освободительной армии»[119]. Поэтому первыми солдатами РОК в сентябре 1941 г. стали не безработные и низкоквалифицированные рабочие без постоянных источников дохода (что типично для рядового состава наемных армий), а учащаяся молодежь, которая добровольно посещала военные курсы еще до войны. В рамках этих курсов гимназисты и студенты уже за пару лет до войны составили так называемую роту по домобилизационной подготовке молодежи, которую сформировал при IV отделе Русского Обще-Воинского Союза (далее — РОВС) полковник Михаил Тимофеевич Гордеев-Зарецкий. Офицерами и унтер-офицерами в этой роте были молодые, имевшие образование и рабочее место русские эмигранты, закончившие трехгодичные военно-учебные курсы РОВСа, которыми также руководил в Сербии Гордеев-Зарецкий[120]. Борьбу с партизанами Тито бойцы РОК воспринимали и рассматривали в некоем своем, глобальном аспекте, как местный фронт против распространения коммунизма и как подготовку к глобальной войне против "подрывной идеологии".
...
Близость солдат РОК к местной среде мы можем непосредственно проследить благодаря одному инциденту. Когда осенью 1944 г. танковые части Красной армии при поддержке авиации и артиллерии продвигались по Восточной Сербии, на их пути оказался Второй полк РОК. Тыловое подразделение с немолодыми офицерами и не очень рвавшимися в бой солдатами, значительную часть которых составляло пополнение из оккупированных Румынией областей Бессарабии и Украины, внезапно превратилось из тихого тылового гарнизона в передовую фронтовую часть, что привело к паническому бегству. Вследствие этого 8 октября 1944 г. штаб Второго полка получил приказ в течение получаса покинуть Пожаревац, т. к., по донесению сторожевых постов, к городу подходили советские танки. В спешке покидавшие город штабные подразделения оставили там часть материалов канцелярии Второго полка[122], которые захватили вошедшие в город партизаны. Благодаря этому, единственному в истории РОК случаю панического бегства в архиве Военно-исторического института в Белграде сохранился ряд штабных документов РОК, среди которых и папка с 52 личными делами унтер-офицерского и офицерского состава Второго полка РОК. Это собрание документов дает уникальную возможность проанализировать и обобщить биографические характеристики военнослужащих РОК.
Первое, что бросается в глаза при изучении этих документов, — преобладание лиц старшего возраста. Только один из них был представителем второго поколения эмигрантов, причем его отец служил вместе с сыном. Этим молодым человеком был Михаил Лермонтов, причем благодаря своему возрасту он единственный был направлен немцами на технические курсы и получил специальность радиста. Еще одна интересная общая характеристика этой группы — их семейный статус. Если счесть документы из Пожаревца достаточно репрезентативными, то можно утверждать, что русские эмигранты в РОК не были радикально настроенными одиночками, в большинстве своем это были люди семейные, причем обладали крепкими связями не только внутри эмигрантского сообщества, но и в рамках сербской среды. Из 52 досье только 36 % принадлежало холостякам, а 64 % лиц состояли в браке. Показательно, что треть состоявших в браке военнослужащих были женаты на сербках. Причем связи эти были не фиктивным сожительством, а реальными браками. Две трети детей, которые принадлежали лицам, чьи досье были захвачены в Пожаревце, родились в смешанных браках. Интересно, что дети из этих браков носили либо типично сербские имена, либо русские имена, «незаметные» в сербской среде, что может также послужить хорошим подтверждением вовлеченности их отцов не только в эмигрантское сообщество, но и в более широкую сербскую среду. Более того, учитывая, что абсолютное большинство (51 из 52) человек из доступного нам статистического материала имели высшее или среднее образование, мы можем утверждать, что уровень репродуктивности у них был намного выше, чем это было типично для эмигрантов их уровня образованности и для эмигрантов вообще.
...
Вот что писал 40-летний Павел Авчинников, выпускник Николаевского кавалерийского училища, активный участник гражданской войны, в эмиграции чиновник Министерства здравоохранения Королевства Югославия, своей горячо любимой молодой супруге Лепосаве Пешич, жившей со своими родителями в Панчеве, в рождественский сочельник из заснеженных гор Северо-Западной Сербии, где взвод Авчинникова участвовал в прочесывании района горы Мачков-Камен. Служба в РОК, «…полная опасности и трудов… ведется не известно для чего и для кого»; эмигранты, взявшие в руки оружие «… попали в омут, хотя и имели добрые намерения и желания…», и в результате им не осталось ничего, кроме как «…ждать развития ситуации и надеяться на лучшее»[138].
С ходом времени часть эмигрантов поняла и то, что немцы использовали их антикоммунистические настроения и разгоревшееся в Сербии и Югославии противостояние между коммунистами и антикоммунистами ради разжигания гражданской войны и ослабления давления на оккупационную машину.
...
Наконец, часть эмигрантов решались выступить против немцев с оружием в руках или даже создать подпольную организацию. Таковых, конечно, было меньшинство. Отдельные эмигранты ушли в партизаны. Кто-то из них сложил голову в почти полной анонимности, но двое достигли вершин в партизанской иерархии. Владимир Смирнов, выпускник технического факультета в Белграде, сорокадвухлетний преуспевающий инженер, ушел «в лес» в 1941 г., в 1942 г. вступил в КПЮ, а закончил войну генералом и начальником Технического отделения Верховного штаба НОАЮ. Федор Махин, бывший белый офицер, а в межвоенное время советский пропагандист, вступил в КПЮ в 1939-м, ушел «в лес» в 1941 г., в возрасте 59 лет. Махин служил при штабе переводчиком и сотрудником отдела пропаганды Верховного штаба НОАЮ.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Нескучное дело - история...


http://e-libra.su/read/476264-russkiy-faktor-vtoraya-mirovaya-voyna-v-yugoslavii-1941-1945.html#


Кроме координации материальной помощи частям НОАЮ, миссия генерала Корнеева и база в Бари имели и другие задачи, разведывательного характера. СССР стремился получить информацию об оккупированных немцами Балканах не только из донесений коминтерновских кадров. Поэтому отдельные группы офицеров РУ РККА сразу же после прибытия миссии Корнеева в Бари стали рассредоточиваться по всем Балканам. В воспоминаниях ветеранов службы радиосвязи военной разведки сохранились упоминания о том, что по прибытии миссии Корнеева в Юго-Восточной Европе заработала целая радиосеть: 2 радиоузла (один в Бари и один сопровождал Корнеева в Боснии, на Висе и в Румынии) и 12 радиостанций в Югославии (в Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Черногории, Боснии и Воеводине), а также в Албании и Греции. Таким образом, вне этой сети на Балканах оказались лишь Турция и Болгария, где в течение всей войны действовали советские дипломатические миссии[778]. Радиостанция, сопровождавшая генерала Корнеева, имела позывной «Пурга-1» и действовала из Дрвара очень активно: «Ежедневно 30–40 обязательных двусторонних сеансов связи, в том числе шесть сеансов и круглосуточный контроль на дежурных частотах с Москвой, четыре сеанса с радиоузлом ''Гроза-1'' и по 2–3 сеанса связи со всеми другими 12 радиостанциями миссии. Кроме того, в зависимости от обстановки радиооператорам узла часто приходилось проводить дополнительные сеансы связи с некоторыми корреспондентами. Радиоузел ''Пурга'' нередко выполнял также функции ретранслятора на радиолинии Каир — Москва. В целом радиообмен на радиоузле был очень интенсивным и составлял в среднем 12–18 тысяч пятизначных групп в сутки»[779]. Ясно, что миссия генерала Корнеева стала советским разведывательным центром, покрывавшим всю охваченную войной территорию Балкан.
При этом трудно сказать, была ли эта высокая активность «Пурги-1» дополнительным катализатором, подтолкнувшим немцев к проведению операции «Ход конем» (Rosselsprung) по высадке парашютного десанта на Верховный штаб НОАЮ, размещенный в Дрваре (Босния), с целью уничтожения или захвата Тито и союзных миссий. О подготовке немцев к этой операции генералу Корнееву стало известно за несколько недель до нападения, после чего глава советской миссии попросил Тито усилить меры безопасности и подготовить план эвакуации на случай неожиданного нападения немцев[780]. Однако десант высадили позднее — 25 мая 1944 г., когда осторожность руководства миссии и партизан ослабла. В то же время немцы замкнули кольцо окружения, а потом с массированным применением артиллерии и бронетехники стали ускоренно пробиваться на помощь к высаженному в район партизанского штаба десанту. Благодаря самоотверженности принявшего на себя основной удар батальона охраны штаба и слушателей офицерской школы маршал Тито, советская и британская миссии ускользнули от немецких парашютистов, но оказались в большом кольце немецкого окружения.
То, что случилось в последующие несколько дней, было по-разному отражено в воспоминаниях английских и советских участников событий. При этом отметим, что, к вящей подозрительности советской миссии начальник британской миссии Ф. Мак-Лейн и сын У. Черчилля за несколько дней до высадки десанта покинули расположение штаба Тито. Современные английские историки утверждают, что Британия не имела заранее точных данных о высадке десанта, хотя до них и до ходили некоторые обрывочные сведения[781]. Ф. Мак-Лейн в своих мемуарах опирается на донесения своего заместителя — Вивиена Стрита. По словам Мак-Лейна, после отступления Вивиен Стрит постоянно находился рядом с Тито. Спустя некоторое время Тито обратился к нему с просьбой эвакуировать его и его людей самолетом в Италию, пока ситуация не позволит им вернуться в Югославию. Вивиен Стрит немедленно послал радиограмму в Бари. Тем же вечером «Дакота» британских ВВС вывезла Тито, его овчарку Тигра, пять-шесть человек сопровождения, майора Вивиена Стрита и советскую миссию. Пилотировал «Дакоту» какой-то советский офицер, который «cлучайно получил это задание на вылет»[782]. Такая версия произошедшего до сих пор доминирует в англоязычной историографии[783].
Советская версия описывала события иначе. Реконструкция тех дней возможна на основании воспоминаний Корнеева, Зеленина и Шорникова (того самого пилота, который управлял «Дакотой», вывезшей из немецкого окружения маршала Тито и личный состав иностранных миссий), а также радистов РУ РККА[784].
Как только купола немецких парашютистов стали раскрываться над Дрваром, по приказу помощника начальника миссии по радиосвязи майора Л.Н. Долгова была уничтожена главная радиостанция миссии. После того как 25 мая «Пурга-1» исчезла из эфира, тревога была поднята и в Москве, и в Бари. В течение недели на Центральном радиоузле военной разведки пытались восстановить потерянную связь с «Пургой-1». О происходившем в Югославии было доложено лично Сталину, который поставил Генштабу задачу «выяснить обстановку и при необходимости оказать помощь товарищам»[785].
Тем временем события в Боснии развивались драматически — под прикрытием частей 1-го Пролетарского корпуса группе, собравшейся вокруг Тито и иностранных миссий, удалось пробиться в район Купрешко Поле, где было принято решение об эвакуации в Италию, а оттуда на подконтрольные союзникам югославские острова в Адриатическом море. При этом, согласно донесениям, поступившим к С.М. Штеменко, именно Н.В. Корнеев уговаривал маршала Тито временно покинуть Югославию, т. к. в сложившейся ситуации руководство действиями НОАЮ было затруднено, и существовала прямая угроза того, что немцам удастся выполнить «работу над ошибками».
Радиосвязь с базой в Бари и с Москвой удалось установить благодаря находчивости майора Долгова, который воспользовался аппаратурой находившейся в районе Купрешко Поле радиоточки «Вега». Для обеспечения связи радиостанцию подняли на вершину одной из самых высоких гор в округе, установили максимально высокую антенну. В радиограмме, отправленной «рано утром 2 июня», Долгов передал в Бари С.В. Соколову и в Москву просьбу выслать на Купрешко Поле самолет к 22.00 в ночь с 3-го на 4 июня. Однако ситуация осложнилась в результате того, что по решению руководства Советской миссии для надежности просьба о высылке самолета была продублирована через радиостанцию английской миссии в Югославии. При этом в радиограмме, принятой в Бари советским радистом А.М. Каргашиным, самолет в Купрешко Поле просили прислать в ночь на 4 июня, а в телеграмме английского командования, переданной Соколову, дата прибытия самолета указана на сутки позже — в ночь на 5 июня. При этом запросить уточнение было невозможно — после радиосеанса связь с миссией была потеряна[786].
Представитель английского командования на авиабазе в Бари капитан Престон запретил Шорникову преждевременный вылет. Однако С.В. Соколовым было принято решение послать самолет в любом случае, ориентируясь на дату, переданную «Вегой». Ленд-лизовскую «Дакоту» (Си-47) радикальным образом выпотрошили перед вылетом — извлекли из нее пассажирские сиденья, столики и все оборудование салона. Командир экипажа А.С. Шорников и второй пилот, Б.Т. Калинкин запросили разрешения на обычный разведывательный полет, но, находясь над Боснией, приземлились на площадку, подготовленную для них в районе Купрешко Поле находившимся при советской миссии в Боснии штурманом их экипажа — П.Н. Якимовым. В самолет А.С. Шорникова вошли 20 человек: маршал Тито, члены ЦК КПЮ Э. Кардель, А. Ранкович и И. Милутинович, начальник штаба НОАЮ А. Йованович, Н.В. Корнеев, Вивиан Стрит, сотрудники советской и английской миссий и любимая овчарка Тито по кличке Тигр, которая никак не хотела залезать в самолет. После того как важные пассажиры были выгружены на аэродроме в Бари, экипаж Шорникова выполнил еще один рейс на Купрешко Поле, причем на этот раз вместе летали и два английских самолета. Три «Дакоты» вновь сели на Купрешко Поле и вывезли еще около полусотни человек[787]. А утром в район Купрешко Поле уже вышли передовые части немецких войск[788].
Несмотря на эвакуацию самого Н.В. Корнеева? на оккупированной территории осталась обширная сеть советских миссий, которая даже расширила свою работу после того, как в течение лета 1944 г. к ним прибыло подкрепление[789]. В то же время эвакуированная часть миссии во главе с Корнеевым сопровождала Тито сначала в Италии, а потом на острове Вис, занятом союзниками и партизанами. Была значительно расширена и советская база в Бари, которая 15 июля получила свой сектор. Разместившимся на нем АГОН командовал полковник В. Щелкунов. Именно благодаря действиям АГОН начала еще больше расширяться сеть советских офицеров связи не только в Югославии, но и в Греции, и в Албании[790]. В июле 1944 г. в Москву отбыл генерал Корнеев, который 17 августа 1944 г. лично доложил Сталину о результатах миссии[791]. Остававшийся в то время на Висе Тито продолжал активно укреплять свои связи с английскими офицерами, что не могло вызвать особых симпатий у советской стороны[792]. Формально югославская территория острова Вис была превращена англо-американцами в настоящую военно-морскую базу, на которой роль партизан, не говоря уже о советской миссии, была довольно скромной[793].
 Поэтому уже 10 сентября на самолете Александра Шорникова с острова Вис в г. Крайова (Румыния), куда уже вступила РККА, перелетела большая часть персонала Советской военной миссии и там занялась подготовкой условий для размещения в Крайове маршала Югославии[794]. При этом уже в августе 1944 г. был определен расширенный список членов миссии, которая должна была разместиться в Крайове. Среди прочих в состав этой расширенной миссии вошел и новый начальник штаба миссии — И.Г. Старинов. И.Г. Старинов вместе с остальным пополнением для состава миссии прибыл в Румынию уже 8 сентября 1944 г. и активно включился в работу по подготовке базы, необходимой для размещения Тито и Советской военной миссии[795].
Кроме стремления вырвать из объятий англичан неожиданно удобно в них устроившегося лидера КПЮ, намерение советского руководства перебросить Тито в Румынию могло быть вызвано и другими причинами. Скорцени в своих воспоминаниях писал, что немцы узнали, где находится Тито, и начали подготовку к тому, чтобы исправить неудачу, потерпленную под Дрваром…[796] Как бы то ни было, очевидно, что советская миссия настаивала на скорейшем отбытии Тито с Виса[797].
Ф. Мак-Лейн вспоминал, что для него исчезновение Тито с Виса было полной неожиданностью. Как-то утром заместитель Ф. Мак-Лейна Вивиен Стрит пошел к месту, где проживал Тито, и убедился, что маршал НОАЮ пропал. Вместе с маршалом исчезли и высокопоставленные люди из его окружения: «Расспросы о том, где может быть Тито, дали лишь неопределенные ответы. Это был старый способ, такой знакомый по московским дням: болеет, занят, вышел погулять… В дальнейшем в ходе расследования было выяснено, что какой-то неопределенный русский самолет прилетел на Вис и потом улетел, вероятно, с Тито»[798]. Джилас также вспоминал о резком и таинственном отъезде Тито с острова вместе с Корнеевым и Милутиновичем[799]. Еще более детально атмосферу отъезда Тито с Виса передал советский пилот П.М. Михайлов из АГОН, осуществивший эвакуацию. Поздно вечером 18 сентября Михайлов и его второй пилот Павлов получили приказ вылететь с острова Вис на материк в зону расположения РККА. Вылет был запланирован в 3 часа ночи. Летчикам было приказано взлетать, не зажигая огней, без получения разрешения аэродромного начальства (союзников) на взлет. Когда Михайлов вошел в самолет, он с удивлением увидел, что в кабине уже сидит один неизвестный ему пассажир в сером плаще и со звездочкой на пилотке. Михайлову захотелось подойти к пассажиру и узнать, что он делает в самолете. В то же мгновение он почувствовал прикосновение чьей-то руки и за спиной увидел полковника из советской миссии, который коротко приказал: «Занимайтесь своим делом!»[800]. В ту же ночь «Дакота» с Тито приземлилась на погруженный во мрак советский полевой аэродром в Крайове.
...
По мнению К.В. Волкова, последнего крупного советского специалиста в области Второй мировой войны на Балканах и бывшего директора Инслава РАН, до сих пор недоступна исследователям стенограмма беседы Сталина и Тито осенью 1944 г., которая хранится в Архиве Президента РФ. При этом уже опубликованы стенограммы более поздних бесед, как, например, запись разговора И.В. Сталина с Тито от 27 мая 1946 г., хранящаяся там же[809].
Из Москвы Тито вернулся в Крайову, откуда вместе с Советской миссией он перебрался в г. Вршац, который к тому времени уже освободили войска маршала Р.Я. Малиновского. Затем лидер КПЮ в сопровождении Советской миссии перебрался в Белград, освобожденный от немцев войсками обещанного Сталиным механизированного корпуса генерала Жданова. Вместе с Тито и Советской миссией в пригород Белграда Панчево перебрались и советские радисты с новой радиостанцией. Вместо «Пурги» в эфир вышла новая мощная радиостанция cоветской миссии в Югославии — «Альфа», вновь ставшая центральным радиоузлом разветвленной советской радиосети на Балканах. Впоследствии «Альфа» стала радиостанцией советского посольства в Югославии.
...
...недалек от истины профессор истории Белградского факультета Никола Самарджич, который, выступая по радио в 2007 г., констатировал, что «Сербия разделилась по вопросу о том, началась ли оккупация в 1941 г. или вхождением южного фланга Красной армии в 1944 г. Для некоторых это был намного худший вид оккупации, так как последствия были намного более тяжелыми».
...
Неизбежность вхождения РККА в Югославию была очевидна еще до того, как ночью 18 сентября советская «Дакота» с маршалом Тито на борту вылетела с о. Вис в сторону Румынии[827].
 Еще в конце августа 1944 г. немецкий оккупационный аппарат начал готовиться к эвакуации Белграда[828].
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И получается инвалид Михаил Степанович Стахов прожил замечательно долгую жизнь.
До прихода Красной Армии в Югославию (сентябрь 1944 года) - он все еще был певцом церковного хора...

http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:SJalxTGKX7QJ:e-lib.gasu.ru/konf/mak/arhiv/2007/32.doc+&cd=16&hl=ru&ct=clnk&gl=ru
Русское духовенство и русские церковные приходы
в Воеводине (1920-1950-е гг.)
А.Б. Арсеньев
(Нови-Сад, Сербия)

В городе ВРШАЦ с 1921 г. по 1932 г. русская домовая церковь во имя Св. Иоанна Златоуста располагалась на квартире полковника Михаила Степановича Стахова. Алтарные иконы писали Георгий Александрович Самонов, известный в России скульптор и живописец, и полковник М.С. Стахов (церковный староста). Вступив на новооснованную Банатскую кафедру СПЦ, епископ Георгий (Летич) дал в пользование русскому церковному приходу старый храм Всех Святых при входе на Православное кладбище. Настоятелями этих русских храмов были о. Зосима (Валяев), архимандрит Мелитон, игумен Никон (Ордовский-Танаевский) (с 1935 г. по 1937 г.), протоиерей о. Владимир Востоков (с 1937 г. по 1944 г.). Перед освобождением города в сентябре 1944 г. о. Владимир покинул пределы Югославии, и русские богослужения прекратились.
На протяжении всего периода существования русской церкви в Вршаце постоянными членами церковного хора оставались Сергей Григорьевич и Глафира Ипполитовна Балицкие, Нина Александровна Лукина, Антонина Ивановна Рогаткина и Михаил Степанович Стахов.
До середины 1930-х г.г. хором в сербском соборном храме управлял русский регент Курагин, а с 1936 г. по 1941 г. протодьяконом и регентом был Иван Федорович Котов, обладавший голосом редкой красоты (тенор).
Метрические книги русского прихода в Вршаце не сохранились.



В сентябре 1944 года его единственный сын был уже под следствием и его СМЕРШовцы раскручивали на дачу показаний. И семье скорее всего уже было донесено, что он десантировался неудачно...


Мне было любопытно - как относился к немецкой оккупации настоятель православного храма в Вршаце. Ну чтоб понять, на что он подвигал проповедями.
Итак, протоиерей о. Владимир Востоков был настоятелем с 1937 по 1944 г.г. и был он выдающимся оратором и проповедником.
https://rusk.ru/st.php?idar=103599


Известно, что
https://cyberleninka.ru/article/n/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-zagranitsey-i-ee-obschiny-v-yugoslavii-v-gody-vtoroy-mirovoy-voyny-1/viewer



В немецких архивных документах говорится, что в том же 1943 г. 75-летний протоиерей Владимир Востоков из Вршаца лично писал Гитлеру и предлагал свою службу в области пропаганды. Впрочем, согласно письму германского МИДа от 5 ноября 1943 г., информаторы СД полагали, что этот священник заинтересован, прежде всего, в немецкой визе, чтобы приехать к своей дочери в Берлин.
...

По свидетельству настоятеля белградского храма Пресвятой Троицы протоиерея Иоанна Сокаля примерно за три недели до прихода советских войск (на самом деле за месяц с лишним — 7 сентября) митрополит Анастасий собрал русское духовенство и убеждал священников уехать вместе с ним в Германию, но большинство священнослужителей осталось в Югославии. Всего же из страны тогда уехали на Запад более пяти тысяч русских эмигрантов (не считая военнослужащих Русского корпуса и 15-го кавалерийского казачьего корпуса), в том числе — протоиереи Владимир Востоков, Даниил Думский, Василий Бощановский, священники Сергий Селивановский, Симеон Судоргин, Георгий Горский, Павел Проскурников, Сергий Липский, Николай Чистяков и некоторые другие.
Протоиерей Владимир Востоков в своей неопубликованной рукописи «Из Югославии в Австрию» вспоминал, что 7 сентября 1944 г. местный сербский епископ сказал ему: «Сейчас же уезжайте из Вршаца… Большевики приближаются и Вас убьют немедленно, не красное войско, а местные бандиты. Сербы церковные Вас любят, а бандиты ненавидят». К тому времени дочь о. Владимира была вынуждена покинуть службу в канцелярии сербского Министерства народного просвещения из-за начавшихся кровавых столкновений в Белграде, и в ночь на 8 сентября протоиерей с последним военным поездом уехал в Австрию.

Нигде от них не скрыться...

https://cyberleninka.ru/article/n/russkaya-pravoslavnaya-tserkov-zagranitsey-i-ee-obschiny-v-yugoslavii-v-gody-vtoroy-mirovoy-voyny-1/viewer



Интересно отметить, в период пребывания Синода в Карлсбаде в одном здании с ним проживала группа бывших катакомбных священнослужителей выехавших с оккупированной территории СССР (из Смоленска): архимандрит, игумения и архидиакон Анастасий, которые, по свидетельству Елены Николаевны Лопушанской119, были специально засланными советскими агентами.

Е.Н. Лопушанская (Е. Лопе) лично видела этих людей в Карлсбаде и позднее, в письме протоиерею Димитрию Константинову от 14 декабря 1966 г. сообщила:
«Много позже, уже в Америке, я встретилась с игуменией Эмилией… Мы с ней часто беседовали, и она рассказала мне конец истории с тройкой катакомбной церкви. Когда фронт начал быстро продвигаться к Карлсбаду, Граббе отправился искать новое местопребывание, а митр. Анастасий остался в Карлсбаде.
Напомню Вам, что в Мариенбаде… находился штаб ген. Власова. В один прекрасный день архидиакон Анастасий явился к митр. Анастасию в форме НКВД и сказал ему, что ничего дурного ему не сделают. Еще бы! Под покровом Синода года три в Югославии и около года в Германии в самое горячее с военной точки зрения работала шпионская группа, не вызывая никаких подозрений! Митр. Анастасий был очень огорчен и сказал, чтобы ему никогда не говорили об этой группе и не напоминали. Это понятно. Игумения оказалась просто женой архи-
мандрита, а архимандрит таковым вовсе не был… Я описала этот случай арх. Афанасию, которого знаю по Гамбургу. Он был тогда на сессии Синода,... и он спросил об этом Граббе. Тот ответил: «Если они сумели провести гестапо…Они жили в одной гостинице с нами»120.
Теоретически существование такой советской разведгруппы под видом представителей духовенства в Карлсбаде было вполне возможно, так как подобные группы действовали на оккупированной территории СССР (например, в г. Калинине при епископе Василии (Ратмирове) осенью 1941 г.). Утверждение же Е.Н. Лопушанской, что данная группа функционировала в Югославии при Архиерейском Синоде чуть ли не с 1942 г. и была эвакуирована с ним в Германию, архивными документами не подтверждается. В частности, в списке 14 персон, переехавших вместе с митрополитом Анастасием из Белграда в Вену, этих трех лиц не было121. К тому же германские власти, за редчайшими исключениями, не разрешали приезжать священнослужителям с оккупированной территории СССР в Югославию, и, напротив, осенью 1944 г. в Судеты прибыла большая группа эвакуированных с Востока православных священнослужителей: украинских, белорусских и русских.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Что характерно...
...

http://e-libra.su/read/476264-russkiy-faktor-vtoraya-mirovaya-voyna-v-yugoslavii-1941-1945.html#
Алексей Юрьевич Тимофеев
Русский фактор. Вторая мировая война в Югославии
...

Еще одной относительно крупной русской эмигрантской военной частью в Югославии был батальон, а позднее полк «Варяг». Создание этой части явилось результатом деятельности «конкурентов» вермахта — СС, а точнее — командующего силами полиции и СС в Сербии группенфюрера Августа Мейснера, который выражал недовольство царившим в РОК русским духом, монархическим и недостаточно лояльным по отношению к нацистской идеологии[75].
Эту проблему немцы попытались решить с помощью вышеупомянутого М.А. Семенова. Семенов «обнаружил» у себя немецкие корни, получил статус «фольксдойче» и был формально зачислен в 7-ю добровольческую горную дивизию СС «Принц Ойген», формировавшуюся из воеводинских немцев. Став, таким образом, гауптштурмфюрером СС, М.А. Семенов к тому же смог добавить к своей фамилии приставку «фон» и получил немецкое гражданство. Таким образом, он стал подходящим человеком для формирования полицейских частей из радикально настроенной эмигрантской молодежи. В казармах РОК, располагавшихся на Банице, Семенов занялся пехотной подготовкой с контингентом... Для увеличения привлекательности службы в полиции окружение Семенова распустило слухи о том, что вроде бы формирующийся батальон готовится для особой операции на Восточном фронте — для десанта в районе Новороссийска. В результате всех этих ухищрений М.А. Семенову удалось сформировать батальон хипо («Русское хипо», как его называли эмигранты, от нем. Hilfe Polizei — вспомогательная полиция), который находился на бюджете Главного управления СС[76].После формирования, как это и планировалось, батальон получил статус вспомогательной полицейской части и был использован для борьбы против повстанцев в Сербии.
...



Опять стрелочка на Вршац
https://www.srpska.ru/article.php?nid=22730
Владичански-двор в Вршаце
Городок Вршац в Банате один из самых известных и крупных виноградарских районов в Сербии. Новейшая история города неподалеку от границы с Румынией началась в 1716 году, когда австрийский военачальник Эуген Савойский изгнал турок из этих краев, куда вскоре прибыли колонисты из Германии, Франции, Италии и Испании, главным образом, виноградари. Одновременно в Вршац переселилось и много ремесленников и купцов из Сербии. В то время, кроме сербского Вршаца сформировалось и поселение немцев и в конце 18 века Вршац был единственным городом, в котором у власти были и сербы, и немцы.
К старейшим, но и самым красивым зданиям относится Владичански-двор, который владыка Йован Георгиевич из Вршаца с разрешения императрицы Марии-Терезии построил в 1759 году как резиденцию банатских епископов...Во время Второй мировой войны в этом здании размещался штаб дивизии «Принц Эуген». После войны дворец был национализирован и превращен в приют.

https://ru.wikipedia.org/wiki/7-%D1%8F_%D0%B4%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F_%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%8F_%D0%A1%D0%A1_%C2%AB%D0%9F%D1%80%D0%B8%D0%BD%D1%86_%D0%95%D0%B2%D0%B3%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9%C2%BB

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Устав гадать на кофейной гуще про биографию Ивдельского узника из Северной группы "Ульма", я отважно обратилась к автору книги "Урал под прицелом. Операция "Ульм"" Владимиру Викторовичу Кашину. Оказалась, что я совершенно верно проинтуичила про Стахова Н.М.


http://gurkhan.blogspot.com/2015/07/blog-post_28.html


Вот что писалось в этой книге о Стахове.

Подпоручик Стахов

Как источник информации Н.М. Стахов вызвал недоверие из-за сокрытия истины во время следствия, а местами - откровенного вранья.
На первых допросах в Смерше в июне 44-го арестованный диверсант убавил себе возраст на три года. Поэтому получилось, что за границу России (б. Российской империи) он последовал вместе с отцом и младшими сестрами безусым юнцом с четырьмя классами образования. Таким образом Николай Михайлович хотел выпасть из архивного файла истории в качестве участника Гражданской войны, опасаясь послевоенного возмездия Советской власти за участие в кровопролитных боях на стороне белых. 
Далее Стахов позволил себе «забыть» значительный период своей службы в немецкой вспомогательной полиции на территории оккупированной Югославии в 1942-43 гг. Сокрытие службы в армии Врангеля* и в Русском Корпусе (т.н. Шутцкор) определялось выбранной линией защиты и по-человечески это еще можно понять.
...
Через три года Стахов вернулся в лоно семьи и тихий Вршац, где по ходатайству отца его взяли счетоводом в службу тяги Югославской королевской железной дороги. Работу на государственном предприятии он потерял в связи с сокращением штата в начале 42-го.
Так сорокалетний эмигрант стал безработным в чужой стране во время оккупации Югославии немцами. Логика полномасштабной бойни толкала бывшего русского военнослужащего вновь кормиться военной службой.
...
Все это время Стахов оставался неотъемлемой частицей большой колонии русских, которые имелись во всех городах Югославии, где они продолжали сохранять свои церковные и культурные традиции. ...
В русской колонии  Вршаца председательствовал бывший полковник Русской императорской армии Саблин, командовавший в Первую мировую войну артиллерийским полком. Помимо зарплаты, формируемой из взносов, он получал еще 400 динаров от правительства Югославии за инвалидность.
Зимой 1941-42 гг. среди русской колонии Вршаца прошел слух о вербовке неким русским капитаном на немецкой службе Семеновым в полицейскую роту, которая собиралась на оккупированную территорию Советского Союза.
... Намереваясь попасть на работу в Россию, Стахов обратился за протекцией к руководителю русской колонии А.П. Саблину, который лично знал М.А. Семенова по службе в императорской армии.
Спустя некоторое время в квартиру Стахова явился вербовщик Чухнов*, предложивший службу в немецкой вспомогательной полиции ХИПО (хильвсполицай). Безработный выехал в Белград на личную встречу с капитаном Семеновым с рекомендациями полковника Саблина от местной общины и инженера Петрова от Союза русской молодежи.
...
 


И как все это рассказанное Ивдельлаговским узником укладывается на исторические факты?

Никак. Во Вршаце был штаб дивизии «Принц Эуген», куда как раз и рекрутировался замечательный фон Семенов, которому в свою очередь неоднократно приходилось топтать лестницы Владичански-двора и некривые улочки Вршаца с возможностью напрямки познакомиьбся с семейством церковного старосты Стахова Михаила Степановича. У меня крепкое сомнение, что он занимался тяжким трудом землемера, если еще будучи в Одессе успешно имел сапожную мастерскую. Тем паче сам М.Ф. Скородумов не сторонился этого бизнеса и вполне себя кормил этим предприятием.

Раз Стахов имел опыт РОК (Русский Корпус ,т.н. Шутцкор), значит он сначала был принят туда, а потом переведен в батальон хипо. Это опять же не требовало ничего, акромя соблюдения формальных правил приема. Никакой протекции.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...


И как все это рассказанное Ивдельлаговским узником укладывается на исторические факты?

Никак. Во Вршаце был штаб дивизии «Принц Эуген», куда как раз и рекрутировался замечательный фон Семенов, которому в свою очередь неоднократно приходилось топтать лестницы Владичански-двора и некривые улочки Вршаца с возможностью напрямки познакомиться с семейством церковного старосты Стахова Михаила Степановича. У меня крепкое сомнение, что он занимался тяжким трудом землемера, если еще будучи в Одессе успешно имел сапожную мастерскую. Тем паче сам М.Ф. Скородумов не сторонился этого бизнеса и вполне себя кормил этим предприятием.

Раз Стахов имел опыт РОК (Русский Корпус ,т.н. Шутцкор), значит он сначала был принят туда, а потом переведен в батальон хипо. Это опять же не требовало ничего, акромя соблюдения формальных правил приема. Никакой протекции.


Какие могут быть слухи, если о наборе в батальон хипо печатали в газете как раз и именно РОК (РОК, РГЗО, Русский корпус, Шутцкор - это четыре названия одного и того же), а Стахов и служил в РОК некоторое время.
http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5574.msg91892#msg91892


17 июня в выходившем в Белграде печатном органе РГЗО «Ведомости  охранной  группы»  было  помещено  сообщение,  позволяющее ознакомиться с порядком и условиями приема в рассматриваемое  формирование:  «В  настоящее  время  в  Белграде  формируется русско­немецкий  военно­полицейский  батальон  под  управлением «СС­войск».  […]  Принимаются  лица  немецкого  происхождения  или имеющие  немецкую  кровь  (мать,  бабка,  прабабка) или  женатые  на немках.  […]  Обучение  в  батальоне  на  немецком  языке  немецкими офицерами.  При  обучении  изучается  и  немецкий  язык.  Из  чинов Охранной Группы никто не может поступать в батальон без разре­шения начальника Группы».

Замечательный фон Семенов сам был тем еще супчиком

Он  родился  18 ноября 1894 г. в Петергофе в семье офицера. После окончания I кадетского  корпуса  поступил  в  Александровский  лицей,  обучение  в котором  бросил  в  1915  г.,  чтобы  записаться  в  Павловское  военное училище. После его окончания в том же году фельдфебель Семенов был направлен на фронт в лейб‐гвардии Егерский полк 1‐й гвардейской пехотной дивизии. К 1917 г. он смог дослужиться до поручика,  исполнял  должность  полкового  адъютанта,  был  награжден  орденами  св.  Станислава  III  степени  с  мечами  и  бантом  и  св.  Анны  IV степени  с  надписью  «За  храбрость».  Служил  в  армиях  Деникина  и Врангеля, до апреля 1919 г. – в роте особого назначения, прикомандированной  к  отряду  по  охране  членов  императорской  фамилии,  а затем  –  на  должности  начальника  команды  разведчиков  Сводногвардейского полка. Дослужился до капитана. В эмиграции проживал в Осиеке, где в 1921‐1923 гг. выступал в  балете  и  работал  режиссером  в  городском  театре,  но  затем  женился  на  местной  немке  Аните  Кайзер  и  благодаря  этому  браку стал  владельцем  крупной  мебельной  фабрики  «Кайзер‐Семенофф».
Принимал  активное  участие  в  политической  жизни  русской эмиграции:  будучи  участником  монархического  движения,  делегировался  на  зарубежный  съезд  1926  г.  в  Париже.  Позднее  состоял членом  Национального  союза  русской  молодежи  (возглавлял  городское отделение Осиека), из которого вышел в 1933 г., и Российского Имперского союза‐ордена. Кроме того, Семенов состоял в совете  белградского  отделения  Торгпрома  (эмигрантской  организации русских торговцев и промышленников). Играл большую роль и в  жизни  русской  общины  Осиека  –  с  1930  г.  до  начала  войны  занимал  пост  председателя  русской  колонии  города.  По  данным  послевоенных  югославских  спецслужб,  поддерживал  тесные  связи  как  с югославской полицией, так и с подпольной хорватской организацией усташей.


Его пример в том как получить немецких кровей без особых проблем - путем женитьбы на немке: очень годился Ивдельскому узнику. Единственное что нужно было - это разрешение перевода из РОК в хипо от начальства РОК.

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Весьма примечательно то, что...

https://biography.wikireading.ru/109958


СЕМЕНОВ Михаил АлександровичПолковник Вермахта
Полковник ВС КОНР
Родился в 1894 г. в Санкт-Петербурге. Русский. Из семьи офицера Русской Императорской Армии. В 1912 г. окончил 1-й кадетский корпус в Санкт-Петербурге и поступил в Императорский Александровский Лицей. В 1914 г. поступил вольноопределяющимся в Павловское военное училище, не окончив лицейского курса. В 1916 г. выпущен в Лейб-Гвардии Егерский полк на должность адъютанта полка. В 1917 г. сдал экстерном экзамены за курс Императорского Лицея. С 1918 г. — в Добровольческой армии генерал-лейтенанта А.И. Деникина, участник Гражданской войны в рядах 1-го Сводно-гвардейского полка Сводно-гвардейской пехотной дивизии генерал-майора П.С. Оссовского. Участник боевых действий в Таврической, Полтавской, Киевской губерниях, занимал должность начальника полковой команды конных разведчиков. Эвакуировался в ноябре 1920 г. в составе Русской армии генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля в Галлиполи. С 1922 г. проживал в Королевстве СХС в г. Осиеке (Хорватия, восточнее Загреба). Участник Зарубежного съезда 1926 г. в Париже. В конце 20-х гг. возглавил отделение Союза Русской Национальной Молодежи Югославии, явившегося одним из инициаторов создания 1–4 июля 1930 г. в Белграде Национального Союза Русской Молодежи (НСРМ, НСНП, НТСНП). Однако после смещения Председателя НСНП герцога С.Н. Лейхтенбергского в конце 1933 г. и назначения по инициативе Исполнительного Бюро НСНП Председателем Союза В.М. Байдалакова членство в НСНП прекратил. Активный участник монархических легитимистских организаций Зарубежья. После оккупации Югославии весной 1941 г. установил тесные дружеские связи с представителями VI Управления Имперской Безопасности (РСХА). Летом 1942 г. организовал в помещении Гвардейских казарм на Баннице в Белграде штаб по формированию добровольческого русского отряда вспомогательной полиции в составе 3 рот, который пополнялся выпускниками русских учебных заведений, выпускниками военно-училищных курсов РОВС, чинами 10-го добровольческого сербского отряда коменданта Лаутнера организации «ЗБОР» Д.В. Летича и др. Весной 1943 г. выехал в Германию, где в Зоннеберге (к югу от Эрфурта) в лагере службы «Цеппелин» подготовил из добровольцев 2 группы парашютистов, заброшенных в глубокий советский тыл летом 1943 г., сотрудник «Цеппелина» в чине гауптштурмфюрера СС. Осенью 1943 г. из оставшихся добровольцев, набранных из молодежи русской диаспоры в Югославии и лагерей военнопленных, при содействии коменданта лагеря «Цеппелина» штурмбанфюрера СС Курека приступил к формированию особого СС полка «Варяг». Сформировал 1-й батальон под командованием капитана А. Орлова, участвовавший в боевых действиях против частей НОАЮ И.Б. Тито с начала 1944 г. В течение первого полугодия сформировал 2-й и 3-й батальоны, перенес штаб формирования в Любляну (Словения, к западу от Загреба). Принял немецкое подданство. В 1944–1945 гг. последовательно был произведен в чины майора, оберстлейтенанта и оберста[253]. Командовал полком в период активных боевых действий против партизан в Словении в 1944–1945 гг. Весной 1945 г. заявил о юридическом подчинении полка Вооруженным Силам КОНР генерал-лейтенанта А.А. Власова. 6–7 мая сосредоточил батальоны полка в Любляне и приказал подчиненным снять знаки отличия Вермахта. В период 9-15 мая организовал сдачу полка в районе Клагенфурта (Австрия, юго-западнее Граца) представителям 5-го корпуса 8-й британской армии. После капитуляции и отделения офицерского состава полка от нижних чинов добился гарантий убежища для офицеров из числа русских эмигрантов, однако не смог предотвратить насильственную репатриацию 150 офицеров, унтер-офицеров и солдат из числа советских граждан. В 1945–1946 гг. находился в британском плену, затем был освобожден. После войны, в конце 40-х гг. эмигрировал в Бразилию, где вел большую общественную работу. Являлся председателем Обще-Кадетского Объединения, товарищем председателя Союза военных инвалидов и ктитором храма св. преподобного Сергия Радонежского.
В 1916–1945 гг. имел следующие награды за отличия: орден св. Станислава III ст. с мечами и бантом, св. Анны IV ст. с надписью «За храбрость», орден св. Саввы IV ст. Королевства СХС, Железные кресты 2-го и 1-го класса и др.
Умер 4 февраля 1965 г. в г. Сан-Пауло.
Т.Е. тот самый Печорский десант был детищем в том числе и фон Семенова.

Самое замечательное, что ведущие историки от ФСБ как-то отцепляют этот удачно-неудачный десант от предприятия Цеппелин. Я сильно удивилась, когда Кашин В.В. при переписке заявил, что Печорский десант никак к Цеппелину не относился.
А он - еще как относился. Причем с слов ровно такого же историка от ФСБ.
http://a-pesni.org/grvojna/kr/a-prizraki.php


В июне 1943 года немецкая разведывательная организация «Цеппелин» забросила на территорию Кожвинского района Коми АССР двенадцать парашютистов. Десант состоял из советских военнопленных, захваченных немцами в начале войны. Но через двое суток десантники застрелили командира группы, бывшего колчаковского офицера Николаева, и сдались случайно рыбачившему у речки Вой-Вож счетоводу молочно-товарной фермы «Развилки» совхоза «Кедровый Шор». Пожилой рыболов привел их к местным чекистам.Этот рядовой эпизод Великой войны в небогатой событиями военной истории Коми Республики подавался на страницах газет и журналов в восторженно-героической тональности. В Москве была издана документальная повесть Александра Рекемчука «Б7-Б7 выходит из игры». На театральных подмостках ставилась пьеса Геннадия Юшкова «Право на жизнь».В этих произведениях целью высадки десанта названа необходимость взорвать железнодорожный мост через Печору. «Но врагу так и не удалось ни на минуту прервать напряженный пульс Северо-Печорской железнодорожной магистрали, этой жизненно важной артерии. Рухнули не мосты, а коварные планы гитлеровцев…»

Кстати, тут на ресурсе есть некоторые уникальные подробности про именно две группы диверов, заброшенные по летечку 1943

http://russia-paranormal.org/index.php?topic=3735.msg26801#msg26801


Выброска была произведена 6 июня 1943 г. около 02.00 по берлинскому времени. В это время года в этих местах стоит полярный день, поэтому самолетам не удалось подойти к точке сброса незамеченными. В тот же день в УНКВД Коми АССР поступила срочная телеграмма из поселка Канин: «Сегодня в 3 часа ночи недалеко от Кожвы на высоте 150–200 метров с севера на юго-восток пролетели без опознавательных знаков два самолета типа „Дуглас“. ТО есть получается, что самолеты пролетели с северо-востока, со стороны Карского моря?!!

Выброска прошла с размахом. Помимо десантников, на парашютах было сброшено 22 грузовых контейнера! В последних находился целый арсенал: 12 пистолетов-автоматов, столько же «парабеллумов», 48 наганов, пять пистолетов, ручной пулемет, ротный миномет, 10 тыс. патронов, около 300 кг взрывчатки в шашках, подрывные батареи, бикфордов шнур, запалы, капсюли, гранаты разных систем, мины противопехотные и магнитные. Кроме того, там были: радиостанция с динамо-машиной, ракетницы, бинокли, саперные лопатки, фонари, топоры, пилы, валенки, унты, полушубки, плащ-палатки, аптечка с хирургическими инструментами и даже накомарники. Запас продовольствия был рассчитан на месяц. Диверсантов снабдили картами с подробными данными о железнодорожных мостах и лагерных пунктах, чистыми бланками различных удостоверений, гербовыми печатями органов НКВД и армейских частей, различными безупречно изготовленными документами на вымышленные фамилии, а также деньгами и продуктовыми карточками.

Все двадцать парашютистов благополучно приземлились, однако при этом разделились на две группы, оказавшиеся на большом расстоянии друг от друга. Одна группа осталась на месте, а другая двинулась на Северный Урал!!!

Один из шпионов по заранее оговоренному условному сигналу застрелил командира группы Николаева. После этого Доронин и радист группы Одинцов, которые, как и все остальные диверсанты, были одеты в форму войск НКВД, отправились на поиски представителей власти, которым они хотели сдаться. На таежной ферме НКВД «Развилка» они убедились, что о высадившемся десанте никто из охранников лагеря даже не подозревал. Вот что потом рассказала следователям медсестра М. Андриенко, находившаяся в тот день на ферме: «Дежурный по лагерю стрелок Сухинин спал, винтовка стояла рядом, дверь дежурки была открыта. Десантники разбудили дежурного. Сухинин принял их за начальство и стал оправдываться. Позвонить по телефону о прибывших начальнику лагеря он тоже не решился. Они позвонили Лазареву сами. Лазарев, конечно, тоже спал…»

Вскоре спешно собранное из стрелков ВОХРа подразделение во главе с политруком В. П. Лазаревым двинулось в тайгу. При подходе к условленному месту командир направил одного бойца в разведку. Его и заметил дозорный десантников, выстрелив из автомата в воздух. Это был условный сигнал для остальных — выходить из леса без оружия. Доронин еще на ферме предупредил об этом охранников. Но то ли не разобравшись, то ли со страху, один из вохровцев стал стрелять на поражение и уложил двух человек.

После этого сотрудники НКВД приступили к дележу добычи совершенно. Они мигом растащили личные вещи, вооружение и снаряжение диверсантов, в том числе сало, шоколад, спирт и ром. После этого оперативники отправились обратно на ферму и стали отмечать «победу» над диверсантами, устроив многодневную пьянку. Вскоре к застолью присоединились прибывшие из Сыктывкара высокие чины республиканского УНКГБ. На скорую руку были составлены рапорты об «операции по ликвидации десанта», о перестрелке и героическом преследовании диверсантов по тайге.

Поскольку высадка десанта в такой глуши была сенсацией, вскоре прибыла комиссия, которой было поручено исследовать все обстоятельства его «ликвидации». Из всего обширного имущества группы комиссия сумела найти лишь пару-тройку банок из-под лимонной кислоты и два носовых платка. Тогда же стало известно и о многодневной пьянке. Десант привел в замешательство местное начальство. Кожвинский район Республики Коми был объявлен на положении повышенной боевой готовности, а охрана всех местных лагерей ГУЛАГа переведена на военное положение.

Но вопрос в том, что никто из начальства даже не поинтересовался судьбой второй группы диверсантов! Видимо решили поберечь погоны! И судьба этой группы до сих пор неизвестна!

Малоизвестным является другой факт. Десантом группы Николаева немцы не ограничились. В конце 1943 г. в районе Сыктывкара был выброшен второй десант числом уже 40 человек, которые также все имели экипировку войск НКВД. И его судьба осталась неизвестной! По имеющимся на сей день данным, эта группа выходила на радиосвязь с немцами в течении нескольких месяцев, но в то же время нет никаких данных и о том, что ее высадка была обнаружена советской стороной и что кого-то из диверсантов задержали. Так что северная глушь до сих пор хранит тайны войны…


И вот в свете этой информации - совершенно не странно, что группу Тарасова тоже скидывают недалече. И от этой группы на месте остается необнаруженное СМЕРШем диверимущество...
А зам. Тарасова - Стахов Николай Михайлович - этапирован в Ивдельлаг. Где при желании найти его и не составит большого труда.

И просто мое рассуждение...
Когда фон Семенова озадачили набором в батальон хипо - кого об туда при своей верткости по-первости набирал/агитировал? Ну наверное тех, с кем наобщался будучи в 7-ой добровольческой горной дивизии СС «Принц Евгений», формировавшейся из воеводинских немцев. Воеводина - эта область Югославии, на которой и Вршац, и Бела Церква. А фон Семенов у нас был - с Хорватии однако. А вот Стахов - как раз с воеводинского Вршаца. Вршац был городом с большим количеством немецкого населения и для счастливого проживания там и бизнеса просто необходимо было знание немецкого языка. Навыки у Стахова Н.М. должны были быть, а если еще и жена немка - то ваще не вопрос.

П.С.Я давно искала горного стрелка, а если перевернуть символику этой дивизии вниз головой, то будет почти свекла...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Кстати, о возможной второй несловленной части Печорского десанта вскользь есть упоминание и в ВИКИ
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%87%D0%BE%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%B4%D0%B5%D1%81%D0%B0%D0%BD%D1%82


Сразу же после сдачи диверсантов руководство НКВД республики приняло меры по встрече и ликвидации возможного второго вражеского десанта. Кожвинский район был объявлен на положении повышенной военной готовности, военизированная охрана лагерей НКВД была переведена на военное положение.


Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Более детальные подробности о Печорском десанте в части количества диверов отсутствуют видимо по причине...обширного банкета и явно упущенных возможностей
https://www.luftfoto.ru/history11.html

Вот что потом рассказала следователям медсестра М. Андриенко, находившаяся в тот день на ферме: «Дежурный по лагерю стрелок Сухинин спал, винтовка стояла рядом, дверь дежурки была открыта. Десантники разбудили дежурного. Сухинин принял их за начальство и стал оправдываться. Позвонить по телефону о прибывших начальнику лагеря он тоже не решился. Они позвонили Лазареву сами. Лазарев, конечно, тоже спал…»
Вскоре спешно собранное из стрелков ВОХРа подразделение во главе с политруком В. П. Лазаревым двинулось в тайгу. При подходе к условленному месту командир направил одного бойца в разведку. Его и заметил дозорный десантников, выстрелив из автомата в воздух. Это был условный сигнал для остальных — выходить из леса без оружия. Доронин еще на ферме предупредил об этом охранников. Но то ли не разобравшись, то ли со страху, один из вохровцев стал стрелять на поражение и уложил двух человек.
После этого сотрудники НКВД приступили к дележу добычи. Они мигом растащили личные вещи, вооружение и снаряжение диверсантов, в том числе сало, шоколад, спирт и ром. После этого оперативники отправились обратно на ферму и стали отмечать «победу» над диверсантами, устроив многодневную пьянку. Вскоре к застолью присоединились прибывшие из Сыктывкара высокие чины республиканского УНКГБ. На скорую руку были составлены рапорты об «операции по ликвидации десанта», о перестрелке и героическом преследовании диверсантов по тайге.
Вскоре, как обычно, было решено начать радиоигру с немецкой разведкой с использованием радиста группы Одинцова. Он передал по рации сообщение, что высадка якобы произошла успешно, группа готова к выполнению задания и ждет прибытия нового десанта. Немцы ответили на радиограмму, попросив при этом уточнить координаты места высадки по карте, выданной командиру группы. Вероятно, это была самая элементарная проверка, не работает ли радист под контролем. И тут неожиданно выяснилось, что пресловутую карту… потеряли в ходе «банкета» и ее нет! Отвечать было нечего, и посему радиоигра закончилась, не успев даже начаться.
Поскольку высадка десанта в такой глуши была сенсацией, вскоре прибыла комиссия, которой было поручено исследовать все обстоятельства его «ликвидации». Из всего обширного имущества группы комиссия сумела найти лишь пару-тройку банок из-под лимонной кислоты и два носовых платка. Тогда же стало известно и о многодневной пьянке. Десант привел в замешательство местное начальство. Кожвинский район Республики Коми был объявлен на положении повышенной боевой готовности, а охрана всех местных лагерей ГУЛАГа переведена на военное положение...


А так-то истории диверов - реально потрясающие


Так, в сентябре в лесном районе между Туапсе и Майкопом был высажен на парашюте австриец по фамилии Плонер. Его задание было следующим: прикинуться перебежчиком-антифашистом, проникнуть в штаб Черноморского флота, войти в доверие к офицерам и устроиться на какую-нибудь должность. После этого ему следовало дождаться какого-либо «важного совещания» и взорвать его! Кроме того, Плонеру нужно было вести разведку и передавать полученные сведения по рации, используя в качестве шифра страницы из книги по истории ВКП(б). Но самое интересное, что этот идиотский план в стиле «Бондианы» сработал! Плонера, рассказавшего байку о том, что он выпрыгнул с парашютом из подбитого немецкого самолета, что страшно ненавидит фашизм и горит желанием активно с ним бороться, приняли на должность чертежника (!) в один из отделов штаба флота. Однако впоследствии «суперагента» подвела самоуверенность, и его все же разоблачили. При обыске у Плонера изъяли большое количество взрывчатки, расфасованной в пакетиках с этикетками «Суп-пюре гороховый» и «Каша пшенная».

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +387/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 4 624
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Кстати о диверах...Есть один такой у Богомолова...Собирательный с его личного чистосердечного признания образ
http://militera.lib.ru/prose/russian/bogomolov/12.html


ОРИЕНТИРОВКИ 1943 ГОДА ПО РОЗЫСКУ МИЩЕНКО
...
В 1933 году во время очередной ходки на территорию СССР, преследуемый пограничниками, проделал семисоткилометровый переход по тайге. При этом, утопив при переправе оружие и продукты, убил самого молодого члена своей группы, мясом которого вместе с остальными питался в течение двух недель.
Всего в 1924-1938 гг. свыше сорока раз проникал на территорию Советского Дальнего Востока. Белокитайцами и японцами неоднократно вознаграждался; в подарок от Чан Кай-ши получил чистокровного арабского скакуна, имел счета в международных банках Шанхая и Гонконга. Поддерживал личные контакты с руководителями белогвардейской эмиграции в Маньчжурии, генералами Семеновым и Власьевским, князем Ухтомским и председателем РФС{62} Родзаевским.
В 1934 году приговором Верховного Суда СССР объявлен вне закона.
В 1938 году, не поладив с японцами, установил контакт с резидентом немецкой разведки в Харбине, германским вице-консулом Гансом Рике. В том же году, показывая свои агентурные качества, нелегально пересек территорию СССР и Польши, перейдя три границы, оказался в Германии, куда впоследствии перебралась с детьми и его жена Изольда, дочь одного из руководителей белоэмиграции, генерала Кислицына.
В 1938-1939 гг. прошел пятнадцатимесячную переподготовку в Берлинской школе немецкой разведки; на занятиях появлялся только в маске.
В 1940 году абвером трижды перебрасывался на территорию Советского Союза, совершил длительные полутора-двухмесячные маршруты в районы Центрального Урала, Москвы и Северного Кавказа.
В январе — мае 1941 года под видом находящегося в командировке капитана органов НКВД фланировал по городам, гарнизонам и железнодорожным узлам Прибалтийского и Западного особого военных округов, собирая сведения о дислокации, численности, передвижениях и боеготовности советских войск.
За двое суток до начала войны переброшен на территорию Западной Белоруссии старшим большой группы агентов, экипированных в форму советских пограничников, с заданием убийства, как только начнутся военные действия, высшего и старшего командного состава, нарушения связи и создания паники в наших оперативных тылах. Вернулся к немцам под Смоленском, совершив за месяц свыше семидесяти терактов и потеряв при этом всего трех агентов.
В последующие полтора года еще десять или одиннадцать раз перебрасывался в тылы Красной Армии старшим группы с заданиями оперативной разведки, а также вербовку агентуры, в том числе среди женщин, связанных с армией и железнодорожным транспортом. Немцами награжден двумя крестами и шестью боевыми медалями. По личному распоряжению Гитлера в порядке исключения получил звание майора германской армии.
В феврале — мае 1943 года — старший преподаватель Берлинской разведшколы абвера. Вел семинары: "Основы маскировки и конспирации в советской прифронтовой полосе", "Переход линии фронта при возвращении" и "Поведение на допросах в органах НКВД", обучал курсантов стрельбе по-македонски. На занятиях появлялся только в темных очках и парике, с усами и бородой.
Настроен яро антисоветски. В совершенстве владеет стрелковым и холодным оружием, приемами защиты и нападения. Не расстается с пистолетом, заряженным разрывными пулями с ядом, вызывающим мгновенную смерть. Представляет особую опасность при задержании.
Словесный портрет: рост — выше среднего; фигура — плотноватая; лицо — овальное; лоб — средний, прямой; брови — дугообразные; нос — средней высоты и ширины, спинка прямая; подбородок — прямой; уши — овальные, противокозелок — выпуклый; глаза — голубые; волосы — светло-русые; шея — средняя, мускулистая; плечи — горизонтальные.
Особые приметы: говорит с уловимым южнорусским акцентом; ноги чуть кривоватые "по-кавалерийски"; в верхней челюсти справа на третьем и четвертом зубах металлические коронки; при серьезном разговоре немного щурит глаза; на спине вправо от линии позвоночника и параллельно ему шрамы от двух фурункулов, расстояние между ними 5-6 см.
Другие особенности: обладает незаурядным обаянием, легко входит в доверие к окружающим; любит охоту и верховую езду; из пищи — трепанг с жареным луком, борщ мясной и бифштекс с кровью. Не курит, алкоголь употребляет в случаях необходимости; физиологические контакты только с нужными для выполнения задания женщинами.
https://stabrk.livejournal.com/153831.html
С Игорем Лученком я знаком, и в 1997 году в Минске во время застолья у наших общих друзей он рассказал мне, что был в Ростовской области и там ему якобы сказали, что Мищенко из моего романа был их земляком. Правда, в рассказе Игоря Михайловича три года назад не было ни памятника «есаулу» и «реальному прототипу», ни «уголка памяти» в клубе «в честь лучшего диверсанта абвера». Меня эта байка тогда крепко позабавила. Дело в том, что Мищенко из моего романа никакого «реального прототипа» не имел. Как и другие образы романа, это образ собирательный, типизированный— «есаула» и «лучшего диверсанта абвера» Ивана Григорьевича Мищенко в жизни никогда не существовало. Фамилия Мищенко была мною дана персонажу по созвучию с фамилией фигуранта самого крупномасштабного за войну чрезвычайного розыска 1943 года— Грищенко. Имя Иван он получил как весьма распространённое в России, а отчество Григорьевич было образовано по первому слогу фамилии Грищенко. Об этом после выхода романа мне пришлось рассказывать ещё четверть века назад, причём не раз. Режиссёр прекрасно знал, что это роман, а не документальная повесть, что все персонажи вымышлены и никакого Мищенко в жизни не было, однако обойтись без сочинительства он уже не может.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92_%D0%B0%D0%B2%D0%B3%D1%83%D1%81%D1%82%D0%B5_%D1%81%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%BA_%D1%87%D0%B5%D1%82%D0%B2%D1%91%D1%80%D1%82%D0%BE%D0%B3%D0%BE_(%D1%80%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD)


«— У меня, — медленно произнес Богомолов — не было прототипов положительных героев… <…> — А вот отрицательных — были… Точнее, был. Так, прототипом Мищенко был известный диверсант по фамилии Грищенко»


Грищенко видимо этот...

http://militera.lib.ru/h/tarasov_dp/06.html

8 марта 1944 года в районе Клинцы Брянской области германский разведывательный орган сбросил разведывательно-диверсионную группу в составе 9 агентов, получивших задание обследовать лесные массивы в районах Клинцы — Унеча — Сураж — Мглин с целью выявления дезертиров из Советской Армии, бывших немецких ставленников и «власовцев» и создания из них «партизанского» отряда для действия в нашем тылу. После приземления агенты трижды пытались установить связь с немецким разведывательным центром, но слабая слышимость не позволяла им сделать это, 11 марта 1944 года диверсанты при попытке оказать сопротивление были арестованы.
Группу возглавлял некий Грищенко, бывший военнослужащий Красной армии, плененный немцами в 1943 году. Находясь в лагере для военнопленных, он был завербован германской разведкой и направлен в Борисовскую разведывательную школу. После ее окончания Грищенко дважды успешно выполнял шпионские задания в расположении частей Красной Армии, за что немцы наградили его четырьмя медалями «За храбрость» и присвоили звание фельдфебеля германской армии,
Грищенко, в прошлом вор-рецидивист, неоднократно судившийся и отбывавший наказание за уголовные преступления, и в расположении немецкой разведки продолжал заниматься своим ремеслом. Пока его жертвами являлись местные жители, гитлеровцы только посмеивались. Но после того, как Грищенко совершил крупную кражу в продовольственном складе разведывательного органа, они забеспокоились и поспешили направить его на советскую сторону с боевым заданием на длительный срок.
Включение изъятой у диверсантов радиостанции в игру представляло для органов советской контрразведки несомненный интерес. Это давало возможность провести рад операций против германской разведки. При допросе радиста выяснилось, что группа получила указание установить радиосвязь в течение первых пяти дней после приземления. Поскольку этот срок уже прошел, было решено до 26 марта 1944 года никаких радиограмм не передавать, а создавать видимость невозможности установления нормальной связи. Радист ежедневно выходил в эфир, вызывал центр противника, но сам заявлял, что ответа не слышит. Таким путем удалось убедить, что причиной отсутствия связи были технические неисправности. 29 марта немецкий разведывательный центр изложил:
«У приемника смените лампы, проверьте анодные батареи, обратную связь поверните за точку генерации».
Продолжая ссылаться на плохую слышимость, советские контрразведчики заставили противника несколько дней передавать эту радиограмму и только после неоднократных повторений с «большим трудом» приняли ее. В ответ на радиограмму о выполнении указанных советов немецкий радиоцентр сообщил:
«За настойчивость в работе выражаю радисту особую благодарность. Лампы пришлем с грузом. Обер-лейтенант».
После установления связи сообщили об «активной работе» агентов по вовлечению в свою группу «скрывавшихся» в лесах дезертиров, бывших старост и полицейских. Поверив, противник предложил агентам использовать завербованных для установления связи с оставшимися в лесах так называемыми «партизанскими группами РОА», которые должны были приступить к активным действиям по выполнению заданий немецко-фашистского командования:
«Поздравляем с пополнением группы преданными людьми. Используйте их для возобновления связи с национальными партизанскими группами».
Советская контрразведка решила использовать создавшуюся обстановку для вызова наиболее подготовленных агентов:
«Пополнение использую, но с людьми надо провести занятия, пришлите грамотных и надежных хлопцев. Требуется обмундирование, документы, оружие, продукты. Ждем».
Легенда оказалась очень удачной: только в апреле 1944 года противник три раза сбрасывал различные грузы. В первый рейс, 5 апреля, самолет доставил три тюка с оружием, обмундированием и продуктами. Кроме того, в посылке находилась запасная коротковолновая радиостанция, номенклатурная ведомость и личное письмо сотрудника германской разведки лейтенанта Стефана. Во второй рейс, 17 апреля, были сброшены четыре тюка с таким же грузом. В третий рейс, 20 апреля, немецкий самолет доставил двух агентов-курьеров — Дорофеева и Карпова, окончивших специальные курсы разведчиков в городе Борисове.
Агенты-курьеры имели задание доставить старшему группы «Уголовники», как она была наименована нами, пакет от Стефана, в котором оказалось 30 тысяч рублей, фиктивные документы, бланки документов, различные печати и штампы воинских частей Красной Армии и советских учреждений, письмо с благодарностью за проделанную работу и письменные указания о необходимости вести наблюдение за перевозками войск и техники по железной и шоссейной дорогам в сторону фронта.
Радиоигра представлялась перспективной, так как открывала широкие возможности для проведения советской контрразведкой различного рода мероприятий, направленных на парализацию подрывной деятельности противника.
Однако вскоре случилось непредвиденное, и радиоигру пришлось прекратить. Виной тому оказался Грищенко. Содержался он в охраняемом помещении на облегченном режиме. По свидетельству сотрудников, которые работали с ним, он характеризовался положительно, проявлял заинтересованность в работе и своим поведением не вызывал никаких подозрений. Безупречное поведение Грищенко явилось причиной того, что контроль за его действиями со стороны оперативных работников был ослаблен. А это привело к тому, что однажды Грищенко, попросив у оперативного работника разрешения выйти из бани «подышать свежим воздухом», скрылся.
Его розыск шел в течение нескольких месяцев, особенно в прифронтовой полосе. Наконец, он был разыскан и арестован.
О своем побеге он рассказал следующее:
«Когда я вышел из бани, на улице стоял ясный и теплый весенний день. Воздух и земля были пропитаны запахами: весны. Вдохнув несколько раз свежий воздух, я очень захотел отправиться в лес, в поле, чтобы вдоволь надышаться весенними запахами. В это время мимо бани проезжала порожняя грузовая машина. Не знаю, какая неведомая сила подбросила меня к ней. Ухватившись за заднюю стенку кузова, я подтянулся на руках и забросил ноги в кузов. Прошло около часа, когда я пришел в себя, сначала хотел выскочить из машины и вернуться обратно, но было уже поздно: ведь мне все равно не поверят, что это был не побег, а мимолетный порыв, навеянный опьянившим меня весенним воздухом. И я решил бежать по-настоящему. Будь что будет»…
Подхватив в пути временную подругу жизни, он стал разъезжать с ней по разным железным дорогам, занимаясь спекуляцией продовольственными товарами. Перевязав руку бинтом, он выдавал себя за раненого красноармейца и при проверке документов брал горлом, обвиняя проверяющих в том, что они шкурники и напрасно пристают к человеку, пролившему кровь за Родину. Как это ни покажется странным, но долгое время он выходил сухим из воды и несколько месяцев безнаказанно жил в свое удовольствие, пока один милиционер, не испугавшись его ругани и угроз, не задержал его.
На этом карьера Грищенко была закончена. По совокупности всех преступлений, которые им были совершены, он был приговорен к высшей мере наказания...


http://militera.lib.ru/prose/russian/bogomolov/16.html
Со всей ответственностью сообщаю, что во время Отечественной войны было по крайней мере три чрезвычайных розыска, которыми интересовался Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин и о ходе которых ему ежедневно докладывали, — это можно без труда проверить по архивам военной контрразведки.
Прототипом розыска группы Мищенко является чрезвычайный розыск резидента-вербовщика германской разведки Грищенко, только в моем романе значительно преуменьшены масштабы розыска: Грищенко ловили не только в тылах двух фронтов, как в романе; его ловили военная контрразведка, все органы государственной безопасности и внутренних дел не только в тылах всех фронтов, но и на всей территории страны. (Поймали Грищенко транспортные органы госбезопасности в Челябинске или Свердловске, за что один сотрудник был награжден орденом Ленина, а двое получили ордена Красного Знамени.)
Должен заметить, что по своей шпионской биографии персонаж романа Мищенко не имеет ничего общего с Грищенко.
 Я не знаю, и возможно, сейчас нельзя точно установить, чем так насторожил И. В. Сталина переброшенный в единственном числе Грищенко, но целую неделю на огромной территории от Белоруссии и до Дальнего Востока творилось небывалое: оперативно-розыскные группы трех ведомств действовали круглосуточно, какой-либо отдых до завершения розыска был запрещен, для поддержания работоспособности оперативному составу выдавалось усиленное питание; о ходе розыска все органы докладывали каждые несколько часов, за поимку Грищенко были заранее обещаны правительственные награды. Это мероприятие, о котором ежедневно докладывали И. В. Сталину (повторяю: в моем романе масштабы розыска по сравнению с тем, что было в действительности, значительно преуменьшены), было столь впечатляющим, что не только бывшие розыскники, но и многие офицеры контрразведки из частей и сегодня, спустя 30 лет, помнят, что Грищенко имел рост 184 см (отчего задерживали и проверяли всех военнослужащих, да и гражданских, высокого роста) и был обут в кирзовые сапоги 43-го размера.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 





Вы можете поддержать работу нашего Форума и оказать этим неоценимую услугу изучению и систематизации накопленных данных об аномальных явлениях, сделав перевод для продолжения хостинга. Мы будем крайне признательны Вам! Сделать пожертвование можно с кошелька Юмани или банковской карты.

Страница сгенерирована за 0.505 секунд. Запросов: 200.