РОССИЯ ПАРАНОРМАЛЬНАЯ

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.


Автор Тема: Ибранное из библиотеки туристических отчетов...Или подсказки из первых рук...  (Прочитано 8654 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...



Пооффтопаю...
Кстати, о Тихомирове

http://sb-l.msk.ru/ABOUT/FP/Tihomirov/t3_.htm

Пушкин сказал: «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности». Рассказ о Володе начну с его дедов – очень типичных предков русского интеллигента.

Дед Иван был дьяконом сельской церкви под Сергиевым Посадом. Имел десять детей. Чтобы обеспечить им возможность учиться, в самом начале ХХ века вышел за штат и переехал в Москву. Возможно, то, что он перестал быть священнослужителем, спасло ему жизнь в годы революции, он умер буквально через несколько дней после рождения Володи, первого мальчика среди внуков.

Дед Василий – родом из Калужской губернии, из большого села Угодский Завод (сегодня это Жуково: знаменитый маршал родился в паре километров отсюда). Для местных жителей издавна традиционными были отхожие промыслы; чаще всего они работали в Москве. Повелось так, что большинство мужчин окрестностей Угодского Завода шло в булочники и кондитеры – из этих мест происходили, например, и знаменитый Филиппов, и министр пищевой промышленности РСФСР Зотов. Но Володин дедушка не последовал этой традиции. Он стал скульптором-лепщиком. Его работы украшают булочную Филиппова, гастроном Елисеева. Проходя переходами московского метро, мы скользим глазами по гирляндам листьев и виноградных гроздьев, вылепленных его руками. У него было тоже десять детей, так, что дядюшек и тетушек у Володи хватало.

Первым поколением, получившим высшее образование, стали Володины родители: Дмитрий Иванович – географ, Олимпиада Васильевна – биолог. Оба стали преподавателями в институтах. Родились дети: в 1930-м – Володя, в 1932-м – Таня. И тут на семью обрушился молот репрессий.

В 1935-м Дмитрия Ивановича арестовали. Статья 58-10: антисоветская агитация. Эту статью вменяли за рассказанный анекдот, за высказанное вскользь замечание, что надоело стоять в магазинных очередях, за одобрительные слова о зарубежном писателе… И вот за подобное «преступление» он был осужден на десять лет. Тяжелейшие условия центрально-казахстанских лагерей. Болезнь, от которой чудом выздоровел. К счастью (это и вправду было счастьем), статья считалась «легкой». Поэтому, когда Дмитрий Иванович в 1941-м попросился на войну, его выпустили. С 41-го по 45-й он на фронте рядовым. И – уже почти невероятное везение – после войны, не пересматривая дело, ему разрешили вернуться в Москву и поступить учителем в школу.

Но власть не была столь гуманной, чтобы репрессировать лишь «преступника». В 37-все, кто жил вместе с ним, были сосланы: жена с двумя детьми, четыре сестры и брат. Для ссылки не потребовалось никаких дополнительных обвинений. Хватило клейма ЧСИР – членов семьи изменника Родины. Так семилетний Володя на долгих девять лет стал ссыльным. Уже отец его работал в Москве, а ссылка продолжалась.

Только в конце 1946 года им разрешили вернуться.
Сосланы они были в Оренбургскую область, сначала в деревню, а потом позволили жить в Бугуруслане. Вроде бы, ужасное захолустье. Однако, начиная с декабристов, на Руси повелось: места ссылки, вопреки воле начальства, становились очагами культуры. Володя с благодарностью вспоминал атмосферу интеллигентности, отличавшую общество ссыльных. А школа была такой, что вернувшись в Москву и перейдя в элитную, как принято ныне говорить, школу, он через полгода смог единственным в выпуске получить золотую медаль.

Еще одно отрадное проявление традиций русской интеллигенции. К Володиной тете Анне Ивановне, замечательной учительнице, приезжала любимая ученица Фрида Абрамовна Вигдорова. Вигдорова тоже была учительницей, затем журналистом, впоследствии прекрасным писателем. И человеком абсолютно бесстрашным. Хотя ей удалось найти повод и приехать в Бугуруслан в качестве корреспондента, все равно: посещать ссыльных, да еще не твоих родственников, да еще в маленьком городке, кишащем осведомителями НКВД, было смертельным риском. Вряд ли можно сомневаться в том, что этот тихий подвиг стал одним из влияний, сформировавших Володин характер. Он до конца хранил об этом благодарную память, как об одном из важных событий своей жизни.

Наконец, ссылка завершилась. С золотой медалью окончена школа. Володя решил пойти в Московский университет. Многие из нас тоже пытались поступить туда. Наивные! На нас лежало клеймо: «нечистая анкета». И всех нас вышибли с порога. Этот храм науки был не для таких. Формальные поводы были разные, результат один.

По счастью государство остро нуждалось в специалистах. Шел 1947 год, страна только-только начинала восстанавливать разрушенное в войну, и уже началась послевоенная гонка вооружений. И наши вожди решили: выделить ряд вузов, связанных с самыми тяжелыми, самыми вредными отраслями промышленности, и принимать туда университетских изгоев. Одной из таких отраслей была химия. Не случайно же позже не слишком опасных преступников вместо тюрьмы отправляли «на химию».

Так Володя стал студентом Менделеевского химико-технологического института – МХТИ. Любопытно: благодаря тому, что в МХТИ брали недопущенных в сонм избранных, в эти годы здесь состав студентов оказался исключительно сильным – ни до, ни после такого не было.
Нам, его однокашникам, уже тогда была видна его незаурядность – то, что отличало его всю жизнь: мощный ум; редкостная сила воли; высочайшее чувство долга, обеспечившее ему одно из замечательнейших человеческих качеств, исключительную надежность; целеустремленность (лишь наполовину шутливым был один из Володиных афоризмов: «поставив перед собой цель, нужно во что бы то ни стало этой цели достичь, даже, если по дороге окажется, что цель была глупой»). И еще: был он удивительно добр и необычайно обаятелен. К нему тянулись все – от годовалых детей до восьмидесятилетних стариков.

В зимние каникулы второго курса произошло событие, сыгравшее решающую роль в его судьбе. Володя впервые пошел в лыжный поход. Пусть простенький, подмосковный,  да и следующий, летний кавказский, был несложным. Но он знаменовал вхождение в туризм – и уж в туризме Володя оставался до последних дней жизни. Сразу же он стал строить себя как туриста. Он вообще всю жизнь строил себя – себя как человека, как специалиста, как туриста. Не обладая природным атлетизмом, он постоянно тренировал в себе и силу, и ловкость, и главное – выносливость. Он до тонкостей изучил (и все время продолжал изучать) все подробности и все новинки туристского снаряжения. Его знание географии во многом выходило на профессиональный уровень. А начало всему этому было положено в студенческие годы.

Потом институт был окончен и пошли две линии его деятельности, линии внешне страшно далекие, но гармонично соединявшиеся в нем: профессиональная работа и спортивный туризм.
Несколько слов о Тихомирове-профессионале. В нем сочетались прекрасное знание химии и технологии и яркий талант инженера. Первых два десятилетия он работал в системе Минхимпрома – в проектных структурах НИИ и затем в отделе экспертизы проектов и смет министерства. Затем еще почти столько же – в Госстрое; здесь на первый план выдвинулась инженерная составляющая его таланта: он расширил сферу разрабатываемых производств, его интересы сместились от технологии в область технико-экономических разработок. Эти же работы он продолжил с 1992 года в АО «Интеринвестпроект». Заслуги его перед химической промышленностью отмечены в 1980 году званием Почетного химика СССР. Оценка его работы на последнем периоде деятельности содержится в официальной характеристике, фрагмент которой процитирую: работал «в качестве руководителя и непосредственного исполнителя технико-экономических разделов ТЭО, обоснования инвестиций, анализов экономической эффективности инвестиционных проектов, разработок схем финансирования строительства, методических материалов и экспертных заключений». В числе его последних разработок такие важнейшие объекты, как один из первых в нашей стране проект соглашения о разделе продукции по Самотлорскому нефтяному месторождению, экономические разделы проектов Балтийской трубопроводной системы и Каспийского трубопроводного консорциума. В этих крупнейших стройках надолго останутся частицы его души.

Но все же главное дело Володиной жизни – туризм. Советский спортивный туризм – явление совершено исключительное и по количеству участников и по роли, которую он сыграл в жизнях тысяч людей. Туристские секции вузов оказывались не столько спортивными подразделениями, сколько клубами и важнейшими центрами культуры. Не счесть тех, для кого друзья, обретенные в походах, оставались самыми близкими на всю жизнь. Многие и многие, сходив в свой первый поход, обнаруживали,  что именно в нем началось их настоящее воспитание. А потом они приносили на слет туристов своих двухмесячных детей, и дети вообще не помнили себя вне туризма.
Тому было несколько причин. Огромные просторы страны; отсутствие частной собственности на землю, что позволяло ходить, где угодно (кроме, разумеется, бесчисленных запретных зон); относительная дешевизна транспорта; почти полная невозможность отдохнуть за рубежом и дефицит мест на отечественных курортах.

Но были еще две особые причины. Первая: в походе человек хотя бы отчасти вырывался из душной атмосферы официального социализма. Если же группа была хорошо знакома, то это чувство освобождения многократно усиливалось. Большинство советских людей, увы, не понимало, как силен был гнет, под которым мы жили. Но попасть из духоты в чистый воздух лесов и гор – это ощущалось и без понимания. А ко многим потом понимание приходило.

Вторая причина: с самого начала во главе туристического движения стояли замечательные люди. И скоро признанным лидером всего отечественного туризма стал Тихомиров. Особенности личности как будто специально предназначили его к этой роли – и его ум, и высочайшая ответственность перед собой и перед делом, и то, что он намного раньше подавляющего большинства осознал смысл удушья, от которого удавалось освобождаться в походах.

Каким наслаждением было общение с Володей, где бы оно ни происходило, у костра в лесу, за столом друзей, у него дома! С ним интересно было говорить обо всем: о художественной литературе, которую он знал блестяще, о музыке, о тех бесчисленных местах, по которым проходили его маршруты, о технике туризма, о политике и истории, и, наверное, самое главное – о жизни души и смысле жизни. Никогда в разговоре не возникали эти выспренние слова: жизнь души, смысл жизни. Но когда говоришь всерьез с таким человеком, неизбежно выходишь на самые высокие вопросы. Только чего не было в нем, так это важности и многозначительности. Какой это был веселый человек! Как легко вспыхивали улыбкой его ярко-голубые глаза! Как любил он цитировать своих любимых сатириков – Гоголя, Ильфа и Петрова, Булгакова! А как он временами совсем по-детски заливался смехом! И еще. Он был оптимистом. Все последние десять лет после конца СССР он был уверен, что народ сумеет выйти из хаоса обломков прошлого и построить достойную жизнь.

Я очень много вынес из бесед с ним. Много лет назад он заставил по-новому взглянуть на историческую роль Витте, Столыпина. От него я узнал множество важных вещей из химической технологии, практики строительства, экономики. Но не это главное. Всякий раз, пообщавшись с ним, чувствовал, что душа очистилась и обогатилась. И не только я это чувствовал. Для моих детей каждая встреча с дядей Володей была событием.

Он не был ангелом во плоти. У него был непростой характер – например, лютая ненависть к луку и чесноку. Зато совершенно не было пошлости. И не было злобы. Он мог ненавидеть по-крупному. Но мелкой злобы, которая так часто отравляет жизнь людей, не было совсем.
И еще. Он был по-настоящему демократичен. В общении для него ничего не значили чины и регалии. Важно было одно: достойный или недостойный человек перед ним. В его отношениях к Анатолию Васильевичу Ляпидевскому, генералу, первому Герою Советского Союза, и к Люсе Беловой, мастеру галошного цеха, главное различие состояло в том, что Ляпидевский был знакомым, а Люся – другом, с которым вместе пройдена не одна сотня километров в походах. Но если бы возникла нужда, каждый из них мог рассчитывать на его доброжелательность и на его надежность.

Не мне рассказывать о Тихомирове-туристе. Я слишком на много отставал от него по спортивному уровню и только раз был с ним вместе в дальнем походе. Пусть это сделают другие, знающие больше меня. Но скорбь у нас общая.

[youtube]http://www.youtube.com/watch?v=3yPtIIrsrxQ&feature=youtu.be[/youtube]
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Поофтопаю дальше...

http://publ.lib.ru/ARCHIVES/M/%27%27Massovaya_radiobiblioteka%27%27/_%27%27Massovaya_radiobiblioteka%27%27_0500-0599_.html#0507





Левитин Ефим Алексеевич, Левитин Леонид Ефимович
(Москва - Ленинград: Издательство «Энергия», 1964. - Серия «Массовая радиобиблиотека»)

https://www.risk.ru/blog/198047


ВЕЧЕР ВСТРЕЧИ ГОРНЫХ ТУРИСТОВ МАИ 6-го АПРЕЛЯ





Алибек 1955 г. Маёвские туристы-горники повышают свою квалификацию. Слева напрво: Юрий Штовба, Никонов, Валентин Сулоев, Леонид Левитин.





Алибек 1955 г. Сидят в первом ряду: слева - Валентин Сулоев, справа - Леонид Левитин.


http://www.sportclubmai.ru/heading/papers/58/
30 лет ЦС туризма
(исторический экскурс, годы 1949-1979)

...
1952
Председатель секции: Рыбин(?) Владимир (зачёркнуто)
Курочкин Борис (зачёркнуто) Рыбин Владимир (ещё раз зачёркнуто)
Мизрохи Владислав
Основные события: 10 групп зимой в Подмосковье. Впервые (1953) в походах участвовали Левитин, Щенников и др.
1953
Председатель секции: Рыбин Владимир (зачёркнуто)
Левитин Леонид Ефимович
Основные события: Проводились слёты весной и осенью. Первый поход на байдарках (или один из первых). Участвовали наши инструктора в плановых маршрутах ДСО "Наука" - 1954; участвовали в школе инструкторов. Первый пеший поход 2 к.т. на Ю.Урале. Поход на Кольский рук.Мизрохи (первый).
В мае 1954 г. начинал ходить В.Сулоев (по Подмосковью).
1954
Председатель секции: Рыбин Владимир (зачёркнуто)
Левитин Л.Е.
Основные события: Сборная института (и "Науки") сделала первопрохождение по Забайкалью (рук.Ильин).
1955
Председатель секции: Левитин Леонид Ефимович
Основные события: Первые зимние походы 2 к.т. (стар.) (плановые "Науки").
Первая школа инструкторов. Маёвцы были посланы в альплагеря (Сулоев, Штовба Ю., Штовба Е., Никонов, Левитин).
1956
Председатель секции: Левитин Леонид Ефимович (зачеркнуто) Никонов Эдуард
Основные события: Маёвцы Сулоев, Левитин в составе сборной "Науки" на Кольском в первопрохождении (лыжи). Летние горные тройки (стар.)
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Ну да вот получается - другие кандидаты были слишком технарями и ни разу не психологами...

Хотя с юмором там и с неуныванием - все в порядке...

Л.Е. ЛЕВИТИН ( из доклада заседания "круглого стола" на тему "Актуальные проблемы развития туризма" 21 мая 2009 года)
"...Я представитель тех туристов (я занимаюсь этим 50 лет), о которых почти ничего не было сказано сегодня. Это самодеятельные туристы, и их высший этап – это спортивный туризм. Я занимаюсь этим с 1951 года, всю жизнь.
... Найдите "Литературную газету" за 1980 год № 33. Там сделано очень хорошее исследование о самодеятельном туризме. Прочитайте, как интересно там представлен туризм. В какой-то мере самодеятельный спортивный турист – это почти идеал человека. Я шучу, но это так. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Поофтопаю...

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28742&page=57









http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28742&page=35









Кстати, Жмуров Василий Иванович - мастером спорта был уже в 1955 году.
Мало того, он был первым мастером спорта по туризму в Вооруженных силах

http://www.sdusshor7.ru/index.php?cat=13&article=240


"...Спортивное ориентирование в Вооруженных Силах нашей страны первоначально получило название «кросс с ориентированием». Армейские спортсмены впервые познакомились с ним в конце 1950-х годов, когда коллективы военных охотников стали проводить соревнования на первенство Всеармейского военно-охотничьего общества (ВВОО). Как правило, такие соревнования проводились по черно-белым выкопировкам с военных топографических карт на угодьях военно-охотничьих хозяйств. Так, в Подмосковье соревнования военных охотников наряду с ориентированием на местности включали элементы туристской техники: установку палатки, разжигание костра и т.п.
Энтузиастами и организаторами таких соревнований в Московском гарнизоне были первый мастер спорта по туризму в Вооруженных силах полковник Жмуров Василий Иванович, мастер спорта по лыжам и туризму, активный участник Великой Отечественной войны, председатель Клуба туристов МВО полковник Лукоянов Петр Иванович, член Всеармейского совета по туризму полковник Пепеляев Евгений Иванович, начальник отдела туризма МВО подполковник Аравин Эдуард Алексеевич, мастер спорта по туризму подполковник Маклецов Александр Григорьевич и другие. В дальнейшем кросс с ориентированием был включен в комплекс военного пятиборья. ..."


В этом вот походе по Чукотке в поисках легендарной Серебряной горы с ним в компании

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=38143&page=1










просто сонм легендарных личностей. Елаховский С.Б.

https://rufso.ru/wp-content/uploads/2017/07/Elahovskiy.pdf


"...19 октября 1999 г. скончался Станислав Борисович Елаховский. Не стало красивого, умного, влюбленного в жизнь и спорт человека, который 30 лет приводил в движение все наше лыжное ориентирование. Это он вместе с Лидией Куклиной (Кривоносовой), также, к сожалению, скончавшейся, представлял в 1972 г. Советский Союз на зимних соревнованиях в Болгарии, которые были проведены впервые под патронажем Международной федерации ориентирования (ИОФ). Участвовали спортсмены из девяти стран. Через год в Финляндии был разыгран первый Чемпионат мира по ориентированию на лыжах. В ИОФ была создана лыжная комиссия, и С.Елаховский несколько лет представлял в ней Советский Союз.
...
Все новации С.Елаховского были развитием его взглядов начиная с середины 60-х годов, когда он начал свой спортивный путь в ориентировании. Часть из них он изложил в книге "Спортивное ориентирование на лыжах", вышедшей в 1981 г. К тому времени его богатая спортивная биография (лыжные гонки,туризм, ориентирование), жизненный опыт (уже прожил полвека), научная деятельность (Всесоюзный энергетический институт им. Г.М.Кржижановского), работа в общественных организациях (Федерация туризма, редакционный совет издательства "Физкультура и спорт", Всесоюзная секция ориентирования, ЦС СДСО "Буревестник", Федерация спортивного ориентирования СССР) позволили обобщить практику зимних соревнований по ориентированию, наметить пути их развития...."


и Москвин Б.В.

"...МОСКВИН  БОРИС  ВЛАДИМИРОВИЧ  (1932 – 2011)

22 июля на 80-м году жизни скончался один из преданнейших туризму и альпинизму товарищей, наш друг Борис Владимирович Москвин, много лет возглавлявший журнал "Турист".
Борис Владимирович Москвин родился 1 февраля 1932 года в Москве. После школы поступил на факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. По распределению в 1954 году уехал на Дальний Восток, работал в газете «Тихоокеанская звезда» (г. Хабаровск). В 1957 г. вступил в Союз журналистов.
В 1958 году друзья Бориса, работавшие в «Комсомольской правде», также выпускники журфака МГУ Борис Панкин, Виталий Ганюшкин и Владимир Гринюк, пригласили его в свою команду. Пять лет Москвин трудился в этой газете. Затем была «Экономическая газета». В 1964 году стал редактором журнала «Турист», продвинулся в заместители главного редактора, а в 1973 году был утвержден на должность главного редактора журнала. Борис Москвин возглавлял журнал в течение 35 (!) лет до 2008 года, но и после ухода с этой должности оставался верен «Туристу», работая шеф-редактором и состоя в редакционном совете журнала до последнего дня.
Борис Владимирович – ветеран журналистики и спортивного туризма, заядлый путешественник, мастер спорта СССР, Заслуженный путешественник России. В 1973 г. был избран председателем Всесоюзной секции журналистов, пишущих о туризме, избирался членом Международной федерации журналистов по туризму (ФИЖЕТ), активно участвовал работе Международного туристско-спортивного союза, выступал с докладами на международных конференциях, организованных ФИЖЕТ.
Туризмом Борис Москвин увлекся еще в школьные годы. Сначала ходил в походы по Подмосковью. В 1948 году совершил свой первый, большой поход на Кавказ, прошел альпинистскую подготовку, совершил ряд восхождений на вершины и получил значок «Альпинист СССР». В дальнейшем он участвовал и руководил многочисленными походами и экспедициями в нашей стране и за рубежом.
Борис Москвин – автор ряда книг: «К ледяному сердцу Урала» (1961), «От Карпат до Камчатки» (1972); путеводителей «Горный Алтай», «Дорогами славы», «По новостройкам пятилетки» и др.
Книга  «На Север один раз не приезжают» вышла в свет в 2011 году, в последний год жизни Бориса Владимировича. Это сборник походных очерков из разных регионов страны: Северного Кавказа и Чукотки, Приполярного Урала и Камчатки; о поездках в Литву и на Байкал. В каждом очерке ставится какая-либо проблема общественно-политического или личного характера. Но главная тема книги – его любимый Шпицберген, который называют райским уголком Арктики, его освоение россиянами в далеком прошлом и настоящем, его уникальная природа.
Борис Владимирович Москвин удостоен ордена «Знак Почета», медалей «Ветеран труда», «За трудовое отличие», ведомственных наград, был лауреатом нескольких творческих конкурсов. За большой вклад в пропаганду и развитие массового и спортивного туризма Центральный совет по туризму и экскурсиям наградил Б.В. Москвина знаками «За активную работу по туризму и экскурсиям» и «За заслуги в развитии туризма и экскурсий»...."

А вот интересно, что ж такой заядлый турист не рванул за репортажем в 1959 году в Ивдель? Помчалася Татьяна Агафонова типа лучший репортер и вернулася ни с чем, без репортажа...


https://www.kem.kp.ru/daily/26322.4/3202503/


"...Газетных публикаций на эту тему мы не нашли ни в одном издании того времени, включая и «Комсомольскую правду». А ведь когда начались поиски и стало известно о гибели первых пяти ребят, лучший тогда репортер «Комсомолки» Татьяна Агафонова вылетела из Москвы в Свердловск, но вернулась ни с чем. «Там не о чем писать», - отчиталась журналистка в редакции. Сама Агафонова пришла к такому выводу, или ее убедили как-то, теперь, после смерти нашей коллеги, остается только гадать...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Очень познавательная инфа и тоже от туристов. Это поход Мартюшева с командою на Приполярный Урал в 1962 году. Цитатну, не удержуся

http://bushuew.ru/index.php/turizm/152-vesnoj-po-pripolyaryu.html







"...Местное начальство в лице товарища Фиш обрисовало безрадостную картину: реки в горах разлились, даже геологи не могут сдвинуться с места, машины стоят из-за высокого уровня воды, «и, вообще, ребята, ехали бы вы домой». Предложение товарища Фиш всех развеселило. Наш начальник, ещё до похода, держал за пазухой второй, запасной вариант маршрута. Боря Мартюшев, отправив телеграммы о запасном варианте и оставив в книге туристов необходимые сведения, дал команду к выходу.
По тундре, к горам, тянется тракторный путь. Дорога, пересекая реки и хребты, подходит к узлу горных вершин во главе с горой Народной. Главной целью похода являлось посещение хребта Малдынырд, знакомство с ледником Малды, восхождение на гору Варсанофьевой. Планировалось два радиальных выхода и сплав по реке Кожим.

...
Мелкомасштабная карта только в общих чертах выдаёт обстановку. Кстати, о картах. О географических особенностях приполярного Урала в конце 19-го – начале 20-го века имелись скудные и отрывочные сведения, несовпадающие между собой карты, основанные на опросах или маршрутно-глазомерных съёмках. Только съёмка генерала Гофмана в 1848 году была привязана к нескольким астрономическим пунктам. Карты обладали достаточными подробностями лишь вдоль западного склона гор. Это объясняется тем, что экспедиция Э. Гофмана, на работах которой по преимуществу и основывались сведения о приполярном Урале, пользовалась обычными путями кочевий оленеводов, проходящими европейским склоном.
«Белое пятно» - восточная сторона Урала была впервые исследована Северо-Уральской Экспедицией Академии Наук СССР и Уралплана в 1926 и 1927 годах ( руководители: Борис Николаевич Городков - ботаник и почвовед; Александр Николаевич Алёшков- геолог).
Экспедиция заполнила пробел между Собью и Войкаром, описала Ляпинский Край, открыла неизвестные хребты и наивысшие вершины уральских гор. А наша карта мало о чём говорит, и спросить-то некого. Редкое население живёт на реке Печоре- народец коми (зыряне), а также потомки русских старообрядцев. Ближе к нам река Кось-Ю, но нам не по пути. Там избы Мезенцева и Денисова, но там локальная война. Охотники не могут поделить между собой промысловые угодья. Таёжник Денисов стрелял в таёжника Мезенцева, но тот «как-бы» простил шалости конкурента. Не близко и район Народной, где много чего роют в горах, и в ту сторону направлены наши стопы.

...
Путь лежит по бесконечным осыпям, часто по воде, снегу. В спину дует холодный ветер, накрапывает дождь. Одним словом - экзотика на высоте! Идём около трёх часов, а перевала не видно. Через каждые четверть часа - пять минут отдыха. Наконец, впереди замаячила перевальная точка. Увидели тур, сложенный из камней, записку не нашли, но оставили свою.
Быстро темнеет, идти по скользким камням рискованно, решено встать на ночлег. Внизу, под хребтом, не позаботились вырубить стойки для палатки. От остервенелого ветра возводим стенку из камней, крепим к стенке верх палатки. Брезентовый домик приобретает неуклюжий вид. Поочерёдно влезаем в палатку, укладываемся на покой. Комфорт никакой: наш домик раскачивается от порывов ветра, со стенок палатки капает вода. Вздрагиваем от холода, лелея одну мысль: доберёмся до тайги, ух и отоспимся. Ночь прошла в полудрёме. Утро не принесло изменений в погоде. По небу плывут, наполненные свинцовой жидкостью, облака. Туман закрыл горы. К вечеру дождь поутих, собираем вещи, уходим вниз по перевалу.
...
На предложение начпупса рубить в фирновом снегу пещеру согласился Вася Гурков, вытащив из рюкзака топор. Боря Мартюшев имел опыт ночёвок в снегу и, видимо, хотел опыт распространить. В конце 50-ых годов, в зимнем походе по Приполярному Уралу, возле горы Сабли, в сильный мороз, туристы - студенты Уральского политехнического института, среди которых был Мартюшев, вынуждены были на ночь соорудить в снегу убежище. Один из участников похода от «холодной ночёвки» жестоко простудился. Вот и нам, перспектива заработать на оставшуюся жизнь какую-нибудь немощь, не поглянулась. Мой рассудительный брат - Валера Анкудинов предложил спуститься до мелколесья и там устроить лагерь. Боря как-то сразу согласился, и все облегчённо вздохнули. Через час мы выискивали в снежной пустыне хоть какие-то дрова для костра, и нашли довольно много топлива - сломанных ветрами ёлочек, карликовых берёзок. Застучали топоры, запела пила. Палатку поставили по всем правилам, только лапника не было. Развели костёр, обсушились, сварили ужин, поели, и снова жизнь показалась доброй тётей. Лезем в палатку. Ветер палатку треплет, валит снег, заметно холодает. Спалось плохо, были судороги, вместо спальников у каждого лёгкое одеяло. Всё снаряжение отсырело, мы дрожали, как загнанные сурки. С утра моё дежурство - разжигание костра, приготовление пищи. С трудом вылезаю из палатки, засыпанной снегом. Ветер не перестаёт дуть, за пеленой снега, за десять метров, ничего не разглядишь. К моему удивлению, угольки вчерашнего костра ещё не угасли.


..."

И это - 1962 год!!!

И да вопрос. Какой запасной вариант был у Дятлова? Чего-то никак он не оговорен представителями маршрутной комиссии, показания которых есть в УД...
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

http://bushuew.ru/index.php/turizm/155-gora-dayushchaya-veter.html


"...Видно ненастье зарядило надолго. У перевала в верховье Ауспии ждём улучшения погоды: в дождь и туман идти по хребту тяжело и опасно. А в мыслях мы давно за перевалом, через курумник и стланик бьём тропу к Отортену...

...
Этот загадочный горный уголок напоминает и о печальном феврале 1959 года. «Паника» - страшное слово, и ребята группы Дятлова не смогли, и никто бы не смог на их месте, со сна, представить памятные с детства, рассказанные богомольными бабушками, картины Конца света, пересилить ужас пылавшего ракетного дива; побежали вниз, к тайге, к своей гибели, были застигнуты горевшим кислородом и ударной волной. А брезентовый домик - верная туристская палатка так и не дождалась возвращения своих хозяев... Прикидываем место последнего ночлега погибших «упишников», убеждаемся, что лагерь был сделан правильно, надёжно, и ничто не предвещало неожиданностей в этой ледяной пустыне.В походе, насколько позволяет маршрутное время, кто-то отдаётся рыбалке или охоте, у кого-то страсть к научному открытию, и у всех - желание увидеть новые края, посидеть у костра, уйти от городского «грошевого уюта». Долгое пережидание непогоды утомляет, куда-то попрятались и звери, и птицы, и рыбы. Сидеть и проедать продукты - дело скверное. Непогода распоясалась, И всё же решаемся двигаться к Отортену. С полной выкладкой поднимаемся на перевал.
Уральский хребет - «в молоке». Дождь не перестаёт, но под рюкзаком идти не холодно. Каменистые склоны прерываются зарослями кустарников, которые обдают нас бодрящим душем. Выходим к восьмиметровому водопаду: за зиму, обильно выпавший снег, летом не успевает стаять, ручьём падает с обрывистого склона. По берегам весёлой речушки поднялись головки золотого корня, шляпки медвежьей дудки, водят хоровод малоприметные северные цветы.
...
В береговых зарослях Гусиного озера порхают куропатки, на пригорках спелая голубика, а в долинах ручьёв - лекарственные травы. Гуся что-то не видать, может на какую горушку забрался или к югу подался. Назавтра, хоть ненастье и продолжается, планируем восхождение. Вечером - традиционный чай с золотым корнем, чтобы шагалось веселее.
...
С утра погода зверская: дождь, туман. Пронизывающий ветер с Отортена (вот оно откуда - Гора, дающая ветер!) бьёт в лицо. Чем выше, тем гуще облачность. Отдыхаем за скальными выступами, и снова - вверх. В тумане всё зыбко и призрачно. Под ногами горная тундра и каменные россыпи. В одном месте потеряли ориентировку. Стрелка компаса лихорадочно вертится. Вероятно, здесь магнитная аномалия, но альпинисты Валерий Анкудинов и Виталий Крохин уверенно идут вперёд. Обходим скалы, похожие на окаменевших гигантских ящеров.
Крутой подъём - и вот вершина. Высота 1182 метра над уровнем Балтийского моря. На скалистой вершине ни тура, ни записок, хотя Отортен не относится к числу редко посещаемых вершин: отсюда туристские группы выходят на реку Печору, через её притоки - Ёльму или Унью, иные идут по хребту в северном направлении к Мань-Пупу-Ньёр - горе Каменных идолов, не уходят только в Северное Зауралье - к Сосьвинскому Молебному Камню, священному озеру Турват, откуда очень не просто выбираться домой.
Оставили на вершине свою записку о восхождении, датированную 10 августа 1987 года. Мы топчемся на стыке Свердловской, Пермской, Тюменской областей и Коми АССР.
..."

Фотки дают понимание о подъеме на Отортен со стороны озера. Т.е. также как и должны были выходить на Отортен дятловцы











Вот нижние два фото как раз очень схожи с фотками из похода Якименко в 1963 году.
Обратили внимание про отсутствие записок даже в 1987 году? Летом!!! Нет ничего!!!
Однозначно, Согрин снимал записку группы Гудкова - с Ворот Отортена.
И больше шибко нигде особо не смотрели. Вот как Типикину глянулись Ворота как место закладки - так и обошлись. Ведь нет воспоминаний ни у кого, что облазали все останцы.
А вот Бушуев же нашел где оставить записку и это не Ворота.
Вот тут вроде как человечек на вершине одного из останцов в ряду их...




Так вот и записка Дятловцев вполне может быть где-то в этом ряду останцов. До сих пор...
Потому что - боевой листок, потому что палатка на склоне, потому что нет дров и все признаки возвращения ГД с Отортена.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

И Бардин такой молодой...

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28614&page=5
Район: Байкал, Байкал:Забайкалье, Прибайкалье
Автор: Азарх; Город:
Маршрут: #523: (По Баргузинской тайге) ст.Байкал = Баргузин = р.Алла = Согзенная = Томпуда = Илогирь = Светлая = Срамная = В.Ангара = Нижне-Ангарск = Улан-Удэ
Тип: пеший; Категория похода: 3
Год: 1956; Месяц:








Упустила укрепить исходные данные по адресу Бардина К.В.
А то непонятно с какого лешего я пробивала по этому адресу хоть какого-нить Василия Бардина, который бы был его отцом.

http://russia-paranormal.org/index.php?topic=5910.msg85825#msg85825

Это на 1955 год. Его отец - еще не реабилитирован...



Район: Карелия, Карелия:Архангельская обл.
Автор: Бардин; Город:
Маршрут: #396: с.Малошуйка = Перингозеро = Калгачиха = Олон-гора = р.Нименга = Пневские оз. = Кожпоселок = р.Онега = Вонгуда
Тип: лыжный; Категория похода: 3
Год: 1955; Месяц:
Тип судна: ; ДСП: нет


http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28677&page=70


В других отчетах эта подробность отсутствует

http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28577&page=32








http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28614&page=7





http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28574&page=5





http://www.tlib.ru/doc.aspx?id=28574&page=43



П.С. Подсказкой на то, что надоть искать московского по рождению родителя - это то, что сам Кирилл Васильевич Бардин


http://portalus.ru/modules/psychology/print.php?subaction=showfull&id=1107443653&archive=1120045935&start_from=&ucat=27&


"...Все, знавшие Кирилла Васильевича, были свидетелями его чрезвычайно разносторонней одаренности: мастер спорта по водному туризму, участник плотовых походов высших категорий сложности и спасательных экспедиций, член Всесоюзной Маршрутной Комиссии, руководитель детского турклуба, воспитавший более 200 юных туристов; знаток русской истории, литературы и архитектуры, который устраивал для коллег и зарубежных гостей увлекательнейшие экскурсии по историческим местам Москвы и других городов России; человек с неиссякаемым юмором. ..."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Сейчас подглядела очень аукающуюся вещь вот по этим ссылкам...

http://pereval1959.forum24.ru/?1-3-0-00000218-000-160-0#026


http://sb-l.msk.ru/ABOUT/Berman/Dnevnik_PPU-60.doc
http://sb-l.msk.ru/ABOUT/Berman/Berman_report_PPU-1961.doc




Это вот из отчета 1960 года

"....Наконец, мы у деревьев. Их три вместе и несколько одиночных. Чахлые лиственницы. Около стволов высокие надувы. Их них удобно выпиливать снежные кирпичи. Девочки пилят, ребята носят. Кирпичи хорошие, большие, отделяются легко. Это первая безлесная ночевка, и сразу такая погода. В вырезах маски на ресницах нарастают ледяные шарики. Они заслоняют глаза, оттягивают веки. Оторвать их можно только с ресницами.
Единственный выход, это оттаивать глаза голой рукой, повернувшись спиной к ветру.
Стена растет не очень быстро. Еще не сработались.
Но обстановка вполне спокойная. Все увлечены работой. Еще никто не замерз. Ветер дует очень сильно и ровно. Кажется, что тихо, но стоя рядом, приходится кричать, что есть силы.
Под палатку уложили лыжи креплениями вниз. Снежная стена кругом, и высотой до самого конька палатки. Оставляем только вход с подветренной стороны.
Теперь проблема отряхнуться. Снег забился во все щели одежды. Все буквально напитано снегом. Попробуй его выбей.
В карманах плотные комки снега.
Вот мы внутри. Горит свечка. 6 человек залезли в общий мешок. Двое дежурных расположились у входа.
Ночевку делали около двух часов, за это время сильно потеплело. Дежурные занялись ужином. Самовар набили снегом и одели на примус. Примус уютно фырчит. От него тепло, но сыро.
 
Ветер колышет крышу палатки, но мы чувствуем себя вполне уверенно. Снежная стена и деревья удержат палатку в любой ветер. На ужин тушенка, сухари, масло, сахар, по кружке горячего какао.
Под шум ветра заснули. Спать тепло.
31/I
Ночью я проснулся. Темно, тихо. Нашел ботинки, переп­равился через первый тубус, в тесном мешке тамбура развязал второй тубус и уткнулся носом в плотный снег. Стал "копаться" вверх. Пришлось пробить лаз длиной в полметра. На улице был дикий ветер. Он шумел как водопад. Несмотря на защиту снежной стены, одежда немедленно пропиталась снегом. Палатку совсем занесло, и она вместе со стеной превратилась в большой сугроб. Снег на палатке был довольно плотный.
Я полез в палатку головой вперед. Пока ноги торчали на улице, ветер успел набить снегом незашнурованные ботинки.
В палатке тепло и тихо. Только очень мокро. Капает с потолка, течет со стенок, течет прямо на мешок. Влаге от дыхания некуда деваться, она возвращается опять к нам. Пробую стряхнуть в крыши снег, но это невозможно.

 Наступил день. Ветер не утихает. Мы ухе рассказали друг другу все смешные истории и стали вспоминать грустные. Позавт­ракали, поужинали, написали "мемуары" и начали спать изо всей силы. Но спать уже трудно. Надоело лежать в тесноте.
Рабочий объем палатки становится все меньше. Палатку сжимает снег. Скаты прогнулись совсем низко. Сооружаем подпорки.
А со стен все течет и течет, и все в мешок. За ужином ели мало, считая, что большего сегодня не заработали. В общем, сидеть так можно. Радости мало, но вполне можно, продуктов тоже хватает. Но время идет. Из-за тракторов мы потеряли один день и вот уже два дня из-за пурги. Кроме того; мы вышли из Кожима на день поз­же. Как бы не нарушить контрольный срок. Снова считаем по дням, снова прикидываем. Впереди за Нидысеем лежит участок пути, о котором мы ничего не знаем. Мы должны иметь запас времени необходимый для того, чтобы не спешить.
 А если еще и там придется сидеть под пургой? Поход еще фактически не начат...

Если перекинемся завтра на Нидысей, то можно еще идти вперед.
Если нет - тракторная дорога и Кожим. Столько трудов, столько надежд...
Северная сторона Манараги, неизвестные перевалы, вот уже второй год не удается к ним пройти. Плохо засыпать с такими мыслями.
 1/II
Ночью ветер стал слабее, но утром был еще достаточно сильным. К середине дня стала появляться видимость. Вообще в такой ветер можно было бы идти, но все влажное. Ни одной сухой рукавички, ни одного сухого носка. Сушиться немыслимо. Сможем ли мы сняться в такой ветерок? Свернем ли палатку? Вся одежда сразу обледенеет. Рискнуть? В крайнем случае, можно будет спуститься в лес, (до него не более 4 км), развести костер. Но тогда потребуется не менее суток, чтобы подготовиться снова к выходу. Нет, лучше ждать. К вечеру ветер совсем утих. Вылезли, размялись, акклиматизировались. Можно сниматься, но скоро ночь.
Перевал мне хорошо знаком по прошлому году. Он прост по рельефу и по ориентировке. Ночью в приличную погоду хорошо видно, а погода обещает быть хорошей. Снимаемся спокойно, можно особенно не спешить.
Вот мы и снова согрелись в пути. Как же здорово идти на лыжах вперед! Мы обязательно пройдем! В этом теперь уверены все.
 
 

Ночь не очень темная. Горы проглядываются на фоне звездного неба. Под ногами все видно хорошо, даже заструги различаются. Вот уже пять часов мы идем в темноте. Все устали. Временами небо затягивается, и начинает идти мелкий снег. Тогда уже ничего не видно. Прижимаемся к левому краю долины (орографическому), поднимаемся на пологую террасу. Перевала еще не видно.
Он и днем тягучий, нудный, а ночью кажется, что долине не будет конца. Подъем пологий, снег плотный, но идем все хуже и хуже. По команде “привал” ребята садятся на задники лыж, не снимая рюкзаков. Почти на каждом привале раздается сахар, масло, лимонная кислота. Перед выходом кто-нибудь один, сняв рюкзак, по очереди поднимает остальных.
Нам тогда было непонятно, почему мы так сильно устали.
Конечно, двухсуточная отсидка под пургой бодрости не прибавляет, но народ сильный, питание отличное, что же случилось? Темнота давит что ли?
Впереди уже смутно угадывается седловина перевала. Но ее можно разглядеть, только зная перевал. Потом видимость пропала.
 Идет мелкий снег. Чтобы не попасть в правый (орографически) кар, прижимаемся к левому склону. Перед перевалом небольшой взлет. Начинаем подниматься вверх. Через несколько минут убеждаемся, что лезем на склон долины, Начинаем спускаться, траверсируя склон.

Заструги неожиданно возникают перед носками лыж. Падаем, поднимаемся. Привал! Все валятся на снег.
Только значительно позже я понял, что, идя много часов подряд и ничего не различая в темноте, группа не видела перед собой цели. Никто не знал этих мест, а то, что говорил один человек, продолжая идти вперед, убеждало далеко не полностью. Но никто не выражал неудовольствия, сомнения или чего-нибудь в этом роде. Все молча шли и одновременно падали по команде - привал.
А перевал уже четко виден, до него совсем близко...
Но проходим 15-20 минут, а он заметно не приближается. Это означает, что до перевала никак не менее 3-х километров.
Это означает, что нам сегодня не дойти. Будем ночевать здесь. Ночь тихая, поставили палатку без стены.
Хлебнули по глотку коньяка и принялись за установку палатки. Коньяк отлично приободрил. Это подтвердили все, и даже Валя, упорно возражавшая в Москве против этого вида "питания"...."

Вот смотрите что имеется из совпадений
- Дятловцы тоже ставили палатку по штормовому (низко) и возможно со снежной стеночкой небольшой из имеющегося от раскопа плотного снега. Возможно - замело во время сна вот так же: превратив палатку и стеночку в один холмик сугробный. Обратили внимание, что группа ощущала только недостаток объема, но не воздуха и не слышала воя ветра? Ну и плюс повышенная влажнасть внутри замурованной снегом палатки, но не холод.
- Стало не хватать объема - стали заботиться о дополнительных подпорках. У ГД - тоже есть такой процесс: его результатом сломанная лыжная палка. О сырости внутри палатки - смерзшиеся комком одеяла, которые вспоминаются всеми поисковиками. Т.е. вполне возможно - в палатке Дятловцев происходил тот же процесс умокания всего. В т.ч. и палатки.
- Заметили, что у группы было два варианта поведения послевыяснения, что все в палатке мокрое, а на улице - морозяка. Либо сидеть дальше и ждать потепления и сушиться на бегу, а палатку сложить мокрой и сушить позже. Либо уходить сразу к дровам к лесу и сушиться капитально, а потом возвращаться. Возможно ведь что ГД выбрала вариант броска к близкому лесу за немедленной сушкой у костра, а палатку оставили досыхать своим ходом на ветру7 Она ведь покинутая - переставала охранять влажность и выветривалась на ветру/морозе как вывешенное белье после стирки.

- Смотрите. Группа вышла на маршрут ночью! В ночь! И двигалась ночью достаточно времени. Только потому что имелось знание, что никаких топоприключений тут быть не может из-за несложности пересеченности местности. На склоне ХЧ тоже особенно не рисковый рельеф за исключением курумника. Который так-то не особо выпячивается на глаза, но при столкновении - очень серьезная угроза травмирования.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Продолжу...
Вот описание одного катаклизма, случившегося при отсидке в палатке из-за неудачной погоды.
Печка топилась! Возгорание видимо от касания с раскаленной печкой...

"....Пройдя вдоль ручья с полкилометра, мы увидели, что подъем на перевал значительно выше, чем мы его себе представляли. На нашей карте перевал не был четко изображен горизонталями, и его относительной высоты мы не знали.
Теперь, начав подъем на перевал, мы увидели, что не сможем выполнить намеченный план.
Печальный опыт ночного хождения мы уже приобрели в начале похода, и повторять его не собирались.
Долина ручья засыпана глубоким снегом. Делать холодную (безлесную) ночевку в рыхлом снегу, при таком морозе, это, по меньшей мере, не разумно. Решили возвращаться назад.
Теперь нужно возвращаться как можно быстрее, чтобы повстречать группу, пока она еще не успеет далеко отойти.
В долину Манараги спустились с предельной осторожностью. Отсюда по готовой лыжне мы бежали изо всей силы.
Группа только что сняла лагерь.
Собраться было очень трудно. Свернуть палатку и запихнуть ее в рюкзак стоило неимоверных трудов.
Мешок не приходилось никуда запихивать, но нацепить на него “сбрую", в такой мороз стоило не малых сил и нервов.
А костра не было, и негде было согреться, работая на одном месте. Было очень трудно. Ребята собрали лагерь, и теперь, одев лыжи, были готовы к выходу.
Нужно было бежать вперед - активно двигаться, - вырваться из мертвых тисков холода.
И тут я сказал ребятам, что надо опять ставить лагерь, что идти сегодня нельзя.
Я ожидал какой угодно ругани, справедливого недовольства, упрека. Но ничего подобного не произошло.
Мы все вместе молча и быстро поставили палатку на старое место, затащили мешок, повесили печку.
Как никогда, я почувствовал на себе колоссальную ответственность перед товарищами, перед нашим маленьким коллективом, достоинства которого было трудно переоценить.
Опять всю ночь жарко топилась печка, и в палатке было достаточно тепло. Но наш мешок совсем намок и замерз.
 Еще во время отсиживания под пургой на ручье Джагал-Яптик-Шор в него натекло столько воды, сколько он не впитал за шестнадцать холодных ночевок предыдущей зимой.
Теперь же он был совершенно непригоден для спанья и мог служить только подстилкой.
Но это была отличная подстилка. Он покрывал весь пол палатки толстым непроницаемым ковром. Снизу было мокро, но тепло. Мы спали полусидя, прислонившись спинами к рюкзакам, разместив их по периметру палатки.
Было очень тесно, но тепло и мы спали.


9/II
Ночью палатка внезапно наполнилась едким удушливым дымом. Это случилось страшно быстро и дежурный, никак не мог понять причины происходящего. Люди начали задыхаться во сне. Раздались беспорядочные крики.
Кто-то настойчиво потребовал нож, чтобы разрезать палатку. Моментально, всплыла в памяти зима 56 года и ночевка в плохой курной избе.
"Нос книзу! К самому полу! Всем оставаться на месте!”
Если бы кто-нибудь, поддавшись панике, ринулся к выходу, он бы неминуемо налетел на раскаленную докрасна печку и, возможно, сорвал бы ее, а тогда пожар был бы неминуем.
 Но все остались на месте. Наступила тишина. Все прилежно дышали, положив носы на пол. Огня не было видно. Дым начал рассеиваться. Вот уже видна горящая свечка.
В тишине прозвучал голос Германа:
- Это я горел.
- Что же у тебя горело?
- Не знаю, что-то в кармане.
- Посмотри в кармане.
Снова наступила тишина. Было слышно, как Герман ощупывает карман. Потом, как-то очень неуверенно, он проговорил: "А его нет”.
Утром были обнаружены два круглых темных стеклышка.
Это все, что осталось от Германовых очков и пластмассового футляра.
Да, лишний раз, мы убедились, что из нашей палатки выскочить нелегко.
 Утром был мороз не меньше вчерашнего...."


Обратили внимание? Герметичная палатка быстро наполнилась едким дымом и народ в паническом состоянии требовал нож чтоб нарушить эту герметизацию.
Только наличие опыта похожей ситуации позволило не изуродовать свое туристское жилище с помощью ножа.
А если представить, что порезали бы? Что дальше? Они там стояли рядом с лесом и костер уже был.
Но выскочили б они на мороз мокренькие и тут же ж бы стали дервенеть от морозяки. А в палатке - задымлено и дышать нечем. Эти б могли быстро организовывать костер...
А если спроецировать эту ситуацию на условия стоянки ГД на склоне ХЧ? Там же тоже погорела Юркина телогрейка на одной их ночевок.





А вот описание появления проблем со здоровьем участника и поведения группы/начальника

"...Мы хотели добежать до кустарника на озере Мал. Балбан-ты. Когда до него оставалось уже  километра три, Валя почувствова­ла себя плохо (заболело сердце).
Двигаться медленно было нельзя.
Оглянулись кругом; голая долина, лед и камни, даже снега очень мало.
Быстро вытащили палатку. Оттяжки привязали к палкам, воткнутым острием в землю, а на веревки у самых палок наложили по снежному кирпичу, выпиленному из маленького снежного надува.
Палатку поставили за пятнадцать минут напряженной работы, но и этих пятнадцати минут хватило, чтобы сильно замерзнуть.
 Особенно трудно было в тесноте холодной, обледенелой палатки подвесить печку и развязать сбрую мешка. Чтобы отстегнуть пряжки, Герман сначала дышал на них.
Сухие дрова и кусок свечи моментально раскалили печку. Оттаяли стенки палатки, постепенно оттаивали и наши организмы Дров хватило на всю ночь и было тепло.


10/II

Утро было тихим и пасмурным. Стало значительно теплее. Осталось три дня до контрольного срока. Осталось преодолеть тридцать километров пути без леса и маленький перевал.
Всю ночь Валя чувствовала себя плохо. Приходилось думать о возможной транспортировке, но пока говорить об этом было рано.
Быстро приготовили на примусе манную кашу, и сразу после завтрака Валя и Эдик тронулись в путь, захватив с собой карту и компас (Валя идти в нормальным темпе не могла).
Они очень медленно шли по долине Балбан-Ю и должны были ждать нас у озера Балбан-ты, если мы их не догоним раньше. (Принимая такой порядок движения, мы экономили время необходимое на сворачивание лагеря).
 Уложить палатку было опять очень трудно, в рюкзак
Запихивали ее вшестером. На этой работе особенно отличались Юра Онуфриев и Борис. Срывая ногти на окоченевших пальцах, они демонстрировали чудеса выдержки и упорства.
И все-таки мы собирались около часа.
До озера Балбан-ты двигались очень быстро; фактически бежали на лыжах. Погода была относительно теплая, пасмурная и тихая. Видимость была отличная.
Подбежав к озеру, к своему большому удивлению мы не обнаружили Вали и Эдика. Внимательно осмотрев все озеро, в километре к северу обнаружили две маленькие фигурки.
Они упорно продолжали идти вперед, пересекая озеро.
Это было настолько странно, что мы даже подумали, что это кто-нибудь другой. Но другим неоткуда было взяться. Мы бросились вдогонку. Неожиданно налетел порыв ветра, поднял снег, затуманил горы. Мы бежали с предельной скоростью.
Валя и Эдик продолжали идти от нас. В следующий момент стало опять тихо, но мы бежали, не сбавляя темпа.
Борис снял палатку и вырвался вперед. Мы взяли палатку и следова­ли за ним. Появилось предложение оставить палатку, но оно было немедленно отвергнуто. Потеряв палатку в пургу, мы мало чем смогли бы помочь идущим впереди и очевидно погибли бы сами.
Валя с Эдиком, а затем и Борис сбылись за ледяным бугром.
Мы продолжали двигаться с предельной скоростью.
 Со стороны перевала на р. Сурась-Рузь появилось белое облако. Оно быстро приближалось к нам. Это надвигался очередной шквал. Вот он налетел на нас и затопил долину белой мглой. Мы уже собрались развернуться шеренгой, чтобы увеличить просматриваемую полосу, как ветер снова упал.
Это был самый опасный момент похода. Каждый из нас много пережил за эти десять минут бешеной гонки. Когда мы выскочили на бугор, навстречу нам вышел Борис, а за ним Валя и Эдик.
Мы так обрадовались, что забыли отругать их. (Анализ этого случая приводится ниже).


Опять налетел ветер, но теперь он нам был не страшен. Мы были снова все вместе.
Пурга налетела на нас. Лыжи скользили на бугристом льду озера, и мы падали. Мы медленно двигались назад к южному берегу озера. Временами ветер ослабевал, и появлялись горы. Когда вышли на берег озера, то от ветра нас заслонил крутой правый склон долины.
Ветер дул с перевала на Сюрась-Рузь-вож. Туда соваться было неразумно. Появилось предложение идти долиной Балбан-Ю на аэродром базы Пелингичей, это более длинный путь к людям, но зато через 15 км мы попадаем в лес и перестаем зависеть от погоды.
Ветер дул с переменным успехом, и мы решили строить снежную стену. Если ветер окончательно наберет силу, то готовая стена нам не помешает; если же он утихнет, то строительство стены - это прекрасный способ убить время.
 Кирпичи пилим в разных местах из надувов за камнями.
Стену выкладываем не спеша, аккуратно, со вкусом.
Вот и готова настоящая снежная крепость, а мы еще всё не при­няли окончательного решения. По инерции поставили и палатку. Залезли в нее, сели на рюкзаки.
Зимой на холоде основной принцип существования человека - это непрерывная активная деятельность. Только десять минут просидели мы без дела в холодной палатке, и группа была настолько деморализована, что уже и речи не могло быть о том, чтобы сегодня идти.
Для того, чтобы окончательно устроить ночлег, необходимо было резко собраться. Это все поняли, и это получилось.
Развернули мешок, повесили печку, вылезли из палатки за дровами. У нас оставалось еще два сухих полена. Вместе с ними кусты горели; правда, иногда дежурные дули в печь.
Мы спали..."

Что характерно...Группа внаглую ходит маршрут ночью...

"...К 16 часам по моск. времени, пройдя 15 км, мы вошли в лес.
Начиная с этого момента, мы шли очень размерено, отдыхая по пять минут через каждый час. На каждом привале мы ели масло и сахар, а два раза и сухари. Так мы шли еще восемнадцать километров до слияния Балбан-Ю и реки Пеленгичей.
Валя прошла этот путь очень хорошо. Борис и Юра Варфоломеев всю дорогу несли палатку и спальный мешок.
Моральное состояние группы было хорошим.
Мы не бежали к людям от холода и усталости, нас просто поджимал контрольный срок.
Была глубокая ночь.
У слияния рек мы вышли на тракторную дорогу. В первоначальном варианте маршрута мы не рассчитывали выходить на аэродром и не знали точно где он находится. Теперь мы должны были решить, в какую сторону идти по тракторной дороге. Направо, в сторону Пеленгичей, дорога уходила круто в гору, налево переходила через р. Балбан-Ю. На дороге не было видно лошадиных следов, и это говорило за то, что аэродром находится между нами и пос. Пеленгичей.
Мы пошли к Пеленгичам, но дорога так круто пошла вверх, что раздались голоса сомнения. Мы устали. Решили остановиться и разведать дорогу в обе стороны.
 Не ночевать же, когда где-то рядом рация, которая может немед­ленно успокоить наших родных и друзей?
Юра Варфоломеев и Эдик соответственно своим предположениям пошли по дороге вниз, от Пеленгичей, мы с Германом полезли в гору.
Дорога круто поднимается. И как только трактора залезают? Наконец, и мы залезли. Вышли на вершину столовой горы. Лес кончился. На нас набросился холодный ветер. Дорогу видно.
Одели маски. Кругом один летящий снег и нигде ни единого огонька: ни наверху, ни внизу в долине. Мы продолжаем идти вперед. Я думаю о том, что отвечу Герману, когда он, наконец, спросит, долго ли мы еще будем идти. Но Герман не спрашивает.
Мы идем вперед. Склон начал медленно наклоняться по ходу, и мы готовы были уже остановиться, как вдруг увидели полосатую “колбасу” ветроуказателя. Она болталась на высоком шесте совсем близко от нас. Мы внимательно огляделись и теперь увидели засыпанную снегом хибару. Сквозь сугроб просвечивалось малень­кое окошко.
Мы сняли лыжи, отряхнули бахилы и, забыв постучаться, вошли.
В маленькой комнатушке, на железной кровати, у стола сидел человек в свитере, ватных штанах и валенках. На столе стояла керосиновая лампа. Он читал книгу...."

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

А это вот из отчета 1961 года...Очень интересное для сравнения...

(П.С. Эти файлы отчетов лежат здесь
http://sb-l.msk.ru/
...
20.02.20 - Отчеты Александра Бермана о лыжных походах по Приполярному Уралу 1960 и 1961 г.г. 
... )

"...Во время спуска с перевала в 15 часов заметили справа на склоне отрога горы Народы людей. Их было двое. Они траверсировали склон с востока на запад над нами.Заметив нас, они начали спуск. Мы направились к ним навстречу.Это были двое ленинградцев, мужчина и женщина. Они вдвоём вышли из Пеленгичей 3 дня назад. Поднимались на Народу.У них была летняя палатка, один спальный мешок и одеяло. Уже двое суток они не ели горячей пищи. Теперь они искали перевал на р.Манарага, рассчитывая по ней спуститься до р.Косью и далее по реке выходить на станцию Косью. Они рассчитывали пройти этот путь за 3-4 дня. Это по Косью-то, засыпанной глубоким снегом.Мы объяснили им, что это невозможно, и что вдвоём проходить этот путь вообще нельзя.У девушки (её звали Валя) от солнца сильно болели глаза. Мы приспособили ей светофильтр от горно-лыжной маски. Ленинградцы приняли наше предложение идти вместе с нами в Пеленгичи.Заночевали на оз.Мал.Балбан-Ты. Ленинградцы спали в нашей палатке. В их маленькой палатке мы сложили рюкзаки. Вечером ленинградцы рассказали нам, что собирались в поход большой группой, но после несчастного случая на Кольском полуострове (февраль 1961г.) в Ленинграде группы не утверждали. Участники разъехались кто куда, а вот эти двое пришли на Приполярный Урал.Мы объяснили им, что при более сложной погоде (допустим в феврале) они потерпели бы серьёзную аварию. Они согласились с нами...."

И вот полезные сведения о причинах и последствиях. Это знание по опыту. А если опыта - не было?

"...Подошли к избе в темноте. Внутри тепло, сухо, горит печь, на ней можно удобно сварить ужин, ночевать решили в избе, но сварить на улице в нашей печке, полезно было попробовать сварить в печке без палатки, на ветру и измерить расход дров.


...Ставим палатку на самом ветродуве. Ставим без стены. Важно сначала укрепить пол, тогда палатку не унесёт. Если палатку надуло ветром, держать нужно только за нижние верёвки (идущие от пола), а верхние бросить. Обмерзлую палатку трепать не будет.


...Строим снежную стену для защиты от ветра.Прежде всего нужно выбрать место для заготовки снежных кирпичей. Удобнее всего делать кирпичи из крутых надувов, которые бывают около больших камней. Если снег мелкий, то это единственная возможность добыть снежные кирпичи.Кирпичи начинают резать из ямы от камня. Обычно достаточно обпилить кирпич с трех сторон, чтобы он легко отделился при ударе ногой по предполагаемой нижней грани. Можно пилить кирпичи и на ровном месте, но первые кирпичи вынимать трудно (приходится выкапывать яму). В надувах снег плотнее, кирпичи крепче и легче отделяются. Если кирпичи при отрыве ломаются, можно подпиливать их снизу. Кирпичи удобно пилить широким фронтом, при этом приходится обпиливать кирпичи только с двух сторон.

...Если направление ветра постоянно, то лучше всего ставить стену на расстоянии ее высоты (обычно 1,5 м). Стена при этом принимает на себя всю силу ветра, палатку обдувают беспорядочные, завихренные потоки воздуха, сметая с неё снег и подсушивая её.Если между палаткой и стеной будет узкая щель, её неминуемо забьёт снегом и палатку придавит. Кроме того, когда вы откопаетесь, палатка будет мокрой и мёрзлой.

...При походах на севере в горах, особенно в феврале месяце, способность быстро построить стену определяет живучесть группы.

...едут дрова - 5 сухих еловых чурбачков диаметром 20-25 см и длиной 10-12 см.( *это н.з дровами* кроме имеющегося сухого бензина и гекса* мое примечание)

...На хребте дул ветер. Мы построили снежную стену. Снежные кирпичи в этом месте отделялись великолепно. Нас настолько увлекла работа, что когда стену строить было уже некуда, был сооружен "туалет" из снежных кирпичей.


...Плотный наст попадался только местами. В основном шли по колено в снегу. Между камней снег очень рыхлый (до пустот) и проваливаешься по пояс. При этом тяжелый рюкзак активно помогает сломать ноги.

...О лавинах применительно к Приполярному Уралу можно сказать следующее: в течение трех походов - в 1959, 60 и 61 гг. мы не видели следов лавин. Во время настоящего похода снежный покров был наиболее мощный не только по сравнению с другими зимними месяцами, но и по сравнению с другими зимами (по словам местных жителей).

Несмотря на это, мы встречались только со следами обвалов снежных карнизов. Карниз большой мощности, падая на склон крутизной 40-80° не увлекает за собой снег, покрывающий склон, а останавливается на склоне крутизной 40°, образуя конус из комков снега. Мы предполагаем, что устойчивость снега вызвана неровной каменистой поверхностью склонов.

...Разведка частью группы зимой - это крайняя техническая мера, которая должна быть оправдана безусловной необходимостью. Сама разведка требует тщательной подготовки. Пока группа вся вместе, она может уверенно и спокойно переживать любую погоду, в условиях почти любого рельефа (имеется в виду подготовленная группа), но стоит группе разделиться, как она уже всецело находится во власти погоды и предусмотреть все возможные обстоятельства воссоединения невозможно. Каждому, кто сколько-нибудь знаком с горами зимой, понятны мрачные возможности растерявшейся группы.

...Из Нидысейского кара мы вылезем на хребет и начнём основную часть маршрута. Устраиваем последнюю репетицию. Мы ставим лагерь на самом ветродуве на ровной приподнятой площадке на дне кара. Мы остановились как раз на пути одного из снежных шлейфов.
Вступив на эту площадку, мы попали в лапы свирепой пурги. Уже не видно гор, не видно солнца, - один снег.
Не успели мы натянуть сверху штормовки, как телогрейки сразу пропитались снегом. Снег забивается всюду: в карманы, в рукава, за шиворот. Нужно очень плотно застегнуться. Хотя температура в пределах 3-5° мороза, голыми руками делать ничем нельзя, - пальцы моментально коченеют. Именно в расчете на подобную обстановку необходимо так продумать все застёжки одежды и снаряжения, чтобы можно было с ними управляться в рукавицах.
Строим низенькую стену с трех сторон (0,7 м), а затем ставим за ней и палатку. После этого стену достроили до высоты 1,5-1,7 м.
Стена стоит близко к палатке (0,5 м), ибо иначе она получилась бы слишком длинной. Стену строили неспеша (более  1,5 часов). Палатка с печкой и с дежурными стояла через 30 минут после остановки.
Во время работы мы не испытывали холода или каких-либо других неудобств. Это объясняется исключительно тем, что был слабый мороз. При температуре уже ниже 10-15° обстановка была бы исключительно тяжёлой, а при плюсовой температуре мы бы моментально промокли насквозь и замерзали бы ещё быстрее.


...Стена у нас высокая почти до конька и с трёх сторон от палатки, но последняя так трепещет, что становится страшно.Действительно страшно засыпать: вдруг не выдержит палатка и лопнет. Невольно в голове возникает яркая картина того, что последует за этим. Да, палатка должна быть очень прочной, нечего жалеть лишний килограмм.
Штормовые костюмы на ночь сняли, но вместе с ботинками держим их наготове.
Приготовлены были и фонари.
Мы надеялись на палатку, но она уже много ходила и в конце концов когда-нибудь ведь порвется.

Спим спокойно, тепло, все тревоги забыты. Иногда палатка будит нас, оглушительно хлопая скатами, но это уже не беспокоит. Крылья палатки занесло снегом, изнутри она мокрая. Мешки защищены от влаги рюкзаками. Сохранить мешки сухими, это для нас самое главное. С мокрыми мешками на хребет подниматься нельзя.
К утру пурга стала тише, но идти ещё нельзя. Сварили половинный завтрак.
Ветер ещё слабее. Он уже не поднимает снега. Небо проясняется и наконец к 11 часам времени Пеленгичей палатку осветило солнце. Моментально наружу были вытащены мешки (почти сухие), рюкзаки и другие мокрые вещи. Ветер и солнце моментально сушили всё. Палатку чистим от снега. Она тоже быстро сохнет.
Мы получили возможность высушиться после пурги - это большая удача.


...Сегодня едим половинный рацион. Когда идешь по интересному маршруту, о еде можно забыть, но, когда лежишь целый день в спальном мешке, кушать очень хочется. Это просто от безделия.При таком сидении под пургой нужно придумать какое-нибудь дело.
Палатка изнутри понемногу начала рваться. Ее быстро зашили. Распилили на дрова лыжи от нарт. А до ужина было еще далеко-далеко.


...Перед выездом в поход многие пугали нас никем не виданной пургой на хребте. Теперь нам предстояло это испытать. Идём дальше.Перед самой "дорожкой" остановились посоветоваться. Предлагаю идти дальше и заночевать на восточной вершине Ни-дысейского кара. Она открыта со всех сторон, плоская и ровная.
Интересно, что там творится сейчас?

Пусть читателя не введёт в заблуждение это спокойное повествование. Пурга на хребте - очень серьёзная вещь. Нужно учесть, что: во-первых, было тепло (в феврале в такой обстановке приходится отчаянно напрягать и нервы и мышцы); во-вторых, мы были хорошо снаряжены; в-третьих, у нас был уже большой опыт хождения в пургу и организации ночёвок при очень сильном ветре.
И несмотря на всё это мы дальше не пошли.
Чтобы идти в такой ветер на вершину, необходимо горячее желание со стороны всех участников без исключения. Даже самое незначительное принуждение хотя бы одного участника в подобных случаях является совершенно недопустимым.
Несколько человек не высказывали энтузиазма по поводу ночёвки на вершине, и мы остались ночевать там, где остановились для совета.


...Последние дни мы топили печь сухим бензином. Это очень удобно. На приготовление первого и второго блюда из снега уходило у нас около одного часа.

...
Снаряжение:
1. Палатка двухскатная, двойная. Описана в отчёте В.Тихомирова (№ 801)
2. Палатка – "памирка".
3. Спальные мешки:
4-х местный пуховой. Вес 4,5 кг.
3-х местный пуховой с паралоновым низом. Вес 4 кг.
4. Печка. См.чертёж.
На 10-ти безлесных ночёвках мы приготовили 20 обедов из 2-х блюд. На это ушло топлива:
а)    4 чурбачка еловых диам. 20-25 см., выс. 10-12 см.
б)    две прыжковые лыжи (от нарт)
     одна простая лыжа.
в)    3,5 кг сухого бензина.
На 11-й ночевке на озере мал.Балбан-Ты топили кустиками. 1,5 кг сухого бензина принесли в Пеленгичи.
5. Нарты (см. отчёт 811)
6. Ножовки 2 шт.
7. Двуручная пила 1 шт.
(её всю дорогу собирались кинуть, да так и дотащили)
8. Топорик-молоток 1 шт.
9. Маленький топор - 1шт.
10. Альпинистское снаряжение
Ледорубы   - 2 шт.
Кошки - 7 пар
Верёвка основ. - 40 м.
Верёвка вспомогательная - 40 м.
Репшнуры - 7 шт.
Крючья скальные - 8 шт.
Крючья ледовые(2 стальн. и 2 титановых)
Карабины - 6 шт.
Лыжных палок со съёмными кольцами 5 шт.
(альпенштоки)
Термитные спички и шашки.
11. Горючее:
а)    5 кг. сухого бензина
б)    1,5 кг. Гексы
12.   Запасные лыжи - 2 шт.

Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Аварийный план этой группы. Насколько б он совпадал с аварийным планом Дятлова?

"....Решено оставить в лагере двух человек, а пятерым попытаться за 6 часов траверсировать кар. Такую исключительную возможность нам предоставляла вторая палатка и четырехместный пуховый мешок, в который при необходимости могли влезть 5 человек.
Кроме того, мы взяли с собой:
1) 1 ножёвку;
2) Основную верёвку 40 м;
3) вспомогательную верёвку 30 м.
4) репшнуры, пояса (на обвязку каждому)
5) кошки 5 пар;
6) крючья ледовые 4 шт.;
7) скальные 6 шт.
8) топор-молоток;
9) 2 ледоруба ;
10) Гекса 1,5 кг;(*сух.горючее* мое примечание)
11) 2 котелка ;
12) термитные спички 20 шт., термитные шашки 5 шт. (для сигнализации за неимением ракет).
13) аптеку (часть).

Вышли на лыжах. 4 лыжные палки имеют съёмные кольца и превращаются, таким образом, в альпенштоки.
В лагере остались Саша Першиков и Соня Хусид. Почти всё время они будут видеть группу. Если погода испортится, они должны ждать нас в палатке. Если после дня хорошей погоды они не увидят группы, они должны выходить (но не ранее, чем через 3 дня с момента разделения) на тракторную дорогу пройденным путём за одни сутки, взяв с собой:
а) трёхдневный запас продуктов;
б) спальный мешок (3-х местный);
в) ножёвку;
г) топор;
д) карты (естественно, не игральные);
е) компаса;
ж) телогрейки.
Остальное всё оставить вместе с палаткой.
Имея ножёвку, спальный мешок и брезентовый чехол пришитый к мешку, они могли (в случае крайней необходимости) организовать безлесную ночёвку.
Выйдя на дорогу, они должны двигаться к избе на р.Дурной где есть рация (ещё день пути). В случае встречи тракторов они должны передать на Дурную сообщение об аварии и координаты группы, а на одном из тракторов сразу подниматься по р.Хамбол-Ю и далее пешком сюда.*)
*) Конечно, никто из нас не верил в возможность аварии, но тем не менее указанный план был разработан и принят достаточно серьёзно...."
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Да вот...Интересный момент. В чем вписывал в проект похода количество терминита Игорь Дятлов. Это ведь аналог гекса


http://tovarslovar.ru/943geksa.html


"...ГЕКСА, горючее в таблетках,- товарное наименование таблетированного технического уротропина (см.); относится к группе химических товаров (см.). Применяется в домашнем быту и в дороге как сухое горючее для разжигания примусов, разведения костров, подогрева пищи и т. п. Гекса представляет собой таблетки белого или желтовато-серого цвета, круглой или прямоугольной формы, весом 10 г. Таблетки легко зажигаются от спички и горят спокойным желтовато-голубым пламенем, напоминающим пламя спирта в спиртовке, и не оставляют после себя золы...."

http://pandia.org/419315/19/
"...ЦВЕТНЫЕ ОГНИ. Делать на стоящие фейерверки сложно и небезопасно. Но ты можешь сде­лать безопасные цветные огни и сжечь их во время праздника у пионерского костра или у елки. В небольших количествах их можно сжигать не только на улице, но и в помещении.
Для приготовления огней тебе понадобится сухой спирт. « терминит », азотнокислый ба­рий, азотнокислый стронций и некоторые другие вещества. Каждое вещество нужно растолочь отдельно в фарфо­ровой ступке до получения тонкого порошка.
Для зеленого огня смешай терминит с азотнокис­лым барием (в равных количествах). Храни порошки, их смеси в стеклянных баночках с притертыми проб­ками, так как они боятся сырости.
Сжигай смеси на металлических листах или на кирпичах. Насыпь смесь горкой диаметром 80 — 100 мм, высотой около 20 мм и подожги спичкой. Хорошо просушенная смесь дает яркий, чистый и кра­сивый огонь. Попробуй сделать огни другого цвета. Запомни, что пламя окрашивается:
в желтый цвет — хлористым натрием (поваренной солью),
в лиловый — углекислым калием — поташом,
в синий — азотнокислой медью...."

На летний период он в Кавказский поход вписывает 12 шт






А на зимний на Северный Урал




Чего уж так жмотно?

Самое интересное, что по идее Темпалов должен был бы интересоваться наличием горючего в оставленной палатке и фиксировать демонстративно. Потому что тогда - более прозрачен вопрос про возможность принятия горячей пищи (хотя бы воды) и установки печки. Ведь не обязательно палить в ней дрова, как и не обязательно устанавливать в подвешенном состоянии (что при штормовой установке и не допустимо).
А вот на стоящей на поддоне на полу палатки вполне можно на нескольких таблетках чего-нить разогреть. А после остывания - спокойно собрать опять в чехол, потому что - золы нет.

"...Пурга не ослабевает. Как ни странно, но мы уже не очень тяжело переживаем отсиживание в палатке. Мы уже начали привыкать.
Горючего хватает, продуктов тоже. Наша печка работает великолепно и два раза в сутки кормит нас горячим обедом из двух блюд (утром и вечером. Днём едим всухомятку)...."(с) Отчет Бермана 1961г.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"

Почемучка

  • Маршал Форума
  • ****
  • Оценка : +386/-1
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 3 404
  • Невидимое глазу - всегда видно сердцу...

Да вот...Интересный момент. В чем вписывал в проект похода количество терминита Игорь Дятлов. Это ведь аналог гекса


http://tovarslovar.ru/943geksa.html


"...ГЕКСА, горючее в таблетках,- товарное наименование таблетированного технического уротропина (см.); относится к группе химических товаров (см.). Применяется в домашнем быту и в дороге как сухое горючее для разжигания примусов, разведения костров, подогрева пищи и т. п. Гекса представляет собой таблетки белого или желтовато-серого цвета, круглой или прямоугольной формы, весом 10 г. Таблетки легко зажигаются от спички и горят спокойным желтовато-голубым пламенем, напоминающим пламя спирта в спиртовке, и не оставляют после себя золы...."

...

Самое интересное, что по идее Темпалов должен был бы интересоваться наличием горючего в оставленной палатке и фиксировать демонстративно. Потому что тогда - более прозрачен вопрос про возможность принятия горячей пищи (хотя бы воды) и установки печки. Ведь не обязательно палить в ней дрова, как и не обязательно устанавливать в подвешенном состоянии (что при штормовой установке и не допустимо).
А вот на стоящей на поддоне на полу палатки вполне можно на нескольких таблетках чего-нить разогреть. А после остывания - спокойно собрать опять в чехол, потому что - золы нет.

"...Пурга не ослабевает. Как ни странно, но мы уже не очень тяжело переживаем отсиживание в палатке. Мы уже начали привыкать.
Горючего хватает, продуктов тоже. Наша печка работает великолепно и два раза в сутки кормит нас горячим обедом из двух блюд (утром и вечером. Днём едим всухомятку)...."(с) Отчет Бермана 1961г.

Во-о-от. Бывалоча уже так, причем в опыте Игоря Дятлова

"...Накануне мы побывали на Народной и теперь шли к Манараге, но отыскать перевал в нужную долину не смогли: помешали облака. Сумерки застали нас на краю плато Руин, круто обрывавшегося в долину Народы. Тут же на краю плато и заночевали: лес внизу не просматривался.
Пока ребята на перевернутые полозом вверх лыжи ставили палатку, мы с Игорем Дятловым ходили в разведку. Она ничего не дала. Мы вернулись в лагерь и там, в палатке, обсудив положение, решили, что единственная возможность перевалить к Манараге - искать перевал в верховьях Народы. Спали, в общем, сносно. Было не так уж холодно, но еще с вечера очень хотелось пить: натаянной на сухом спирте воды пришлось лишь по кружке на брата..."(С) В.Якименко УС №1 за 2009 г.
Записан
Из пункта А в пункт В летела на метле, на новенькой метле
Ведьма не старая, но очень усталая...
Летела не спешила, по ходу ворожила:
"Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?
Цыпы, цыпы, цыпы, цыпы... Где вы мои принцы...пы ?"
 

Страница сгенерирована за 0.57 секунд. Запросов: 166.